Научная статья на тему 'Медицина антистарения: состояние и перспективы'

Медицина антистарения: состояние и перспективы Текст научной статьи по специальности «Прочие медицинские науки»

CC BY
1395
197
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МЕДИЦИНА АНТИСТАРЕНИЯ / ГЕРОПРОТЕКТОРЫ / ДОКАЗАТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА

Аннотация научной статьи по прочим медицинским наукам, автор научной работы — Анисимов В.Н.

Располагает ли современная наука средствами профилактики преждевременного старения и увеличения продолжительности жизни? На фармацевтическом рынке сегодня активно пропагандируется большое количество средств так называемой «медицины антистарения». В статье рассмотрены признаки недоброкачественности различного типа публикаций о таких препаратах и даны рекомендации, которые могут помочь врачам и пациентам критически воспринимать рекламируемые средства и избежать неоправданного их назначения и ущерба здоровью. Предлагается разработать международную программу оценки эффективности и безопасности геропротекторов, обсуждаются возможные цели и задачи такой программы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по прочим медицинским наукам , автор научной работы — Анисимов В.Н.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Медицина антистарения: состояние и перспективы»

УДК 612.67-056.157

МЕДИЦИНА АНТИСТАРЕНИЯ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

В. Н. Анисимов

Геронтологическое общество РАН, НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова Росмедтехнологий, Санкт-Петербург, Россия

Располагает ли современная наука средствами профилактики преждевременного старения и увеличения продолжительности жизни? На фармацевтическом рынке сегодня активно пропагандируется большое количество средств так называемой «медицины антистарения». В статье рассмотрены признаки недоброкачественности различного типа публикаций о таких препаратах и даны рекомендации, которые могут помочь врачам и пациентам критически воспринимать рекламируемые средства и избежать неоправданного их назначения и ущерба здоровью. Предлагается разработать международную программу оценки эффективности и безопасности геропротекторов, обсуждаются возможные цели и задачи такой программы.

Ключевые слова: медицина антистарения, геропротекторы, доказательная медицина.

ANTI-AGING MEDICINE: STATE AND FUTURE PROSPECTS

V. N. Anisimov

Association of Gerontology of RAS, Research Institute of Oncology named N. N. Petrov, Saint-Petersburg, Russia

© В. Н. Анисимов, 2010 г.

Does modern science dispose of the recourses for prevention of premature aging and increasing life expectancy? The large number of medications of so-called «anti-aging medicine» is being advertised on the modern pharmaceutical market. The article deals with poor quality attributes of different types of publications about these drugs and makes recommendations that can help doctors and patients to critically perceive the advertised information and avoid unnecessary prescriptions and damage to the health of their patients. It is proposed to develop an international program to assess the efficacy and safety of geroprotectors. Possible goals and objectives of the program are also discussed.

Keywords: anti-aging medicine, geroprotectors, evidence-based medicine.

Нет сомнений в том, что геронтология в ближайшие 25 лет станет одной из ведущих наук. Это обусловлено как глобальным постарением населения, то есть, увеличением в его структуре доли лиц пожилого и старческого возраста, особенно, столетних, так и реальными успехами геронтологии и гериатрии. В последние годы все большее внимание привлекает проблема вмешательства в процесс старения. Проводится большое количество конференций и конгрессов, посвященных антистарению, издается много научных и научно-популярных книг, появились специализированные научные журналы по этой проблеме, например, Journal of Anti-Aging (сменивший не так давно свое название на Rejuvenation Research), Journal of European Anti-Ageing Medicine and British Anti-Ageing Medical Journal и другие; издаются рассчитанные на широкую публику популярные журналы,

рекламирующие различные средства для замедления старения. Появились очень активные общества, например, Американская академия медицины антистарения, возглавляемая Робертом Клатцем (Robert Klatz), или Европейское общество антистарения, проводящие ежегодные конгрессы, собирающие многие тысячи участников. С большим успехом в Москве проходят ежегодные международные научные конференции по антистарению. На состоявшемся 5—8 июля 2007 г. в Санкт-Петербурге VI Европейском конгрессе Международной ассоциации геронтологии и гериатрии (МАГГ) наряду с симпозиумом «Профилактика преждевременного старения» большой интерес вызвал междисциплинарный симпозиум Европейского регионального отделения МАГГ «Медицина антистарения: от мифов к практике», в котором приняли участие члены Исполкома Европейского регионального отделения Между-

народной ассоциации геронтологии и гериатрии (ЕРО-МАГГ) из Великобритании, России, Италии, Бельгии, Германии, Франции, специализирующиеся в области биогеронтологии, клинической и социальной геронтологии [1].

Все это свидетельствует как о возрастающем интересе общества в целом к проблеме постарения населения, так и определенном коммерческом успехе фармацевтических компаний, получающих баснословные прибыли от продажи разнообразных средств, рекламируемых как средства антистарения.

С чем связано увеличение ожидаемой продолжительности жизни в ХХ веке?

Следует отметить, что до настоящего времени отсутствуют доказательства, что ожидаемую продолжительность жизни человека можно увеличить фармакологическими воздействиями на процесс старения. С 1900 г., когда ожидаемая продолжительность жизни при рождении была 49 лет, к концу XX века в развитых странах она увеличилась на 27 лет [2, 3]. Такое же увеличение ожидаемой продолжительности жизни произошло за предыдущие 2000 лет истории человечества. Этот рост вызван значительным снижением смертности от детских инфекционных заболеваний и обусловлен повсеместным улучшением гигиены, изобретением антибиотиков и вакцин. В тоже время такие хронические болезни, как сердечно-сосудистые, инсульт и рак все еще остаются серьезной проблемой.

21 из 27 лет увеличения ожидаемой продолжительности жизни в ХХ веке имели место в его первые 70 лет, и только 6-летнее ее увеличение произошло за последнее трехлетие XX века [2, 3]. Для увеличения еще на 10 лет, ожидаемого в США в течение ближайших 50 лет, смертность должна быть снижена до уровня, который никогда прежде не был достигнут [4]. Все достижения биомедицинских исследований и их прикладные результаты привели к увеличению ожидаемой продолжительности жизни лишь на 15 лет [5]. Если устранить все причины смерти, указываемые сегодня в сертификатах о смерти, мы сможем выявить, как полагает L. Hayflick [6], основную причину всех ассоциированных с возрастом болезней, которая характеризует сам процесс старения. Достигнув успеха в устранении лидирующих причин смерти, мы столкнемся с перспективой увеличения ожидаемой продолжительности, которая будет ограничена возможностью воздействовать на сам процесс старения или на

детерминанты долголетия. Вероятность таких воздействий еще недавно представлялась весьма отдаленной.

Данные о динамике смертности в Германии во второй половине XX века представляют особый интерес для социальной демографии и геронтологии. Недавняя история этой страны дает уникальную возможность оценить влияние политических, экономических и социальных факторов на смертность населения. До 1945 г. немцы, жившие в восточных и западных регионах страны, имели общее культурное и историческое прошлое, включая экономику и политическую систему. Между 1949 и 1989 гг., однако, Восточная (бывшая ГДР) и Западная Германия (бывшая ФРГ) жили в условиях различного политического и экономического строя. После объединения Германии в 1990 г. обе немецкие популяции снова интегрировались в единую политическую и экономическую систему. После окончания Второй мировой войны смертность в Восточной Германии была выше, чем в Западной Германии [7]. С начала 1950-х годов смертность в ней достигла довоенного уровня и даже была несколько ниже, чем в ФРГ, причем ожидаемая продолжительность жизни восточных немцев-мужчин была даже большей, чем западных немцев, вплоть до середины 1970-х годов. Показатели смертности женщин были практически одинаковы для обеих частей страны с начала 1950-х до начала 1970-х гг. После этого периода тенденции смертности существенно изменились. Если в Восточной Германии показатели ожидаемой продолжительности жизни при рождении, как для мужчин, так и для женщин, увеличивались довольно медленно, то в Западной Германии начался быстрый рост этого показателя. После крушения социалистической системы в 1989 г. и объединения Германии в 1990 г. показатели ожидаемой продолжительности жизни при рождении для Восточной Германии стали увеличиваться ускоренными темпами, особенно у женщин.

В работе А. Gjonca и соавт. [8] были проанализированы изменения в смертности в старших возрастных группах (80 лет и старше) и возможные их причины в период с 1970 по 1996 гг. в обеих частях Германии. Оказалось, что с 1990 по 1996 гг. в Западной Германии число мужчин в возрасте 100 и более лет увеличилось в 1,06 раза, а женщин — в 1,8 раза, тогда как в Восточной Германии соответствующие показатели увеличились в 1,52 и 2,65 раза соответственно (табл.).

Таблица

Динамика численности столетних (на 1 млн жителей) в Восточной и Западной Германии

после ее объединения

Территория Год Число столетних на 1 млн жителей Всего

мужчины женщины

Восточная Германия 1990 6,1 21,9 14,3

1996 9,3 58,1 34,4

Западная Германия 1990 13,3 55,0 34,8

1996 14,2 99,1 57,8

Как можно объяснить этот феномен? Имеется достаточно много свидетельств в пользу того, что условия жизни в молодом и среднем возрасте существенно влияют на уровень смертности в старости. Однако молодые годы нынешние столетние немцы в обеих частях страны провели в одинаковых условиях. Изменения в характере смертности в Восточной Германии проявились очень быстро после объединения. Анализ самых различных факторов, которые могли сказаться подобным образом, позволил авторам сделать вывод, что ключевую роль сыграли быстрые изменения в системе медицинского и социального обслуживания и в экономике, тогда как фактор миграции и изменения в стиле жизни имели меньшее значение.

Изучение динамики смертности в когортах, родившихся в Германии в 1895, 1900, 1905 и 1910 гг., показало, что до объединения страны смертность была существенно больше в Восточной Германии, чем в Западной. После объединения страны показатели смертности на территории бывшей ГДР стали быстро уменьшаться и практически сравнялись к 2000 году, особенно у женщин [9].

Влияние объединения Германии на смертность в старших возрастах свидетельствует о высокой пластичности показателя ожидаемой продолжительности жизни и ключевой важности для пожилых жителей бывшей ГДР событий, которые имели место в позднем периоде жизни. Отмеченный феномен убедительно демонстрируется тем фактом, что существенным улучшением качества жизни (прежде всего, медицинского и социального обслуживания) можно добиться быстрого снижения смертности людей даже в самых старших возрастных группах. В Западной Европе с 1950 по 2000 гг. вероятность 80-летних людей дожить до 100 лет увеличилась в 20 раз [10]. Это обусловлено, прежде всего, улучшением экономических и социальных условий жизни населения и успехами медицинской науки.

Аристотель противопоставлял преждевременную смерть естественной смерти в старческом возрасте, утверждая, что для пожилых ничего сделать нельзя [11]. Однако до сих пор многие еще полагают, что уровень смертности в старших возрастах неизменен. Этот взгляд основан на эволюционных теориях старения, утверждающих, что старение неотвратимо, поскольку сила отбора, направленного против неблагоприятных поздно действующих мутаций, ослабевает с возрастом [12]. Исследования последних лет показали, что есть альтернатива — старение достаточно пластично и выживаемость может быть существенно продлена различными генетическими и негенетическими вмешательствами [10].

В 2006 г. В Интернете на нескольких сайтах (http://cureaging.com; http://ieet.org/index. php/IEET/more/scientistsantiaging/; http:// www.longevity-science.blogspot.com/ и др.) [13] было опубликовано открытое письмо, подписанное ведущими учеными-геронтологами мира. В письме подчеркивалось, что на моделях многих сильно различающихся видов лабораторных животных (нематоды, дрозофилы, мыши и т. п.) удается достигнуть замедления старения и продления активной жизни. Поэтому, исходя из общности фундаментальных механизмов старения, есть основания полагать о возможном замедлении старения у людей. Расширение наших знаний о старении позволит лучше противостоять таким истощающим организм патологиям, связанным со старением, как рак, сердечно-сосудистые заболевания, диабет II типа и болезнь Альцгеймера. Терапия, основанная на знании фундаментальных механизмов старения, будет способствовать лучшему противодействию этим возрастным патологиям. Именно поэтому, отмечают авторы письма, оно является призывом к увеличению финансирования этой области, что крайне необходимо для интенсификации как исследований фундаментальных механизмов старения, так и поиска способов его замед-

ления. Все это может привести к значительно большим дивидендам, нежели в случае, если бы эти же средства и усилия вкладывались в непосредственное противостояние возрастным патологиям. Поскольку механизмы старения становятся все более и более понятными, могут быть разработаны эффективные средства вмешательства в этот процесс. Это позволит значительному числу людей продлить здоровую и продуктивную жизнь.

Коррекция или маскировка?

Довольно распространенная точка зрения, вернее, вера, что маскировка возрастных изменений эквивалентна вмешательству в фундаментальный процесс старения, продолжает приводить к большим заблуждениям [14—16]. Маскировка возрастных изменений эквивалентна облегчению симптомов, но не лечению болезни, то есть, является паллиативом. Паллиативы, предназначенные для коррекции возрастных изменений, могут дать великолепный косметический эффект, но не влияют на основной процесс. Л. Хейфлик остроумно замечает, что можно быть даже немного недовольными степенью тех усилий, с которыми медицина антистарения старается просто косметически замаскировать непатологические изменения, связанные со старческим фенотипом. Возражения против применения такой маскировки возрастных изменений равносильны утверждению, что неправильно использовать косметику для соответствия некоторым критериям красоты, выбирать одежду, которая делает тебя моложе или старше, использовать обувь на высокой подошве, чтобы выглядеть выше, или использовать гормон роста, чтобы действительно вырасти.

Серьезную озабоченность сегодня вызывает продукция огромной индустрии антистарения, которая под видом пищевых добавок может легально производить то, что обозначается как средства «омоложения», замедляющие или останавливающие старение [17—27]. Эти пропагандируемые вмешательства никогда не были подтверждены доказательствами изменений в фундаментальных механизмах старения, если они вообще имеют эффект, но могут маскировать, замедлять или задерживать некоторые поверхностные, непатологические изменения, связанные со старением. К этому классу лекарств или «косметических» средств относятся продукты, которые рекламируются как устраняющие морщинистость кожи, удаляющие старческую пигментацию, вызывающие потемнение волос, удаление нежелательной волосис-

тости или восстановление их на облысевшей голове. Такие вмешательства, как использование линз для коррекции дальнозоркости, или слуховых аппаратов для коррекции глухоты, являются продуктами индустрии, которые корректируют ассоциированные с возрастом процессы, рассматриваемые скорее как неудобства, чем патология. Широкое распространение продуктов и услуг, маскирующих или корректирующих непатологические аспекты фундаментальных процессов старения, является одной из причин веры публики в то, что мы близки к пониманию фундаментальных процессов старения и созданию средств воздействия на него. На самом деле это далеко не так [6, 14-16].

Помнить о клятве Гиппократа

Представляется целесообразным рассмотреть проблему с точки зрения врача, который находится под гипнозом обрушивающейся на него с разных сторон информации о замечательных свойствах тех или иных препаратов или методов антистарения, но не забывшего о клятве Гиппократа и ставящего на первое место принцип не навредить своим пациентам. Как сориентироваться врачу и потенциальному пациенту (а врачи — тоже потенциальные пациенты) в потоке публикаций, газетных и телевизионных обещаний замедлить процесс старения, отодвинуть его за пределы видовой продолжительности жизни или даже омолодиться? В ряде работ обсуждался вопрос о возможном риске побочных эффектов применения различных геропротекторов, в том числе, риске развития новообразований [21, 26].

Рассмотрим алгоритм, позволяющий, как нам представляется, с некоторой степенью надежности отличить научные рекомендации от сомнительных. Прежде всего, выделим основные группы признаков, которые свойственны публикациям вообще и публикациям, по проблеме антистарения, в частности, и те критерии, которые позволяют сделать вывод об их доброкачественности. Заметим, что под публикацией мы будем понимать любую форму открытой информации — статью в научном или популярном журнале, газете, на страницах Интернета, выступление на научной конференции, перед слушателями различных школ или курсов, выступлении на радио или телевидении. Каковы же эти основные моменты, которые следует рассматривать при оценке надежности публикации? К ним следует отнести следующие [21, 22]:

— теоретическая обоснованность рекомендаций;

— методология и методы, использованные для получения результатов, которые лежат в основе рекомендации;

— статистические методы оценки результата;

— характер рекомендаций, наличие или отсутствие противопоказаний;

— тип публикации;

— цель публикации;

— учреждение и автор(ы) публикации.

Теоретическая обоснованность рекомендаций. К признакам, которые заставляют усомниться в обоснованности рекомендаций, имеющихся в публикации, следует отнести: а) отсутствие какого-либо теоретического обоснования; б) указания, что предлагаемое средство нормализует или восстанавливает функцию «информационных», «биоинформационных» или иных мифических полей; в) голословные ссылки на экзотическое происхождение рекомендуемого средства (например, средство, рекомендуемое китайской народной медициной, тибетскими ламами, египетскими жрецами, индейцами майя, аборигенами Амазонки и т. д.), не подкрепленные ссылками на публикации в серьезных журналах.

Методология и методы. Наука признает только те факты, которые можно проверить непосредственным наблюдением или экспериментом, воспроизводимость которого является важнейшей характеристикой. Если в публикации описано радикальное увеличение продолжительности жизни живого объекта очень редкого или уникального вида, который практически недоступен для независимого повторения эксперимента, отсутствуют данные о линии и поле экспериментальных животных, нет указаний о рандомизации, отсутствуют данные о контрольной группе, о числе животных в подопытной и контрольной группах (если она есть), либо число животных в сравниваемых группах слишком мало, отсутствуют указания на условия содержания животных, нет данных о происхождении и составе использованного средства, его дозировке, способе и схеме его применения, длительности воздействия и критериях оценки продолжительности жизни — все это может указывать на то, что авторы не заинтересованы в воспроизведении результата независимыми исследователями. Настораживающими моментами являются указания, что метод является секретом его автора (ноу-хау) или запатентован. Ссылка на наличие официального патента на средство, увеличивающее продолжительность жизни, даже с указанием его номера и даты патентования еще не гарантирует эффек-

тивность и безопасность запатентованного средства при практическом применении.

Доказательность. Отсутствие указаний на статистическую обработку полученных данных или, при наличии таких указаний, отсутствие численных значений достоверности и доверительных интервалов, несомненно, являются признаками, снижающими доверие к результатам публикуемого исследования. К таким признакам следует отнести также отсутствие в опубликованной работе конкретных результатов исследования, представленных в виде таблиц, графиков или рисунков. Весьма настораживающим признаком является привлечение в качестве доказательств эффективности препарата писем пациентов или описания отдельных случаев достижения положительного эффекта. Несомненно, что результаты многоцентровых рандомизированных клинических испытаний заслуживают значительно большего доверия.

Рекомендации. Признаками, которые снижают доверие к рекомендациям по применению того или иного средства антистарения, являются: точное указание количества лет, которые прибавит пациенту его применение; указания, что оно предупреждает все болезни, свойственные пожилому возрасту; отсутствие противопоказаний. «Симптомами» того, что вас сознательно или бессознательно вводят в заблуждение, могут быть утверждения, что применение рекомендуемого средства оказывает омолаживающий эффект или обещает прорыв за видовой предел продолжительности жизни.

Публикация. Обычным признаком «парана-учности» происхождения нового чудодейственного средства является появление первых сообщений о нем не в научных журналах с серьезной репутацией, а в средствах массовой информации — на телевидении, в газетах, Интернете. Речь не идет, конечно же, о сообщениях СМИ, основанных на публикациях в научной литературе. Следует обращать внимание на то, в каких изданиях опубликована научная статья. Предпочтение должно отдаваться публикациям в солидных реферируемых академических изданиях, к которым имеет доступ широкая международная научная общественность. Эти издания обязательно индексируются в базах научных публикаций, таких как MEDLINE, Index Medicus и др. Публикации в редких и малодоступных журналах, сборниках работ, тезисах докладов различных конференций и съездов имеют, как правило, предварительный характер, за которыми должны последовать серьезные публикации.

Специального обсуждения заслуживают публикации в форме выступления на конференциях, посвященных антистарению. Организаторы таких конференций обычно приглашают с докладами серьезных ученых, которые своим участием поднимают рейтинг всего мероприятия и, тем самым как бы придают академичность тем докладам, которые не удовлетворяют критериям академической науки. В последние годы такого рода конференции, спонсируемые фармацевтическими компаниями, проходят все чаще, вовлекая в «информационный шум» серьезных специалистов.

Цель публикации. Наивно было бы полагать, что 100% публикуемых в серьезных научных журналах статей о средствах воздействия на продолжительность жизни преследуют целью поведать исключительно о новом знании, раскрытии механизмов старения и, в конечном счете, постижении тайн природы и истины. Фармацевтические компании заинтересованы в продвижении на рынок новых эффективных препаратов, в которых заинтересованы как врачи, так и пациенты. Исследования новых препаратов в значительной мере финансируются фирмами, что нередко накладывает свой отпечаток на характер публикаций, формат спонсированных фирмами так называемых са-теллитных симпозиумов и целых конгрессов. Нет ничего зазорного в том, что результаты предклинических и клинических испытаний новых препаратов, разработанных в научных подразделениях фармацевтических компаний, так же как и в тиши академических лабораторий, публикуются в серьезных изданиях, докладываются на научных форумах самого высокого уровня. Вложенные в фундаментальную науку средства должны и часто приносят высокую прибыль во многих областях знания. Важно, чтобы публикуемые результаты были объективными и удовлетворяли тем критериям, которые отличают истинную науку от псевдонауки, а авторов этих публикаций были бы основания считать учеными, а не шарлатанами и бизнесменами от науки.

Учреждение. Как правило, уже знакомство с названием учреждения, из которого исходит работа, может дать повод к сомнениям в надежности представленных в публикации данных. Например, за громким названием «Национальный центр антистарения» может скрываться вполне виртуальная организация, состоящая из 2-3 предприимчивых людей, в лучшем случае имеющих медицинское образование. Также может насторожить отсутствие указания о ведом-

ственной принадлежности за названием учреждения, скромно называющим себя, скажем, Институтом проблем старения, или указание, что препарат (или прибор) разработан специалистами ВПК. Несомненно, указание, что работа выполнена в известном институте, входящем в системы национальных Академий наук, академии медицинских наук или Министерства здравоохранения, либо в государственном Университете или медицинском вузе, должно в определенной мере являться гарантией надежности публикации. К сожалению, приходится констатировать, что в современной отечественной геронтологической литературе встречаются публикации, исходящие из вполне респектабельных учреждений и рекомендующие чудодейственные снадобья, «информационно» обогащенные и загадочным образом активированные жидкости, регулярный прием которых обеспечит если не бессмертие, то радикальное омоложение, авторы которых являются кандидатами или докторами наук, профессорами, членами-корреспондентами и действительными членами не только многочисленных расплодившихся в послеперестроечное время общественных академий наук, но и, увы, государственных академий.

Посоветуем читателю проявлять бдительность и, если имя автора работ незнакомо, вызывает сомнение его профессиональная принадлежность или название учреждения, зайти в Интернет и проверить в базе данных MEDLINE (PubMed) наличие у автора публикаций по интересующей проблеме в реферируемых журналах. Как правило, этот метод проверки редко подводит и позволяет избежать ошибок и безвозвратной потери не только репутации врачом, но денег и здоровья пациентом.

Конечно, все приведенные соображения не могут дать гарантии, что применение рекомендуемого средства безопасно и эффективно. Экспериментальные исследования на животных (мышах, крысах, собаках, обезьянах) чрезвычайно длительны и дорогостоящи. Многие такие исследования выполняются на малом числе животных и не удовлетворяют элементарным требованиям проведения долгосрочных экспериментов. Тем более, важна унификация методов тестирования геропротекторной активности и безопасности препаратов [21, 28-30].

Программа по оценке эффективности геропротекторов

Глобальное постарение населения — это вызов человечеству. Как ответит на него научное

сообщество — в значительной мере определит судьбу всего человечества. Поиск средств, предупреждающих преждевременное старение и развитие ассоциированных с возрастом заболеваний является одним из приоритетов Всемирного Плана действий и Программы по исследованиям старения в XXI веке, принятой в 2002 г. на Второй Всемирной ассамблее по старению в Мадриде [31]. Нет сомнений, что необходимо создание международной программы оценки эффективности и безопасности применения геропротекторов. Ее деятельность могла бы осуществляться под наблюдением Программы старения ООН и Международной ассоциации геронтологии и гериатрии, успешное сотрудничество которых обеспечило разработку указанной Программы по исследованиям старения в XXI веке. За основу такой программы можно было бы взять хорошо зарекомендовавшие себя программу оценки канцерогенного риска для человека химических веществ и программу оценки средств профилактики рака, осуществляемые Международным агентством по изучению рака, публикующего соответствующие серии монографий и руководств [32-34].

Задачей предлагаемой программы является подготовка международной рабочей группой экспертов критического обзора, системы и методологии оценки доказательств геропротек-торной активности и эффективности препарата или иного средства. Эксперты также могут давать рекомендации о необходимости дополнительных исследований.

Публикации результатов работы рабочей группы экспертов будут содействовать национальным и международным учреждениям здравоохранения в планировании и реализации программ оздоровления и профилактики преждевременного старения и принятии решений о соотношении польза—риск таких программ. Рабочие группы экспертов будут давать только научное заключение об имеющихся доказательствах геропротекторной эффективности и безопасности препаратов и средств, и не призваны давать рекомендации национальным или

международным по регулированию или законодательству применения тех или иных препаратов или средств, что является исключительной прерогативой этих учреждений или организаций.

Критерии, которые могут быть использованы для оценки, должны быть определены как степени доказанности эффективности тех или иных рекомендаций по применению геропро-текторов. Таких степеней может быть четыре:

1) Имеются достаточные доказательства эффективности средства, подтвержденные в эпидемиологических многоцентровых рандомизированных исследованиях.

2) Эффективность средства подтверждена многочисленными экспериментальными исследованиями на животных разных видов, тогда как достаточные доказательства эффективности в эпидемиологических многоцентровых рандомизированных исследованиях отсутствуют или получены только в отдельных наблюдениях.

3) Об эффективности средств имеются единичные сообщения, степень надежности которых достаточно высока.

4) Имеются единичные неподтвержденные сообщения об эффективности средства.

Следует признать, что в настоящее время нет ни одного препарата, который можно было бы отнести к группе 1, то есть геропротектор-ная активность которого была бы безусловно доказана на людях. К средствам, которые можно было бы включить в группу 2, по-видимому, следует отнести мелатонин, депренил, дегидро-эпиандростерон, эпиталамин, тималин, антидиабетические бигуаниды, некоторые антиокси-данты. Имеются многочисленные подтверждения геропротекторного эффекта этих препаратов, полученные в экспериментах на животных [21, 25, 26, 29, 35-37], а также ряд публикаций об эффективности их применения в клинической практике [36-38]. По-видимому, эти препараты являются наиболее вероятными кандидатами для проведения многоцентровых рандомизированных клинических испытаний в соответствии с правилами доказательной медицины.

Литература

1. Михайлова О. Н., Качан Е., Яковлев Д. VI Европейский конгресс Международной ассоциации геронтологии и гериатрии // Вестник Геронтол. общества РАН. — 2007. — № 7-8 (106-107). — С. 1-3.

2. Crimmins E. M., Hayward M. D., Saito Y. Changing mortality and morbidity rates and the health status and life expectancy of the older population // Demography. — 1994. — Vol. 31. — P. 159-175.

3. Minino A. M., Arias E., Kocharek K. D. et al. Deaths: Final Data for 2000. — National Vital Statistics Reports, Vol. 50, No. 15. DHHS Publication No. (PHS) 2002-1120 PRS 02-0583 (9/2002).

4. Olshansky S. J., Carnes B. A., Desesquelles A. Prospects for human longevity // Science. — 2001. — Vol. 291. — P. 1491-1492.

5. Anderson R. N. U. S. Decennial Life Tables for 1989-91. Vol. 1, No. 4. United States Life Tables Eliminating Certain Causes of Death. — Hayesville, Maryland: National Center for Health Statistics. — 1999. — P. 7-8.

6. Hayflick L. The future of ageing // Nature. — 2000. — Vol. 408. — P. 37-39.

7. Scholz A. Analyse und Prognose der Mortalitatsentwicklung in den altern und neuen Bundeslandern — Ergebnisse des Ost/West-Vergleich der Kohortensterblichkeit. In: Srerblichkeitsentwicklucng — unter besonderer Beruck-sichtung des Kohortensatzes / Dinkel R., Hohn C., Scholz R. (Eds.). — Munchen: R. Oldenbourg Velag. — 1996. — P. 89-102.

8. Scholz A., Maier H. German unification and the plasticity of mortality at older ages // MPIDR Working paper WP 2003-031. — www.demogr.mpg.de/papers/working/wp-2003-031.pdf.

9. Gjonca A., Brockmann H., Maier H. Old-age mortality in Germany prior to and after reunification // Demographic Res. — 2000. — Vol. 3. — P. 1-29.

10. Vaupel J. W., Carey J. R., Christensen K. It's never too late // Science. — 2003. — Vol. 301. — P. 1679-1680.

11. Aristotle. On Youth and Old Age, On Life and Death, On Breathing (350 BC; Translation by G. R. T. Ross. — http:// classics.mit.edu/Aristotle/youth_old.html.

12. Hamilton W. D. The moulding of senescence by natural selection // J. Theor. Biol. — 1966. — Vol. 12. — P. 12-45.

13. Открытое письмо... // Вестник Геронтол. общества РАН. — 2006. — № 11 (96). — С. 1

14. Hayflick L. «Anti-aging» is an oxymoron // J. Gerontol. Biol. Sci. — 2004. — Vol. 59A. — P. 573-578.

15. Hayflick L. The not-so-close relationship between biological aging and age-associated pathologies in humans // J. Gerontol. Biol. Sci. — 2004. — Vol. 59A. — P. 547-550.

16. Hayflick L. Biological aging is no longer an unsolved problem // Ann. N. Y. Acad. Sci. — 2007. — Vol. 1100. — P. 1-13.

17. Butler R. N., Fossel M., Harman M. et al. Is there an antiaging medicine? // J. Gerontol. Biol. Sci. — 2002. — Vol. 57A. — P. B333-B338.

18. U. S. Senate Special Committee on Aging. Swindlers, hucksters and snake oil salesmen: The hype and hope of marketing anti-aging products to seniors. Hearing held in Washington, DC, September 10, Retrieved June 13, 2002. — from http://www.aging.senate.gov/events/091001.htm.

19. Голубев А. Г. Биохимия продления жизни // Успехи геронтологии. — 2003. — Т. 12. — С. 57-76.

20. Анисимов В. Н. Медицина антистарения: мифы, реальность, перспективы // Клинич. геронтол. — 2006. — Т. 12, № 12. — С. 51-56.

21. Анисимов В. Н. Рецензия на монографию: Донцов В. И., Крутько В. Н., Подколзин А. А. Фундаментальные механизмы геропрофилактики. — М. — Биоинформсервис, 2002. — 464 с. // Успехи геронтол. — 2006. — Т. 19. — С. 152-157.

22. Анисимов В. Н. Молекулярные и физиологические механизмы старения. в 2 т. — СПб.: Наука, 2008.

23. Haber C. Life extension and history: the continual search for the Fountain of Youth // J. Gerontol. Biol. Sci. — 2004. — Vol. 59A. — P. 515-522.

24. Olshansky S. J., Hayflick L., Perls T. T. Anti-aging medicine: the hype and the reality - Part I // J. Gerontol. Biol. Sci. — 2004. — Vol. 59A. — P. 513-514.

25. Anisimov V. N. Premature ageing prevention: Limitations and perspectives of pharmacological interventions // Current Drugs Targets. — 2006. — Vol. 7, No. 11. — P. 1485-1503.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

26. Anisimov V. N., Popovich I. G., Zabezhinski M. A., Anisimov S. V., Vesnushkin G. M., Vinogradova I. A. Melatonin as antioxidant, geroprotector and anticarcinogen // Biochim. Biophys. Acta. — 2006. — Vol. 1757. — P. 573-589.

27. de Grey A. D. N. J. The natural biogerontology portfolio. «Defeating aging» as a multi-stage ultra-grand challenge // Ann. N. Y. Acad. Sci. — 2007. — Vol. 1100. — P. 409-423.

28. Warner H. R., Ingram D., Miller R. A. et al. Program for testing biological interventions to promote health aging // Mech. Ageing Dev. 2000. — Vol. 155. — P. 199-208.

29. Anisimov V. N., Popovich I. G., Zabezhinski M. A. Methods of evaluating the effect of pharmacological drugs on aging and life span in mice. In: Biological Aging: Methods and Protocols. / Ed. by T. O. Tollefsbol (Methods in Molecular Biology; vol. 371). — Totowa, New Jersey: Humana Press, 2007, P. 227-236.

30. Biological Aging: Methods and Protocols. Ed. by T. O. Tollefsbol (Methods in Molecular Biology; vol. 371). — Totowa, New Jersey: Humana Press, 2007. — 414 p.

31. Andrews G. R., Sidorenko A., Andrianova L. F. et al. The United Nations research agenda on ageing for the 21st century // Успехи геронтол. — 2001. — Т. 7. — С. 7-25.

32. Montesano R., Bartsch H., Vainio H. et al. Long-Term and Short-Term Assays for Carcinogens: A Critical Appraisal. (IARC Sci. Publ. No 83). — Lyon: IARC, 1986.

33. IARC Monographs in the Evaluation of the Carcinogenic risk of Chemicals to Humans. Suppl. 7. — Lyon: IARC, 1987.

34. IACR Handbooks of Cancer Prevention. Vol. 2. Carotenoids. — Lyon: IACR, 1998.

35. Анисимов В. Н. Старение и ассоциированные с возрастом болезни // Клинич. геронтол. — 2005. — Т. 11, № 1. — С. 42-49.

36. Aging Interventions and Therapies / Ed. by S. I. S. Rattan. — Singapore: World Scientific Publishing Co. Pte. Ltd., 2005.

37. Modulating Aging and Longevity / Rattan S. I. S., Ed. — London: Kluwer Acad. Publ., 2003.

38. Коркушко О. В., Хавинсон В. Х., Бутенко Г. М., Шатило В. Б. Пептидные препараты тимуса и эпифиза в профилактике ускоренного старения. — СПб.: Наука, 2002. — 202 c.

Автор:

Анисимов Владимир Николаевич, д. м. н., профессор, руководитель отдела канцерогенеза и онкогеронтологии НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова (Санкт-Петербург), президент Геронтологического общества РАН.

Адрес для контакта: Геронтологическое общество РАН; НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова Росмедтехнологий, Пе-сочный-2, Санкт-Петербург, 197758, Россия. Эл. адрес: aging@mail.ru.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.