Научная статья на тему 'Метафорический образ «Титаника» в масс-медийных политических текстах'

Метафорический образ «Титаника» в масс-медийных политических текстах Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
175
13
Поделиться
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТЕКСТ / ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС / ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ / ПРЕЦЕДЕНТНЫЙ ФЕНОМЕН / ПРЕЦЕДЕНТНОЕ ИМЯ / МАСС-МЕДИЙНЫЙ ДИСКУРС / ТРАНСФОРМАЦИЯ / МЕТАФОРА / СЕМАНТИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ / СЕМАНТИКА / POLITICAL TEXT / POLITICAL DISCOURSE / POLITICAL COMMUNICATION / PRECEDENT PHENOMENON / PRECEDENT NAME / MASS-MEDIA DISCOURSE / TRANSFORMATION / METAPHOR / SEMANTIC COMPONENT / SEMANTICS

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Сегал Наталья Александровна

В статье рассматриваются механизмы языковой репрезентации прецедентного имени «Титаник», выявляется специфика их функционирования в масс-медийном дискурсе. С целью описания коммуникативно-прагматического содержания политического текста в данном исследовании предлагается тематическая и семантико-грамматическая классификация конструкций с учетом замещенного стержневого компонента и прагматических установок адресата. В статье утверждается, что изменение семантики конструкций проходит не только на денотативном, но и на коннотативном, прагматическом уровне, где прецедентная единица «Титаник» приобретает новые семантические признаки.

Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Сегал Наталья Александровна,

METAPHORICAL IMAGE OF “TITANIC” IN MASS-MEDIA’S POLITICAL TEXTS

The article deals with the mechanisms of linguistic representation ofprecedent name “ Titanic ” and specifics of its operation in mass-media discourse. The main objective of the research was to describe the communicative-pragmatic content of political text as well as thematic, semantic and grammar classification of constructions involving the replaced core component and pragmatic attitudes of the recipient. The author believes that change of semantic structure takes place not only on denotative level, but also on connotative and pragmatic level where the precedent name “Titanic” acquires new semantic features.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Метафорический образ «Титаника» в масс-медийных политических текстах»

УДК 82-92.000.32: 81 '373.612.2 : 81 '373.2 ББК 81.053.16 : 76.005.2

Н.А. Сегал

Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского, Симферополь

МЕТАФОРИЧЕСКИЙ ОБРАЗ «ТИТАНИКА» В МАСС-МЕДИЙНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ

В статье рассматриваются механизмы языковой репрезентации прецедентного имени «Титаник», выявляется специфика их функционирования в масс-медийном дискурсе. С целью описания коммуникативно-прагматического содержания политического текста в данном исследовании предлагается тематическая и семантико-грамматическая классификация конструкций с учетом замещенного стержневого компонента и прагматических установок адресата. В статье утверждается, что изменение семантики конструкций проходит не только на денотативном, но и на коннотативном, прагматическом уровне, где прецедентная единица «Титаник» приобретает новые семантические признаки.

Ключевые слова: политический текст, политический дискурс, политическая коммуникация, прецедентный феномен, прецедентное имя, масс-медийный дискурс, трансформация, метафора, семантический компонент, семантика.

N.A. Segal

V. I. Vernadsky Crimean Federal University, Simferopol

METAPHORICAL IMAGE OF "TITANIC" IN MASS-MEDIA'S POLITICAL TEXTS

The article deals with the mechanisms of linguistic representation ofprecedent name " Titanic " and specifics of its operation in mass-media discourse. The main objective of the research was to describe the communicative-pragmatic content of political text as well as thematic, semantic and grammar classification of constructions involving the replaced core component and pragmatic attitudes of the recipient. The author believes that change of semantic structure takes place not only on denotative level, but also on connotative and pragmatic level where the precedent name "Titanic" acquires new semantic features.

Keywords: political text, political discourse, political communication, precedent phenomenon, precedent name, mass-media discourse, transformation, metaphor, semantic component, semantics.

Появление новых образов и сценариев, расширение арсенала медийных продуктов, направленных на формирование общественного мнения, предполагают широкое использование образных средств. Такие тенденции привели к возникновению теории прецедентности - направления, изучающего «культурную память» народа посредством известных и культурно маркированных единиц. Прецедентные имена вмещают в себя определенную информацию, известную всем представителям целевой аудитории, и ассоциативно-образный потенциал, формирующий читательское мнение. Именно прагматическая установка прецедентных имен и представляет наибольшую ценность для автора медийного текста.

Целью данной статьи является установление семантико-прагматического потенциала прецедентного имени Титаник в текстах русскоязычных СМИ.

Как справедливо отмечают исследователи, в масс-медийных текстах наблюдаются две противоположные тенденции: с одной стороны, стремление к максимальной свободе и проявлению творческой индивидуальности автора; с другой, - активное

использование уже зарекомендовавших себя способов выражения мысли, что позволяет хотя бы отчасти скрыть авторскую субъективность и соотнести свой текст с существующим [12, с. 5]. В работах А. П. Бабушкина, В. Н. Базылева, Э. В. Будаева, Н. В. Васильевой, М. Б. Ворошиловой, Д. Б. Гудкова, Е. А. Земской, В. И. Карасика, Ю. Н. Караулова, В. В. Красных, В. М. Мокиенко, Е. А. Нахимовой, Е. С. Отина, Г. Г. Слышкина, А. В. Суперанской, А. П. Чудинова, Т. В. Шмелевой выделяются ценные и значимые аспекты в структуре и семантике имени собственного, функционирующего в контекстах на уровне вторичной номинации. Вслед за Ю. Н. Карауловым под прецедентными феноменами мы понимаем «готовые, интеллектуально-эмоциональные блоки, значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношении, имеющие сверхличностный характер, т.е. хорошо известные и широкому окружению данной личности, обращение к которым возобновляется неоднократно в дискурсе данной языковой личности» [5, с. 216].

Характеризуя специфику прецедентных единиц, Д. Б. Гудков разграничивает денотативное (интенсиональное) и коннотативное (экстенсиональное) употребление прецедентного имени [1, с. 154]. В исследованиях подчеркивается, что экстенсиональное значение можно охарактеризовать как аналог метафорического значения, при этом для восприятия и интерпретации текстов необходимым является использование и денотативного, и коннотативного аспектов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Как отмечают ученые, «эпоха мозаичного, клипового сознания требует и соответствующих ей форм отражения, феномен же прецедентное™ как нельзя лучше отвечает духу времени. Вместе с тем следует признать, что невербальные формы прецедентное™ практически не исследованы, хотя идея о том, что вторичными могут быть не только вербальные тексты, но и тексты, использующие другие коммуникативные коды, высказывалась в науке неоднократно» [11, с. 202]. Так, Ю.М.Лотман как примеры переключения из одной системы семиотического сознания текста в другую приводит цитирование текстов скульптуры, живописи, хроникальных кадров [9, с. 66-70].

В качестве средства установления и поддержания контакта адресата и адресанта речи путем своеобразной проверки их «коммуникативного равенства», прецедентность создает особый тип экспрессии, который, как считает В. Г. Костомаров, «не может не быть востребованным в газетном тексте с его равноправной ориентацией на экспрессию и стандарт» [10, с. 71]. Отсылка к прецедентным единицам, отмечает Ю. Е. Прохоров, «имеет как прагматическую направленность, выявляя свойства языковой личности, ее цели, мотивы и установки, ситуативные интенциональности, так и лингвокогни-тивную, реализация которой включает личность в речевое общение именно данной культуры на данном языке» [13, с. 155-156].

Как отмечают исследователи, прецедентный текст представляет собой развернутую, преобразованную, гипертрофированную метафору, сравнение. По замечанию В. Б. Кашкина, в политическом дискурсе «прецедентный текст всегда формирует некий концепт, социопсихическое образование, характеризующееся многомерностью и ценностной значимостью» [6, с. 344]. Л. П. Дядечко подчеркивает, что «фраза из известного текста воспринимается носителями языка как имеющая особое свойство неоспоримой авторитетности. Привлекательная сила единицы со знаком авторства предсказывает реакцию собеседника (при наличии общей когнитивной базы), и поэтому говорящий [... ] пополняет свой прагматикон, использует их как экспрессивное средство» (перевод мой - Н. С.) [4, с. 16-17].

В масс-медийном дискурсе прецедентные конструкции используются как в трансформированном варианте, так и с сохранением своей формы. По замечанию К. Н. Дубровиной, в стилистических целях устойчивые конструкции могут функци-

онировать с такими характеристиками: «1. Вообще без трансформации, то есть и их форма и семантика сохраняются в кодифицированном виде; при этом стилистический эффект возникает в результате взаимодействия фразеологизма с контекстом. 2. С частичной трансформацией: изменяется семантика при сохранении формы фразеологической единицы. 3. Также с частичной трансформацией, но в данном случае изменяется форма фразеологизма при сохранении его семантики. 4. С полной трансформацией и формы, и семантики фразеологизма» [3, с. 100].

Исследователь А. П. Чудинов отмечает, что прецедентные феномены в политических публикациях позволяют «сделать сообщение более ярким, привлекающим внимание и одновременно ввести в изложение элементы языковой игры, предложить читателям для кого-то прозрачную, для кого-то достаточно сложную загадку. По своим функциям и восприятию прецедентные феномены во многом сходны с метафорой» [15, с. 29].

Масс-медийный дискурс в силу своей интерактивности и общедоступности представляет собой идеальную среду функционирования прецедентных феноменов разного типа. Как отмечают исследователи, это обусловлено тем, что «на страницах газет раньше всего формируются и новые понятия, и новые слова, и новые выражения. Именно в языке газеты легко прослеживаются все малейшие изменения в семантике слова, в его стилистической окраске» [7, с. 11]. Для масс-медийных текстов характерно не только возникновение новых слов и выражений, но и трансформация уже имеющихся языковых единиц, придание новых смысловых оттенков, расширение их синтагматического, парадигматического и эпидигматического потенциала. Активизация изменений в языке современных масс-медиа, появление новых источников прецедентности позволяет установить структурно-семантические типы трансформации прецедентных феноменов и особенности их функционирования в политическом дискурсе. Такие конструкции определяются В. Н. Телия как «стереотипный образно-ассоциативный комплекс» [14, с. 30], направленный на формирование определенных прагматических установок читателя-адресата.

Значимость прецедентных конструкций именно для масс-медийных текстов, по мнению Е. А. Дрянгиной, определяется тем, что прецедентные феномены способствуют адекватному пониманию производимого текста и его большей эффективности [2, с. 165]. Отметим, что эффективным является формирование у адресата как положительной, так и отрицательной оценки факта политической действительности.

Публицистика не выстраивает особой модели восприятия действительности, но опирается на житейскую живую картину мира, разрабатывая более глубоко отдельные ее участки. Поэтому главной функцией прецедентного феномена в политическом тексте является воздействие на адресата за счет апеллирования к уже закрепившейся в его сознании устойчивой конструкции. Источниками таких конструкций могут быть различные сферы, обращение к которым поможет объективно воспринимать текст в политическом дискурсе. Одной из разновидностей прецедентных феноменов, по мнению исследователей, является прецедентное имя, которое определяется как индивидуальное имя, связанное или с хорошо известным произведением, или с прецедентной ситуацией, хорошо известной носителям данного языка. Прецедентные имена составляют значимую часть национальной языковой картины мира и создают систему ценностей и антиценностей той или иной нации, которая регулирует поведение представителей социума, объединяя «своих» и противопоставляя им «чужих». Прецедентное имя как лингвокультурологическая единица обладает символической, экспрессивной, коннота-тивной функциями и может передавать культурную информацию.

Каждое прецедентное имя обладает совокупностью отличительных или дифференциальных признаков. В. В. Красных отмечает, что эти признаки составляют определенную систему [8, с. 62-85]. Прежде всего, таким дифференциальным признаком прецедентного имени является характеристика по внешности описываемого лица (или же внешнему описанию предмета), а также по внутренним характеристикам. Прецедентное имя может представлять собой конструкцию, состоящую из одного или более элементов.

Одним из ярких примеров употребления прецедентного имени в масс-медийных текстах является оним Титаник. Известный исторический факт столкновения британского лайнера «Титаник» с айсбергом, произошедший в 1912 году, является основой для формирования многопланового метафорического сценария. Казалось бы, непотопляемое судно, средоточие комфорта, роскоши и власти в одночасье идет ко дну и уносит с собой десятки жизней. Ситуация, ставшая беспрецедентной в начале XX века, сохранилась и в «культурной памяти» современного общества. Полнота восприятия и интерпретации данной катастрофы подтверждается тем, что в масс-медийных текстах реализуется не только прецедентное имя Титаник, но и единицы, входящие в прецедентную ситуацию, описывающую его столкновение с айсбергом. Анализ корпуса текстов позволил сделать вывод, что при реализации в СМИ наиболее значимыми являются следующие составляющие прецедентной ситуации: билет на «Титаник», строительство «Титаника», движение «Титаника» к айсбергу, столкновение «Титаника» с айсбергом, затопление «Титаника», управление «Титаником», спасение с «Титаника», оркестр на «Титанике». Представленные фрагменты транслируются на корпус масс-медийных политических текстов и отражают особенности современной социально-политической ситуации.

Конструкция билет на «Титаник» реализуется в контекстах в значении «мнимый шанс», «возможность», которая в итоге станет роковой: Дпя Порошенко пост министра экономики - билет на политический «Титаник» (uainfo.org, 22.03.2012); Третий дефолт доллара или последний билет на «Титаник» (КП, 3.03.2008); Новая коалиция продает билеты на «Титаник» (иаргевв.шй), 04.04.2016). Усиление воздействия происходит за счет включения компонента дорогой, который подчеркивает изначальную несостоятельность покупки билета: В основу внешней политики должна быть положена идея России как самостоятельной мировой державы, которой незачем «интегрироваться в мировую цивилизацию» - покупать дорогой билет на «Титаник» (Новый регион, 02.09.2010).

Строительство «Титаника» апеллирует не к историческому факту (в современном массовом сознании нет актуализированной информации о подготовке настоящего лайнера к круизу), а к пониманию перспективы крушения любых действий, связанных со строительством политического «Титаника»: Порошенко и Яценюк строят политический «Титаник». Как сообщает украинское издание «Вести», грядущие местные выборы могут принести много сюрпризов (monavista.ru , 02.07.2015).

Движение «Титаника» к айсбергу обречено на неминуемое столкновение. Политические лидеры и метонимизированные образы государств, как и капитаны настоящего корабля, долгое время остаются в неведении и не предпринимают попыток к изменению курса: Современная Россия - несущийся на айсберги «Титаник»? (km.ru, 29.10.2015); Саакашвили - это «Титаник», плывущий навстречу айсбергу (rian.com.ua, 19.01.2016); Украина - это «Титаник», который идет на айсберг, и теперь главный вопрос: «рванет или нет» (ЗН, 07.07.2013).

Столкновение «Титаника» с айсбергом, описываемое как уже свершившийся факт, обращает внимание на неминуемые последствия катастрофы. Отметим, что под образом «Титаника» может подразумеваться абстрактная ситуация, государство или политический лидер, а под образом айсберга - социально-политические катаклизмы или опасные политические субъекты: Политическая система современной Российской Федерации - это «Титаник», который уже столкнулся с айсбергом (Rosbalt.ru, 16.02.2005); Спокойный сон Европы прервался от ударов по корпусу политического «Титаника» (news-front.info, 23.12.2016); Как «Титаник» глобализации разбился о золотой айсберг (pfact.ru, 19.12.2016); «Титаник» оппозиции напоролся на айсберг Джемилева (milli-firka.org, 08.09.2012); «Титаник» Саакашвили столкнулся с айсбергом Иванишвили (Korrespondent.net, 14.10.2011). Отметим, что в двух последних конструкциях акцентируется внимание на принадлежности айсберга, что дает возможность интерпретировать данный объект не как природный факт, а как препятствие, искусственно созданное конкретными субъектами.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Образ идущего ко дну «Титаника» в масс-медийных текстах является наиболее частотным и отражает несостоятельность политических решений и действий, приведших к социально-политической или экономической катастрофе: Европейский союз - Титаник Рано или поздно он пойдет на дно (regnum.ru, 30.01.2016); Новый «Титаник» украинской политики «затонет» максимум через полтора года. Его просто разнесут по щепкам (elise.com.ua, 20.10.2014); Украина - Титаник, который тонет. Нардеп рассказывает о монополизации власти и договоренностях в парламенте (nv.ua, 02.04.2016); Российский "Титаник". Когда корабль «Россия» пойдет ко дну (politica-ua.com, 14.04.2015). Интересным представляется факт, что в масс-медийных текстах ключевая единица «дно» и ее синонимы могут быть заменены на единицы, отражающие в социально-политическую сферу: Каковы реальные причины финансового и экономического коллапса, в который, словно пробитый айсбергом «Титаник», стремительно погружается Украина, - предмет отдельного разговора (РИА Новости, 28.01.2009).

Капитаном «Титаника», как правило, представляется политический лидер, взявший на себя ответственной в заранее обреченной на неудачу ситуации: капитан тонущего «Титаника» не может ставить условия ^1аугес1.МЬ, 06.09.2015); Кто управляет «Титаником»российской политики? (stringer-news.com, 19.07.2016).

Спасение с «Титаника» отражает конфликты современного политикума, прекращение политических или экономических отношений: Политика. Казахстан покидает российский «Титаник». Близкая перспектива проигрыша России в ее войне с Западом, заставляет самых близких союзников РФ (Белоруссию и Казахстан) искать выходы для себя (newrezume.org, 20.02.2015); Экономика Украины. Сколько стоит последнее место в шлюпке на Титанике fmeta.ua, 07.05.2009).

Интересным представляется метафорическое сравнение политических организаций с оркестром на «Титанике». Вспомним данную сцену: корабль постепенно погружается на дно океана, на палубе царит хаос, все люди мечутся в надежде спасти свою жизнь. Толпы людей стоят в очереди за маленькой шлюпкой, а в этот момент оркестр, приняв свою скорбную участь, спокойно играет привычные композиции. Приведенное сравнение расширяет смысловую функцию в восприятии данного сообщения адресатом, где преобладает отрицательная коннотация: ЕС - это оркестр, который играет на палубе тонущего «Титаника» (Газета «Правда»,18.04.2016); Европейский союз похож на оркестр, играющий на «Титанике» (Лента.ру, 10.02.2016).

В рассматриваемой модели осуществляется метафорическая интеграция двух исходных ментальных пространств, в которой Европейский союз соотносится с оркестром, а мировая политика с «Титаником». Моделирование образной системы в данной прецедентной ситуации представляет образ ЕС как объединение, которое на данный момент вызывает сомнение и вопросы со стороны его членов, учитывая тот факт, что в настоящее время поднят вопрос о выходе Великобритании из состава ЕС.

На основе метафорического переноса «политический субъект - это Титаник» оформляются различные метафорические модели, построенные на сравнении с Титаником политических деятелей, политических процессов и государств. Так, катастрофа «Титаника» явилась основой для развертывания метафорических сценариев, в основе которых лежит проблема диалога и взаимопонимания между лидерами политической власти, четкое разграничение первостепенных задач и периферийных проблем: Я [В. Карасев -Н. С.] бы образно сравнил Украину с «Титаником». Он идет со всей скоростью на айсберг. И на корабле спорят Янукович-моряк и Тимошенко - первый помощник. Они между собой ведут споры о частностях: все ли хорошо в рубке, как себя ведут матросы. А в это время «Титаник» идет на айсберг. И кто-то об этом говорит. Он предупреждает, что нужно увернуться, но его пока не слышат. Мне кажется, что с точки зрения истории важно именно, куда идет Титаник. Но главное, рванет или нет (УРА-Информ, 07.07.2009); Президент напоминает «Титаник» - та же уверенность в собственной мощи, обещания всяческой поддержки «большого соседа» и презрение к мелким корабликам, мешающим огромной машине двигаться вперед к безальтернативной, собственной модели процветания. На горизонте - чистое море, лишь только кое-где из воды торчат верхушки айсбергов. Да только кто знает, какой из них унесет «Титаник» на дно (ЗН, 04.05.2010).

Таким образом, в структуре и семантике прецедентного имени «Титаник» нивелируется денотативный ядерный компонент 'корабль' и объективируется коннотативная сема 'катастрофа', обусловленная аллюзией к историческому факту. Конфликтность современного политического мира обусловливает частотность обращения к прецедентному имени и наведение спектра негативных коннотативных сем. Данный факт формирует образную составляющую масс-медийных текстов и прагматический потенциал газетных статей.

Список литературы

1. Гудков Д. Б. Теория и практика межкультурной коммуникации. - М.: Гнозис, 2003.-288 с.

2. Дрянгина Е. А. Особенности прецедентных текстов как ассоциативно-образного средства репрезентации языковой личности // Ярославский пед. вестник, №2, 2011. -С. 165-174.

3. Дубровина К. Н. Лингвистические основы стилистических приемов использования фразеологизмов в художественной литературе и публицистике // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия : Лингвистика. - № 7. - 2005. -С. 100-118.

4. Дядечко Л. П. Крилап слова в росшськш \iOBi: системно-фу нкцюнальний та лс кс и ко гр;н|н ч н и й аспекти : автореф. дис. на здобуття наук, ступеня докт. фшолог. наук: спец. 10.02.02 «Росшська мова» / Л. П. Дядечко. - К., 2003. - 32 с.

5. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987. - 261 с.

6. Кашкин В. Б. Сопоставительные исследования дискурса / В. Б. Кашкин // Концептуальное пространство языка. - Тамбов: ТГУ, 2005. - С. 337-353.

7. Клушина Н. И. Влияние ценностной дихотомии «свое» /»чужое» на язык современной газеты // Журналистика в 1994 году: Тезисы научно-практической конференции. Часть 4.-М., МГУ - 1995. - С. 11-21.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Красных В. В. Когнитивная база и прецедентные феномены в системе других единиц в коммуникации [Текст] //В. В. Красных, Д. Б. Гудков, И. В. Захаренко, Д. Б. Багаев. - «Вестник МГУ». - 1997. - С.62-85.

9. Лотман Ю. М. Семиосфера. (Культура и взрыв. Внутри мыслящих миров. Статьи. Исследования. Заметки). СПб.: Искусство-СПб, 2000. - 704 с.

10. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа / В.Г. Костомаров. - СПб.: Златоуст, 1999. - 320 с.

11. Мардиева Л. А. Коллективная культурная память общества (прецедентные визуальные образы и феномены) // Вестник пермского университета. - Вып. 3 (15). -2011.-С. 202-209.

12. Нахимова Е. А. Прецедентные онимы в современной российской массовой коммуникации: теория и методика когнитивно-дискурсивного исследования: монография / Е. А. Нахимова. - Екатеринбург: ГОУ ВПО «Урал. гос. пед. ун-т», 2011. - 276 с.

13. Прохоров Ю.Е. Национальные социокультурные стереотипы речевого общения и их роль в обучении русскому языку иностранцев / Ю. Е. Прохоров. - М.: ЛКИ, 2008. - 224 с.

14. Телия В. Н. Метафоризация и ее роль в создании языковой картины мира / В. Н. Телия // Роль человеческого фактора в языке. - М., 1988. - С. 173-190.

15. Чудинов А. П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации. Екатеринбург, 2003. - 248 с.