Научная статья на тему 'Место иррационального в концепции рациональности и субъекта в классическом марксизме и у М. А. Лифшица'

Место иррационального в концепции рациональности и субъекта в классическом марксизме и у М. А. Лифшица Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
105
22
Поделиться
Журнал
Преподаватель ХХI век
ВАК
Область наук
Ключевые слова
РАЦИОНАЛЬНОЕ / RATIONAL / ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ / IRRATIONAL / СУБЪЕКТ / SUBJECT / КЛАССИЧЕСКИЙ МАРКСИЗМ / CLASSICAL MARXISM / М.А. ЛИФШИЦ / ОБЪЕКТИВНАЯ ИСТИНА / OBJECTIVE TRUTH / ЧУВСТВЕННО-ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ / ИДЕАЛЬНОЕ / LIFSHITZ / SENSUAL AND EMOTIONAL / IDEAL

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Свирида Сергей Александрович

В статье рассматривается место иррационального в концепции рациональности классического марксизма, а так же в трудах М.А. Лифшица. Разграничиваются «термин» и «понятие» иррационального, выявляется соотношение понятий «эмпирическое», (рациональное» и «иррациональное». Раскрывается роль иррационального как чувственно-материального аспекта абсолютной истины, которая включает в себя полноту и противоречивость нравственного, эстетического и рационального в общественной практике человека. В статье рассматривается попытка М.А. Лифшица преодолеть теоретическое противоречие в соотношении периодов развития искусства и периодов развития общества. Решение этого противоречия видится М.А. Лифшицу в трактовке проблемы идеального как рационально понятого чувственно-эмоционального в процессе человеческого познания. Показывается, что идеальность предметов человеческого мира это неотъемлемая часть понятия иррационального в марксизме. В част244 ности, у Маркса и Энгельса чувственно-эмоциональное имеет свою историю, но не в качестве развития или смены форм созерцания, а в качестве постоянной, непрекращающейся борьбы человека с миром в опредмечивании этой борьбы, в том числе в произведениях искусства, где нет и не может быть смысла до, вне и не зависимо от человека. Проблема чувственно-эмоционального, таким образом, приобретает в марксизме, как это показал М.А. Лифшиц, совершенно новое в истории философии звучание. Вместе с тем М.А. Лифшиц демонстрирует различие между рациональным и иррациональным с точки зрения марксистской диалектики. Понятие чувственно-эмоционального в ортодоксальном марксизме структурно завершает марксистскую концепцию рациональности.

The Place of the Irrational in the Concept of the Rationality and Subject in Classical Marxism and in Works of M.A. Lifshitz

The article deals with the problem of the place of the irrational in the concept of the rationality in Classical Marxism as well as in the works of M.A. Lifshitz. The "term" and the "notion" of the irrational are discriminated, while the correlation between such notions as "empiric", "rational" and "irrational" is clarified. The role of the irrational as sensual and material aspect of the absolute truth which includes the fullness and discrepancy of the moral (ethic), the aesthetic and the rational in the social human practice is revealed. The article treats M.A. Lifshitz's attempt to overcome the theoretical divergence in the correlation of the periods of the art development and those of the society evolution. Lifshitz saw the solution of this inconsistency in treating the problem of the ideal as the rationally understandable sensual and emotional in the process of the human cognition. It has been demonstrated that the ideality of the objects of the human world is an integral part of the notion of the irrational in Marxism. In particular, Marx and Engels considered the sensual and emotional to have its history, however not as development or change transformation but as constant incessant struggle of the man against the world in the objectification of such a struggle including the art works where there is or can be no sense before, outside and depending on the man. The problem of the sensual and emotional thus acquires a brand new perception in History of Philosophy in Marxism as it was proved by Lifshitz. Therewith M. Lifshitz demonstrates the difference between the rational and the irrational from the point of view of Marxist Dialectics. The notion of the sensual and emotional in Orthodox Marxism structurally completes the Marxist conception of the Rationality.

Текст научной работы на тему «Место иррационального в концепции рациональности и субъекта в классическом марксизме и у М. А. Лифшица»

УДК 1 (091 ):165.12 ББК 87.3

МЕСТО ИРРАЦИОНАЛЬНОГО В КОНЦЕПЦИИ РАЦИОНАЛЬНОСТИ И СУБЪЕКТА В КЛАССИЧЕСКОМ МАРКСИЗМЕ И У М.А. ЛИФШИЦА

| С.А. Свирида

Аннотация. В статье рассматривается .место иррационального в концепции рациональност и классического марксизма, а так же в трудах М.А. Лифшица, Разграничиваются «термин» и «понятие» иррационального, выявляется соотношение понятий «эмпирическое», (рациональное» и «иррациональное». Раскрывается роль иррационального как чувственно-материального аспекта абсолютной истины, которая включает в себя полноту и противоречивость нравственного, эстетического и рационального в общест венной практ ике человека, В статье рассматривается попытка М.А. Лифшица преодолеть теоретическое противоречие в соотношении периодов развития искусства и периодов развития общества, Решение этого противоречия видится М.А. Лифшицу в трактовке проблемы идеального как рационально понятого чувственно-эмоционального в процессе человеческого познания, Показывается, что идеальность предметов человеческого мира - это неотъемлемая часть понятия иррационального в марксизме. В част-244 ности, у Маркса и Энгельса чувственно-эмоциональное имеет свою историю, но не в качестве развития или смены форм созерцания, а в качестве постоянной, непрекращающейся борьбы человека с миром в опредмечивании этой борьбы, в том числе в произведениях искусства, где нет и не может быть смысла до, вне и не зависимо от человека, Проблема чувственно-эмоционального, таким образом, приобретает в марксизме, как это показал М.А. Лифшиц, совершенно новое в истории философии звучание. Вместе с тем М.А. Лифшиц демонстрирует различие между рациональным и иррациональным с точки зрения марксистской диалектики, Понятие чувственно-эмоционального в ортодоксальном марксизме структурно завершает марксистскую концепцию рациональности,

Ключевые слова: рациональное, иррациональное, субъект, классический марксизм, М.А. Лифшиц, объективная истина, чувственно-эмо-ционал ьное, идеал ьное.

THE PLACE OF THE IRRATIONAL IN THE CONCEPT

OF THE RATIONALITY AND SUBJECT IN CLASSICAL MARXISM

AND IN WORKS OF M.A. LIFSHITZ

I S.A. Svirida

Abstract. The article deals with the problem of the place of the irrational in the concept of the rationality in Classical Marxism as well as in the works of M.A. Lifshitz. The "term" and the "notion" of the irrational are discriminated, while the correlation between such notions as "empiric", "rational" and "irrational" is clarified. The role of the irrational as sensual and material aspect of the absolute truth which includes the fullness and discrepancy of the moral (ethic), the aesthetic and the rational in the social human practice is revealed, The article treats M.A. Lifshitz's attempt to overcome the theoretical divergence in the correla tion of the periods of the art developm en t and those of the society evolution, Lifshitz saw the solution of this inconsistency in treating the problem of the ideal as the rationally understandable sensual and emotional in the process of the human cognition, It has been demonstrated that the ideality of the objects of the human world is an in tegral part of the notion of the irrational in Marxism, In particular, Marx and Engels considered the sensual and emotional to have its history, however not as development or change transformation but as constant incessant struggle of the man against the world in the objectification of such a struggle including the art works where there is or can be no sense before, outside and depending on the man, The problem of the sensual and emotional thus acquires a brand new perception in History of Philosophy in Marxism as it was proved by Lifshitz. Therewith M. Lifshitz demonstrates the difference between the rational and the irrational from the point of view of Marxist Dialectics. The 2/|j] notion of the sensual and emotional in Orthodox Marxism structurally com pletes the Marxist conception of the Rationality.

Keywords: rational, irrational, subject, classical Marxism, Lifshitz, objective truth, sensual and emotional, the ideal.

На протяжении всего нового и новейшего времени в философской науке присутствует, как одна из центральных, проблема соотношения рационального н иррационального в теории н практике общественного бытия. Один из полюсов проблемы — иррациональное — тем более привлекает к себе внимание ученых и философствующих интеллектуалов самых раз-

ных направлений, чем более ощутимыми в общественном бытии становятся социально-экономические противоречия и антагонизмы. Не удивительно, что марксистская теория диалектики рационального и иррационального в постсоветский период подверглась «пересмотру». В российском философском сообществе за последние два десятилетня постепенно укрепн-

лось мнение, что «...марксистская философия под термин "иррациональное" подводила такие формы общественного сознания, как мифология и религия, которые породили пдею существования сверхъестественного. Иррациональное — это мир видимости, кажимости» [1, с. 45]. В связи с этим важно напомнить, что «термин» еще не есть понятие, философская категория. Термин — это лишь «рабочее» обозначение тех или иных отвлечений от содержательных сторон понятия, которое не может быть отождествлено с термином в силу своего объективного становления в процессе познания. Как заметил А. Грамши, «идентичность терминологии не означает идентичности понятий» [2, с. 183]. Задача моего исследования состоит как раз в том, чтобы постараться прояснить значение н место понятия иррационального в классическом марксизме1 и трактовку этого понятия в историко-философских трудах М.А. Лифшица.

Во избежание же возможного недопонимания необходимо сделать одно предварительное замечание. Значения категорий рационального и иррационального, о чем ниже пойдет речь, так или иначе исторически и контекстуально обусловлены, поскольку всегда философское содержание концепции (в зависимости от времени, места и характера применения) является основой для наполнения категорий их собственным содержанием. Поэтому для фиксации содержательных различий внутри единой формы

марксистской рациональности я буду использовать такую условную структуру соотношения категорий рационального и иррационального, в которой: 1) эмпирическое рассматривается как просто нерациональное, а 2) рациональное как разумно-рассудочное, научно-теоретическое; 3) иррациональное выступает тогда в двух аспектах: во-первых, как чувственно-эмоци-ональное, интуитивное, то есть диалектически взаимосвязанное с рациональным посредством творческого интеллектуального акта, н, во-вторых, как внерациональное — «трансцендн-рующее» мистическое, то есть как абсолютизация чувственно-эмоционального и интуитивного. При этом под иррациональным будет иметься в впду преимущественно его первый нз обозначенных смыслов.

Заметная роль в рационально-дна-лектическом осмыслении иррационального принадлежит М.А Лнфшицу.

Лифшиц в своем творчестве старается прояснить идею, которая заключается в том, что для Маркса и Энгельса «существует абсолютная истина, развивающаяся в истории противоречиво и сложно, — истина теоретическая, нравственная и эстетическая, многообразная в своих исторических явлениях, но единая, не распадающаяся на множество условных, равных друг другу по ценности, непроницаемых и по существу иррациональных культур, идеологий, стилей, "видений", "знаковых систем"» [4, с. 162-163]. Иначе говоря, Лифшиц

1 Под понятием «классический» здесь и далее я имею в виду ту форму марксизма, которая характерна для основоположников этого философского направления - Карла Маркса и Фридриха Энгельса. В этом отношении это понятие более узко по отношению к тому объему, который вкладывает Д. Лукача в понятие «ортодоксальный марксизм»: «Ортодоксальный марксизм, стало быть, означает не некритическое признание Марксовых исследований, не "веру" в тот или иной тезис, не истолкование "священной" книги. Ортодоксия в вопросах марксизма, напротив, относится исключительно к методу» [3, с. 104].

полагает наличие в истории абсолютной нстпны. Но что есть абсолютная истина для Лифшнца? Это многообразие проявлений единой теоретической, нравственной и эстетической истины, которое зачастую предстает перед человеком в чувственно-эмоцио-нальной, а не в понятийной форме. Познавательное единство форм объективной истины не позволяет, таким образом, исключить из полноценного процесса познания его иррациональную (чувственно-эмоциональную, эстетическую) форму. Чем же дня классического марксизма является иррациональная форма объективной истины?

Марксистская интерпретация чувственно-эмоционального исходит нз материалистической природы человеческого восприятия мира. Это значит, что если всякая сторона общественной жизни человека определяется материальным производством конкретного общества, то и художественная и творческая стороны общественного человека имеют тот же самый источник. Но, как замечает М.А. Лнфшнц, «отсюда вовсе не следует, что в теории диалектического материализма искусство играет подчиненную роль в смысле пнсаревского предпочтения сапожника Рафаэлю. Напротив, именно идеалистическое возвышение искусства над матер иальной действительностью имеет своей оборотной стороной аскетическое принижение его как чувственно-конкретной формы отношения к миру» [5, с. 265]. Поэтому диалектический материализм и выступает с позиций «эмансипации» искусства в рамках новой рациональности Чувственно-эмоциональное освобождается от диктата абстрактной мысли, как это имело место в разных вариациях у Гегеля и Фейербаха.

У Маркса и Энгельса чувственно-эмоциональное имеет свою историю, но не в качестве развития или смены форм созерцания, а в качестве постоянной, непрекращающейся борьбы человека с миром в опредмечивании этой борьбы, в том числе в произведениях искусства, где нет и не может быть смысла до, вне и не зависимо от человека. Да и сами эти предметы есть результат развивающихся отношений человека (общества) и природы. «Эстетическая потребность не есть нечто биологически данное до всякого общественного развития. Она — исторический продукт, результат длительного развития материального н духовного производства» [5, с. 267], — пишет М.А. Лнфшнц. Потребление опосредствуется самим предметом. Потребность потребления так нлн иначе есть то ощущение, которое создано человеческим восприятием этого предмета: «Произведение искусства — то же самое происходит со всяким другим продуктом — создает публику, чувствующую искусство и способную наслаждаться красотой. Производство создает поэтому не только предмет для субъекта, но также и субъект для предмета» [6, с. 29].

Таким образом, диалектическое становление проблемы объективного н субъективного в эстетическом показывает свой исторический характер. «Закостеневшее в природной грубости производство» — это не про потребление, которое является частью процесса производства, ибо потребление, как говорит Маркс, «выходя из своей первоначальной грубости н непосредственности» [5, с. 267], в бесконечных повторениях доводит себя до степени искусства.

Абстрактное понимание процесса развития эстетического чревато, как замечает Лифшиц, тем, что знаменитый тезис Маркса о несовпадении периодов развития искусства и периодов развития общества [6, с. 48], приобретает форму такой проблемы: «Либо искусство в своем развитии следует за развитием производительных сил общества..., либо соответствия между ними нет, и тогда отпадает всякая возможность применения исторического материализма к искусству» [5, с. 269]. Это формальный подход к делу. «Исто-рически-обусловленное противоречие между искусством и обществом» есть не что иное, как необходимая часть марксистского понимания чувственно-эмоционального познания человека. «Чувства нмеют свою историю» [5, с. 266]. В марксизме проблема чувственно-эмоционального стоит бок о бок с такими аспектами жизни общества как «политическое, правовое, философское, религиозное, литературное, художественное и т. д.» [7, с. 175]. Да, чувственно-эмоциональное зависимо и теоретически выводимо из ма-териально-производственных отношений. Но дело, однако, куда более сложно, чем это может показаться на первый взгляд. От панлогического отождествления чувственно-эмоцио-нального н материально-пронзвод-ственных отношений, например, предостерегает Энгельс в письме В. Бор-гиусу от 25 января 1894 года. Энгельс пишет: «Дело обстоит совсем не так, что только экономическое положение является причиной, что только оно является активным, а все остальное — лишь пассивное следствие. Нет, тут взаимодействие на основе экономической необходимости, в конечном счете всегда прокладывающей себе

путь» [7, с. 175]. Именно «топнка» «в конечном счете» имеет решающее значение дня понимания роли и места чувственно-эмоционального в структуре философского содержания классического марксизма.

Суть того, что сделали Маркс и Энгельс для понимания иррационального в научном материализме, можно выразить словами из работы Маркса «К еврейскому вопросу»: «Воззрение на природу, складывающееся при господстве частной собственности и денег, есть действительное презрение к природе, практическое развенчание ее... Презрение к теории, искусству, истории, человеку как самоцели... является действительной, осознанной точкой зрения и добродетелью денежного человека» [5, с. 276]. Объективный характер капиталистических отношений формирует то представление о чувственно-эмоциональном, которое уже не способно выйти за рамки абстрактного исчисления предметов духовной н чувственной жизни людей. «На место отношений личной зависимости пришла зависимость абстрактная, хотя отнюдь не менее реальная и жестокая» [5, с. 277].

В противоположность этому марксизм впервые ставит вопрос о рациональном понимании чувственно-эмо-ционального в его единственно возможной адекватной форме. В ходе философского анализа и критики гегелевской концепции идеальности Маркс приходит к осознанию и формированию проблемы тех вещей, которые свой собственный смысл приобретают у «духа», у «мышления». Товар, слова, их формы и прочее — все это относится к тому материально-чувственному, природа которого также «чувственно-сверх-

чувственна». Маркс вскрывает сущность действительного отношения «чувственно-сверхчувственного» к сознанию человека, завершая, тем самым, структуру концепции рациональности научного материализма: «Таинственность товарной формы состоит прост в том, что она является зеркалом, которое отражает людям общественный характер их собственного труда как вещный характер самих продуктов труда, как общественные свойства данных вещей, присущие пм от природы; поэтому и общественное отношение производителей к совокупному трупу представляется нм находящимся вне их общественным отношением вещей. Благодаря этому quid pro quo2 продукты труда становятся товарами, вещами чувственно-сверхчувственными, или общественными... Между тем, товарная форма и то отношение стоимостей продуктов труда, в котором она выражается, не имеют решительно ничего общего с физической природой вещей и вытекающими из нее отношениями вещей» [8, с. 82].

Идеальность предметов человеческого мира — неотъемлемая часть понятия иррационального в марксизме. Иррационального не мистического, не доведенного до крайности рационального, но чувственно-эмоционального в рациональном. На поверку, например, «мистическое» в системе Гегеля, есть прост гипертрофированное рациональное в его системе. У Фейербаха иррациональный характер любви к человеку также оказывается лишь выражением избыточной абстрактности в понимании человека. Марксизм, таким образом, вводит по-новому понимаемое иррациональное (как момент рацио-

2 «Появлению одного вместо другого» (лат.).

нального) в область исторического существования человека через критику Геге.ля и через критику политэкономии: «Вполне рациональное, очищенное от всякой мистики понимание "идеального", как "идеальной формы" реального, материального по своей субстанции мира, в общей форме было достигнуто К. Марксом как раз в ходе конструктивно-критического преодоления гегелевской концепции идеальности, а в частной форме — как решение вопроса о форме стоимости через критику политической экономии, т.е. классической трудовой теории стоимости» [9, с. 46]. Иррациональное есть первичная форма восприятия, познания мира (общества и природы), в то время как идеальное — это форма бытия самого знания, разумных и чувсгвенно-эмоци-ональных отношений человека, общества н природы.

Проблема чувственно-эмоцио-нального, таким образом, приобретает в марксизме, как это показал в своих работах Лнфшнц, совершенно новое в истории философии звучание. Иррациональное теперь (не терминологически, но сущностно) невозможно мыслить как пустой отзвук человеческого невежества. Сущностно это понятие присутствует и развивается вместе с человеком (в частности, в форме «идеального»). Если погибнет человеческое общество, то не будет места и иррациональному.

Понятие чувственно-эмоционального структурно завершает марксистскую концепцию рациональности. Это понимал и постоянно размышлял над этим Лнфшнц. Во-первых, анализ проблемы объективного н субъективного показывает их

исторический характер, противоречивость отношений искусства и общества. Из этого факта не следует логической противоречивости концепции марксистской рациональности, а следует уточнение взаимоотношений рационального и иррационального в истории, где иррациональное понимается как момент рационального. С одной стороны, рациональное познание мира предполагает полнен 1,(мшоо включение в процесс познания чувственно-эмоционально-го элемента, а с другой — чувственно-эмоциональное само понимается как некоторая форма усугубленного рационального, когда права разума так или иначе абсолютизируются. Примером тому может служить, согласно Марксу, «логический мистицизм» Гегеля. Во-вторых, в ходе прояснения диалектики рационального и иррационального, Маркс, как это показали и развили М.А Лифшиц и Э.В. Ильенков, намечает принципиально новое понимание категории идеального, которая является обозначением формы бытия и взаимодействия рационального и иррационального в ходе исторической деятельности человечества. II рациональное, и иррациональное существуют идеально, «чувственно-сверхчувственно», то есть в процессе познания и практики, не лишенных определенной противоречивости.

Вместе с тем Лифшиц прекрасно осознавал различие между рациональным и иррациональным с точки зрения марксистской диалектики. Свидетельства тому можно найти не только в тех работах мыслителя, которые предназначались для печати [5], но также и в его архивных записях и набросках: «Именно фантастическое, обратное тому, что есть, утверждает

реальное, практически иное. Вот решение вопроса о том, живут ли первобытные люди в фантастическом или в реальном мире. Они живут в последнем, через оправдание и осмысление его посредством обратного» [10, с. 12]. Согласно Лифшицу, иррациональное для классического марксизма, с одной стороны, источник дифференциации реального; с другой — это приближение к реальному через отказ от противоречий в процессе познания, поспешное абстрагирование от конкретного предмета. Отсюда и миф как таковой, фантазия — будь то у детей или у дикарей. Но проблема соотношения мифа (как внерацнонального знания) н иррационального (как чувственно-эмоционального знания) состоит в том, что научное, то есть диалектико-материалистическое, пли рационально-диалектическое познание есть преодоление характерных дня мифа абстракций, якобы «снимающих» проблему незнания. Именно борьба с «условным, символическим, приблизительным-, насильственным» [10, с. 12] в решении противоречий в процессе познания является имплицитной характеристикой историко-философско-го творчества Лифшица.

Философские труды Лифшица демонстрируют неистощимый теоретический потенциал классического марксизма и строго выявляют один из главных элементов классической марксистской рациональности — понятие иррационального. Проделанная Лифшнцем научно-теоретическая работа по исследованию чувственно-эмо-ционального в марксистской традиции, таким образом, помогает сегодня лучше понять концепцию субъекта в классическом марксизме и ее продуктивность для современности.

СПИСОК источников И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бабина, В.Н. Проблема соотношения рационального и иррационального в историко-философской традиции: онтогносео-логический аспект [Текст] / В.Н. Бабина // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. -2012. -№3 (23). - С. 36-46.

2. Грамши, А. Тюремные тетради: в 3 ч. [Текст] / А. Грамши; пер. с ит. - М.: Политиздат, 1991. - Ч. 1.

3. Лукач, Г. История и классовое сознание. Исследования по марксистской диалектике [Текст] / Г. Лукач; пер. с нем., предисл. С.Н. Земляного. - М.: «Логос-Альтера», 2003.

4. Лифшиц, М.А. Мифология древняя и современная [Текст] / М.А.Лифшиц. - М.: Искусство, 1979.

5. Лифшиц, М.А. Карл Маркс и вопрос об исторических судьбах искусства [Текст] / М.А.Лифшиц // Лифшиц М.А. Надоело. В защиту обыкновенного марксизма. -М.: Изд-во «Искусство-ХХ1 век», 2012.

6. Маркс, К. Экономические рукописи 1857-1861 гг. (Первоначальный вариант «Капитала») [Текст] / К. Маркс; пер. с нем. - Изд. 2-ое. - М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2011. - Ч. I.

7. Энгельс, Ф. Письмо В. Боргиусу в Брес-лавль от 25 января 1894 года [Текст] / Ф. Энгельс //Маркс К., Энгельс Ф. Соч. -Изд. 2-ое. - Т. 39. - М.: Госполитиздат, 1966.

8. Маркс, К. Капитал [Текст] / К. Маркс // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 23. - Изд. 2-ое. -М.: Госполитиздат, 1960.

9. Ильенков, Э.В. Диалектика идеального [Текст] / Э.В. Ильенков // Логос. - 2009. -№ 1. - С. 6-63.

10. Лифшиц, М.А. Varia [Текст] / М.А. Лифшиц. - М.: ООО «Издательство Грюн-дриссе», 2010.

REFERENCES

1. Babina V.N., Problema sootnoshenija racional'nogo i irracionarnogo v istoriko-fi-losofskoj tradicii: ontognoseologicheskij aspect, Izvestija m>sshih uchebnyh zavedenij, Povolzhskij region, Gumanitamye nauki, 2012, No. 3 (23), 36-46.

2. Gramsci A., Tjuremnye tetradi, in 3 parts, part 1, traiisl. from Italian, Moscow, Politiz-dat, 1991.

3. Pukacs G., Istorija i klassovoe soznanie. Issledovanija po marksistskoj dialektike, transl. from German, introd. by S.N. Zeml-janoj, Moscow, Pogos-Al'tera, 2003.

4. rifshic M.A., Mifologija drevnjaja i sovre-mennaja, Moscow, Iskusstvo, 1979.

5. rifshic M.A., "Karl Marks i vopros ob is-toricheskih sud'bah iskusstva", in: Lifshic M.A., Nadoelo. V zashhitu obyknovennogo marksizma, Moscow, Izd-vo "Iskusstvo-XXI vek", 2012.

6. Marx K., Ekonomicheskie rukopisi 1857-1861 gg. (Pen'onachal'nyj variant "Kapi-tala"), part. 1, transl. from German, 2nd ed., Moscow, Knizlmyj dom "PIBROKOM', 2011.

7. Engels F., "Pis'mo V. Borgiusu v Breslavl' ot 25 janvaija 1894 goda", in: Marx K., Engels F., Sochinenija, 2nd ed., vol. 39, Moscow, Gospolitizdat, 1966.

8. Marx K., "Kapital", in: Marx K., Engels F., Sochinenija, 2nd ed., vol. 23, Moscow, Gospolitizdat, 1960.

9. IPenkov E.V., Dialektika ideal'nogo, Logos, 2009, No. 1,6-63.

10. Pifshic M.A., Varia, Moscow, Izdatel'stvo "Gijundrisse", 2010.

Свирида Сергей Александрович, аспирант, кафедра философии, факультет социологии, экономики и права, Московский педагогический государственный университет, svirida_sergei@ mail.ru

Svirida S.A., Post-graduate Student, Philosophy Department, Sociology, Economics and Law Faculty, Moscow State Pedagogical University, svirida_sergei@mail.ru