Научная статья на тему 'МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ ИСКАНИЯ В.С. СОЛОВЬЕВА (КОНЕЦ 70-Х - НАЧАЛО 80-Х ГГ. XIX В.)'

МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ ИСКАНИЯ В.С. СОЛОВЬЕВА (КОНЕЦ 70-Х - НАЧАЛО 80-Х ГГ. XIX В.) Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
3
3
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
ПЛАТОН И В.С. СОЛОВЬЕВ / ПЛАТОНИЗМ / МЕТАФИЗИКА / УЧЕНИЕ ОБ ИДЕЯХ / ФИЛОСОФИЯ ВСЕЕДИНСТВА / АБСОЛЮТНО-СУЩЕЕ

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Максимов Михаил Викторович, Максимова Лариса Михайловна

Рассматривается вопрос о становлении метафизической концепции В.С. Соловьева, представленной в его сочинениях и лекционных курсах конца 70-х начала 80-х гг. XIX столетия, прежде всего в «Чтениях о Богочеловечестве». Анализируются существующие в российской и зарубежной литературе подходы к исследованию истоков и оснований его метафизики. Утверждается, что метафизическая концепция В.С. Соловьева выстраивалась как результат переосмысления античного философского наследия платонизма и неоплатонизма, христианской мистики и классической немецкой философии. Особое внимание уделяется анализу рецепции платонизма в философии В.С. Соловьева. Рассматривается содержание лекционных курсов В.С. Соловьева, прочитанных в указанный период в Москве и Петербурге. Обосновывается положение о том, что В.С. Соловьев вводит в разрабатываемую философию всеединства элементы платоновского учения об идеях. Выявляются содержательные характеристики интерпретации Соловьевым этого учения и отличительные особенности его собственной концепции. Раскрываются отличительные черты учений об Абсолюте Соловьева и Платона, а также их представления о связи сущего и бытия. Подчеркивается творческий характер рецепции наследия Платона в творчестве русского мыслителя.

Текст научной работы на тему «МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ ИСКАНИЯ В.С. СОЛОВЬЕВА (КОНЕЦ 70-Х - НАЧАЛО 80-Х ГГ. XIX В.)»

УДК 11(47) ББК 87.3(2)522-685

МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ ИСКАНИЯ В.С. СОЛОВЬЕВА (КОНЕЦ 70-Х - НАЧАЛО 80-Х ГГ. XIX В.)

М.В. МАКСИМОВ, Л.М. МАКСИМОВА

Ивановский государственный энергетический университет ул. Рабфаковская, д. 34, г. Иваново, 153003, Российская Федерация E-mail: mvmaximov@yandex.ru

Рассматривается вопрос о становлении метафизической концепции В.С. Соловьева, представленной в его сочинениях и лекционных курсах конца 70-х - начала 80-х гг. XIXстолетия, прежде всего в «Чтениях о Богочеловечестве». Анализируются существующие в российской и зарубежной литературе подходы к исследованию истоков и оснований его метафизики. Утверждается, что метафизическая концепция В.С. Соловьева выстраивалась как результат переосмысления античного философского наследия - платонизма и неоплатонизма, христианской мистики и классической немецкой философии. Особое внимание уделяется анализу рецепции платонизма в философии В.С. Соловьева. Рассматривается содержание лекционных курсов В.С. Соловьева, прочитанных в указанный период в Москве и Петербурге. Обосновывается положение о том, что В.С. Соловьев вводит в разрабатываемую философию всеединства элементы платоновского учения об идеях. Выявляются содержательные характеристики интерпретации Соловьевым этого учения и отличительные особенности его собственной концепции. Раскрываются отличительные черты учений об Абсолюте Соловьева и Платона, а также их представления о связи сущего и бытия. Подчеркивается творческий характер рецепции наследия Платона в творчестве русского мыслителя.

Ключевые слова: Платон и В.С. Соловьев, платонизм, метафизика, учение об идеях, философия всеединства, Абсолютно-сущее.

METAPHYSICAL SEARCH OF VS. SOLOVYOV (THE END OF 70s - BEGINNING OF 80s OF THE XIX CENTURY)

M.V MAKSIMOVV L.M. MAKSIMOVA

Ivanovo State Power Engineering University 34, Rabfakovskaya St, Ivanovo, 153003, Russian Federation E-mail: mvmaximov@yandex.ru

The authors consider the question about formation of metaphysical conception by VS. Solovyov presented in his works and lectures of the end of 70s-beginning of 80s of the XIX century, first of all in «Readings about Godman». Present approaches to the research of origin and foundations of his metaphysics are analysed. It is stated that metaphysical conception of V.S. Solovyov was being formed as a result of rethinking of the antique philosophical heritage - Platonism, neoplatonism, Christian mystics and classical German philosophy. Special attention is paid to the analysis of the reception of Platonism in VS. Solovyov's philosophy. The contents of V.S. Solovyov's lectures, read at the stated period in Moscow and St. Petersburg, is considered. The statement that V.S. Solovyov introduces elements of Plato's doctrine about ideas into elaborated philosophy of all-encompassing unity. The substantive characterisctics of Solovyov's interpretation of this doctrine and differential characteristics of his own conception are revealed. Differential features of doctrines about Absolute of Solovyov and

Plato as well as their understanding of creation and being are revealed. The creative nature of Plato's heritage reception in the creative work of the thinker is emphasized.

Key words: Plato and VS Solovyov, Platonism, metaphysics, theory of ideas, philosophy of unity, absolutely-being.

Становление метафизической концепция В.С. Соловьева происходит в 70-е - начале 80-х гг. XIX столетия и связано с глубоким переосмыслением философом античного философского наследия - платонизма и неоплатонизма, христианской мистики и классической немецкой философии. Это нашло отражение в сочинениях и лекционных курсах философа конца 70-х - начала 80-х гг. XIX в.: «Философские начала цельного знания» (1877)1, «Критика отвлеченных начал» (1877-1880)2 и «Чтения о Богочеловечестве» (1877-1880)3.

Насколько философ был самостоятелен в разработке метафизики? Какие влияния он испытал? Эти вопросы вызывали и продолжают вызывать интерес у исследователей философского наследия В.С. Соловьева. Так, Е.Н. Трубецкой в известной работе «Миросозерцание Вл.С. Соловьева» (1913) утверждает, что Соловьев «является прямым продолжателем определенных направлений западноевропейской философии - немецкой мистики и Шеллинга» [4, с. 66]. На зависимость метафизики Соловьева от позднего учения Ф. Шеллинга указывает и А. Кожев (А. Кожевников) в диссертации, посвященной философии В.С. Соловьева, и в обширном исследовании его религиозной метафизики4. Подчеркивая полную зависимость метафизики русского философа от Ф. Шеллинга, он пишет: «Все, что он [Соловьев] говорит об Абсолютном и его Другом, есть только значительно упрощенная парафраза некоторых спекуляций Шеллинга» [5, 543]5. Такая оценка достаточно прочно утвердилась как в отечественной, так и в зарубежной литературе. Известный немецкий исследователь Лудольф Мюллер в своей работе «Соловьев и протестантизм» (1951) указал на текстовые совпадения у Соловьева и Шеллин-га6, якобы подтверждающие подобные оценки.

Ряд публикаций последних лет, посвященных исследованию истоков метафизики В.С. Соловьева, подтверждают актуальность рассматриваемых воп-

1 Соловьев В.С. Философские начала цельного знания // Соловьев В.С. Полн. собр. соч. и писем: в 20 т. Т. 2. М.: Наука, 2000. С. 185-308 [1].

2 Соловьев В.С. Критика отвлеченных начал // Соловьев В.С. Полн. собр. соч. и писем: в 20 т. Т. 3. М.: Наука, 2001. С. 7-360 [2].

3 Соловьев В.С. Чтения о Богочеловечестве // Соловьев В.С. Полн. собр. соч. и писем: в 20 т. Т. 4. М.: Наука, 2011. С. 9-168 [3].

4 См.: Koschewnikoff A. Die religiöse Philosophie Wladimir Solowjews. Heidelberg Univ., Dissertation, 1926 (Maschinenschrift); Kojevnikoff A. La métaphysique religieuse de Vladimir Soloviev // Revue d'histoire et de philosophie religieuse. 1934. XIV. № 6. P. 534-554 [5]; Kojevnikoff A. La métaphysique religieuse de Vladimir Soloviev // Revue d'histoire et de philosophie religieuse. 1935. XV № 1-2. P. 110-152 [6].

5 Анализ концепции А. Кожева см. в монографии: Максимов М.В. Владимир Соловьев и Запад: невидимый континент. М.: Прометей, 1988. 242 с. [7].

6 Müller L. Solovjev und Protestantismus. Freiburg, 1951. S. 93-125 [8].

росов. Заслуживают внимания статьи московского историка философии Ю.Б. Тихеева7, утверждающего, что соловьевская интерпретация философии Платона в контексте созревавшего метафизического учения «была создана по интеллектуальным лекалам немецкого идеализма и представляет собой позднюю реплику разрабатывавшегося в нем круга идей»8, а «"платонические штудии" Соловьева были инспирированы отчасти идеями европейской романтики, но главным образом философской программой немецкого идеализма»9. Ю.Б. Тихеев подчеркивает, что «обращение Соловьева к античному наследию не было прямым. На "платонические" или "гностические" учения, ссылки на которые можно обнаружить в его ранних работах, русский философ смотрел сквозь призму результатов интенсивной историко-философской работы, проделанной к тому времени в европейской науке» [10, с. 140].

Так был ли Соловьев в своей метафизике платоником или его «платонизм» является результатом усвоения немецкого идеализма?

Платонизму В.С. Соловьева посвящены многочисленные исследования, авторы которых утверждают, что в становлении метафизической концепции В.С. Соловьева весьма существенную роль сыграли сочинения Платона. Действительно, наследие греческого мыслителя находится в центре внимания в таких публичных выступлениях Соловьева в Петербурге в конце 70-х - начале 80-х гг. XIX в.10, как «Чтения о Богочеловечестве» и «Лекции по истории философии». Их анализ приводит к осмыслению темы «Соловьев и Платон», являющейся одной из ключевых для понимания метафизических исканий русского мыслителя указанного периода.

Эта тема находилась и находится в центре внимания исследователей творчества В.С. Соловьева. Значительные разделы, посвященные выявлению различных аспектов рецепции платоновской философии в творчестве В.С. Соловьева, мы находим в сочинениях Е.Н. Трубецкого, С.М. Соловьева - племянника философа, В.В. Зеньковского, А.Ф. Лосева11. Глубокие наблюдения и оцен-

7 Тихеев Ю.Б. Платон в философии В.С. Соловьева 1870-х гг. // Вестник ПСТГУ I: Богословие. Философия. Вып. 3(35). М., 2011. С. 58-67 [9]; Тихеев Ю.Б. К вопросу об «античных» влияниях в ранней философии В.С. Соловьева // История философии. 2014. № 19. С. 133-141 [10].

8 См.: Тихеев Ю.Б. Платон в философии В.С. Соловьева 1870-х гг. C. 67

9 См.: Тихеев Ю.Б. К вопросу об «античных» влияниях в ранней философии В.С. Соловьева. С. 58.

10 «С самого начала философия Соловьева вдохновлялась Платоном, - пишет А. Невски. -Его первое публичное выступление на Высших женских курсах в Москве в 1875 году было посвящено философии Платона. Платоновский идеализм часто служил ему поддержкой в знаменитых "Чтениях о Богочеловечестве"» (Nevsky A. Vladimir Soloviev sur Platon et drame de sa vie // Transitions. 2006. Vol. 46. № 2 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// cevipol.ulb.ac.be/sites/default/files/Contenu/Cevipol/7-nevski.pdf) [11].

11 См.: Соловьев С.М. Владимир Соловьев. Жизнь и творческая эволюция. М.: Республика, 1997. 431 с. [12]; Зеньковский В.В. История русской философии. В 2 т. Т. 2. Ч. 1. Ленинград: ЭГО, 1991. 256 с. [13]; Лосев А.Ф. Владимир Соловьев и его время. М.: Мысль, 1990. 720 с. [14]; Лосев А.Ф. Эрос у Платона // Лосев А.Ф. Бытие - имя - космос / сост. и ред. А.А. Тахо-Годи. М.: Мысль, 1993. С. 31-60 [15].

ки восприятия Соловьевым платоновского наследия мы можем встретить у С.М. Лукьянова12 - биографа философа, сохранившего воспоминания его современников. Специальные исследования в этой области проводились известными современными авторами - А.И. Абрамовым, В.Э. Хеллеман ("Е. Не11ешап), Д.Д. Корнблат КогпЫаИ), В.В. Лазаревым, Ю.Б. Тихеевым, А.Г. Тихола-зом и др.13

Русской религиозно-философской мысли в целом свойственна глубокая рецепция наследия Платона. Как отмечает А.И. Абрамов, «с определенными оговорками и уточнениями ... можно утверждать, что история русской философии есть история русского платонизма» [1, с. 139]. В этой истории особое место занимает философия всеединства В.С. Соловьева, «вобравшая в себя предшествующую традицию и передавшая ее в будущий XX в. - золотой век русской философии»14. А.И. Абрамов подчеркивает, что платоновские идеи выполняют функцию несущей конструкции всей философской системы В.С. Соловьева.

Характеризуя специфику восприятия наследия Платона Соловьевым, украинский исследователь А.Г Тихолаз справедливо отмечает, что «в его творчестве мы встречаемся с особым типом отношения к Платону, которое будет отличать и его последователей. Для этого отношения характерна своеобразная интимно-личностная окрашенность, ощущение глубокого внутреннего родства» [25, с. 150]. Эта черта соловьевского отношения к наследию греческого философа была подмечена еще биографом В.С. Соловьева С.М. Лукьяновым, который писал, что, несмотря на то, что Соловьеву «осталась чужда большая часть литературы греческой», «из греков он интимно любил только Платона и еще Аристофана, за остроумие»15.

Анализируя отношение Соловьева к Платону, А.Ф. Лосев пишет о «гениальной концепции платонизма у Вл. Соловьева», о том, что речь идет не о простом заимствовании Соловьевым ряда идей древнегреческого философа16. С этим утверждением, очевидно, согласны многие современные исследователи

12 См.: Лукьянов С.М. О Вл.С. Соловьеве в его молодые годы. Материалы к биографии. Книга первая. Петроград, 1916 [16]; Лукьянов С.М. О Вл. С. Соловьеве в его молодые годы. Материалы к биографии. Книга вторая. Петроград, 1918.[17]; Лукьянов С.М. О Вл. С. Соловьеве в его молодые годы. Материалы к биографии. Книга третья. Петроград, 1921 [18].

13 См.: Абрамов А.И. Философия в духовных академиях (традиции платонизма в русском духовно-академическом философствовании) // Вопросы философии. 1997. № 9 [19]; Абрамов А.И. Философия всеединства Вл. Соловьева и традиции русского платонизма // История философии. 2000. № 6 [20]; Helleman WE. Soloviev's Plato // Соловьевский сборник. М.: Феноменология-Герменевтика, 2001 [21]; Корнблат Д.Д. Преображение Платона в эротической философии Владимира Соловьева // Соловьевские исследования. 2006. Вып. 12. [22]; Лазарев В.В. Философия Вл. Соловьева и Шеллинг // Философия Шеллинга в России XIX века. СПб.: РХГИ, 1998. С. 477-499 [23]; Лазарев В.В. В.С. Соловьев о жизненной драме Платона // История философии. 2011. № 16 [24]; Тихолаз А.Г. Платон и платонизм в русской религиозной философии второй половины XIX - начала XX веков. Киев: ВиРА «Инсайт», 2003 [25].

14 См.: Соловьев В.С. Критика отвлеченных начал. С. 19.

15 См.: Тихеев Ю.Б. Платон в философии В.С. Соловьева 1870-х гг. С. 273.

16 См.: Максимов М.В. Владимир Соловьев и Запад: невидимый континент. С. 166.

наследия В.С. Соловьева17. Так, А.Г. Тихолаз, продолжая мысль А.Ф. Лосева, подчеркивает, что у Соловьева «мы имеем дело не с зависимостью от платонизма или простым заимствованием ряда его идей, а с восприятием философии Платона как учения, глубоко конгениального исходным установкам русской национальной философской традиции» [25, с. 151-152].

Разделяя эту устоявшуюся в литературе точку зрения на проблему рецепции платоновского наследия в творчестве Соловьева, мы остановимся на анализе следов платонизма в его метафизике. Но прежде отметим некоторые важные вехи в его подходах к Платону, интерес к философии которого В.С. Соловьев сохранял на протяжении всей своей жизни.

Можно вполне предположить, что внимание В.С. Соловьева к философии Платона пробудилось достаточно рано18. В университетские годы Соловьев испытал значительное влияние своего учителя П.Д. Юркевича19, философские взгляды которого, по замечанию Г Шпета, «в своем первоисточнике восходят к Платону»20.

Первое документально зафиксированное обращение к Платону связано с началом преподавательской деятельности В.С. Соловьева. Осенью 1874 года он был приглашен профессором Московского университета В.И. Ггрье для чтения лекционного курса по истории греческой философии на Высших женских курсах. В материалах к биографии В.С. Соловьева С.М. Лукьянов пишет: «О деятельности Соловьева на курсах мы располагаем, между прочим, двумя коротенькими записями, принадлежащими весьма авторитетному свидетелю. 3-го октября 1914 г. В.И. 1ёрье сообщил нам: "Я просил его [т.е. Вл.С. Соловьева] прочесть часовой курс о Платоне"». Далее С.М. Лукьянов приводит следующее сообщение В.И. 1ёрье: «Соловьев объяснял диалоги Платона, причем читал в переводе и отрывки из диалогов. Не могу сказать, что более очаровывало слушательниц: древнегреческий мудрец или юный истолкователь его; думаю, что скорее последний... К сожалению, деятельность Вл. С. на курсах была непродолжительна.» [17, с. 140].

17 А.И. Абрамов, рассматривая линию развития русского платонизма, указывает на «три ключевых имени - Г.С. Сковороды, П.Д. Юркевича и В.С. Соловьева» (см.: Абрамов А.И. Философия всеединства Вл. Соловьева и традиции русского платонизма. С. 24).

18 Имя Платона встречаем уже в ранней работе В.С. Соловьева «Мифологический процесс в древнем язычестве» (1873).

19 На это обстоятельство указывает Н.О. Лосский. В своей «Истории русской философии» он пишет: «Философия Соловьева оформилась под преобладающим влиянием христианского платонизма его учителя проф. Юркевича (Московский университет) и учения Шеллинга о связи абсолютного с миром» [26, с. 168]. Отношение П.Д. Юркевича к философии Платона рельефно выражено в его речи «Разум по учению Платона и опыт по учению Канта», произнесенной на торжественном собрании Императорского Московского университета 12 января 1866 года (см.: Юркевич П.Д. Разум по учению Платона и опыт по учению Канта // Юрке-вич П.Д. Философские произведения. М.: Правда, 1990. С. 466-526 [27]).

20 См.: Шпет ГГ Философское наследие П.Д. Юркевича // Юркевич П.Д. Философские произведения. М.: Правда, 1990. С. 600 [28].

В следующем сообщении, приводимом также С.М. Лукьяновым (сообщение датировано 5 октября 1916 г.), 1ёрье характеризует Соловьева как «настоящего провозвестника Платона». Он пишет: «В конце 1874 г., по защите Соловьевым диссертации, я получил возможность, в качестве директора высших женских курсов, пригласить Вл.С. Соловьева к чтению на них истории греческой философии. Предметом своего курса Соловьев избрал философию Платона - один час в неделю. Чтобы не стеснять его, я был только один раз на его лекции и не помню, о чем именно он тогда читал. Но я хорошо помню чарующее впечатление, которое он производил своей элегантной фигурой, красивым лицом, устремленными в даль, несколько прищуренными темными глазами, бледностью лица и немного дрожащим голосом. Он был настоящий провозвестник Платона.» [17, с. 140].

О содержании лекций, прочитанных В.С. Соловьевым на Высших женских курсах, можно судить лишь по сохранившимся записям слушательниц Е.М. Поливановой и О.М. Коваленской21. Эти записи, как и сообщение В.И. 1ёрье, позволяют определить предмет его историко-философского внимания и интереса: это был анализ диалогов Платона «Федр», «Пир» и «Федон» и, соответственно, интерпретация учения об идеях, что было весьма существенным для формировавшейся метафизической концепции Соловьева.

Значительный интерес для понимания эволюции отношения В.С. Соловьева к Платону представляет курс «Лекций по истории философии», прочитанный на Высших женских курсах в Петербурге в 1880-1881 гг. В содержащейся в лекциях характеристике Платона Соловьев подчеркивает его теоретическое отношение к миру, стремление представить природу «чистым предметом мысли». Соловьев отмечает, что Платона интересует, прежде всего, «не вопрос об определении искомого божественного начала, а вопрос о познании, о том, как человек от себя может познать божественное начало»22. В этой оценке нашло отражение отношение В.С. Соловьева к античной философии в целом, не испытывавшей потребности в синтезе религиозной веры и философского мыш-ления23. Идеальный космос Платона, пребывая в невозмутимом покое вечности, отражается в мире материальных явлений, оставляя его «без изменения, не проникая в него, не очищая и не перерождая его»24. Лишь в христианстве, утверждает Соловьев, снимается эта присущая платонизму двойственность.

В «Лекциях по истории философии» В.С. Соловьева исключительно большой интерес в связи с рассматриваемой темой представляет фрагмент

21 См.: Соловьев В.С. <Лекции на Высших женских курсах (Москва) 14-го и 28-го января 1875 г.> // Соловьев В.С. Полн. собр. соч. и писем: в 20 т. Т. 1. М.: Наука, 2000. С. 242-245 [29].

22 См.: Соловьев В.С. Лекции по истории философии // Соловьев В.С. Полн. собр. соч. и писем: в 20 т. Т. 4. М.: Наука, 2011. С. 228 [30].

23 См.: Максимов М.В. В.С. Соловьев о смысле и назначении философии // Ученые записки Ивановской государственной архитектурно-строительной академии. Вып. 2. Иваново, 1996[31].

24 См.: Соловьев В.С. Исторические дела философии. (Вступительная лекция в С.-Петербургском университете 20 ноября 1880 года) // В.С. Соловьев. Собр. соч. Т. II. Брюссель: Жизнь с Богом, 1966. С. 408 [32].

«XVII. Действительность, или мир реальных существ, и космос, или мир существенных идей». В нем содержится один из ранних набросков системы всеединства философа, центральным моментом которого является учение об идеях -важнейшем элементе его метафизики. Представленная Соловьевым интерпретация идеи как внутреннего соединения «совершенной индивидуальности с совершенною общностью или универсальностью» восходит к Платону, подарившему грекам философскую формулу идеального космоса25.

В лекциях, прочитанных В.С. Соловьевым на Высших женских курсах в Петербурге, философии Платона уделено значительное внимание. В одной из них - речи «Смысл современных событий», произнесенной 13 марта 1881 г., -Соловьев формулирует принцип платоновского философствования. Он утверждает, что «исходная точка платонизма есть отрицание действительности как подлинного бытия, как истины. Платон <не> признает данную действительность, противополагает ей мир истинного, должного» [33, с. 262].

Метафизическая проблематика становится центральной в размышлениях В.С. Соловьева, а вопрос о причине и смысле отпадения феноменального мира от идеального рассматривается им как важнейший. Выдвижение на первый план этой проблематики связано с осмыслением платоновской философии, отрицающей действительность как подлинное бытие, как истину. Действительность признавалась только за миром истинного и должного.

Результатом этого осмысления является метафизическое учение В.С. Соловьева, изложенное в «Чтениях о Богочеловечестве» (1878)26. По замечанию В.В. Зеньковского, в «Чтениях» изложена «конкретно вся метафизика Соловьева», в ней наиболее полно выражено платоновское влияние, и с нее следует начинать рассмотрение всей системы русского философа27.

Итак, каков же исходный пункт метафизики Соловьева? Безусловно, таковым является его учение об Абсолютно-сущем. К его определению философ обращается уже в работе «Кризис западной философии: против позитивистов» (1874). В ней он пишет: «1) Есть всеединое первоначало всего существующего. 2) Это всеединое первоначало в своей проявляемой действительности, которую мы познаем в области нашего опыта, представляет, несомненно, духовный характер. 3) Эта духовная действительность принадлежит первоначалу независимо от нашего сознания и первее его» [34, с. 131]. Эту характеристику Абсолютно-сущего Соловьев воспроизводит и в последующих своих сочинениях - «Философских началах цельного знания» (1877) и «Критике отвлеченных начал» (1880). Философ обращается к этой теме и в «Чтениях о Бого-человечестве», утверждая мысль о том, что бытие является лишь предикатом сущего. Началом же всякого бытия является безусловно-сущее.

25 См.: Соловьев В.С. Лекции по истории философии. С. 249.

26 В полном составе «Чтения о Богочеловечестве» были опубликованы в конце 1881 или в начале 1882 г. (см.: Соловьев В.С. Полн. собр. сочинений и писем: в 20 т. Т. 4. С. 537). Лекции Соловьева по истории философии на Высших женских курсах в 1880/81 учебном году совпадают по времени с завершением журнальной публикации «Чтений»

27 См.: Зеньковский В.В. История русской философии. С. 32, 36.

Определяя сущее, Соловьев указывает на то, что оно не может быть предикатом ничего другого. Напротив, по отношению к нему всякое бытие есть его предикат. Таким образом, сущее есть то, что имеет бытие или обладает бытием, оно - абсолютное первоначало, которое имеет в себе положительную силу бытия.

Метафизическая категория сущего привлекательна для Соловьева также и тем, что она ассоциируется с библейским откровением Бога Моисею: «Аз есмь Сущий» (Исх. 3: 14). В понятии сущего, таким образом, имеет место не только уровень его философской рефлексируемости как первичности, всеобщности, единства, но и образная ассоциативность, раскрывающая представление о нем как об идеальной, безусловной личности.

В.С. Соловьев подчеркивает, что различие сущего от бытия имеет важное, решающее значение не только для логики, но и для всего миросозерцания. Признавая вопрос о бытии фундаментальным для любой философии, обращенной к действительности, Соловьев, тем не менее, начинает не с бытия, а с сущего, переворачивая свойственные классической рационалистической метафизике отношения бытия и сущего. В философии Гегеля сущее следует за бытием. Его диалектика «есть саморазвертывание божественной субстанции - субъекта из неразвитого, абстрактного начала в конкретное завершенное абсолютное Поня-тие»28. Весь мировой процесс представляет собой, тем самым, генезис, становление самого Абсолютного. По Соловьеву же, в самом Абсолютном не может быть никакого процесса, поскольку в нем представлена вся полнота его возможных определений. Поэтому, отправляясь от сущего как первоначала, он раскрывает не его становление, а его развертывание в мир, возникновение из него мирового целого. Для Соловьева это имеет принципиальное значение, так как позволяет устранить трансцендентальность первоначала, а следовательно, - абстрактность и условность связи общего и единичного, конкретного. Этот логический ход позволяет Соловьеву подчеркнуть, кроме того, динамический характер становления мироздания. Речь, таким образом, идет у Соловьева не о сотворении мира в свободном акте божественной воли, а о его возникновении из божества по необходимости, в порядке вещей, что означает существенный отход философа от традиций христианской догматики.

Итак, сущее не есть бытие, но есть начало всякого бытия. Однако то, что не является бытием, есть ничто. Но, с другой стороны, «безусловно-сущему» принадлежит всякое бытие, и, следовательно, ему никак нельзя приписывать только небытие в отрицательном смысле, и в качестве абсолютного начала оно есть положительное. Сущее, таким образом, не есть ни бытие, ни небытие, оно, утверждает Соловьев, есть то, что обладает бытием, а это значит, что оно «есть мощь или сила ..., или положительная его возможность». «Что сущее есть сила бытия, - продолжает Соловьев, - это очевидно уже из того, что оно полагает или производит бытие, то есть проявляется, и так как, проявляясь в бытии, оно

28 См.: Гайденко П.П. Мистический рационализм и проблема сверхразумного начала // Критика немарксистских концепций диалектики XX века. М., 1988. С. 60 [35].

не перестает как сущее, не может истощиться или перейти без остатка в свое бытие, ибо тогда, с исчезновением сущего как производящего или действующего, исчезло бы и бытие как производимое ими действие» [1, с. 251].

В этом рассуждении Вл. Соловьева содержится исключительно важное для последующих метафизических построений положение: если «сущее есть являющееся, а бытие есть явление», как полагает философ, то связь сущего и бытия, Бога и мира, интерпретируемая как связь сущности и явления, приобретает характер необходимости, постигаемой чисто рациональным путем.

Как видим, в своем учении об Абсолютно-сущем Соловьев отходит от гегелевской интерпретации отношения бытия и сущего и привносит в него, как отмечает В.В. Зеньковский, некоторые «элементы платонизма». В чем же они состоят? Ответ на этот вопрос дает обращение к вышеназванным работам В.С. Соловьева.

В сочинении «Критика отвлеченных начал» философ подчеркивает мысль о том, что Абсолютное является основой всякого бытия, что всякая действительность сводится к безусловной действительности29. В «Чтениях о Богоче-ловечестве» Соловьев пишет: «...всякое определенное бытие может быть первоначально только актом самоопределения абсолютно сущего» [3, с. 84]. Развивая мысль, сформулированную в «Философских началах цельного знания», о божественном начале как положительной силе и мощи всякого бытия, Соловьев в «Чтениях о Богочеловечестве» подчеркивает, что «божественное начало есть всё»30.

Что же такое это всё, составляющее положительное содержание божественного начала? Ответ Соловьева таков: «Оно не может быть только совокупностью природных явлений, так как каждое из этих явлений, а следовательно, и все они вместе представляют лишь постоянный переход, процесс, имеющий только видимость бытия, а не подлинное, существенное и пребывающее бытие. Если, таким образом, наш природный мир по своему чисто относительному характеру не может быть подлинным содержанием божественного начала, то такое содержание, т. е. положительное всё (всецелость, или полнота бытия), может находиться лишь в сверхприродной области, которая в противоположность миру вещественных явлений определяется как мир идеальных сущностей, царство идей» [3, с. 50]. Истоки предложенной Соловьевым интерпретации, безусловно, восходят к Платону. Русский философ, по существу, повторяет важнейшую идею платоновской философии, сформулированную в «Тимее»: «есть вечное, не имеющее возникновения бытие и ... есть вечно возникающее, но никогда не сущее»31.

Из этого следует, заключает Соловьев, что содержанием Абсолюта являются идеальные сущности, идеи. Он пишет: «Идеальный космос составляет основное содержание - и основную истину - греческой философии в ее централь-

29 См.: Соловьев В.С. Критика отвлеченных начал (гл. ХЬШ. Различие сущего от бытия. -Сущее как абсолютное. - Абсолютное и его другое).

30 См.: Соловьев В.С. Чтения о Богочеловечестве. С. 50.

31 См.: Платон. Тимей // Платон. Собр. соч. в 4 т. Т. 3. М.: Мысль, 1994. С. 432 [36].

ной системе - системе платонизма. Чтобы уяснить истину этой системы, мы должны пройти (хотя и с величайшей поспешностью) весь мысленный путь, отделяющий ее от современного научного мировоззрения. Хотя, по-видимому, между ними лежит непроходимая бездна, но, как я сейчас постараюсь показать, непрерывная нить логического мышления должна привести всякий последовательный ум от чувственного опыта явлений к умозрительной вере в идеи» [3, с. 50].

Необходимость развернуть важное для Соловьева учение об идее заставляет мыслителя сопоставить платоновский идеализм с буддизмом. «Учение об идеях, - пишет Соловьев, - как вечных и неизменных сущностях, лежащих в основе всех преходящих существований и явлений и составляющих подлинное содержание безусловного начала или вечное, неизменное всё, - это учение, как известно, впервые развитое греческой философией в лице Платона, составляет дальнейший после буддизма шаг в откровении Божественного начала. Буддизм говорит: "Данный мир, природное бытие, все существующее не есть истинно сущее, есть призрак; если же так, если то, что есть, не есть истина, то истина есть то, что не есть, или ничто'.' Платонический идеализм говорит, напротив: "Если то, что для нас непосредственно существует, природное бытие или мир явлений, не есть истина, подлинно сущее, - и в этом платонизм согласен с буддизмом, - то это бытие, эта действительность может признаваться истинной только потому, что есть другая действительность, которой принадлежит характер истины и существенности"» [3, с. 50].

Отметив, что идеи как вечные и неизменные сущности составляют подлинное содержание безусловного начала, или вечное, неизменное всё, Соловьев подчеркивает мысль о том, что именно в них природная действительность имеет свою сущность. Итак, мир идей - это подлинная действительность, и так как она «не может быть беднее, не может заключать в себе меньше, чем заключает в себе призрачная действительность, то необходимо предположить, что всему, что находится в этой последней, . соответствует нечто в истинной, или подлинной, действительности, другими словами - что всякое бытие этого природного мира имеет свою идею, или свою истинную, подлинную сущность. И, таким образом, эта истинная действительность, эта подлинная сущность определяется не как идея просто, а как идеальное всё, или как мир идей, царство идей» [3, с. 50].

В.С. Соловьев указывает на иерархическое строение этого мира идей. Восходя по ступеням этой иерархии, пишет он, «мы доходим до самой общей и широкой идеи, которая должна внутренно покрывать собой все остальные. Это есть идея безусловного блага, или точнее - безусловной благости или любви» [3, с. 58]. Она заставляет нас вспомнить, как справедливо отмечает А.Г. Ти-холаз32 платоновскую идею блага, играющего роль архп о^итоЮетод - беспред-посылочного начала33.

Можно вполне согласиться с А.Г. Тихолазом, отмечающим, что «здесь речи не может идти о "простой рецепции платонизма": в идее блага философ под-

32 См.: Тихолаз А.Г. Платон и платонизм в русской религиозной философии второй половины XIX - начала XX веков. Киев: ВиРА «Инсайт», 2003. С. 171 [25].

33 См.: Платон. Государство // Платон. Собр. соч. в 4 т. Т. 3. М.: Мысль, 1994. С. 292-294 [37].

черкивает укорененное в ней начало любви, что далее будет им отмечено в качестве важного отличия его трактовки божественного первоначала от платоновского понимания идеального космоса» [25, с. 171]. В отличие от платоновской трактовки идеи блага как беспредпосылочного начала, Соловьев указывает, что собственным содержанием божественного начала является «безусловная любовь». Он пишет: «Безусловная любовь есть именно то идеальное все, та всецелость, которая составляет собственное содержание божественного начала» [3, с. 58].

Как видим, при всем следовании Платону, Соловьев расходится с ним в весьма важном вопросе - в понимании Абсолюта. «Носитель идеи, или идея как субъект, есть лицо», - утверждает Соловьев. Лицо и идея, по Соловьеву, «соотносительны как субъект и объект и для полноты своей действительности необходимо требуют друг друга». Как «личность, лишенная идеи, была бы чем-то пустым, внешнею бессмысленною силой», так и идея без субъекта, носителя, является «чем-то только представляемым, а не действительно существующим»34.

Характеризуя безусловную идею по ее объективной сущности как всееди-ную, а по ее внутреннему субъективному существованию как единичное лицо, Соловьев заключает, что «идеальное всё, или безусловная идея, может быть только принадлежностью или содержанием безусловного начала, а не им самим. Если всякая идея имеет действительность только тогда, когда она представляется определенным особенным существом, то и безусловная идея, или идеальное всё, может иметь действительность не само по себе, а как содержание сущего, которое есть субъект или носитель этой идеи» [3, с. 70]. Так Соловьев приходит к идее личного живого Бога, наполняя понятие Абсолюта конкретным содержанием. Бог есть «всё» как по отношению к собственному всеединому содержанию, которое выражается в суждении «я есмь», так и по отношению к заключающемуся в нем всему: «во-первых, по отношению к безусловной всеединой и всеобъемлющей идее, а через нее и в ней - по отношению ко всем особенным идеям, составляющим объем и содержание идеи безусловной» [3, с. 69].

Идея божества как безусловной личности - вот что противостоит у Соловьева идеальному космосу Платона. Божество, понимаемое только как идеальный космос, может быть, по Соловьеву, лишь объектом созерцания. Религия, принимающая такое божество, «имеет характер умозрительный и художественный ., а не деятельный; божественное начало открыто здесь для воображения и чувства, но ничего не говорит воле человека» [3, с. 70]. Вот почему, замечает Соловьев, нравственный элемент совершенно чужд эллинскому мировоззрению. Верховной идеей для Платона было благо, а не любовь. Соловьев пишет по этому поводу: «. давая абсолютной идее нравственное определение любви, мы имели в виду полную истину идеализма, а не одностороннее его выражение в греческом мировоззрении: для этого последнего абсолютное качество было не благость или любовь, а только благо, т.е. опять-таки лишь объект» [3, с. 70].

34 См.: Соловьев В.С. Чтения о Богочеловечестве. С. 69.

1ккая метафизическая конструкция, выстраиваемая B.C Соловьевым в лекционных курсах и основных сочинениях 70-х годов XIX столетия, не только сближает его с Платоном, но и свидетельствует о творческой рецепции платонизма: русский мыслитель принимает его в той мере, в какой он вписывается в его собственное учение.

Список литературы

1. Соловьев B.C Философские начала цельного знания // Соловьев B.C Полн. собр. азч. и писем: в 20 т. T. 2. М.: Наука, 2000. С. 185-308.

2. Соловьев B.C Критика отвлеченных начал // Соловьев B.Q Полн. собр. соч. и писем: в 20 т. T. 3. М.: Наука, 2001. С. 7-360.

3. Соловьев B.C Чтения о Богочеловечестве // Соловьев B.C Полн. собр. соч. и писем: в 20 т. T. 4. М.: Наука, 2011. С. 9-168.

4. Tрубецкой Е.Н. Миросозерцание Bл.С. Соловьева. B 2 т. М.: Путь, 1913. T. 1. 652 с.; T. 2.

420 с.

5. Kojevnikoff A. La métaphysique religieuse de Vladimir Soloviev // Revue d'histoire et de philosophie religieuse. 1934. XIV № 6. II 534-554.

6. Kojevnikoff A. La métaphysique religieuse de Vladimir Soloviev // Revue d'histoire et de philosophie religieuse. 1935. XV № 1-2. II 110-152.

7. Максимов МЛ. Bладимир Соловьев и Запад: невидимый континент. М.: Прометей, 1988. 242 с.

8. Müller L. Solovjev und Protestantismus. Freiburg, 1951. 182 s.

9. Ъхеев Ю.Б. Платон в философии B.C Соловьева 1870-х гг. // Bестник ПСГГУ I: Богословие. Философия. Bbm. 3(35). М., 2011. С. 58-67.

10. !ихеев Ю.Б. К вопросу об «античных» влияниях в ранней философии B.C Соловьева // История философии. 2014. № 19. С. 133-141.

11. Nevsky A. Vladimir Soloviev sur Platon et le drame de sa vie // Transitions, 2006, vol. 46, n. 2 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://cevipol.ulb.ac.be/sites/default/files/Contenu/Cevipol/ 7-nevski.pdf

12. Соловьев С.М. Bладимир Соловьев. Жизнь и творческая эволюция. М.: Республика, 1997. 431 с.

13. Зеньковский B.B. История русской философии. B 2 т. T. 2. Ч. 1. Ленинград: ЭГО, 1991.

256 с.

14. Лосев А.Ф. Bладимир Соловьев и его время. М.: Мысль, 1990. 720 с.

15. Лосев А.Ф. Эрос у Платона // Лосев А.Ф. Бытие - имя - космос / сост. и ред. А.А. Tаxо-Годи. М.: Мысль, 1993. С. 31-60.

16. Лукьянов С.М. О Bл.С. Соловьеве в его молодые годы. Материалы к биографии. Кн. 1. Петроград, 1916. 439 с.

17. Лукьянов С.М. О Bл. С. Соловьеве в его молодые годы. Материалы к биографии. Кн. 2. Петроград, 1918. 191 с.

18. Лукьянов С.М. О Bл. С. Соловьеве в его молодые годы. Материалы к биографии. Кн. 3. Петроград, 1921. 366 с.

19. Абрамов А.И. Философия в духовных академиях (традиции платонизма в русском духовно-академическом философствовании) // Bопросы философии. 1997. № 9. С. 130-140.

20. Абрамов А.И. Философия всеединства Bл. Соловьева и традиции русского платонизма // История философии. 2000. № 6. С. 15-32.

21. Helleman WE. Soloviev's Plato // Соловьевский сборник. М.: Феноменология-Герменевтика, 2001. С. 197-219.

22. Корнблат Д.Д. Преображение Платона в эротической философии Bладимира Соловьева // Соловьевские исследования. 2006. Bbm. 12. С. 223-243.

23. Лазарев В.В. Философия Вл. Соловьева и Шеллинг // Философия Шеллинга в России XIX века. СПб.: РХГИ, 1998. С. 477-499.

24. Лазарев В.В. В.С. Соловьев о жизненной драме Платона // История философии. 2011. № 16. С. 146-166.

25. Тихолаз А.Г. Платон и платонизм в русской религиозной философии второй половины XIX - начала XX веков. Киев: ВиРА «Инсайт», 2003. 367 с.

26. Лосский Н.О. История русской философии. М.: Высш. шк., 1991. 560 с.

27. Юркевич П.Д. Разум по учению Платона и опыт по учению Канта // Юркевич П.Д. Философские произведения. М.: Правда, 1990. С. 466-526.

28. Шлет Г.Г. Философское наследие П.Д. Юркевича // Юркевич П.Д. Философские произведения. М.: Правда, 1990. С. 578-638.

29. Соловьев В.С. <Лекции на Высших женских курсах (Москва) 14-го и 28-го января 1875 г.> // Соловьев В.С. Полн. собр. соч. и писем: в 20 т. Т. 1. М.: Наука, 2000. С. 242-245.

30. Соловьев В.С. Лекции по истории философии // Соловьев В.С. Полн. собр. соч. и писем: в 20 т. Т. 4. М.: Наука, 2011. С. 171-258.

31. Максимов М.В. В.С. Соловьев о смысле и назначении философии // Ученые записки Ивановской государственной архитектурно-строительной академии. Вып. 2. Иваново, 1996. С. 103-108.

32. Соловьев В.С. Исторические дела философии. (Вступительная лекция в С.-Петербургском университете 20 ноября 1880 года) // В.С. Соловьев. Собр. соч. Т. II. Брюссель: Жизнь с Богом, 1966. С. 399-413.

33. Соловьев В.С. Смысл современных событий. Содержание речи, произнесенной на Высших женских курсах профессором В.С. Соловьевым 13-го марта 1881 года // Соловьев В.С. Полн. собр. соч. и писем: в 20 т. Т. 4. М.: Наука, 2011. С. 262-266.

34. Соловьев В.С. Кризис западной философии: против позитивистов // Соловьев В.С. Полн. собр. соч. и писем: в 20 т. Т. 1. М.: Наука, 2000. С. 38-152.

35. Гайденко П.П. Мистический рационализм и проблема сверхразумного начала // Критика немарксистских концепций диалектики XX века. М., 1988. С. 49-74.

36. Платон. Тимей // Платон. Собр. соч. в 4 т. Т. 3. М.: Мысль, 1994. С. 421-500.

37. Платон. Государство // Платон. Собр. соч. в 4 т. Т. 3. М.: Мысль, 1994. С. 79-420.

References

1. Solov'ev, VS. Filosofskie nachala tsel'nogo znaniya [Philosophical basics of unitary knowledge], in Solov'ev, VS. Polnoe sobraniesochineniy ipisem v201., t. 2 [Complete collection of works in 20 vol., vol. 2], Moscow: Nauka, 2000, pp. 185-308.

2. Solov'ev, VS. Kritika otvlechennykh nachal [Critics of unrelated basics], in Solov'ev, VS. Polnoe sobranie sochineniy i pisem v 20 t., t. 3 [Complete collection of works in 20 vol., vol. 3], Moscow: Nauka, 2001, pp. 7-360.

3. Solov'ev, VS. Chteniya o Bogochelovechestve [Readings about Godmanship], in Solov'ev, VS. Polnoe sobranie sochineniy i pisem v 20 t., t. 4 [Complete collection of works in 20 vol., vol. 4], Moscow: Nauka, 2011, pp. 9-168.

4.Trubetskoy, E.N.Mirosozertsanie Vl.S. Solov'eva v21. [Solovyov's ideology in 2 vоl.], Moscow: Put', 1913. Т. 1. 652 p.; Т. 2. 420 p.

5. Kojevnikoff, A. La métaphysique religieuse de Vladimir Soloviev. Revue d'histoire et de philosophie religieuse, 1934, XIV, no. 6, pp. 534-554.

6. Kojevnikoff, A. La métaphysique religieuse de Vladimir Soloviev. Revue d'histoire et de philosophie religieuse, 1935, XV, no. 1-2, pp. 110-152.

7. Maksimov, M.V Vladimir Solov'ev i Zapad: nevidimyy kontinent [Vladimr Solovyov and the West: invisible continent], Moscow: Prometey, 1988. 242 p.

64

CoAoebëecKue uccnedoeaHun. BbmycK 2(46) 2015

8. Müller, L. Solovjev und Protestantismus. Freiburg, 1951. 182 p.

9. Tikheev, Yu.B. Platon v filosofii VS. Solov'eva 1870-kh gg. [Plato in VS. Solovyov's philosophy], in Vestnik PSTGU. I: Bogoslovie. Filosofiya [Theology. Philosophy.], 2011, issue 3(35), pp. 58-67

10. Tikheev, Yu.B. K voprosu ob «antichnykh» vliyaniyakh v ranney filosofii VS. Solov'eva [On the question about antique influence in early philosophy], in Istoriya filosofii, 2014, no. 19, pp. 133-141.

11. Nevsky, A. Vladimir Soloviev sur Platon et le drame de sa vie. Transitions, 2006, vol. 46, n. 2. Available at: http://cevipol.ulb.ac.be/sites/default/files/Contenu/Cevipol/7-nevski.pdf

12. Solov'ev, S.M. Vladimir Solov'ev. Zhizn' i tvorcheskaya evolyutsiya [Vladimir Solovyov. Life and creative evolution], Moscow: Respublika, 1997. 431 p.

13. Zen'kovskiy, VV Istoriya russkoy filosofii v2 t., t. 2, ch. 1 [History of Russian philosophy], Leningrad: EGO, 1991. 256 p.

14. Losev, A.F Vladimir Solov'evi ego vremya [Vladimir Solovyov and his time], Moscow: Mysl, 1990. 720 p.

15. Losev, A.F. Eros u Platona [Plato's Eros], in Losev, A.F. Bytie-imya-kosmos [Being-name-kosmos], Moscow: Mysl', 1993, pp. 31-60.

16. Luk'yanov, S.M. O Vl.S. Solov'eve v ego molodye gody. Materialy k biografii. Kn. 1 [About VS. Solovyov in his early age. Materials to the biography. Vol. 1], Petrograd, 1916. 439 p.

17. Luk'yanov, S.M. O Vl. S. Solov'eve v ego molodye gody. Materialy k biografii. Kn. 2 [About VS. Solovyov in his early age. Materials to the biography. Vl.2], Petrograd, 1918. 191 p.

18. Luk'yanov, S.M. O Vl. S. Solov'eve v ego molodye gody. Materialy k biografii. Kn. 3 [About VS. Solovyov in his early age. Materials to the biography. Vl.3], Petrograd, 1921. 366 p.

19. Abramov, A.I. Filosofiya v dukhovnykh akademiyakh (traditsii platonizma v russkom dukhovno-akademicheskom filosofstvovanii) [Philosophy in theological academies (Platonism traditions in Russian theological-academical philosophical styudies], in Voprosy filosofii, 1997, no. 9, pp. 130-140.

20. Abramov, A.I. Filosofiya vseedinstva Vl. Solov'eva i traditsii russkogo platonizma [V Solovyov's philosophy of all-comprising unity and Russian Platonism traditions], in Istoriya filosofii, 2000, no. 6, pp. 15-32.

21. Helleman, WE. Soloviev's Plato [Soloviev's Plato], in Solov'evskiy sbornik [Solovyov's collection], Moscow: Fenomenologiya-Germenevtika, 2001, pp. 197-219.

22. Kornblat, D.D. Preobrazhenie Platona v eroticheskoy filosofii Vladimira Solov'eva [Transformation of Plato in erotical philosophy of Vladimir Solovyov], in Solov'evskie issledovaniya, 2006, issue 12, pp. 223-243.

23. Lazarev, VV Filosofiya Vl. Solov'eva i Shelling [Philosophy of V Solovyov and Shelling], in Filosofiya Shellinga v Rossii XIX veka [Shelling's philosophy in Russia of XIX century], Saint-Petersburg: RKhGI, 1998, pp. 477-499.

24. Lazarev, VV VS. Solov'ev o zhiznennoy drame Platona [Solovyov in life drama of Plato], in Istoriya filosofii, 2011, no. 16, pp. 146-166.

25. Tikholaz, A.G. Platon i platonizm v russkoy religioznoy filosofii vtoroy poloviny XIX -nachala XX vekov [Plato and Platonism in Russian religious philosophy of the 2nd half of XIX - beginning of XX centuries], Kiev: ViRA «Insayt», 2003. 367 p.

26. Losskiy, N.O. Istoriya russkoy filosofii [History of Russian philosophy], Moscow: Vysshaya shkola, 1991. 560 p.

27. Yurkevich, P.D. Razum po ucheniyu Platona i opyt po ucheniyu Kanta [Mind as to Plato's doctrine and experience as to Kant's one], in Yurkevich, P.D. Filosofskieproizvedeniya [Philosophical works], Moscow: Pravda, 1990, pp. 466-526.

28. Shpet, G.G. Filosofskoe nasledie P.D. Yurkevicha [Philosophical heritage of P.D. Yurkevich], in Yurkevich, P.D. Filosofskie proizvedeniya [Philosophical works], Moscow: Pravda, 1990, pp. 578-638.

29. Solov'ev, VS. <Lektsii na Vysshikh zhenskikh kursakh (Moskva) 14-go i 28-go yanvarya 1875 g.> [Lectures on high women courses], in Solov'ev, VS. Polnoe sobranie sochineniy i pisem v 20t., t.1 [Complete collection of works in 20 vol., vol. 1], Moscow: Nauka, 2000, pp. 242-245.

30. Solov'ev, VS. Lektsii po istorii filosofii [Lectures on the history of philosophy], in Solov'ev, VS. Polnoe sobranie sochineniy i pisem v 20 t., t. 4 [Complete collection of works in 20 vol., vol. 4], Moscow: Nauka, 2011, pp. 171-258.

31. Maksimov, M.V VS. Solov'ev o smysle i naznachenii filosofii [VS. Soloyov about sense and destination of philosophy], in Uchenye zapiskiIvanovskoy gosudarstvennoy arkhitekturno-stroitel'noy akademii [Scientific notes of Ovanovo architectural academy], Ivanovo, 1996, issue 2, pp. 103-108.

32. Solov'ev, VS. Istoricheskie dela filosofii (Vstupitel'naya lektsiya v S.-Peterburgskom universitete 20 noyabrya 1880 goda) [Historical matter of of philosophy. Introduction lecture to the Petersburg University from November 20, 1880], in Solov'ev, VS. Sobranie sochineniy, t. II [Collected works, in II vol.], Bryussel': Zhizn' s Bogom, 1966, pp. 399-413.

33. Solov'ev, VS. Smysl sovremennykh sobytiy. Soderzhanie rechi, proiznesennoy na Vysshikh zhenskikh kursakh professorom VS. Solov'evym 13-go marta 1881 goda [Sense of contemporary events. The contents of speech performed at high women courses by professor Solovyov from March 13, 1881], in Solov'ev, VS. Polnoe sobranie sochineniy i pisem v 201., t. 4 [Complete collection of works in 20 vol., vol. 4], Moscow: Nauka, 2011, pp. 262-266.

34. Solov'ev, VS. Krizis zapadnoy filosofii: protiv pozitivistov [Crisis of Western philosophy: against positivists], in Solov'ev, VS. Polnoe sobranie sochineniy ipisem v201., 1.1 [Complete collection of works in 20 vol., vol. 1], Moscow: Nauka, 2000, pp. 38-152.

35. Gaydenko, PP Misticheskiy ratsionalizm i problema sverkhrazumnogo nachala [Mistical rationalism and the problem of superintelligent beginning], in Kritika nymarksistskikh kontseptsiy dialektikiXXveka [Critics of nonmarxist conception of dialectics of the XIX century], Moscow, 1988, pp. 49-74.

36. Platon. Timey [Timey], in Platon. Sobranie sochineniy v 41., t. 3 [Collected works in 4 vol., vol. 3], Moscow: Mysl', 1994, pp. 421-500.

37. Platon. Gosudarstvo [State], in Platon. Sobranie sochineniy v 4 t., t. 3 [Collected works in 4 vol., vol. 3], Moscow: Mysl', 1994, pp. 79-420.

УДК 1(091) ББК 87.3(2)61-07

ПЕТЕРБУРГСКИЙ ПЕРИОД ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА СЕМЁНА ФРАНКА

Г.Е. АЛЯЕВ

Полтавский национальный технический университет имени Юрия Кондратюка, Первомайский пр., д. 24, г. Полтава, 36011, Украина E-mail: gealyaev@mail.ru

Рассматриваются основные этапы петербургского периода жизни и творчества С. Франка. На основе использования исторического, биографического, историко-топог-рафического, критического методов исследования проводится реконструкция основных событий этого периода, а также анализ эволюции философско-мировоззренческих взглядов С. Франка. Утверждается, что именно в петербургский период происходит формирование собственной философской системы С. Франка - переход от ранних, преимуществен-