Научная статья на тему 'Меняющийся мир в зеркале меняющихся словарей'

Меняющийся мир в зеркале меняющихся словарей Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

223
34
Поделиться
Ключевые слова
ИЗМЕНЕНИЯ СЛОВАРЕЙ / СЛОВАРЬ / СОВРЕМЕННЫЕ СЛОВАРИ / ЯЗЫК

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Козырев Владимир Алексеевич, Черняк Валентина Данииловна

Социальная, просветительская функция словарей особенно важна сегодня, в условиях быстро меняющегося социокультурного пространства. Совокупность словарей последнего времени отражает языковой облик эпохи, представляет наиболее существенные изменения в лексиконе современной языковой личности; именно словарям принадлежит исключительное место в сохранении культурной памяти народа, в формировании лингвистически компетентного члена языкового коллектива, человека, способного осознанно строить свое речевое поведение и оценивать речь других.

Текст научной работы на тему «Меняющийся мир в зеркале меняющихся словарей»

ОБРАЗОВАНИЕ И РУССКИЙ ЯЗЫК

В. А. Козырев,

профессор кафедры русского языка

В. Д. Черняк,

заведующая кафедрой русского языка

МЕНЯЮЩИЙСЯ МИР В ЗЕРКАЛЕ МЕНЯЮЩИХСЯ СЛОВАРЕЙ

Социальная, просветительская функция словарей особенно важна сегодня, в условиях быстро меняющегося социокультурного пространства. Совокупность словарей последнего времени отражает языковой облик эпохи, представляет наиболее существенные изменения в лексиконе современной языковой личности; именно словарям принадлежит исключительное место в сохранении культурной памяти народа, в формировании лингвистически компетентного члена языкового коллектива, человека, способного осознанно строить свое речевое поведение и оценивать речь других.

Известный лингвист Г. А. Золотова пишет: «Толковый словарь родного языка стоит на книжной полке в каждой культурной семье. Люди, говорящие, пишущие, думающие над построением и оформлением своей речи находят в словаре ответы на многие свои сомнения. Для тех, кто работает с языком профессионально, — педагогов, исследователей, журналистов, поэтов, редакторов — толковый словарь — настольная книга» (Золотова 2007: 194).

Слово находится в постоянном движении, его сегодняшние характеристики, сегодняшнее его восприятие говорящим могут не совпадать с теми, которые наблюдались не только в прошлые века, но и в предшествующие одно-два десятилетия. Создатели словарей стремятся к постоянному обновлению своей продукции, отвечая тем самым на все новые и новые вопросы, возникающие у читателей — пользователей словаря. Однако всегда словарь чуть отстает от реальной языковой ситуации, и это вполне естественно, ведь язык — это

динамичная, постоянно меняющаяся, отвечающая на изменения окружающей среды система. По словам Ю. Н. Караулова, «словарь выступает в роли быстроногого Ахиллеса, который не может догнать черепаху».

У читателя словаря неизбежно появляются вопросы, ответа на которые он найти не может. Так, в большинстве словарей мы не найдем слова гламур, которое стало «словом года» в 2008 г., словари пока не дают ответа на вопрос, чем таунхаусы отличаются от пентхусов, кто такой лузер, какой из четырех встречающихся вариантов написания слова секонд-хэнд является правильным и т. п.

Несмотря на такое неизбежное отставание, словарь остается необходимым навигатором в море информации. В новых словарях читатель находит сведения о новых реалиях, о новых словах и их значениях, о современной языковой норме.

Сопоставление словарей, созданных в разное время, позволяет осмыслить те изменения, которые произошли в мире. Нам уже приходилось писать о том, как в словарях отражаются меняющиеся приметы эпохи (Козырев, Черняк: 1998). В данной статье предметом нашего внимания является словарная фиксация языковых изменений последних 10 — 15 лет (это очень небольшой в жизни языка срок).

Прежде всего, обратимся к, пожалуй, самому популярному и востребованному сегодня «Толковому словарю русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой, первое издание которого появилось в 1992 г. (далее — СОШ), и к развивающему это издание «Толковому словарю русского языка»

под редакцией Н. Ю. Шведовой, изданному в 2007 г. Для сопоставления был избран словарный отрезок на букву Г, содержащий в каждом из словарей более 1000 слов.

В словаре 2007 г. появляются отсутствующие в СОШ слова гексаген, гель, гемофилия, геном, генотип, генофонд, геопатогенный, геосфера и гидросфера, геофизика и геохимия, глобализм, глобалист, граффити, грант, гуманоид, готский, готы. Очевидно, что все эти слова отражают изменения в жизни и в словаре. Каждая из названных лексических единиц или прочно вошла в современный быт (гель, грант), в политический дискурс (глобализм), в средства массовой информации как отражение злободневных реалий (гексаген), или является номинаций активно обсуждаемых в обществе понятий современной науки (геном, геопатогенный). Актуализируется ряд единиц, относившихся к разряду историзмов. Так, в словаре 2007 г. появляется слово герольдмейстер: «Должностное лицо, отвечающее за разработку гимна, герба, флага». У слова гривна фиксируется новое, 4-е значение: «Денежная единица на Украине».

В последнее десятилетие в русской речи активно функционируют заимствованные слова, обозначающие реалии мусульманского мира, заметно влияющие и на современную европейскую жизнь. Слово газават получает в словаре 2007 г. отсылочное толкование «То же, что джихад»; джихад — «У мусульман: священная война против иноверцев». В СОШ представлено только слово газават с приведенным толкованием. Дискурс современных СМИ убеждает, что из двух синонимичных слов сейчас используется почти исключительно джихад, причем это слово в ситуации противостояния европейской и мусульманской цивилизаций становится весьма актуальным.

Примечательно изменение оценок, явно обнаруживающееся в словарных статьях, стремление составителей к толерантности, отвечающее принципу антропоцентризма

словарей. Так, например, в СОШ слово гомосексуализм получает толкование «половое извращение — влечение к лицам своего же пола», а в словаре 2007 г. — «половое влечение к лицам своего же пола» (исключается первая негативно оценочная часть толкования).

Характеристика слова в различных словарях с учетом времени их создания, прагматической установки на адресата неразрывно связана с идеологическими ори-ентациями, проявляющимися и в составе словника, и в характере дефиниций, и в оценочных пометах, и в иллюстративном материале. Обычно об идеологии словаря говорят применительно к изданиям советской эпохи. Но она обнаруживается и в изданиях постсоветских, в словарях, над которыми работал один редактор-составитель. Так, в СОШ новое для конца 80-х — начала 90-х гг. значение слова гласность получает следующее толкование: «Одна из черт подлинной демократии [выделено нами. — В. К., В. Ч.] — открытая и полная информация о любой общественно значимой деятельности и возможность ее свободного и широкого обсуждения». В словаре 2007 г. выделенная оценочная, в известной степени публицистичная часть толкования исчезает, что, безусловно, отражает изменение общественно значимых ориентиров.

Особое место в фиксации языковых изменений принадлежит неологическим словарям, которые позволяют осуществить завет выдающегося лингвиста Л. В. Щербы: «Совершенно очевидно, что каждый культурный народ должен следить за изменениями в словаре своего языка».

В Институте лингвистических исследований РАН создается серия словарей, каждый их которых отражает неологизмы определенного десятилетия. В своей же совокупности словари серии, так называемые «словари-десятилетники», убедительно представляют постепенный, не прекращающийся ни на один год, месяц и даже день процесс обновления русского языка.

В неологических словарях отражается путь закрепления слов в языке — от окказиональных до регулярных.

Обратимся к словарю «Новые слова и значения: Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 90-х гг.» под редакцией Е. А. Левашова, изданному в 2006 г. и представившему важнейшие процессы, характеризующие русскую лексику последнего десятилетия ХХ столетия.

В словаре описываются 5560 новых слов и 1240 старых слов с новыми значениями. Перелистывая страницы словаря, мы находим, с одной стороны, то, что отражает прогресс в разных сферах жизни, что, несомненно, займет свое место (или уже заняло) в толковых словарях, с другой — то, что является приметой эпохи, специально маркировано временем и останется в словаре именно как моментальный снимок языкового состояния (ср. бровеносец, болдырев-цы, белодомовец, белодомовский, гумани-тарщик — «тот, кто участвует в оказании гуманитарной помощи», оталонивание — «обеспечивание кого-, чего-л. талонами», талонизация, гробовые, груз-200). Для осмысления направлений развития лексики очень показательными являются многочисленные гнезда с устойчивой первой частью. Приведем в качестве примера фрагменты трех гнезд, отражающие по-разному актуальные явления современной действительности:

• бизнес-авиация, бизнес-агент, бизнес-адвокат, бизнес-администратор, бизнес-банк, бизнес-блок, бизнес-блокнот, бизнес-версия, бизнес-виза, бизнес-встреча, бизнес-вумен, бизнес-гид, бизнес-городок, бизнес-группа, бизнес-делегация, бизнес-журнал, бизнес-документация, бизнес-игра, бизнес-ланч, бизнес-карта, бизнес-карьера, бизнес-консультант, бизнес-лицей, бизнес-папка, бизнес-партнер, бизнес-проект, бизнес-психология;

• наркобарон, наркобизнесмен, наркогруппировка, наркоденьги, наркодилер, наркокартель, наркокурьер, наркоман-

ский, наркомафиози, наркопреступление, наркопритон, наркорынок; • бомжара, бомжатник, бомжата, бом-жатский, бомжевание, бомжеватый, бомжевать, бомжевидный, бомжев-сий, бомжовый, бомжеообразный, бомжиха, бомжовка, бомж-отель. Словарь убеждает в том, что динамические процессы в лексике связаны, прежде всего, с тремя тенденциями: с тенденцией к заимствованиям (бонсай, барбекю, бар-сетка, бодибилдер, бренд, от кутюр, паста, тамагочи и мн. др.); с тенденцией к активизации терминологии (гендерный, герудотерапия); с тенденцией к жаргони-зации (ботан, ботаник, гоблин, наварить, наколоть, навороты, надинамить наезд, навскидку, накат, оттянуться и мн. др.).

Разнообразие словообразовательных моделей, по которым образуются новые слова, представленные в словаре, открывает богатейшие возможности для осмысления возможностей русского словообразования (ср., например: безбензинье, безрежиссе-рье, балансодержатель, грузинизировать, голосовальщик, евангелизировать; жю-рить, идиотизация, набоковед, набокове-дение, нашист, новостийный, обменник и мн. др.). Во многих случаях семантически значимый словообразовательный элемент является знаком нового осмысления окружающей действительности. Показательна, например, приставка нео- (необуржуазия, неокоммунист, неонэпман, неосоветский, неославянофильство, неототалитаризм, неоязычники и др.), приставка не- (негражданин, негражданство, невъездной, невыездной, негрузины, неказахи, нелатыши, нелитовцы, нельготники, нероссияне, нечеченцы и др.).

Важным представляется и включение в словарь некоторых актуальных для данного хронологического среза производных от имен собственных (болдыревцы, горбо-мания, горбостройка, ельциноид, ельцино-мика и др.), активно используемых (или использовавшихся в соответствующий вре-

менной период) в разных типах текстов. Их включение в словарь не только фиксирует заметную часть лексикона, но и представляет важный социокультурный материал, ценность которого будет возрастать по мере естественного удаления словаря от описываемого временного среза.

Словарь демонстрирует расширение синонимических ресурсов за счет новых единиц, активно используя синонимический и описательно-синонимический способы толкования: нехило («недурно, неплохо; хорошо, замечательно»), неслабый («замечательный, интересный»), гудеть («кутить, пьянствовать, гулять»), раздолбайство («неряшливость, небрежность в делах, разгильдяйство») и др.

Обогащается и русская фразеология. Новые устойчивые выражения закрепляются в речи, а позже фиксируются в словаре: с точностью до наоборот; в одном флаконе; перетягивать одеяло; пальцы веером; пену гнать; не отходя от кассы; бежать впереди паровоза; перевести стрелку; молчать как партизан.

Еще одно издание, фиксирующее изменения в русской лексике, — «Толковый словарь русского языка начала XXI века: актуальная лексика» — подготовлен коллективом петербургских авторов под ред. проф. Г. Н. Скляревской. Его отличает опора на огромный лексический фонд в 15 млн словоупотреблений. В качестве источников представлены все виды средств массовой информации (устная и письменная формы речи), современная научная, общественно-политическая, художественная литература (в том числе и массовая, чутко реагирующая на изменения в узусе). Этот богатый материал позволил в полной мере воплотить в словарной форме все пласты современной русской лексики. Составителями подчеркивается, что в словаре описывается тонкий хронологический срез (начало ХХ! в.). Именно такой подход позволил охарактеризовать 8500 лексических единиц, которые в своей совокупности воплотили то новое,

что отражает живое употребление лексики и фиксирует изменения в языковом сознании современников.

Анализ содержащейся в словаре лексики дает очень много для осмысления меняющейся картины мира нашего современника. Показательны, например, группы с начальным компонентом гео-, гипер-, с одной стороны, и многочисленные слова с начальным компонентом нарко--с другой. Широкий пласт лексики, отмеченной пометой криминал., отражает, увы, реалии начала XXI века.

Ориентированный на новизну, актуальность и трудность использования в речи той или иной лексической единицы, словник формируется на основе активно используемых в современной речи понятий социально значимых сфер: политики (импичмент, лобби, нонконформизм), экономики (ликвидный, чартер), финансов (облигация, обналичить), информатики (винчестер, кэш, ноутбук), юриспруденции (копирайт, наркотизм, ноу-хау), экологии (биоцид, экоаудиторский) и т. д. Словарь включает значительный пласт вернувшейся в конце ХХ в. в активное употребление религиозной лексики, использование которой нередко вызывает трудности, связанные с незнанием значения слова, норм его произношения и грамматических особенностей (жены-мироносицы, мироточить, монашество, окормлять, отче).

Особое место в словаре занимают заимствования, причем наряду с укорененными в русском языке присутствуют слова, появившиеся в последние годы и нередко отсутствующие в других лексикографических изданиях (блокбастер, боулинг, га-старбайтер, евро, кондоминиум, лейбл, топ-менеджер, хакер, эвтаназия). Среди них так называемые «слова-кентавры» — сложносоставные слова, часть которых написана латиницей (№-адрес, PIN-код, web-дизайн), а также представленные в приложении заимствованные слова и устойчивые сочетания, функционирующие в современ-

ных текстах в написании латиницей (e-mail, SMS, tax free).

В заключение подчеркнем, что обращение к неологическим словарям дает специалисту в любой гуманитарной области (как и вообще любому образованному челове-

ку) мощный толчок для осмысления современного языкового существования, судьбы родного языка, влияния мощных глобали-зационных процессов на нашу речь, многообразных форм реагирования языка на изменения в мире.

Литература

Золотова Г. А. Лексикографические заметки // Язык в движении: К 70-летию Л. П. Крысина. — М., 2007.

Козырев В. А., Черняк В. Д. Лексические приметы эпохи в неологических словарях // Русистика: лингвистическая парадигма конца ХХ века: Сборник статей в честь профессора С. Г. Ильенко. — СПб., 1998.