Научная статья на тему 'Медиаобраз В. В. Путина в текстах англоязычных СМИ'

Медиаобраз В. В. Путина в текстах англоязычных СМИ Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
3175
528
Поделиться
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКИЙ ОБРАЗ / МАНИПУЛЯЦИЯ / МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ / ТРОПЫ / МЕТАФОРА / АЛЛЮЗИЯ / ДОМИНАНТА ИМИДЖА

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Ермоленко Галина Михайловна

Статья посвящена исследованию образа В.В. Путина в текстах англоязычных СМИ и описанию манипулятивных механизмов, которые используются для создания и закрепления в массовом сознании читателей этого образа.

Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Ермоленко Галина Михайловна,

THE IMAGE OF V.V. PUTIN IN THE TEXTS OF ENGLISH MASS MEDIA

The article studies the image of V.V Putin in the texts of English-language media and describes the manipulative mechanisms that are used for creating and fixing of the image in the mass consciousness of the readers.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Медиаобраз В. В. Путина в текстах англоязычных СМИ»

УДК: 811.Ш'П ББК: 81.432.1-00

Ермоленко Г.М.

МЕДИАОБРАЗ В.В. ПУТИНА В ТЕКСТАХ АНГЛОЯЗЫЧНЫХ СМИ

Ermolenko G.M.

THE IMAGE OF V.V. PUTIN IN THE TEXTS OF ENGLISH MASS MEDIA

Ключевые слова: политический образ, манипуляция, массовое сознание, тропы, метафора, аллюзия, доминанта имиджа.

Keywords: political image, manipulation, mass consciousness, tropes, metaphor, allusion, dominants of the image.

Аннотация: статья посвящена исследованию образа В.В. Путина в текстах англоязычных СМИ и описанию манипулятивных механизмов, которые используются для создания и закрепления в массовом сознании читателей этого образа.

Abstract: the article studies the image of V.V Putin in the texts of English-language media and describes the manipulative mechanisms that are used for creating and fixing of the image in the mass consciousness of the readers.

Слово всегда обладало огромной силой воздействия, а в век информатизации общества, не прекращающих

информационных и политических войн, сила слова приобрела особое значение. С момента своего появления СМИ считаются одной из важных составляющих общественной жизни человека. Им отводится роль «четвертой власти» в государстве, приписывается способность влиять на сознание широких масс. С приходом эпохи глобализации и появлением Интернета сила слова только укрепила свои позиции. Все чаще способность СМИ манипулировать массовым сознанием и задавать определенные установки используется для воздействия на политическое

мировоззрение людей. Примером этому служат формируемые при помощи СМИ образы политических деятелей.

Наше мнение о том или ином человеке складывается из оценки его поступков, слов и внешнего облика. Но мало кто из нас лично знаком с сильными мира сего. Современная политическая жизнь имеет ряд особенностей, одной из которых является преобладание опосредованного общения политика с аудиторией над непосредственным. Простой обыватель вынужден черпать информацию, которая

помогает ему составить в своем сознании образ политика из средств массовой информации. В результате у читателей возникает некоторое представление, отношение, которое и является сформированным СМИ образом. Современное общество в какой-то степени стало заложником СМИ и стереотипов, предлагаемых ему через печатные издания или с экранов телевизоров.

За исключением нескольких незначительных расхождений все упоминаемые за последние десятилетия в лингвистической литературе функции СМИ можно свести к следующим: 1) информационная; 2) манипулятивная (или воздействующая); 3) экспрессивная; 4) просветительская; 5) воспитательная; 6) организационная; 7) развлекательная; 8) аттрактивная. И в то время, как другие функции СМИ являются полемичными, функции информирования и воздействия признаются всеми без исключения лингвистами. Более того, они являются и наиболее частотными по сравнению с другими вышеупомянутыми функциями.

На наш взгляд, язык СМИ является мощным орудием в борьбе за умы читателей, именно благодаря тому, что одной из важнейших функций СМИ является манипулятивная. Она позволяет

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

управлять сознанием общества, формируя определенную картину мира. Сегодня серьезным политическим фактором, влияющим на ход жизни, признается массовое сознание и содержащиеся в нем образы политиков1. В последние десятилетия предметом научных

исследований политического дискурса становится описание способов

манипулирования общественным мнением в рамках этого дискурса, что позволяет с полным правом видеть прежде всего в СМИ, а также и в других публикациях на политические темы «инструмент идеологии, а не информации»2. Изучение языка печатной прессы в диахроническом плане позволяет констатировать, что за последние десятилетия язык газет и журналов претерпел существенные изменения. Функция манипулирования стала доминировать даже над главной, на наш взгляд, функцией, которую должны исполнять СМИ - функцией информирования, отсюда и повальная субъективизация освещения событий и значительная демократизация стиля. По выражению американских лингвистов, в настоящее время политкорректность в СМИ уступила место обратному процессу. «Сейчас не политкорректно быть политкорректным» - суммирует

общественные настроения Брет Истон Эллис, автор манифеста

антиполиткорректности - романа «American Psycho»3.

Изучение проблем манипулирования человеческим сознанием лежит на стыке таких наук как психология, философия, политология, социология и т.д. однако огромная роль в изучении данного вопроса отводится лингвистике, поскольку в подавляющем большинстве случаев именно слово выступает в качестве основного орудия манипуляции.

1 Шестопал, Е.Б. Политическая психология: учебник / Е.Б. Шестопал. - М.: Инфра-М, 2010. - С. 383.

2 Никитина, К.В. Политический дискурс СМИ и его особенности, создающие предпосылки для манипуляции общественным мнением / К.В. Никитина. - Орел, 2006. - № 2. - С. 5.

3 Ellis, B.E. American Psycho / B.E. Ellis. - London: Picador, 1992. - P. 76.

На сегодняшний момент

исследования, посвященные манипуляции, весьма популярны. Манипуляция изучается преимущественно в рамках психологии (Грачев, Мельник 1996, 2002; Доценко 1996; Лепский 1996, Кабаченко 2000; Панкратов 2001), политологии (Прокофьев 1999; Почепцов 2003; Кара-Мурза 2002, 2004), социологии (Комова 2005), философии (Павлова 2005). Собственно

лингвистических исследований

манипулирования человеком существует пока крайне мало (Мегентесов, Мохамад 1997; Плохинова, Лапинская 2002; Желтухина 2003).

Под манипуляцией мы, вслед за В.М. Масловой, понимаем процесс навязывания взглядов, мнений, способов действий, которые адресант может считать заведомо ложными, но выгодными для себя4. С.Г. Кара-Мурза характеризует манипуляцию как «программирование мнений и устремлений масс, их настроений и даже психического состояния с целью обеспечить такое их поведение, которое нужно тем, кто владеет средствами манипуляции»5.

Опираясь на теорию И.П. Павлова о слове как о второй сигнальной системе, суть которой заключается в том, что «слово обладает эффектом эмоционального стимулятора, ибо действует на нашу нервную систему аналогично предмету или явлению, им представляемому», можно смело говорить об определенном манипулятивном потенциале любого слова6. Данный потенциал раскрывается в коннотативном контекстуальном значении слова, точнее, в его воздействии на реципиента. Следовательно, знание коннотативных значений слов и является основой языкового манипулирования.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Совершенно очевидно, что одну и ту же ситуацию можно описать разными способами и выбор языковых средств не

4 Маслова, В.А. Политический дискурс: языковые игры или игры слова? / В.А. Маслова // Политическая лингвистика. - Вып. 1(24). - Екатеринбург, 2008. - С. 45.

5 Кара-Мурза, С.Г. Краткий курс манипуляции сознанием. - М.: Алгоритм, 2002. - С. 16.

6 Кацев, A.M. Роль ассоциативности в эвфемии // Проблемы синхронного и диахронного описания германских языков. - Пятигорск, 1981. - С. 140-146.

может быть случаен. Отдавая предпочтение тем или иным языковым средствам, автор преследует совершенно определенную цель

- представить объект в нужном для него свете. И в отличие от устной речи, где трудно производить осознанный отбор языковых средств, в силу ее спонтанности, печатное слово обладает большей прагматической направленностью.

Итак, одна из главных функций СМИ

- манипулятивная, однако для достижения наилучшего результата воздействие должно быть непрямым, косвенным, что означает использование суггестивных методов. Согласно определению И.Ю. Черепановой, суггестия - это «воздействие на человека (прежде всего вербальное), воспринимаемое им без критической оценки, иными словами латентное (скрытое) речевое воздействие»1. Суггестивность подразумевает некритичное восприятие информации, воздействие на чувственное восприятие. Для этих целей как нельзя лучше подходят такие средства художественной выразительности и суггестивного воздействия, как тропы. Они не только привлекают внимание и придают тексту эмоциональную окраску, но и помогают создать определенный образ, воздействовать на реципиента в нужном направлении. Англоязычные СМИ так же с успехом манипулируют общественным сознанием, создавая при помощи различных языковых средств «нужный» медиаобраз.

Россия как одна из ведущих геополитических сил мира традиционно представляла огромный интерес для Запада. Особое внимание всегда вызывали лидеры нашего государства, поскольку имидж страны - это не только ее культура и традиции, но и лицо, представляющее ее на мировой арене. И тут без преувеличения можно констатировать, что В.В. Путин является самым известным и самым обсуждаемым российским лидером. Статьи о В. Путине в западной прессе выходят с не меньшей частотой, чем в России. В данной статье была предпринята попытка изучить образ В.В. Путина, создаваемый в англоязычных СМИ, и средства,

1 Черепанова, И.Ю. Дом колдуньи. Начала суггестивной лингвистики. - Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 1995. - Ч. 1. - С. 14.

используемые для создания этого образа.

Наиболее часто встречающиеся при создании образа В.В. Путина в текстах англоязычных СМИ и наиболее эффективные в суггестивном плане приемы - аллюзия, перифраза и метафора. Все они несут некую предопределенную

характеристику, которую автор присваивает описываемому им предмету. Аллюзия делает "чужой" текст "своим", что означает лучшее восприятие этого текста реципиентом, а перифраза добавляет экспрессивности.

Наиболее удачным способом создания в сознании того или иного образа является метафора, поскольку механизм

метафорического переноса основывается на ассоциативно-образной природе

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

человеческого мышления. Удобство и опасность образного описания объекта зачастую заключается в возможности вариаций его толкования. Метафора является оптимальным средством манипуляции, поскольку предоставляет уже готовый образ, штамп. Она широко применяется как способ навязывания определенных субъективных оценок, установления нужных ассоциативных связей. Она воздействует на всех уровнях -рациональном и эмоциональном, что гарантирует получение сообщения адресатом. Основная направленность метафоры на ассоциативность упрощает понимание и не отпугивает читателя своей сложностью. Основа метафорической манипуляции - образ, закрепляемый в сознании и влияющий на поступки и характер мышления. Такое воздействие остается незамеченным и не вызывает отторжения, а краткость, информативность, содержательная насыщенность,

имплицитный характер передачи

информации привлекают и удерживают внимание читателей. Конечной целью функционирования метафоры в медиа-дискурсе является формирование образа, мнения, мировосприятия посредством эмоционального и рационального воздействия.

В ходе анализа медиаобраза В.В. Путина, созданного англоязычными СМИ при помощи тропов, нами были выделены

следующие лексические доминанты имиджа:

- диктатор;

- последователь идей СССР;

- монарх;

- супергерой;

- агент КГБ;

- вожак (прагматик, патриот, популярный у своего народа).

Ниже мы рассмотрим каждую доминанту более подробно.

Пожалуй, самая популярная доминанта в англоязычном медиадискурсе -Путин-диктатор. В качестве примера ее реализации приведем довольно частотную аллюзию - сравнение В.В. Путина с печально известным чилийским диктатором Пиночетом:

'Pinochet' Putin attacks workers' rights (Greenleft, May 3, 2000).

The story of how Putin rebuilt the Kremlin's power is familiar. He is a Russian Pinochet, or Marcos, tolerant of divergent views as long as they do not intrude on politics (The Newsweek Magazine, January 15, 2006).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Нужно отметить, что англоязычные СМИ довольно часто спекулируют подобного рода аллюзиями, пытаясь создать у реципиентов образ «кровавой руки России».

Практически никогда авторы статей не называют В.В. Путина диктатором открыто, поскольку понимают, что прямолинейность в данном вопросе может сыграть против них. Они предпочитают либо вкладывать данную оценку в уста третьих лиц (как правило "экспертов''), либо делать это суггестивными методами, используя ассоциативность человеческого мышления и принуждая читателя думать в необходимом автору направлении. В этом смысле особо интересен пример, в котором диктатором называют не В.В. Путина, а третье лицо и тоже не напрямую, а используя аллюзию с Саддамом Хусейном:

Putin hands Chechnya to his 'little Saddam' (The Sunday Times, April 1, 2007).

Нужный автору статьи эффект тем не менее все же достигается прямым указанием на тот факт, что именно глава государства "отдал Чечню" в руки диктатора и следовательно сам является

диктатором.

В следующем примере 'Power-hungry' Putin reveals he intends to cling on to office -by becoming Russia's next prime minister (Dailymail, October 10, 2007) эпитет с негативной оценкой основывается на ассоциациях и потому легко запоминается, оставляя отрицательную установку в сознании реципиента. Конструкт 'Power-hungry' подразумевает стремление к безграничной власти и контролю. Такой же посыл несет и "Victims pile up in Putin's iron grip" (The Sunday Times, December 16, 2012). Метафора железной хватки применима только к авторитарной власти, она изначально исключает все намеки на демократию. В сознании аудитории В.В. Путин закрепляется как властитель, крепко держащийся за свою власть и представляющий угрозу для всех.

Иногда сам политик, сам того не желая, дает толчок закреплению за ним того или иного ассоциативного образа. Например, фраза питона Каа из известной книги

Р. Киплинга "Идите ко мне бандерлоги", обращенная В.В. Путиным, к митингующей в декабре 2012 года оппозиции тут же была радостно подхвачена западными СМИ.

"Vladimir Putin is a snake - he says so himself. At his latest four-hour press conference, the Russian prime minister compared himself to Kaa, the huge, menacing, hypnotic python from Rudyard Kipling's The Jungle Book... Which leaves little doubt about Putin's response to the series of protests that have brought 100,000 people into the streets of Moscow and 100 other Russian cities over the past month. Hypnotize them. Then crush them (Newsweek, January 16, 2012). Образ лидера как угрожающего питона сам по себе несет яркий эмоциональный и запоминающийся посыл. Этот персонаж известен широкой публике, поэтому подобное негативное сравнение быстро укрепляется в сознании. А если еще добавить эпитетов hypnotic, menacing, употребить эмоционально окрашенные лексические единицы crush, hypnotize и вот уже готов образ хитрого, умного, безжалостного и потому опасного противника.

Стоит отметить, что сравнение

российского президента с различными животными довольно часто в англоязычном медийном пространстве. И здесь лидерство без сомнения принадлежит метафоре Russian Bear, в которую вкладываются отнюдь не позитивные коннотации.

Bear roars at Europe: Putin's surprise military exercise irks Russia's neighbors (The Washington Times, March 29, 2013).

Довольно тесно с предыдущей доминантой образа связана доминанта Путин - последователь идей CCCP, поскольку в сознании англоязычного читателя еще свеж образ СССР -государства, где процветает диктатура. Например:

Vladimir Putin has raised fears of a return to Cold War days and revival of the USSR after he revealed plans to create a so-called 'Eurasian Union' of former Soviet nations (The Daily Mail, October 5, 2011).

В другой статье под заголовком «If Cyprus falls into Putin's grip, the West will have lost the first battle in the new Cold War» автор пишет:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Putin, who termed the collapse of the Soviet Union the 'geopolitical catastrophe of the century', sees the humiliation of the hated West as the prime goal in his desire to restore Russia's greatness (The Daily Mail, March 22, 2013).

Представленные предположения намекают, что текущий политический лидер хочет восстановить политический режим, подобный которому был во времена СССР. И без того негативно воспринимаемое англоязычными читателями сравнение России и СССР умело усиливается автором за счет метафоры Cold War и эпитета hated в отношении западного мира. Негативную окраску в сравнении создаёт ассоциация с периодом холодной войны и разногласием политических лидеров. Подобные заголовки накладывают отрицательный отпечаток на образ главы государства и вызывают в сознании читателей негативные ассоциации.

Британские журналисты, усиливая негативный образ Путина, часто упоминают имя Иосифа Сталина:

Putin was born when Stalin was still alive, and was brought up his own. (The Times, June 22, 2003).

В данном примере между именами собственными Stalin, которое имеет отрицательную коннотацию, и Putin ставится знак равенства, что также придаёт оттенок негативности образу В.В. Путина.

Очень популярен у англоязычных СМИ и образ Путина-монарха:

"He tried to position himself in the public mind as a 'good czar,' according to Russian tradition, and he's been pretty successful at that" (The Christian Science Monitor, 2009).

В следующем примере автор прямо называет В. Путина князем, а российское правительство двором, раздираемым интригами, который жаждет захватить богатства страны:

Russia does not have a government; it has a prince, and a court riven by factions trying to win access to the resources they crave (The Times, November 20, 2006).

Особой популярностью в рамках данной доминанты образа пользуются различного рода аллюзии с известными историческими личностями. Аллюзия позволяет отсылать читателя к каким-либо историческим событиям или фигурам, тем самым вызывая у него ассоциации, создающие второй план. Эта ее особенность используется средствами массовой информации для создания и закрепления определенного образа в сознании реципиента.

Ярким примером является следующая характеристика, которую дает газета «Mirror» В.В. Путину: Vlad «the impaler» Putin (Mirror, September 14, 2011). Сразу же складывается определенное негативное представление, основанное на аллюзии с исторической фигурой Сажатель-на-кол (прозвище трансильванского (валашского) князя (воеводы) Влада Третьего (1448-1476 гг.), исторического прототипа легендарного графа Дракулы).

Также очень популярно сравнение В.В. Путина с известным во всем мире своим кровавым режимом царем Иваном Грозным:

Vladimir Putin and his stooge, President Dmitry Medvedev, have revived a tradition of Russian expansionism that dates back to Ivan the Terrible (NBC New York, January 7, 2010).

Следующей по частотности упоминания является доминанта Путин -супергерой. Как правило, сравнение российского президента с супергероями происходит в ироничном или даже саркастическом аспекте:

Putin's image has been carefully crafted as the Russian James Bond, loved by all (Forbes, December 19, 2011).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Образ Джеймса Бонда знаком каждому, такая аллюзия не пройдет незамеченной и повлияет на восприятие читателем описываемого объекта. Использование данного приема - это самый простой способ приписать политическому лидеру сразу несколько качеств, а также показать наглядный пример, знакомый большинству. Дополнительной мотивацией к использованию подобного рода сравнения в данном случае является отсылка к бывшему месту работы нынешнего президента (КГБ), что не добавляет примеру положительности.

С легкой подачи американских дипломатов в прессу просочилось прозвище Batman:

Vladimir Putin still pulls the strings in Russia, with President Dmitry Medvedev a more junior figure who "plays Robin to Putin's Batman", US diplomats have said in frank dispatches from Moscow released by WikiLeaks (The Guardian, December, 1, 2010). Аллюзия ассоциирует Путина с одним из самых известных супергероев, защищающим людей, а также намекает на его главенство в тандеме Путин - Медведев даже во времена президентства второго.

Политическая деятельность

российского президента В.В. Путина преподносится западными англоязычными СМИ в неразрывной связи с его работой в органах КГБ и ФСБ, причём анализ статей показывает, что эта его характеристика является больше негативной, чем позитивной. При этом используемую в текстах доминанту Путин - агент КГБ, трудно назвать объективной, поскольку как правило она создается при помощи экспрессивных языковых средств и имеет четкую прагматическую цель дискредитировать образ российского президента в глазах англоязычного

читателя:

The ex-KGB hardman is ruthless in pursuit of his country's interests. (Mirror, August 28, 2008).

Mr. Putin's KGB past is disturbing, with its authoritarian associations, and he makes no secret of his nostalgia for the USSR (BBC News, 7 June, 2013).

Как показывает исследование, прошлое Путина для иностранцев настоящее - «once-KGB-always-KGB» Putin (Forbes, Jule 31, 2007). Такой род деятельности не вызывает у них доверия, а программирует на настороженность. Образ бывшего агента КГБ используется для воздействия на консервативных граждан, заставляя их вспоминать период холодной войны. Кроме того, создаётся образ России как полицейского государства, а значит действия, предпринимаемые президентом, зачастую жестокие и кровавые. Как показано в примере, бывших сотрудников КГБ не бывает, а значит, что сотрудничать с таким лидером крайне сложно.

Самая малорепрезентативная

доминанта медиаобраза Путин-вожак является, по сути, единственной доминантой с положительной коннотацией. Например, в заголовке "Alphadog" (Dailymail, August 31, 2011) метафора подчеркивает лидерские способности российского президента посредством слова Alpha, которое используется для указания первенства, несомненного преобладания в какой-либо области. Словосочетание "Alpha dog" (Collins Dictionary - the dominant male animal or person in a group) создает неоспоримый образ вожака.

В заголовке Putin: Russia's 'Mr. Stability' (The Christian Science Monitor, 2005) автор статьи выделяет самое главное, по его мнению, качество президента -стабильность, непоколебимость. В данном случае используемый прием акцентирует внимание на положительной

характеристике. Стабильность обозначает упорядоченность, постоянство. В то же самое время Forbes, сравнивая В.В. Путина с Л.И. Брежневым, который известен во всем мире как политический лидер, возглавлявший страну в самый стабильный ее период, называет его «безмозглым

динозавром», который в погоне за стабильностью не замечает медленного угасания возглавляемой им страны:

"Putin, suddenly, was not Pinochet, he was Brezhnev: an unthinking dinosaur whose only concern was stability and who was presiding over the slow and painful death of the country he ran" (Forbes, September 19, 2012).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

То есть даже такое положительное качество, как стабильность и постоянство в определенном контексте и при затрагивании определенных ассоциативных рядов, способно приобретать крайне негативную коннотацию.

На первый взгляд может показаться, что лексика, используемая в статьях о Путине, только информирует читателей о его политической деятельности. Однако политическая деятельность рассматривается в определённом контексте: упоминаются топонимы Chechnya, the Caucasus (вызывающие на Западе ассоциации с терроризмом и военными действиями), а также слова с негативной окраской reign of terror, atrocities, ruthless, sinister, murder, fear и описание политика приобретает в целом негативный оттенок:

Inside Chechnya: Putin's reign of terror... Putin's officials were ruthless in establishing order behind the lines in the early months of his campaign in Chechnya.

It is no exaggeration to say that Putin's boast to have restored Russia's national pride began on the steppes of Naur. But the district hides a more sinister story, too: of arbitrary detention, of murder and of fear. It is Putin's Russia in microcosm (New Statesman, August 29, 2012).

В статьях, в которых речь идёт о нравственных качествах В.В. Путина как государственного деятеля, создавая образ российского президента, журналисты подчеркивают доминантную, по их мнению, черту - национализм, далекую от этики и морали, называя его эмоциональным a nationalist. Это слово, само по себе имея довольно негативную коннотацию, усиливается наречием essentially, а также прилагательным strong:

The Russian president is essentially a nationalist, who believes a strong (read authoritarian) state is necessary to the country's

survival and prosperity (Times, April 16, 2008).

Однако иногда этот прием действует наоборот, и тогда складывается образ лидера, способного удерживать власть и принимать суровые решения. В частности, не все отрицательные эпитеты способны испортить авторитет политического лидера, однако в целом такие публикации направлены на создание образа узурпатора и самодержца, не допускающего проявления воли народа.

Важное место СМИ уделяют интеллектуальным характеристикам

политика, называя В. Путина CultureWarrior. Однако и здесь все не так просто. Данную метафору можно понять двояко. Она может нести в себе как положительную коннотацию - борец за культурное наследие, защитник культуры, так и отрицательную - борец с культурой.

В некоторых статьях посредством стилистически окрашенных эпитетов с положительной коннотацией СМИ представляют позитивные стороны российского политического лидера: charismatic man, regular guy, the wise elder statesman и т.п.

Подобные статьи формируют положительное и доверительное отношение среди иностранных граждан к главе российского государства. Это не только повышает авторитет президента в глазах читателей, но и улучшает их отношение к России в целом. Создание положительного образа является важной задачей для крупных государственных СМИ, особенно в том случае, когда стоит задача поддержать и укрепить отношения между странами.

В данной статье мы рассмотрели влияние СМИ на отдельно взятый аспект общественной жизни, а именно на восприятие политического образа. В качестве объекта исследования был выбран образ президента РФ В.В. Путина в текстах англоязычных масс медиа.

С сожалением приходится

констатировать, что исследование англоязычного медиа пространства показало преобладание негативно окрашенных доминант имиджа,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

используемых при формировании образа

лидера РФ В.В. Путина англоязычными СМИ 67% от общего числа примеров, полученных при выборке. Англоязычные СМИ в подавляющем большинстве случаев создают и подпитывают в массовом сознании читателей враждебный образ российского главы государства и, как следствие, России в целом.

В современном политическом медиапространстве англоязычных СМИ налицо смещение акцентов, представление России и ее главы как «главного врага демократии». Использование

«манипулятивной» лексики и формирование необходимых образов становятся главными инструментами политизированного

информационного давления англоязычных СМИ, пытающихся нарисовать перед читателями собственную картину происходящего в России. К сожалению, данная скрытая субъективная оценка в силу психолингвистических особенностей

восприятия, с учетом постоянного давления и нагнетания обстановки, воспринимается большинством как объективная реальность.

Что касается стилистических средств, используемых для создания образа, то это преимущественно эпитеты, аллюзии, перифразы, но наибольшей популярностью при выборе средств влияния на умы читателей пользуются метафора и аллюзия, что объясняется их образностью, ассоциативностью и экспрессивностью. Эти свойства активно используют журналисты, что подтверждают 70% примеров от общей выборки.

В целом проведенное исследование позволяет констатировать, что

формирование имиджа политического лидера во многом зависит от медиаресурсов. Роль СМИ в современном обществе столь велика, что их влияние на массовое сознание нельзя недоо-ценивать. Они играют все большую роль в воздействии на общественное сознание и в формировании социальных убеждений. Данным фактом активно пользуются в своих интересах различные политические силы и не всегда их точка зрения объективна и беспристрастна. Независимо от того, являются ли СМИ "четвертой властью" или же только инструментом в

руках влиятельных лиц, их главная цель остается неизменной - создать определенное мнение у читателя и заставить его поверить, что это мнение - единственно верное.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Кара-Мурза, С.Г. Краткий курс манипуляции сознанием. - М.: Алгоритм, 2002. -

288 с.

2. Маслова, В.А. Политический дискурс: языковые игры или игры слова? // Политическая лингвистика. - Вып. 1 (24). - Екатеринбург, 2008. - С. 43-48.

3. Никитина, К.В. Политический дискурс СМИ и его особенности, создающие предпосылки для манипуляции общественным мнением. - Орел, 2006. - № 2. - С. 2-6.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Черепанова, И.Ю. Дом колдуньи. Начала суггестивной лингвистики. - Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 1995. - Ч. 1. - 213 с.

5. Шестопал, Е.Б. Политическая психология: учебник. - М.: Инфра-М, 2010. - 415 с.

6. Ellis, B.E. American Psycho. - London: Picador, 1992. - P. 76.