Научная статья на тему 'Мемуарная литература в историографии Великой Отечественной войны 1941-1945 гг'

Мемуарная литература в историографии Великой Отечественной войны 1941-1945 гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
3653
548
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИОГРАФИЯ / ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА / ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / МЕМУАРЫ / ВЕТЕРАНЫ / ВОЕНАЧАЛЬНИКИ / ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ / HISTORIOGRAPHY / SECOND WORLD WAR / GREAT PATRIOTIC WAR / MEMOIRS / VETERANS / MILITARY LEADERS / HISTORICAL SOURCES

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Быков А. В.

Проводится анализ издававшейся в советский период мемуарной литературы о Великой Отечественной войне. На примере конкретных трудов определяется значимость воспоминаний участников войны как исторических источников, круг вопросов, для изучения которых они имеют особое значение. Рассматриваются некоторые проблемы, связанные с их использованием в исторических исследованиях. Характеризуется вклад публикаций, основанных на воспоминаниях авторов, в изучение истории войны 1941-1945 гг.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The memoir literature in historiography of the Great Patriotic War of 1941-1945

The paper analyzes published in the Soviet period, memoir literature of the period of the Great Patriotic War. Examples of specific works is determined by the importance of the memories of war veterans as of historical sources, the range of issues for the study of which they have a special meaning. Discusses some of the problems associated with their use in historical research. Characterized by the contribution of publications based on the recollections of the authors, the study of the history of the war of 1941-1945.

Текст научной работы на тему «Мемуарная литература в историографии Великой Отечественной войны 1941-1945 гг»

Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2014. № 3 (3). С. 55-64. УДК 94(47).084.8

А. В. Быков

МЕМУАРНАЯ ЛИТЕРАТУРА В ИСТОРИОГРАФИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 гг.

Проводится анализ издававшейся в советский период мемуарной литературы о Великой Отечественной войне. На примере конкретных трудов определяется значимость воспоминаний участников войны как исторических источников, круг вопросов, для изучения которых они имеют особое значение. Рассматриваются некоторые проблемы, связанные с их использованием в исторических исследованиях. Характеризуется вклад публикаций, основанных на воспоминаниях авторов, в изучение истории войны 1941-1945 гг.

Ключевые слова: историография; Вторая мировая война; Великая Отечественная война; мемуары; ветераны; военачальники; исторические источники.

A. V. Bykov

THE MEMOIR LITERATURE IN HISTORIOGRAPHY OF THE GREAT PATRIOTIC

WAR OF 1941-1945

The paper analyzes published in the Soviet period, memoir literature of the period of the Great Patriotic War. Examples of specific works is determined by the importance of the memories of war veterans as of historical sources, the range of issues for the study of which they have a special meaning. Discusses some of the problems associated with their use in historical research. Characterized by the contribution of publications based on the recollections of the authors, the study of the history of the war of 1941-1945.

Keywords: The Historiography; The Second World War; The Great Patriotic War; the memoirs; veterans; military leaders; historical sources.

В советский период издано множество работ, посвященных Великой Отечественной войне в целом и ее отдельным вопросам. Историография советского периода имеет ряд характерных особенностей. Прежде всего подготовленные научно-исследовательские, научно-публицистические труды должны были соответствовать определенным идеологическим установкам как общего характера (в отношении КПСС, советского строя и т. п.), так и применительно непосредственно к периоду Великой Отечественной войны (причем эти установки могли корректироваться в зависимости от взглядов партийно-государственного руководства). Множественность мнений не допускалась. Авторы изначально ставились в жесткие рамки, в случае нарушения которых произведение просто не могло быть напечатанным.

© Быков А. В., 2014

Существенной проблемой для исторических исследований являлась закрытость, засекреченность источников, архивных материалов, статистических сведений.

Возможно, в том числе и в силу указанных обстоятельств в советский период особо популярными и многочисленными были произведения мемуарного жанра. Воспоминания участников войны, тружеников тыла, руководителей различного уровня являются ценными свидетельствами истории, позволяют увидеть события глазами очевидцев. Однако и мемуарная литература подчинялась общим идеологическим требованиям и установкам. Воспоминания должны были соответствовать принятым шаблонам, не противоречить официальным версиям происходивших событий. Авторы при описании тех или иных событий не всегда могли абсолютно достоверно

восстановить их в памяти, а использование архивных и иных документов, как уже указывалось, было не всегда возможным. Это приводило к ошибкам, пробелам в повествовании. Как и в мемуаристике в целом, в произведениях этого периода присутствовал элемент субъективизма в оценках событий. Впрочем, необходимо отметить, что нередко различия в оценках объясняются действительно объективным различием в ощущении произошедшего. Результаты одного и того же сражения для немецких генералов могут являться незначительными, а для советских -оцениваться очень высоко. Не всегда важен размер захваченной территории, потери, количество разгромленных частей врага. На начальном этапе войны, например, даже скромная победа имела для советских войск огромное моральное и политико-пропагандистское значение.

Масштаб издания мемуаров был поистине огромен. С 1959 по 1990 гг. Военным издательством Министерства обороны СССР издавались воспоминания участников войны, тружеников тыла, советских и партийных руководителей, объединенные в серию «Военные мемуары». Только в этой серии вышло 320 томов.

В 1977 г. в Военном издательстве вышел аннотированный указатель «О войне, о товарищах, о себе», посвященный военно-мемуарной литературе, опубликованной центральными и местными издательствами в период с 1941 по 1975 гг. Указатель содержал аннотации на 886 книг. В 1982 г. вышел второй указатель с аналогичным названием [1]. В него были включены как новые издания (вышедшие в свет после 1975 г.), так и не включенные в предыдущий указатель. Подход к систематизации книг и их аннотированию в основном сохранялся прежним. Как и в первом выпуске сборника, наиболее объемным являлся первый раздел - «Сухопутные войска». В нем содержались аннотации на 628 книг. Во втором разделе («Военно-воздушные силы») - 126, в третьем («Военно-морской флот») - 74. Внутри разделов аннотации расположены в алфавитном порядке. В приложении в алфавитном же порядке перечислены авторы произведений; указаны также названия книг и сборников воспоминаний. В аннотациях на книги рас-

крывается лишь основной круг вопросов: сведения об авторе (главным образом в период войны), о времени, месте и характере освещаемых событий. Подобные указатели литературы позволяют читателю получить сведения об изданных произведениях, подобрать интересующие его издания.

Мемуары выпускались как отдельными произведениями, так и сборниками.

В 1976 г. вышел сборник статей, основанных на личных воспоминаниях авторов «Война. Народ. Победа. 1941-1945» [2]. В сборнике помещены отрывки из произведений военачальников, партийных и советских руководителей, работников промышленности и других. В частности, Я. Т. Чере-виченко (бывший командующий Одесским военным округом, а с 22 июня 1941 г. командующий 9-й, 21-й, 5-й Армиями, командовал Южным, Брянским фронтами, был заместителем командующего Северо-Западным фронтом, в Берлинской операции командовал 7-м стрелковым, а позднее - 79-м стрелковым корпусом) [3]. Авторами также являлись один из известнейших конструкторов танков Ж. Я. Котин [4]; Е. Э. Рубинчик - бывший директор заводов (Коломенского им. Куйбышева и «Красное Сормово» им. Жданова) [5] и другие. Представленные в сборнике отрывки рассказывают об отдельных страницах боевой и трудовой деятельности в период войны. Их основная задача - сформировать у читателя общее представление о тех условиях, в которых довелось воевать, выполнять экономические задачи, а также о людях, приближавших Победу.

Среди мемуаров и основанных на личных воспоминаниях произведений особо, конечно, выделяются книги советских военачальников.

Наиболее известными и одновременно наиболее неоднозначно оцениваемыми являются «Воспоминания и размышления» Маршала Советского Союза Г. К. Жукова [6]. Впервые книга вышла в свет в 1969 г. Второе издание, исправленное и дополненное с участием самого Г. К. Жукова, опубликовано уже после его смерти, в 1974 г. В данном варианте сам Жуков старался исправить допущенные неточности, пополнить книгу не вошедшим в первое издание материалом.

Всего книга пережила 14 изданий, в том числе была переведена на несколько иностранных языков.

В издании 1990 г. указывается, что «Готовя десятое издание, дополненное по рукописи автора и приуроченное к 45-летию Победы над фашизмом, издательство ставило своей целью прежде всего сохранить в неприкосновенности текст предыдущих изданий, ведь он был подписан к печати самим Г. К. Жуковым. А чтобы читатель мог легко определить все то, что раньше не публиковалось, эти дополнения, иногда весьма обширные, выделены курсивом» [7]. Младшая дочь Г. К. Жукова Мария Георгиевна Жукова, которая является наследницей авторского права, активно участвовала в подготовке всех переизданий «Воспоминаний и размышлений». В предисловии к изданию 2002 г. она, в том числе ссылаясь на первого редактора книги А. М. Миркину, указывает, что её отец при написании книги испытывал существенное давление со стороны властей, при окончательной правке (фактически цензурной) менялся смысл некоторых фраз, убирались большие фрагменты (около 100 машинописных страниц) [8]. Таким образом, начиная с 1990 г. публиковались варианты, по заявлению авторов, содержащие фрагменты, подготовленные Г. К. Жуковым, но не вошедшие в «советские» издания, восстановлено то содержание, которое задумывалось автором изначально.

Основное внимание уделено Великой Отечественной войне. Г. К. Жуков весьма подробно рассматривает крупнейшие операции, в планировании и осуществлении которых он принимал участие. Представлен анализ действий советского командования, политических лидеров (в том числе И. В. Сталина). Однако это не скупой отчет о поставленных целях и достигнутых результатах. Это живой рассказ о войне, людях, победах и поражениях.

Воспоминания Г. К. Жукова подвергаются критике. Основные проблемы - неточности в некоторых деталях, умалчивание некоторых вопросов или их изложение в свете существовавших политических установок (особенно это касается начала войны, влияния репрессий, человеческие потери), субъективизм в оценках (стремление представить

себя в лучшем свете, умолчав что-то или неоднозначно охарактеризовав действия других). Многие из претензий справедливы. Однако не стоит забывать, что без учета идеологических установок книга вовсе не была бы опубликована. Так, в частности, отмечается, что Жукова вынудили вставить упоминание о его встрече с Л. И. Брежневым, поскольку упоминание о нем было в то время обязательным атрибутом литературы о войне. Субъективизм также имеет место, как практически во всех мемуарах, однако никто не запрещает современному читателю обратиться к иным источникам.

В целом труд Г. К. Жукова «Воспоминания и размышления» является ценнейшим источником знаний о Великой Отечественной войне.

Свои воспоминания оставили и другие видные советские военачальники.

Иван Степанович Конев в начале Великой Отечественной войны командовал 19-й Армией, затем был командующим войсками фронтов: Западного (с сентября 1941 г. до 10 октября и с августа 1942 г. по февраль 1943 г.), Калининского (с 17 октября 1941 г.), Северо-Западного (с марта 1943 г.), Степного (с июля 1943 г.), 2-го (с октября 1943 г.) и 1-го Украинского (с мая 1944 г. по май 1945 г.). В своих историко-мемуарных книгах «Записки командующего фронтом. 19431944» и «Сорок пятый» он рассказывает о крупнейших операциях, проводимых в период 1943-1945 гг.: Курская битва, битва за Днепр, Кировоградская операция, Корсунь-Шевченковская операция, Уманско-Ботошан-ская операция, Львовско-Сандомирская операция, Карпатско-Дуклинская операция.

В разное время выходили основанные на личных воспоминаниях работы Ивана Степановича Конева «Записки командующего фронтом. 1943-1944» [9], «Сорок пятый» [10]. С начала 1980-х гг. эти работы выпускались совместно под общим названием «Записки командующего фронтом» и с 1990-х гг. дополнялись ранее неопубликованными материалами.

И. С. Конев представляет детальный, основанный на собственном опыте, документах, свидетельствах участников событий анализ планирования и реализации войсковых операций, действий отдельных частей и со-

единений. Им дается объективная оценка военного планирования, решений Ставки верховного главнокомандования, командующих различного уровня. Большое значение придается анализу ведения боевых действий, реализации крупных операций в комплексе -взаимодействию частей и подразделений, фронтов, родов войск, работе штабов. Однако основное внимание Иван Степанович уделяет вкладу в общую победу своих соратников, командующих фронтами, армиями, дивизиями. Сам Конев поясняет: «Я пытался обрисовать боевые качества и нравственный облик ряда военачальников, которые оказались на высших командных должностях к исходу войны. Если в какой-то мере обобщить те весьма крупные качественные перемены к лучшему, которые произошли в ходе войны у наших военных кадров в уровне их военного искусства, то коротко это можно выразить так: война сама выявляет и отбирает кадры. Обстановка войны лучше всяких кадровых органов исправляет те ошибки, которые до нее были допущены и кадровыми органами, и высшим командованием в выдвижении на те или иные посты тех или иных людей» [11]. Его произведения, пожалуй, ценны в первую очередь именно как исследование очевидцем роли военачальников, человека на войне в целом.

Одним из выдающихся советских полководцев, чей талант раскрылся в годы войны, являлся Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза Баграмян Иван Христофорович - в начале Великой Отечественной войны начальник оперативного отдела штаба Юго-Западного фронта, начальник оперативной группы Юго-Западного направления и начальник штаба Юго-Западного фронта. С июля 1942 г. командовал армией, с ноября 1943 г. - войсками 1-го Прибалтийского фронта (с марта 1945 г. Земландская группа войск), с апреля 1945 г. - войсками 3-го Белорусского фронта. Войска под командованием Баграмяна активно участвовали в разгроме немецко-фашистских войск на Курской дуге, в Белорусской, Прибалтийской, Восточно-Прусской и других операциях и овладении крепостью Кенигсберг.

И. Х. Баграмян является автором книг «Так начиналась война» [12] и «Так шли мы к победе» [13]. Произведения посвящены

важнейшим этапам войны, участником которых являлся автор, начиная с предвоенного периода и заканчивая Парадом Победы. Последовательно раскрываются события, боевые действия с позиции очевидца, принимавшего непосредственное участие в принятии решений, разработке планов и реализации указаний вышестоящего командования. Баграмян использует в качестве источников собственные воспоминания, свидетельства других участников войны. Хотя на это нет указаний в предисловиях и отсутствуют ссылки, вероятно, автор не мог обойтись и без обращения к документам и материалам архивов. В предисловии к книге «Так начиналась война» маршал указывает, что к написанию воспоминаний его подтолкнуло желание показать, как рождались замыслы военных операций, продемонстрировать работу штаба изнутри. По его мнению, в литературе не всегда верно оценивается стратегический замысел, причины, побудившие командование принять то или иное решение, и достигнутые результаты. В частности: «Знакомясь с обширной литературой о Великой Отечественной войне, я обратил внимание на то, что даже военные историки не совсем четко представляют себе рождение замысла одной из самых первых наших крупных наступательных операций - удара под Ростовом-на-Дону» [14]. Книги маршала Баграмяна, пожалуй, представляют интерес с точки зрения понимания логики людей, непосредственно принимавших решения, их видения ситуации, понимания факторов, влиявших на принятие этих решений.

Думается, как и любое мемуарное произведение, рассматриваемые труды не лишены субъективизма, хотя сам автор в предисловии указывает на стремление к объективности оценок. Однако стоит отметить, что текст построен во многом на приведении диалогов, подробности которых сохранить в памяти более чем на два десятилетия весьма затруднительно. Впрочем, основным являются не детали, а общий смысл и итог произведения.

В главе «Особый военный округ» рассматривается период, непосредственно предшествующий началу войны. В главе раскрывается процесс подготовки к войне, разработки планов, новых идей и тактических ре-

шений. При этом явно выделяется фигура Г. К. Жукова (с которым И. Х. Баграмян был дружен), автор явно стремится продемонстрировать его дальновидность и стратегическую прозорливость. К примеру, особо подчеркивается, что именно Жуков настаивал на изменении подходов к планированию наступательных операций - предполагалось в наступлении достаточным иметь полуторный-двойной перевес в силах над противником, Жуков же настаивал на необходимости большего превосходства. Опыт войны показал правильность такого подхода. Указываются некоторые проблемы, с которыми пришлось столкнуться: со стороны части командного состава имелась недооценка новых средств ведения войны (танков и авиации), в результате они мыслили категориями гражданской войны, опыт которой уже устарел; с другой стороны, имелся отрыв идей и теоретических построений от реального состояния армии, ее возможностей и оснащения. Автор напрямую не говорит о репрессиях конца 1930-х гг., однако неоднократно упоминает о стремительном карьерном росте ряда командиров после 1936 г. Отмечается недостаток в войсках личного состава, средств связи, новой боевой техники. Особое внимание уделено нехватке автотранспорта и тягачей (тракторов) для перевозки личного состава, грузов, транспортировки артиллерийских орудий. Объясняется это следующим образом: промышленность не могла обеспечить войска техникой и предполагалось, что армия получит ее по мобилизации из народного хозяйства. Автор указывает: расчеты строились исходя из того, что началу боевых действий будет предшествовать период непосредственной подготовки противника (переброска и концентрация войск, предъявление претензий и т. п.), который займет, по крайней мере, две недели. Уже во время проведения мероприятий по повышению боеготовности войск, укреплению приграничных округов многие части не были укомплектованы личным составом и техникой до штатного уровня, что объясняется в приводимом диалоге между начальником штаба округа генерал-лейтенантом М. А. Пуркаевым и командующим Киевским военным округом генерал-майором М. П. Кирпоносом. М. А. Пуркаев: «Ну а как же с доукомплектованием дивизий

корпусов второго эшелона до полного штата? ...Ведь случись что сейчас, и корпуса не смогут вывести значительную часть артиллерии - нет тракторов, транспортом многие дивизии обеспечены далеко не полностью, не на чем будет подвезти боеприпасы. Да и людей не хватает.» М. П. Кирпонос: «Это вопрос государственной политики. Мы с вами должны понять, что Москва, принимая все меры для укрепления обороноспособности западных границ, вместе с тем старается не дать Гитлеру ни малейшего повода для провокаций против нашей страны. А чтобы доукомплектовать людьми наши дивизии и корпуса до полного штата, обеспечить их недостающим парком тракторов, автомашин и другими средствами из народного хозяйства, потребуется провести частичную мобилизацию, которую в приграничном военном округе почти невозможно скрыть от гитлеровской разведки. Вряд ли руководство сможет пойти на такие меры» [15].

Весьма интересен фрагмент книги, посвященный разработке плана прикрытия границы накануне войны. Баграмян описывает совещание, которое проводил по этому вопросу командующий Киевским Особым военным округом генерал-лейтенант М. П. Кир-понос и на котором присутствовали член Военного Совета корпусной комиссар Н. Н. Ва-шугин, начальник штаба округа генерал-лейтенант М. А. Пуркаев и сам Баграмян, занимавший в тот момент должность начальника штаба. При этом М. П. Кирпонос настаивал на необходимости оставить для непосредственного прикрытия границы сравнительно небольшие силы, создав при этом мощную группировку в тылу для проведения контрудара. Однако М. А. Пуркаев с ним не согласился: «Да, - задумчиво проговорил Пуркаев. - Так-то оно так: мы, конечно, должны думать об ответном ударе. Но ведь к нему надо подготовиться. А если враг нападет неожиданно, сомнет жидкую цепочку наших войск прикрытия и всеми силами двинется дальше? Тогда и оборону будет трудно создать, а не то что организовать контрнаступление.

- А мы не должны допустить, чтобы враг упредил нас, - холодно парировал Кир-понос. - Для чего у нас разведка существует?» [16]. Сам Баграмян присоединился к мнению Пуркаева, полагая необходимым

создать сильный заслон на случай внезапного нападения. «В этих условиях нам, как мы рассуждали, следовало бы выделить в состав эшелона прикрытия границы столько войск, чтобы они смогли отразить первый вражеский удар. Под прикрытием этого мощного заслона нам легче будет подтянуть резервы и перейти в контрнаступление» [17]. Тем не менее Кирпонос отдал распоряжение: «Дорабатывайте план, как я сказал, чтобы в резерве оставалось возможно больше сил» [18]. Автор напрямую не оценивает данное решение, однако известно, что нападение произошло именно внезапно и даже минимального угрожаемого периода (в привычном понимании) не было. В целом для стиля изложения в данных книгах характерно отсутствие прямых оценок принятых решений и действий, однако описание хода событий, известные факты из истории войны, некоторые фразы подталкивают читателя к определенным выводам. Например, к выводу об ошибочности и пагубности недооценки возможности внезапного нападения и представлений о необходимости не провоцировать Германию мобилизационными действиями.

Основное содержание книги «Так начиналась война» посвящено оборонительным боям 1941 г. Раскрываются многие проблемы того периода, причины неудач. Автор демонстрирует, как предвоенные недостатки, ошибки довоенной подготовки войск и штабов оборачивались серьезными проблемами в военное время, что является уроком и в наши дни. К примеру, не была разработана система шифровки сообщений, во время учений их просто передавали открытым текстом. В ходе боевых действий приходилось прибегать к «творчеству» в попытках иносказаниями обмануть немецкую службу радиоперехвата, что не имело особого успеха.

И. Х. Баграмян стремится продемонстрировать, как в ходе боев советские войска учились воевать, все более умело и решительно давая отпор агрессору. Только вот постоянно присутствует одна мысль - почему раньше не учли, не научились и не научили?

Особый интерес представляют описания процесса принятия оперативных решений, стремление показать, что нередко ошибочные решения Ставки, Генерального штаба

были продиктованы неверными сведениями, полученными от командования фронтов, особенно в самом начале войны, что происходило по причине плохой связи, неразберихи, когда штабы не имели достоверных или вообще никаких сведений о некоторых участках. Огромной проблемой было и то, что многие части так и не укомплектовали до положенного штата или они понесли тяжелые потери, а командование при планировании ориентировалось на них как на полноценные подразделения. С другой стороны, далеко не всегда очевидные на одном уровне командования обстоятельства оказываются таковыми с точки зрения вышестоящего руководства. К примеру, описывается случай, когда Ставка Верховного Главнокомандования обратилась к командованию Юго-Западного фронта с просьбой перебросить под Москву 2-й кавалерийский корпус. Командовавший фронтом Тимошенко и другие командиры считали, что передача кавкорпуса, тем более ослабленного боями, ослабит Юго-Западный фронт и не будет иметь значения для обороны Москвы. Однако Баграмян признает: «После мы убедились, что это было мудрое решение. Корпус Белова сыграл важную роль в разгроме дивизий Гудериана, рвавшихся к Москве с юга» [19]. Завершается книга контрнаступлением наших войск под Ростовом и Ельцом осенью и зимой 1941 г.

Книга «Так шли мы к победе» является фактически продолжением предыдущей. Рассматривается ход подготовки и проведения крупных операций Великой Отечественной войны - сражения под Барвенково и Харьковом, на Курской дуге, в Белоруссии, Прибалтике, Восточной Пруссии. Автор привлекает широкий круг источников - архивные документы, отечественную и иностранную литературу, воспоминания очевидцев, чаще чем в предыдущем произведении встречаются ссылки на источники.

Как и ранее, И. Х. Баграмян основное внимание уделяет деятельности штабов, вопросам оперативного планирования и управления, в то же время находя место для описания действий отдельных подразделений, командиров, подвигов советских солдат.

Не мог автор игнорировать и негласные идеологические установки того времени. Так, при описании подготовки наступления

Южного фронта почти четыре страницы текста уделено работе политических органов, при этом деятельности бригадного комиссара Л. И. Брежнева, состоявшего в должности заместителя начальника политуправления, -особое внимание [20].

Среди полководцев Великой Отечественной, пожалуй, особо выделяется маршал Василевский. Александр Михаилович Василевский, Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза во время Великой Отечественной войны по поручению Ставки Верховного Главнокомандования в 19421944 гг. координировал действия фронтов: Юго-Западного, Донского и Сталинградского по окружению и разгрому немецко-фашистских войск в Сталинградской битве 19421943 гг.; Воронежского и Степного - в Курской битве 1943 г.; Юго-Западного и Южного - при освобождении Донбасса летом 1943 г.; 4-го Украинского фронта и Черноморского флота при освобождении Крыма весной 1944 г.; 3-го и 4-го Украинских фронтов в операциях на Правобережной Украине; 3-го Белорусского, 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов в операциях по освобождению Белоруссии, Латвии и Литвы летом 1944 г. В феврале 1945 г. введён в Ставку Верховного Главнокомандования и назначен командующим 3-м Белорусским фронтом. Успешно провёл операции по овладению Восточной Пруссией и Кенигсбергом.

Книга его воспоминаний «Дело всей жизни» [21] неоднократно переиздавалась, в том числе и в настоящее время. При жизни маршал вносил в нее изменения, дополнения, в частности, в издание 1978 г. внесены две главы «Героическая оборона Ленинграда» и «В Генеральном штабе», дополнена глава «На Дальнем Востоке». Александр Михаилович повествует о своей жизни с юных лет, участии в Первой мировой войне, гражданской войне, службе в Красной армии в межвоенный период. Основное содержание составляет рассказ о периоде Великой Отечественной войны. В обращении к читателю автор указывает, что «в основу книги положен фактический материал, хорошо известный мне и подтвержденный архивными документами, значительная часть которых еще не публиковалась» [22]. Весьма интересно замечание автора по поводу использования

дневниковых записей периода войны, точнее, их отсутствия и почему приходится полагаться на собственную память, что требует от добросовестного автора проверять и дополнять воспоминания документами. «В дни войны мне не приходила мысль, что когда-то придется писать воспоминания о ней. Все помыслы и заботы отдавались самой войне. Отдельные авторы книг ссылаются на свои дневники, которые они тогда вели. Ну что же, это, если стоять на позиции мемуариста, их счастье. Они, видимо, имели возможность и находили время для того, чтобы записывать виденное о событиях, людях, и делали это от чистого сердца и с самыми лучшими побуждениями. Но все же должен сказать, что по решениям Ставки из-за предосторожности и соблюдения секретности они делать это не должны были. Даже нам, ответственным работникам Генштаба, участникам всех заседаний Государственного Комитета Обороны и совещаний в Ставке Верховного Главнокомандования, на которых рассматривались вопросы оперативно-стратегического порядка, запрещалось в свои рабочие тетради записывать что-либо, кроме общих, правда основных, но ничего не говорящих для постороннего человека фраз и цифр» [23].

Повествуя о предвоенном периоде, Александр Михаилович рассматривает деятельность Генерального штаба, Народного комиссариата обороны, руководства страны по разработке планов обороны. Стоит отметить, что изложение построено таким образом, что автор не дает прямую оценку тех или иных решений как ошибочных. К примеру, со слов К. А. Мерецкова, И. В. Сталин считал, что основной удар германские войска нанесут на Юго-Западном направлении и дал указание разрабатывать стратегический план с учетом размещения основной группировки войск именно на этом направлении. В реальности основной удар был нанесен на Центральном направлении, через Белоруссию. Говорится также, что нецелесообразно было в 19401941 гг. размещать военные аэродромы и склады в непосредственной близости от границы и что Генеральный штаб полагал целесообразным иметь склады обеспечения в тылу, примерно на линии Волги. Однако часть руководителей Наркомата обороны придерживались теории о том, что Красная армия в

случае нападения быстро вытеснит противника за линию границы и поведет дальнейшее наступление на территории противника, для чего и требуется размещение складов и аэродромов ближе к границе. Эти грубейшие ошибки он определяет как «неправильные представления», «иллюзии». Более того, Александр Михаилович считает ошибочной не саму идею ведения боевых действий на территории врага (агрессора), а ее ошибочную трактовку, формируемое представление о легкой войне. В целом сведения о разработке стратегических планов в предвоенные годы представлены в достаточно общем виде (впрочем, книга была рассчитана не на военных специалистов, а на массового читателя). Воспоминания Василевского позволяют понять, как виделась предстоящая война, его взгляд на многие события. В частности, он пишет: «К началу вражеского наступления предусматривался выход на территорию приграничных округов войск, подаваемых из глубины СССР. Предполагалось также, что наши войска вступят в войну во всех случаях полностью изготовившимися и в составе предусмотренных планом группировок, что отмобилизование и сосредоточение войск будет произведено заблаговременно» [24]. Естественно, возникает вопрос, почему это не было реализовано и какова роль Сталина в случившемся? Автор считает, что в этом вопросе не следует прибегать к крайностям, ибо «само по себе приведение войск приграничной зоны в боевую готовность является чрезвычайным событием, и его нельзя рассматривать как нечто рядовое в жизни страны и в ее международном положении» [25]. Он указывает, что действительно нельзя было идти на приведение войск в боевую готовность уже при первых признаках враждебности со стороны Германии, как считают многие: «Преждевременная боевая готовность Вооруженных Сил может принести не меньше вреда, чем запоздание с ней» [26]. Вина И. В. Сталина в том, что он не сумел определить тот самый момент, когда необходимо было отбросить сомнения и перейти к решительным действиям. Кроме того, по мнению автора, Сталин переоценивал возможности дипломатии в стремлении оттянуть начало войны. Еще один негативный фактор, на который обращается внимание, -

отсутствие полной и достоверной разведывательной информации у высшего военного командования, в частности у Г. К. Жукова (правда, об этом говорится со слов самого Жукова). Таким образом, можно сделать вывод - А. М. Василевский считает предвоенную концепцию обороны в принципе верной, но по ряду причин нереализованной, что и привело к трагичным для страны последствиям.

При рассмотрении военного периода Василевский раскрывает некоторые весьма интересные вопросы деятельности высших органов военного управления, их реформирования, создания наиболее оптимальной и эффективной системы. Особое внимание уделяется Государственному Комитету Обороны, Ставке Верховного Главнокомандования, Генеральному штабу, их взаимодействию между собой и иными военными, государственными, партийными органами.

С 1 августа 1941 г. А. М. Василевский был назначен начальником оперативного управления и заместителем начальника Генерального штаба. Будучи в этой должности он был посвящен во многие аспекты принятия важнейших стратегических решений. К примеру, в качестве одной из причин запоздалого решения об отводе правого фланга Юго-Западного фронта за р. Днепр указывается на позицию командующего Брянским фронтом А. И. Еременко. И. В. Сталин исходил из его уверений в способности разгромить группировку немецких войск под командованием Гудериана. Однако Брянский фронт не смог справиться с задачей и решение об отводе войск было принято поздно.

Книга изобилует описанием факторов, влиявших на принятие решений, различных подробностей деятельности Генерального штаба, отдельных личностей и в первую очередь И. В. Сталина. При этом сюжеты о принятии важных военно-стратегических решений перемежаются с описанием «бытовых» случаев. Например, наряду с разбором хода планирования важнейших операций на фронтах присутствуют сюжеты о заботе Сталина об обязательности 5-6-часового сна для работников Генштаба или предоставлении Еременко и его семье дачи под Москвой. На первый взгляд это мелочи, не имеющие отношения к основному содержанию книги,

но именно такие «бытовые мелочи» позволяют лучше понять атмосферу того времени.

Уделяется внимание и полемике с зарубежными исследователями, точнее, фальсификаторами истории войны. В частности, в главе, посвященной Сталинградской битве, указывается на несостоятельность приравнивания Сталинградской битвы к битве при Эль-Аламейне или высадке американских войск на остров Гаудалканал (японский гарнизон которого насчитывал около 2 тысяч человек).

Завершается книга повествованием о проведении операции по разгрому Квантун-ской армии Японии.

Одним из легендарных советских командиров является Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза Василий Иванович Чуйков. В Великую Отечественную войну с мая 1942 г. Василий Иванович командовал 1-й резервной (с июля - 64-я) Армией, а затем оперативной группой 64-й Армии. С сентября 1942 г. командовал 62-й Армией, прославившейся героической обороной Сталинграда.

За успешные действия в ходе разгрома противника 62-я Армия в апреле 1943 г. была переименована в 8-ю Гвардейскую армию. С апреля 1943 г. по май 1945 г. Чуйков командовал 8-й Гвардейской армией, которая успешно действовала в Изюм-Барвенковской и Донбасской операциях, в битве за Днепр, Никопольско-Криворожской, Березнеговато-Снегиревской, Одесской, Белорусской, Вар-шавско-Познанской и Берлинской операциях.

Маршал Чуйков является автором нескольких произведений [27], однако участие в битве за Сталинград считал самым главным событием своей жизни, именно ему он посвятил книгу «Сражение века». Впервые воспоминания о битве на Волге вышли в 1965 г. под названием «Беспримерный подвиг (о героизме советских воинов в битве на Волге)» [28]. Позже этот материал был значительно переработан, дополнен и стал основой для книги «Сражение века».

В книге весьма органично переплетаются описания действий крупных подразделений, перегруппировки войск, принимаемые стратегические решения и описания действий небольших подразделений, одиночных бойцов. Сам Чуйков пишет, что главное внимание он стремится уделять именно солдату,

от действий которого в бою зависит реализация всех планов, особенно в специфических условиях городского боя: «На первом плане в моих размышлениях был солдат. Он -главный участник войны. Ему раньше всех приходится сталкиваться с врагом лицом к лицу. Порой он больше знает психологию солдат противника, чем генералы, наблюдавшие за боевыми порядками врага с наблюдательного пункта. <...> Надо было сделать так, чтобы каждый дом, где имеется хоть один наш воин, стал для врага крепостью. Ничего страшного не будет, если боец, ведя бой в подвале или под лестничной площадкой, зная общую задачу армии, останется один и будет решать ее самостоятельно. В уличном бою солдат порой сам себе генерал. Нельзя быть командиром, если не веришь в способности солдат» [29].

В книге представлен ценнейший опыт ведения боевых действий, развития военного искусства. В частности, формирования и применения штурмовых групп на опыте городских боев в Сталинграде, действия снайперов.

Мемуары советских военачальников являются уникальными свидетельствами участников войны, важнейшим источником по ее истории, они внесли значительный вклад в исследование и осмысление истории Великой Отечественной войны. Их значение в том, что при подготовке воспоминаний авторы имели допуск к архивным источникам, недоступным историкам-исследователям. Многие документы, факты таким образом были введены в научный оборот именно благодаря мемуарным публикациям.

Издавались, конечно, не только воспоминания крупных военачальников, но и рядовых бойцов. В качестве примера можно привести книгу Героя Советского Союза, участника Сталинградской битвы, одного из известных снайперов Василия Григорьевича Зайцева [30]. Это не научное исследование, в произведении нет описания деятельности штабов, разработки стратегических планов. Это рассказ Солдата о Войне. Подобные свидетельства имеют огромное значение. Они позволяют узнать, как воевали, как жили на войне. Генерал не может рассказать, как вкусна жиденькая рыбная похлебка после трех дней без еды в окружении врага, что чувствует солдат, заваленный взрывом в

блиндаже и что заставляет его сражаться в окружении без еды, воды, откопавшись из блиндажа думать не о спасении, а о том, как подавить вражеский пулемет и помочь своим. В таких книгах раскрываются фронтовые хитрости, приемы, помогавшие выжить и убить врага.

Сам В. Г. Зайцев много рассказывает о методах действий снайпера. При этом он не проходил специальной подготовки. Учился на собственном опыте, перенимал опыт товарищей и противника.

Воспоминания рядовых участников войны содержат сведения, которые практически не встречаются в официальных документах, отчетах, сводках. Именно это обстоятельство делает их незаменимым источником при изучении проблем, связанных с повседневным существованием человека в условиях войны, психологии войны, морально-психологических причин тех или иных событий (сдача в плен или наоборот - бой до последнего патрона).

Информация, содержащаяся в мемуарной литературе, изданной в советский период, активно использовалась и продолжает использоваться в качестве источника при подготовке трудов по истории Великой Отечественной войны. В настоящее время нередко можно столкнуться с чрезмерным скептическим отношением к советской мемуарной литературе. Насколько можно ей доверять, насколько личные, реальные воспоминания военачальников, фронтовиков искажены цензурой? Думается, подобные опасения справедливы, однако любые источники требуют критики, проверки. Кроме того, во многих работах советского периода достаточно легко можно «удалить» идеологический пласт - вставки о роли партии, Сталина и т. п. Основное содержание достаточно добротно, основную проблему, пожалуй, составляют не искажения, а умолчания, недоговоренности. Их восполнение - задача современных исследователей.

ЛИТЕРАТУРА

1. О войне, о товарищах, о себе: Великая Отечественная война в воспоминаниях участников боевых действий. Аннотированный указатель военно-мемуарной литературы. Вып. 2 / сост. П. К. Огарев, М. К. Секирин. - М. : Воениздат, 1982. - 256 с.

2. Война. Народ. Победа. 1941-1945 : в 2 кн. -М. : Политиздат, 1976. - 223 с.

3. Черевиченко Я. Т. Так начиналась война // Война. Народ. Победа. 1941-1945 : в 2 кн. -Кн. 1. - С. 18-22.

4. Котин Ж. Я. Стальные крепости // Война. Народ. Победа. 1941-1945 : в 2 кн. - Кн. 1. -С.104-106.

5. Рубинчик Е. Э. Рабочие бастионы // Война. Народ. Победа. 1941-1945 : в 2 кн. - Кн. 1. -С. 107-114.

6. Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. -М. : Агентство печати Новости, 1969. - 735 с.

7. Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. -М. : Новости, 1990. - 1136 с.

8. Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. -М. : Олма-Пресс, 2002. - 830 с.

9. Конев И. С. Записки командующего фронтом. 1943-1944. - М. : Наука, 1972.

10. Конев И. С. Сорок пятый. - М. : Воениздат, 1966. - 280 с.

11. Конев И. С. Сорок пятый. - М. : Воениздат, 1970. - 288 с.

12. Баграмян И. Х. Так начиналась война. - М. : Воениздат, 1971.

13. Баграмян И. Х. Так шли мы к победе. - М. : Воениздат, 1977.

14. Баграмян И. Х. Так начиналась война. - С. 6.

15. Там же. - С. 70.

16. Там же. - С. 49-50.

17. Там же. - С. 50.

18. Там же. - С. 50-51.

19. Там же. - С. 404.

20. Баграмян И. Х. Так шли мы к победе. - С. 1114.

21. Василевский А. М. Дело всей жизни. - М. : Изд-во политической литературы, 1974. -542 с.

22. Там же. - С. 4.

23. Там же. - С. 5-6.

24. Там же.

25. Там же. - С. 102.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

26. Там же. - С. 105.

27. Чуйков В. И. Сражение века. - М. : Советская Россия, 1975. - 400 с. ; Его же. В боях за Украину. Гвардейцы Сталинграда в боях против фашистских захватчиков за освобождение Советской Украины. - Киев : Политиздат Украины, 1972 ; Его же. Гвардейцы Сталинграда идут на запад. - М. : Советская Россия, 1972.

- 256 с. ; Его же. От Сталинграда до Берлина.

- М. : Воениздат, 1980. - 672 с. ; Его же. Конец третьего рейха. - М. : Советская Россия, 1973.

28. Чуйков В. И. Беспримерный подвиг (о героизме советских воинов в битве на Волге). - М. : Изд-во политической литературы, 1965. -159 с.

29. Чуйков В. И. Сражение века. - С. 139-140.

30. Зайцев В. За Волгой для нас земли не было. Записки снайпера. - М. : Изд-во ДОСААФ СССР, 1971. - 224 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.