Научная статья на тему 'Медиакультура в антропо-экологических стратегиях эпохи информациологии'

Медиакультура в антропо-экологических стратегиях эпохи информациологии Текст научной статьи по специальности «Культура. Культурология»

CC BY
65
30
Поделиться
Ключевые слова
МЕДИАКУЛЬТУРА / ИНФОРМАЦИОЛОГИЯ / ЭКОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ / ЧЕЛОВЕК / ИНФОРМАЦИОННО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ / ПЕРСПЕКТИВЫ ЧЕЛОВЕКА

Аннотация научной статьи по культуре и культурологии, автор научной работы — Баркова Э. В.

Поставлена проблема смены парадигмы в развитии современного общества, обоснованная как переход от информационного общества к эпохе информациологии. Логос информации связывается со становлением и тенденциями гуманистически ориентированной медиакультуры.

Текст научной работы на тему «Медиакультура в антропо-экологических стратегиях эпохи информациологии»

УДК 1:316

МЕДИАКУЛЬТУРА В АНТРОПО-ЭКОЛОГИЧЕСКИХ СТРАТЕГИЯХ ЭПОХИ ИНФОРМАЦИОЛОГИИ

Баркова Элеонора Владиленовна,

профессор кафедры философии, доктор философских наук, доцент, Российский государственный торгово-экономический университет, г. Москва, Россия barkova3000@yandex.ru

Поставлена проблема смены парадигмы в развитии современного общества, обоснованная как переход от информационного общества к эпохе информациологии. Логос информации связывается со становлением и тенденциями гуманистически ориентированной медиакультуры.

Ключевые слова: медиакультура; информациология; экология культуры; человек; информационно-технологические системы; перспективы человека.

MEDIACULTURE IN ANTHROPOECOLOGICAL STRATEGIES OF INFORMATIOLOGICAL ERA

Barkova Eleonora Vladilenovna,

professor, philosophy doctor, associate professor,

Russian state university of trade and economics, Moscow, Russia barkova3000@yandex.ru

In the article it is posed a problem of paradigm transformation in modern society which is grounded on a conversion from information society to the era of informationology. Logos of information associated with the development and trends in humanistic-oriented media culture.

Key words: media culture; Informationology; ecology of culture; human; information technology systems; human perspective.

Современная социокультурная ситуация характеризуется напряженным поиском такого самоопределения современного человечества, в содержании которого могли бы получить развитие жизнетворческие идеалы и ценности, утверждающие перспективы бытия, Человека и Культуры. За этим - потребность в преодолении балансирования на грани бытия и небытия со всеми его следствиями: психоинформационным шоком, небывалым ростом апатии и

депрессивных состояний, растущим количеством убийств и самоубийств, включая пугающе участившиеся случаи детского суицида. Очевидно, что все это - следствие того качества современного мира, в котором человек, как показали многие классики философии, науки и искусства ХХ в., уже не полноправный субъект своей собственной судьбы, мира, Вселенной, а инструмент обслуживания жестко отлаженной системы. В условиях информационного общества конца XX-начала XXI в. - инструмент, прежде всего, обеспечения бесперебойного функционирования информационнотехнологической системы.

Неудивительна поэтому предложенная в начале XXI века крупными учеными, прежде всего, физиками и математиками, смена парадигмы, в соответствии с которой наша эпоха - время перехода от информационного общества к новому состоянию общества и его образа мира - информациологии. Представляется, что информациология как Логос информации изначально призвана - произвольно или непроизвольно - направить современную науку и мышление современного человечества на восстановление гуманистических проекций культуры и общества на основе переосмысления типа связей Человека с информацией, культурой и природой и формирования на этой основе нового мировидения. Целевая установка этого этапа социокультурного развития - в сохранении планетарного Бытия и направленности деятельности человека на восстановление видового разнообразия мира культуры и природы. А одной из стратегий трансформации в направлении информациоло-гии может стать новый тип философско-культурологической рефлексии информации, центрированный ее антропо-экологическим содержанием и направленный на сохранение и Возрождение мира человека с его человечными связями, отношениями, ценностями общения и коммуникации.

Между тем, проблемы обоснования и востребованности инфор-мациологии как нового этапа развития общества, поставленные в трудах И.И. Юзвишина, А.Г. Харитона, Э.В. Евреинова, А.М. Прохорова, Ю.Г. Коротенкова, В.Д. Попова в последние годы оказались на периферии внимания большей части исследователей, занимающихся социальными и гуманитарными проблемами. Думается, сегодня есть основания для развития начатой ими работы. И, прежде всего, в направлении эколого-культурных и эколого-ноосферных проблем - конкретизации гуманитарно-социальных программ раз-

вития человека, его нового мировоззрения, культурной политики, образования. Более того, нет сомнения, что современная ситуация, ее острота и потребность в самоопределении делают такую работу исключительно востребованной для жизнеутверждающего самосознания нашей культуры и мировоззрения [1].

Тем не менее, сразу подчеркнем, что стоявшие у истоков разработки информациологии исследователи сделали акцент на оптимизации информационно-обменных процессов, а не на антропо-экологических и социальных трансформациях, что выделяет в ней преимущественно естественнонаучную парадигму, оставляя нераскрытым весь гуманитарный пласт бытия человека. «Инфор-мациология - генерализационно-единая наука о всех информационных явлениях, микро- и макродинамических процессах природы, общества и Вселенной в целом....информациология оказалась единственной генерализационной идеологией жизнедеятельности, согласия, мира и научно-технического развития всего мирового сообщества» [2].

Логика философско-мировоззренческих исследований человека, снижающих или снимающих самоценность жизни, культуры с ее высочайшими достижениями прошлого и настоящего, за последние 10-15 лет стремительно прошла путь от художественнофантастических образов и интуиций, например, в романах Мишеля Уэльбека «Элементарные частицы» и «Возможность острова» [3] до безальтернативного утверждения М.Эпштейна о том, что уже сформирован матричный человек и пространство его жизни [4].

Однако все чаще в последнее время возникает понимание исчерпанности этапа общественного развития, при котором сама по себе информация мыслится как основной социальный ресурс развития человека. Показательно суждение В. Орти: «Давайте попробуем воспринимать медиа в качестве посредника между нами и информационным полем, поставившим перед собой задачу воспитать человеческий разум для некой цели....чтобы человек поднимался по ступеням развития, эволюционировал информационно». (Подч мной - Э.Б.) [5]. Иначе говоря, современное информационное общество, в котором доминирует технико-технологическая сторона, а освоение реальности осуществляется, в первую очередь, с позиций количественно заданных программ, трансформирующих качественное многообразие в количественные связи и отношения, может быть истолковано двояко: либо как общество с уже необ-

ратимо измененной природой, либо как находящееся на новой -информациологической - стадии своего развития.

В современной науке, следует подчеркнуть, в последние годы получает распространение картина мира на основе первой модели, согласно которой Все, т.е. бытие, есть информация и коммуникация. Вселенная с ее материей, энергией и Разумом, напоминающем о чем-то человеческом, мыслится как глобальное информационное поле. В этой логике «оцифровать» и значит освоить. Если любые процессы перевести в информацию, а потом их уничтожить, то в этой модели значит - сохранить. Как убедительно показал В.А. Кутырев, это относится ко всему - к культуре, к человеку, к планете. Реальное общение, материально выраженные ценности - все это заменяется здесь виртуальными процессами субъекта, жизненные силы и волевое начало которого атрофированы, все проблемы которого решаются посредством отчужденной технической коммуникации, а мировоззрение напоминает взгляд оператора -«что вижу, то имею». Задача информациологии и ее гуманистически ориентированной философии коммуникаций - преодолеть эту логику, уничтожающую культуру и человека как ценность. «Это ситуации экспансии на мир мировоззрения человека, проводящего время жизни в основном за компьютером и занятого либо программированием, либо пользованием. с кругозором, не выходящим за рамки экрана...Предметный мир, жизнь, тело и чувственность, понимающее (с)мыс(ш)ление - то, что считалось подлинным, предстает мнимым, а абстрактное, формальное, мнимое - подлин-ным..бытие определяет сознание. Небытие тоже определяет сознание. Возникает «сознание небытия». И борьба миров. Борьба за и вокруг человека» [6].

Поэтому так необходимо альтернативное этому мировидение, в которое бы был встроен опыт рефлексии социального статуса информации как универсальной категории бытия, но не небытия человека, культуры, природы, общества. Философия информацио-логии и связывает ее с реальной возможностью обновления мира, направленного на раскрытие, прежде всего, ее содержательности как гуманитарного ресурса современного мира.

В этой связи сегодня особенно актуальным становится выявление в обществе эпохи становящейся информациологии «точек роста» - тех ее возможностей и тенденций, в которых заключен потенциал, используя который, можно значительно усилить роль

меры человеческого и человечного начала в содержании социальных связей и общения, в формах развития всех информационнокоммуникационных потоков.

В первую очередь - это новые, открывшиеся благодаря медиаинструментам, возможности работы с содержанием каналов коммуникаций. Именно как формы, эти каналы и сети можно -предварительно блокируя в них средства открытой и скрытой манипуляции сознанием и интересами людей, - сделать надежным инструментом развития культуры и творчества. Главное здесь - сохранение приоритета роли человека как абсолютной ценности во всех системах коммуникации, сохраняющих его субъектный статус, личную и коллективную ответственность за состояние и направления ключевых общественных изменений и открывающих новые горизонты на основе экологии культуры. Среди этих направлений особое место занимает медиакультура - условие развития мира современного человека, с раннего возраста осваивающего компьютер.

Медиакультура - это специфический способ освоения действительности с помощью информационных технологий. Сегодня это безусловно доминирующее направление культуры современного общества, культура-универсум, вобравшая в себя функциональное многообразие массовой, элитарных, народных культур, культура-гипертекст, метасообщение, в значительной мере формирующая мировоззрение человека и общества. Поэтому медиакультура может быть рассмотрена, если воспользоваться известным определением английского этнолога Э. Шиллза, как «центральная зона» современной культуры, поскольку ее ценности, формы трансляции, хранения артефактов определяют наиболее существенные пласты мира современной культуры и, в значительной мере, содержание процессов социализации. Метрика этого пространства задана всеобщей сетевой организацией информационных процессов, и потому ее коммуникативное пространство сегодня оказывается доступным и необходимым для производства, хранения, освоения и трансляции всех ценностей в обществе.

Но с помощью медиакультуры возможно не только освоение информационных технологий, навыков скорости нажатия нужных клавиш компьютера, знакомство с возможностями различных программ. Используя медиаинструменты - подчеркнем это еще раз

- как средства, но не как цели, современный человек как субъект

информациологической эпохи способен формировать мир своей культуры и своего будущего как целое с его живой тканью, богатством связей, интуиций, чувственного и интеллектуального содержания. Постановка вопроса о содержательности и статусе медиакультуры неразрывно связана с прояснением аксиологического аспекта культурно-коммуникативного пространства в эпоху ин-формациологии, что в свою очередь ведет к постановке вопроса об экологии современной медиакультуры, ибо без нее обновленная философия оказывается незавершенной. Почему?

Сделаем небольшое отступление. Недавно в Интернете появился забавный, на первый взгляд, сюжет: маленький, примерно двухлетний ребенок «листает» айпад, и детский пальчик уже привычным жестом, поглаживая, меняет изображения. Но вот тому же ребенку дают книжку с крупным рисунком, и малыш привычным жестом гладит-листает его, удивляясь, почему не меняется картинка. То, что нужно последовательно переворачивать странички, он не понимает. Образ этого малыша - не только знак и символ нашей информационной эпохи, достигшей некоторого логического завершения, но своего рода «аллегория неблаго-разумия»: технологии посткнижной культуры у сотен детей сняли простейшие культурные навыки коммуникации, которые столетиями формировали ми-роотношение и самосознание субъекта. Во многих крупных и не самых крупных городах сегодня растут такие дети, и многие из них, подрастая, социализируются в контексте компьютерных игрушек, игр, игровых автоматов, клубов.

Но если эти эколого-культурные угрозы ясны, почему же их опасности со столь разрушительными следствиями не противопоставить логику очеловечивания пространства коммуникаций? Думается, культурный смысл деятельности интеллигенции, в котором должен раскрыться футорологически-проектный потенциал новой философии, и призван стать тем колоколом, который мобилизует общественное сознание, ориентируя его на возможность решения эколого-культурных проблем. С.П. Капица, оценивая недавно общемировую ситуацию, не без оснований сказал о такой тревожной тенденции как «распад общественного сознания» [7, с. 15]. И это так. Но гуманитарные науки, самоопределяясь в контексте новой эпохи информациологии, используя возможности новейших медиаинструментов на основе экологии культуры, способны помочь приостановить этот распад. Это возможно на основе использо-

вания Интернет-мегапроектов, которые внесут в пространство коммуникаций, объединяющее жителей России и людей планеты содержание истинной и высокой культуры, осуществляя просветительские функции и гуманизируя мировоззрение.

Однако сегодня теоретики-гуманитарии чаще о станавливаются на констатации существующих тенденций, с которыми ассоциируется современность. А потому общим местом в современной науке стали модели коммуникаций, авторы которых констатируют, как, например, это сделано в фундаментальной монографии А.В. На-зарчука, то, что «смысл коммуникации самым непосредственным образом связан с судьбами мира...Революция в средствах коммуникации взорвала привычную жизнь,.. и мы все еще находимся в зоне поражения, сами того не сознавая» [8]. Значит нужно очистить эту зону поражения, осуществить экологизацию содержания социокультурных коммуникаций? У того же автора находим ответ: «Наученная горьким опытом тоталитарных идеологий, современная культура очень осторожно формулирует те цели и тот образ будущего, к которому она стремится. Общество информационного потребления не рискует вербально, в виде сформулированного социального идеала, выражать свои чаяния и устремления, которыми, тем не менее, его сознание мощно насыщается посредством рекламы, СМИ, индустрии досуга. Доктрина оптимистического «Города солнца» Кампанеллы, в которой была бы заложена не бомба технологических, экологических и социальных угроз, а картина «информационного коммунизма», представляет собой табу для общественного сознания XXI века» [9]. Почему?

Современная философия коммуникаций, как и институты управления культурой и обществом, не заметили, что благодаря новым формам медиа сегодня на практике спонтанно уже возникают движения мысли и деятельности, такие, как, например, получивший развитие международный мультимедийный молодежный проект, в котором принимают участие и москвичи, «Песня мира»: движение Playing for Change, созданное для того, чтобы вдохновлять, объединять и нести мир всему миру с помощью музыки. Молодые люди из многих стран, путешествуя по миру, поют вместе с убеждением, что «как человеческая раса нам нужно выйти из темноты на свет, а музыка является нашим орудием будущего. Мы построили передвижную записывающую студию, оборудованную лучшими техническими средствами. создали

для музыкантов условия, в которых они могли бы свободно творить... создана некоммерческая организация помощи музыкантам, благодаря которой музыканты со всего мира собираются вместе на благотворительных концертах. На средства фонда строят музыкальные школы, покупают музыкальные инструменты, обучают преподавателей.. .Мы верим в музыку» [10].

Как и получающие в Европе распространение благодаря Интернету проекты анимации, восстановления памятников, собирающие молодежь из многих стран, включая проявивших активность молодых людей из России, растет интерес и ширится участие в эколого-природных и эколого-культурных проектах. Волонтеры собираются вместе для уборки городских парков, лесов, очистки прудов и небольших рек, хотя массовым это движение пока назвать нельзя. Все это образцы - и не единичные - новой культуры, сохраняющей высокие цели и красоту в нашем мире, но ставшей возможной на основе освоения мультимедиа-инструментов. И эти образцы можно рассматривать как ростки новой эпохи информа-циологии.

Тем не менее, в Москве, например, при наличии замечательных детских центров типа «Ого-город», ее территория, включая дворы и улицы, для ребенка и подростка - опасное пространство. Где же ребенок может естественно себя реализовать, основываясь на ценностях детства и свободном общении с ровесниками? Где может проводить время, не сидя у телевизора, а развить интерес к науке, к культуре?

Практика культуры Москвы и тут дала образцы замечательных новых типов музейных проектов, возможности которых пока недостаточно осмыслены, таких, например, как виртуальные путешествия по лучшим московским музеям. Особо подчеркну инновационный характер и содержательность экспозиции московского Музея «Экспериментаниум», не уступающего польскому Центру Коперника, где в интерактивной увлекательно-веселой форме, а там, где необходимо, с очками для знакомства с экспонатами в 3D, посетители приобщаются к достижениям большой современной науки или ее истории.

Кроме того, в последнее время еще одной тенденцией развития медиакультуры можно считать развитие книжной торговли в Сети. Согласно опросу, пользователи цифровых книг читают на треть больше и - что существенно - предпочитают покупать издания,

а не переписывать у коллег. Тем не менее, факт: российских издателей тревожит то обстоятельство, что в «самой читающей стране мира» читают все меньше. Тем не менее, доля электронных книг в крупнейших издательствах мира составляет до 15% [11].

Важно подчеркнуть, что возникнув в результате субъективных находок, отношений, конкретных подходов и общественных связей, медиакультурное пространство сегодня превратилось в объективное основание деятельности и условие осуществления важнейших социокультурных процессов, став проводником глобальных социальных тенденций и источником ускорения культурного времени. Это пространство восстанавливает субъектность человека как реализацию творческого, духовно-проектного начала в мире, постоянно созидающего свою собственную реальность с ее центрированием на самом человеке. Вот почему от мировоззренческих установок, прежде всего, интеллигенции и всех педагогов, их философских интерпретаций культуры, зависит будущее. И именно поэтому игровые подходы к культуре, соединенные с психотипом виртуалистов-технократов, оказываются столь опасными, снимая все нравственно-эстетические основания культуры как реликтовые слои ушедшего прошлого.

Таким образом, формирование нового антропо-экологического философского мировидения - не просто рядоположенной или как еще одной парадигмы в науке, но как задания и раскрытия иного типа зрения и умозрения - направлено на сохранение всего Истинного, Прекрасного и Доброго. Это особенно важно артикулировать сегодня для открытия условий и форм возвышения человека как субъекта над любыми овеществленными процессами и структурами. Дело в том, что внимание в этом случае сосредоточено на установке и способности видеть мир «по-человечески», а потому по-человечески относиться к самому себе, к природе, космосу, обществу, искусству. С помощью медиакультуры, поэтому, в эпоху информациологии необходимо формирование эколого-ноосферного сознания, с позиций которого может быть осуществлен пересмотр всей истории культуры под углом зрения целостности человека и мира, культурного единства мирового человечества, современного культурного мира, основанного на самоценности каждой его части и бесценности всех высоких норм и достижений народов Земли.

Такая задача актуализирует возрождение статуса фундамен-

тального знания в культуре и работы с новейшими гуманитарными технологиями, а с другой стороны - пересмотр взаимосвязи мира и человека под углом зрения классической науки, ее истории культуры, философии, искусства. Это необходимо как для восстановления подлинного смысла того, что сделано великими людьми и незаслуженно - вольно или невольно - подверглось в последние годы неадекватным толкованиям или просто клевете. Речь - об адекватном изложении как историко-философских концепций, так и содержании философско-культурологических категорий.

Так, скажем, в монографии Н.В. Гоноцкой читаем: «Сократ позиционирует себя изначально в качестве проводника, ведущего своего собеседника по пути познания и добродетели. Ироническая дистанция Сократа и его манера вести беседу не соответствует требованиям диалога. Сократический диалог с предзаданным исходом, по сути, диалогом назвать нельзя» [12]. Но есть традиция, никем, насколько известно, не опровергнутая: Сократический диалог - это вовсе не диалог с «предзаданным исходом», а мысль «я знаю, что ничего не знаю» и означает, что задавая вопрос, я, Сократ, готового ответа не имею, но как ведущий беседу - и в этом искусство майевтики - так ставлю вопросы, чтобы истина открылась самому ученику. Если у автора есть новые материалы, то, понимая меру ответственности, следует указать на источники и, по-видимому, прокомментировать их.

Так же как, работая с ключевым для ее исследования понятием «коммуникация», автор вправе, безусловно, следовать принятой многими позиции и использовать понятия «коммуникация» и «общение» как синонимы. Однако тогда и точку зрения различающего их М.С.Кагана следует изложить адекватно, т.е. так, как он сам это сделал в известной работе «Мир общения», различая разные их как типы - субъект-объектный и субъет-субъектный [13]. Тогда как у Н.В. Ганоцкой читаем: «По-видимому, производя подобное различение, приверженцы такого подхода стремятся подчеркнуть, что о возникновении общности можно говорить лишь применительно к взаимодействию между людьми, но не между человеком и животным или неодушевленным предметом» [14], что вовсе не соответствует точке зрения М.С. Кагана.

Еще больший масштаб исследовательской работы связан с отбором и восстановлением всего созвучного и часто прочно забытого или редко упоминаемого сегодня классического наследия. Меж-

ду тем, как живая целостность, это наследие не «помещается» в систему упрощенно понятых представлений современного общества, но, как и в прошлом, сегодня оно помогает увидеть - вопреки всем стандартам масскульта - человеческое начало, различить те явления и людей, которые вопреки «духу времени», подобно великим гуманистам XX века, таким как А. Швейцер, Т. Манн, М.А. Булгаков, Д.Д. Шостакович, Г.С. Уланова, Н.К. Рерих, М.В. Нестеров или менее известным, таким как лучшие советские композиторы, певцы, писатели, артисты балета, скромно, как когда-то Марк Бернес, показывают, как можно без пафоса просто любить жизнь, любить человека, природу, искусство.

Таким образом, развитие информациологичесеого общества происходит только через изменение антропо-экологических стратегий, статуса культуры и человека. Поэтому никакие технологические инновации сами по себе, никакие приборы и конструкции не способны реально сделать общество более зрелым: технологии лишь ускоряют темпы распространения информации, расширяют и усложняют сетевые структуры, но не обеспечивают гуманистический аспект освоения информации, не совершенствуют и не развивают мир человека.

В эпоху информациологии проблемы человека и культуры формируется новый тип философии, выступающей с точки зрения информацио-логоса не просто коммуникацией, а рефлексией, в которой получает развитие работа с информацией, направленная на сохранение планетарного бытия. Информация, по определению включающая детерминацию из будущего и, следовательно, целеполагание, может стать основой гуманистических проекций в будущее - смысла Жизни, надежды, мечты, целей, включающих чаяния народов мира.

Исследование новых тенденций медиакультуры и появившихся на основе ее развития возможностей человека может быть осуществлено в информациологии уже не как этап развития человечества, а как новая междисциплинарная область знания и основа нового мировоззрения. В этом смысле она выводит бытие информации на эколого-ноосферный и космопланетарный уровень и подчеркивает творческую природу саморазвертывания информации, выступающей регулятором развития мира, реализующего в смене форм и уровней бытия свою целостность, гармонию и совершенство. Именно расширение масштаба исследований инфор-

мациологии позволяет понять, что использование медиакультуры и ее технико-технологических аспектов в современном обществе - лишь момент, который сам по себе не имеет гуманистических перспектив, но может открыть антропо-экологические перспективы развития нового этапа культуры и общества - информациоло-гии. Таким образом, основой современного поворота к решению проблемы человеку может стать поворот от трактовки информации как самоценности к постижению того содержания и смысла, которое выявляется в антропо-экологическом отношении человека к информации, в активном освоении и преобразовании этого содержания, которое и открывает перспективы процесса гуманизации и самосознания человека, вне которых Возрождение XXI в. состояться не может.

Библиографический список

1. См., например, Энциклопедия информациологии. / Под ред. Лауреата Нобелевской, Ленинской, премий А.М. Прохорова. - М.: Ин-формациология, 2000; Юзвишин И.И. Основы информациологии.

- М.:Высшая школа, 2001.

2. Энциклопедия информациологии. / Под ред. Лауреата Нобелевской, Ленинской. премий А.М.Прохорова. - М.: Информациология, 2000. С. 197.

3. Уэльбек М. Элементарные частицы. - М.: Иностранка, 2008. - 527 с.; Уэльбек М. Возможность острова.- М.: Иностранка, 2007. - 624 с.

4. Эпштейн М.Н. Мир как матрица// http://www.chaskor.ru/article/mir_ kak_matritsa_25366

5. Орти В. Эволюция: ноосфера и технологии // http: www.inauka.ru/ blogs/article 71630.html

6. Кутырев В.А. Наука конца света. // Вестник Российского философского общества. - 2010. № 2. С. 129.

7. Цит по: Бокань Ю.И. Стратегии формирования культуры будущего. - М.; Ин-т гос. управления, права и инновационных технологий, 2011. - С. 15.

8. Назарчук А.В. Теория коммуникации в современной философии. -М.: Прогресс-Традиция, 2009. - 313 с.

9. Там же С. 311.

10. http://www.greenworld.ru/2010/12/no-more-trouble.html#more - Песня Мира

11. Тарасенко С. Закат бумажных книг позволит читать больше // Метро. 2012. - 9 апреля.

12. Гоноцкая Н.В. Связи: философское исследование взаимопонимания.

- М.: Изд-во ЛКИ, 2010. - С. 13.

13. Каган М.С. Эстетика как философская наука. - СПб., 1997. - С. 306.

14. Гоноцкая Н.В. Связи: философское исследование взаимопонимания.

- М.: Изд-во ЛКИ, 2010. - С. 9.