Научная статья на тему 'Масленица в историографии культурологии и истории социально-культурной деятельности'

Масленица в историографии культурологии и истории социально-культурной деятельности Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
798
149
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МАСЛЕНИЦА / КУЛЬТУРОЛОГИЯ / ИСТОРИОГРАФИЯ / СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / ВСТРЕЧА / ЗАИГРЫШИ / ЛАКОМКА / ШИРОКИЙ ЧЕТВЕРГ / ТЕЩИНЫ ВЕЧЕРКИ / ЗОЛОВКИНЫ ПОСИДЕЛКИ / ПРОЩЕНЫЙ ДЕНЬ / ПРАЗДНИК / ПРАЗДНИЧНАЯ И РАЗВЛЕКАТЕЛЬНАЯ КУЛЬТУРА / ДОСУГ / MASLENITSA / CULTURAL SCIENCE / HISTORIOGRAPHY / SOCIAL-CULTURAL ACTIVITY / MEETING / START OF MERRIMENT / GOURMET / LAVISH THURSDAY / MOTHER-IN-LAW PARTIES / DAUGHTER-IN-LAW PARTIES / SHROVE TUESDAY / HOLIDAY / FESTIVE AN ENTERTAINING CULTURE / LEISURE ACTIVITIES

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Рябков В. М.

Дан историографический анализ народного праздника Масленица. Отмечается, что в настоящее время историография социально-культурной деятельности, как отрасль педагогической науки, стала самостоятельным разделом исследования наравне с историей и теорией социально-культурной деятельности. Исследование форм праздничной и развлекательной культуры в истории социально-культурной деятельности является одним из направлений историографии культурологии и СКД. В исследовании использованы различные источники (монографии, статьи, диссертации), раскрывающие содержание и проведение Масленицы в различные исторические периоды. Все работы, посвященные этому празднику, автор разделяет на три периода: первый исследования XIX в., второй работы ХХ в. и третий диссертации, монографии и статьи XXI в. В статье рассказано о каждом дне Масленицы и досуговых формах его проведения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Maslenitsa in Cultural Science Historiography and Social-Cultural Activity History

The article contains historiographical analysis of Maslenitsa folk holiday. The author stresses that at present historiography of social-cultural activity as a branch of the pedagogical science has become an independent section of research along with history and theory of social-cultural activity. Studies of forms of festive and entertaining culture in history of social-cultural activity is one of the directions in cultural science and social-cultural activity historiography. In his studies the author has used different sources (monographs, articles, theses) opening the content and arrangement of Maslenitsa in different periods of history. The author divides all works devoted to this folk holiday into three periods: the first one studies of the XIX century, the second one works of the XX century and the third one theses, monographs and articles of the XXI century. The article describes every day of Maslenitsa and leisure forms of its organization.

Текст научной работы на тему «Масленица в историографии культурологии и истории социально-культурной деятельности»

УДК 379.8

В. М. Рябков

доктор педагогических наук, профессор, Челябинский государственный институт культуры

Е-шаИ: ryabkov2010@yandex.ru

МАСЛЕНИЦА В ИСТОРИОГРАФИИ КУЛЬТУРОЛОГИИ И ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Дан историографический анализ народного праздника Масленица. Отмечается, что в настоящее время историография социально-культурной деятельности, как отрасль педагогической науки, стала самостоятельным разделом исследования наравне с историей и теорией социально-культурной деятельности. Исследование форм праздничной и развлекательной культуры в истории социально-культурной деятельности является одним из направлений историографии культурологии и СКД. В исследовании использованы различные источники (монографии, статьи, диссертации), раскрывающие содержание и проведение Масленицы в различные исторические периоды. Все работы, посвященные этому празднику, автор разделяет на три периода: первый — исследования XIX в., второй — работы ХХ в. и третий — диссертации, монографии и статьи XXI в. В статье рассказано о каждом дне Масленицы и досуговых формах его проведения.

Ключевые слова: Масленица, культурология, историография, социально-культурная деятельность, встреча, заигрыши, лакомка, широкий четверг, тещины вечерки, золовкины посиделки, прощеный день, праздник, праздничная и развлекательная культура, досуг

Для цитирования: Рябков, В. М. Масленица в историографии культурологии и истории социально-культурной деятельности/В. М. Рябков//Вестник культуры и искусств. — 2020. — № 1 (61). - С. 62-72.

В последние годы историография социально-культурной деятельности (далее СКД), будучи отраслью педагогической науки, стала самостоятельным разделом исследования наравне с историей и теорией социально-культурной деятельности. Историография СКД в своем научном развитии делает первые самостоятельные шаги.

Н. Н. Ярошенко, доктор педагогических наук, профессор, зав. кафедрой социально-культурной деятельности Московского государственного института культуры, анализируя этапы развития историографии, отмечает следующее: «Многообразие исследовательских материалов по истории социально-культурной деятельности потребовало разработки современного историографического аппарата. Эту задачу в определенной мере выполняют исследования доктора педагогических наук, профессора В. М. Рябкова. Его работы, опубликованные в советский период, стали практически пер-

выми исследованиями по историографии социально-культурной деятельности. Логичным продолжением разработки данной проблемы стала защита докторской диссертации В. М. Рябкова "Историография педагогической теории социально-культурной деятельности: вторая половина XX — начало XXI в." (Челябинск, 2009) (см. № 50 в списке литературы. — В. Р.). По материалам данного исследования В. М. Рябков выпустил несколько монографий, учебных пособий, хрестоматий и других изданий» [63, с. 123].

Исследование форм праздничной и развлекательной культуры в истории социально-культурной деятельности является одним из направлений историографии культурологии и СКД. На наш взгляд, подготовленная нами работа «Антология форм праздничной и развлекательной культуры» (в 12 томах, издана в 2006—2018 в Челябинском государственном институте культуры [см. подробнее об этом: 59]) внесла значи-

62

тельный вклад в названное направление. Этот же вопрос разрабатывают наши статьи по историографии культурологических форм в истории СКД: «Посиделки как форма досуга молодежи на Руси (историографический аспект)» [52], «Агитсуд как форма театрализованной клубной работы 1920-х годов (историографический аспект)» [53], «Театрализованные формы клубной работы 1920-х годов (историографический аспект)» [51].

Среди форм праздничной и развлекательной культуры в историографии культурологии и СКД особое место занимает российский народный праздник Масленица. Николай Дубровский, историк-этнограф XIX в., так описывает ее: «Масленица у нас, на Руси, есть самый разгульный народный праздник; народ недаром называет масленицу широкою и честною (в том смысле, что народ ее чествует). Почти целую неделю идут попойки и взаимные угощения; много пьется и естся в масленичные дни, но всего более поглощается горячих поджаристых блинов» [19, с. 3].

И. Грачева, кандидат филологических наук, исследуя Масленицу, пишет: «Для славян она долгое время была и встречей нового года! Ведь до XIV века год на Руси начинался с марта. А по давним поверьям считалось: как встретит человек год, таким он и будет. Потому и не скупились русичи в этот праздник на щедрое застолье и безудержное веселье. И называли масленицу в народе "честной", "широкой", "обжорной", а то и "разори-тельницей"» [15, с. 134].

Все исследования, посвященные Масленице, можно разделить на три периода: первый — исследования XIX в., второй — работы ХХ в. и третий — диссертации, монографии и статьи XXI в. Рассмотрим культурологические исследования историографии Масленицы XIX столетия. В первую очередь надо назвать работу историка этнографа-фольклориста М. М. Забылина «Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия», в которой он детально рассматривает Масленицу, ее возникновение и проведение [33, с. 34—46]. Интересен труд историка В. Ф. Миллера. Исследуя Масленицу, ее

истоки, этапы проведения, он сравнивает ее с западноевропейским карнавалом [35].

Известный ученый этнограф-фольклорист И. П. Сахаров не только рассматривает композицию Масленицы, но и приводит примеры проведения праздника в различных регионах России [54, с. 127—132]. Масленицу исследовали такие известные в России историки, этнографы-фольклористы XIX в., как Н. И. Костомаров [24], И. М. Снегирёв [55, с. 67—76], А. В. Терещенко [58, с. 282-300], А. А. Коринфский [22, с. 157— 166], Н. Дубровский [19]. Отметим авторов, которые изучали этот фольклорный праздник в различных регионах России: о проведении Масленицы в Сибири говорили Е. А. Авдеева [1, с. 224—228], И. Д. Репортер [48, с. 6—7], в Тюменском уезде — Н. А. Городцов [14, с. 15—29], в Псковской губернии — И. К. Копаневич [21].

Исследования ученых-историков, этнографов-фольклористов, культурологов ХХ в. направлены как на изучение исторической глубины возникновения Масленицы, так и на практические формы ее организации и проведения. Среди них необходимо выделить историческую культурологическую работу А. Ф. Некрыловой «Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища. Конец XVIII — начало ХХ в.» [37]. Описывая народные праздники в разделе «Праздничная площадь», Александра Федоровна особое внимание обращает на празднование Масленицы. Интересные суждения о Масленице высказывает вологодский писатель Василий Иванович Белов в исследовании «Лад: Очерки о народной эстетике». Он утверждает, что «Масленица, как и святки, — одно из звеньев прочной цепи, составленной из общественно-семейных драматизированных обрядов. В годовом цикле таких обрядовых, следовавших один за другим периодов, масленица занимала свое прочное и определенное место. Она же была в некотором роде и продолжением семейных, например, свадебных обрядов» [9, с. 225]. Уральский ученый А. И. Лазарев, доктор филологических наук, профессор, этнограф-фольклорист, считает, что «этот праздник также восходит к языческим временам и связан с поклонением

63

славян солнцу. Справлялся он примерно в пору весеннего равноденствия и искони рассматривался как обряд проводов "русской зимы"» [26, с. 94]. Исследователь считал этот праздник семейным, о чем пишет в книге «Народоведение», в разделе «Семейный праздник — Масленица» [27, с. 179—210]. Масленицу у семейских Забайкалья второй половины XIX — начала ХХ в. изучал Фирс Федосеевич Болонев, доктор исторических наук, профессор, исследователь истории материальной и духовной культуры, фольклора русского населения Сибири [11, с. 143—156]. Культуру проведения Масленицы и ее особенности раскрывает Марина Михайловна Громыко, доктор исторических наук, профессор, этнограф, в работе «Духовная культура русского крестьянства» [18, с. 350—359]. В. А. Липинская показывает народные традиции русского населения Алтайского края при проведении Масленицы [31, с. 120—125]. В. А. Коршунков, исследуя этот праздник в статье «Имена Масленицы», пишет, что в разные времена Масленицу называли Дуней, Авдотьей, Прасковеей, выражая этим любовь к народному зимнему празднику [23, с. 43—48].

Историография культурологических исследований в истории СКД ХХ в., посвященных Масленице, обширна. Поэтому далее приведем лишь авторов и названия их работ. А. Бенуа «Чудеса в решете. Масленица в старину» [10, с. 8—10]; В. Григорьев «Зиму провожали: [Игры и потехи в Масленицу]» [17, с. 44—45]; М. Н. Зеленецкий «Праздник "русской зимы" [20, с. 121]; М. В. Красноже-нова «Взятие "снежного городка" в Енисейской губернии» [25, с. 32—34]; Л. П. Ляховская «Масленица» [32, с. 120—122]; А. Новиков «Несколько заметок о сибирской масленице» [38, с. 176]; Г. А. Носова «Картографирование русской масленичной обрядности (на материалах XIX — начала XX века)» [39, с. 45—56]; Н. Е. Ончуков «Масленица» [40, с. 115-120]; Е. Б. Островский «Масленица» [41, с. 213— 223]; И. А. Панкеев «Масленица» [43, с. 364— 370]; Н. В. Понырко «Масленичный смех» [44, с. 175—202]; И. С. Попова «Типология фольклорных форм в системе маслянич-ных обрядов Новгородской области» [45];

М. Г. Рабинович «Взятие снежного городка, борьба, кулачный бой» [47, с. 162—166]; В. К. Соколова «Масленица» [56, с. 11—93]; Ю. Н. Фалатов «Широкая масленица» [60, с. 77—84]; С. А. Шмаков «Масленица» [62, с. 183—229].

Изучение историографии Масленицы XXI в. свидетельствует о том, что исследователи обращают внимание как на теоретические, так и на практические аспекты ее организации и проведения. В первую очередь надо выделить диссертационное исследование П. Н. Алпатовой [4], рассмотревшей тамбовскую Масленицу как текст, ее семиотику, символику и терминологию обрядов на общерусском фоне. Особый интерес в историографии Масленицы XXI в. представляет статья аспиранта Китайского университета политики и права Вань Ицяна «Масленица: история праздника и его традиции» [12, с. 53—65]. Исследуя российскую Масленицу, ее национальный характер, выделяя такие черты, как воинственность, гостеприимство, веселый задорный характер используемых досуговых форм, в заключении автор отмечает: «Масленица, как самый популярный, широкий и веселый национальный праздник России, может отражать черты русского национального характера через свои уникальные обычаи, обряды и традиции... русского национального характера: религиозность, воинственность, гостеприимство и соборность» [Там же, с. 65].

Михаил Иванович Васильев, доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного экономического университета, провел интересное исследование, посвященное масленичному ряжению, сопоставляя его со святочным ряжением. Он отмечает, что «можно констатировать наличие более слабой и менее разнообразной масленичной традиции ряженья по сравнению со святочным ряженьем в новгородском регионе. Некоторые персонажи масленичного ряженья были внешне сходными со святочными, однако отличались от последних "уличным" характером и определенной связью с молодоженами. Характерным персонажем масленичного ряже-

64

нья в Новгородской губ. выступает лошадь с санями и возницей/всадником, имитирующие образ уходящей зимы и наступающего Великого поста, с гипертрофированными признаками старости, увядания и смеховы-ми элементами (соломенные вязки, веники, езда задом наперед, езда в корыте, сатирические выкрики и др.)» [13, с. 50].

Масленицу в XXI веке исследовали такие ученые, как: Т. А. Агапкина «Масленица» [2, с. 194—199]; О. Акулова «"Широкая масляни-ца" в Москве» [3, с. 2—5]; В. Андреев «Масленица» [5, с. 48]; Т. Аничкин «Не жизнь, а масленица: [О подготовке и проведении Масленицы]» [6, с. 7—11]; О. Архипова «Масленица: [Проведение урока-праздника]» [7, с. 51—54]; М. Башкеев «Большая, щедрая и широкая: [празднование Масленицы на Руси]» [8, с. 170—175]; К. Гратис «Темные силы против Масленицы» [16, с. 6—7]; Л. Н. Лазарева «Масленица — проводы зимы (за 50 дней до Пасхи)» [28, с. 47—51]; Л. Н. Лазарева «Масленица» [29, с. 32—34]; Д. И. Латышева «Народные праздники: Масленица. Весенне-летние праздники — Ивана Купала» [30, с. 117—122]; О. Мурашова «Встречаем Масленицу: [Сценарий театрализованного представления]» [36, с. 23—24]; Е. Романкевич «Проводы Масленицы: [Сценарий театрализованного представления для начальной школы]» [49, с. 25— 26]; И. Чувилин «От "Встреч" до "Прощёного дня"» [61, с. 4—5].

Особый интерес в историографии Масленицы представляет изучение ее композиции и традиций проведения каждого дня. Иван Михайлович Снегирёв, историк, этнограф, фольклорист, исследуя Масленицу, выделял три части, составлявшие этот фольклорный праздник: встреча в понедельник, разгул, или перелом, в так называемый широкий четверг и прощание. «Как праздник народный, она начинается с понедельника, а как праздник гражданский — с четверга» [55, с. 68—69]. В. К. Соколова, историк-этнограф, изучая Масленицу, выделяет ряд ее особенностей. Она пишет в статье «Масленица (ее состав, развитие и специфика)»: «Русская масленица второй половины XIX — начала XX в. при наличии областных и локальных

различий имела общие основные особенности. Можно выделить наиболее существенные ее элементы: 1) проводы масленицы;

2) обычаи, связанные с молодоженами;

3) катания с гор и на лошадях; 4) блины; 5) поминовение умерших. К этому присоединялись различные увеселения, игры, которые с забвением первоначального смысла обряда все более выдвигались на первый план. Это давало широкий простор народному творчеству и фантазии, проявлявшимся в различных шутках и забавах» [57, с. 48].

Традиционно Масленица проводится в конце февраля — начале марта и продолжается семь дней, с понедельника по воскресенье. Каждый день имеет свое название и празднуется по-своему. Понедельник — «Встреча Масленицы», вторник — «Заигрыши», среда — «Лакомка», четверг в народе прозвали «Разгуляй», пятница — «Тещины вечерки», суббота — «Зо-ловкины посиделки», воскресенье — апофеоз Масленицы «Прощеное воскресенье».

Первый день Масленицы «Встреча». И. П. Сахаров, исследуя проведение Масленицы в XIX в., так описывает ее первый день. «На первый день Масленицы наш народ справляет "встречу честной Масленицы, широкой боярыни". Дети с утра выходят на улицу строить снежные горы. Здесь они, устроив горы, скороговоркою причитывают: "Звал, позывал честной Семик широкую Масленицу к себе в гости во двор. Душа ль ты моя, Масленица, перепелиные косточки, бумажное твое тельцо, сахарные твои уста, сладкая твоя речь! Приезжай ко мне в гости на широк двор на горах покататься, в блинах поваляться, сердцем потешаться. Уж ты ль, моя Масленица, красная краса, русая коса, тридцати братов сестра, сорока бабушек внучка, трех материна дочка, кеточка, ясочка, ты же моя перепелоч-ка! Приезжай ко мне во тесовый дом душой потешаться, умом повеселиться, речью насладиться"» [54, с. 127—128]. Традиционным ритуальным явлением в Масленицу считалось печь блины. «Богатые люди, — писал И. П. Сахаров, — с понедельника начинают печь блины, а бедные с четверга или пятницы. В старину первый блин отдавался нищей братии на помин усопшим. В степных селениях

65

первый блин кладут на слуховое окошко для душ родительских. Старухи, кладя блин на это окно, приговаривают: "Честные наши родители! вот для вашей душки блинок"» [54, с. 128].

«К первому дню масленицы, — продолжает И. П. Сахаров, — устраиваются общественные горы, качели, вислые и круглые, балаганы для скоморохов (паяцев и комедиантов), столы с сладимыми яствами: здесь народ торговый сбирает дань с праздности и лени; здесь копейка ставится на ребро. Не ходить на горы, не качаться на качелях, не потешаться над скоморохами, не отведать слади-мых яств — значило в старину: жить в горькой беде, и то при старости, лежать на смертном одре, сидеть калекой без ног» [Там же].

Второй день Масленицы «Заигрыши». Снова обращаемся к трудам И. П. Сахарова, который, исследуя Масленицу, не только описывает дни ее проведения, но в структуре каждого дня раскрывает народные традиции, приметы, принятые в деревенской жизни, делая описание ярким и живым: «На заигрыши с утра приглашаются девицы и молодцы покататься на горах, поесть блинов. В богатых домах к этому дню братцы устраивали горы для сестриц среди двора. Матушки посылали позываток звать по родным и знакомым дочек и сынков, с наказом: у нас, де, горы готовы и блины испечены — просим жаловать. Гостей принимали с встречами у ворот, крыльца и образной. После нескольких угощений гостей отпускали потешиться на горы. Здесь братцы высматривали невест, а сестрицы поглядывали украдкой на суженых» [Там же, с. 129].

Третий день Масленицы «Лакомка». «На лакомку, в среду, — пишет И. А. Панкеев в исследовании «Обычаи и традиции русского народа», — тещи приглашали своих зятьев к блинам, а для забавы любимого зятя сзывали всех своих родных. Насмешливый русский народ составил несколько песен о заботливости тещи при угощении зятя. Эти песни вечером поют холостые, с разными олицетворениями. Здесь наряженный медведь играет разные фарсы, "как теща про зятя блины пекла — как у тещи головушка болит — как зять-то удал теще спасибо сказал"» [42; 43, с. 366].

Четвертый день Масленицы «Широкий четверг». В широкий четверг начинается масленичный разгул: катанье по улицам, разные обряды и кулачные бои как форма масленичного развлечения. Владимир Яковлевич Пропп, профессор Ленинградского государственного университета, советский филолог, фольклорист, считал, что «издревле известные в России борьба и кулачный бой составляли одну из любимых забав народных, особенно в Сырную неделю: на улицах и на реке бьются сам на сам или один на один. Это стенной бой, стена на стенку». Они могли проходить в любое время и составляли излюбленное масленичное развлечение [46, с. 133]. Н. Дубровский в исследовании «Масленица» дает интересное описание кулачного боя в Тульской губернии. Он считает кулачный бой масленичной потехой, но потехой кровавой [19, с. 31].

Пятый день Масленицы «Тещины вечерки». Этот день праздника был более всего семейный, по сравнению с другими вечерками и посиделками, проводившимися в Масленицу. И. П. Сахаров писал по этому поводу: «На тещины вечерки зятья угощают своих тещ блинами. Приглашения бывают почетные со всей родней к обеду или запросто на один ужин. В старину зять обязан был с вечера лично приглашать тещу, а потом утром присылать нарядных зватых. Чем более бывало зватых, тем теще более оказывалось почести. Дружко или сват приглашались к таким нарядным позывам и за свои хлопоты с обеих сторон получали подарки» [54, с. 130]. Описание проведения «Тещиных вечерок» можно найти в исследованиях А. И. Лазарева [26, с. 96—106], И. А. Панкеева [43], в «Энциклопедии российских праздников» [34].

Шестой день Масленицы «Золовкины посиделки». В предпоследний день Масленицы молодые невестки приглашали в гости золовок и должны были приготовить для них подарки. Кроме них они звали своих подруг, причем если золовки были замужем, приглашались замужние подруги, если же нет — то, наоборот, незамужние. А. И. Лазарев считал, что Золовкины посиделки — это день игр, забав и песен. В исследовании «Уральские посиделки» [26], анализируя их проведение,

66

он отмечал, что там не полагалось особых угощений, кроме чая с пирогами, но можно было хорошо повеселиться [Там же, с. 107].

Традиционно в субботу Масленицы проводилась игра «Взятие снежного городка». В. Я. Пропп описывал эту игру-забаву: «игра начинается так: ребята разделяются на две партии — на конницу, которая осаждает городок, и на пехоту, которая защищает его. Устроясь в боевом порядке, конные, по данному знаку, пускаются во всю прыть на взятие городка, где пешие, вооруженные пометами и метлами, стараются маханием испугать лошадей, чтобы не допустить к городку. Но некоторые из конных, невзирая на сопротивление, прорываются сквозь пехоту и на всем скаку въезжают в ворота снежной крепости, что значит взять городок. Победителя купают в проруби» [46, с. 134].

Седьмой день Масленицы «Прощеное воскресенье». Воскресенье — проводы (также называется: Целовальник, Прощеный день, Заговенье, Прощеное воскресенье), это главный день всей масленичной недели. В воскресенье происходило заговенье перед началом Великого поста. Люди традиционно просили друг у друга прощения за все причиненные за год неприятности и обиды, а вечером поминали усопших. Кроме того, в этот день ходили в баню, остатки праздничной еды сжигали и посуду тщательно мыли. Кульминацией праздника было торжественно сжигаемое чучело Масленицы, оставшийся пепел рассыпали по полям.

И. А. Панкеев, описывая Прощеное воскресенье, выделял не только ритуал прощения, но и одаривание подарками. Он отмечал, что «на прощеный день ездят отдаривать кума с кумой. За ризки и зубок привозят соответственные подарки равным по состоянию, щедрые бедным. И здесь пряники составляют необходимую принадлежность. В деревнях самый почетный подарок для кума состоит из полотенца, для кумы из бруска мыла. Прощание между родными и знакомыми происходит вечером. Прощаться приходят родные к старшему в роде, бедные к богатым. В старые годы на прощанье приносили пряники. Прощаясь, говорили, по обыкновению, друг

другу: "Прости меня, пожалуй, буде, в чем виноват пред тобою". Прощание заключалось поцелуем и низким поклоном. Прощание между домашними бывало после ужина, пред сном. Здесь дети кланялись в ноги своим родителям и просили прощения. После их приходили все находящиеся в услужении и справляли свое челобитье» [43, с. 366].

Завершая исследование Масленицы в историографии культурологии и истории социально-культурной деятельности, хотелось бы отметить, что лучшие традиции Масленицы, ее игры, забавы и угощение блинами, катание с горок и сожжение чучела сохранились до настоящего времени.

1. Авдеева, Е. А. Очерки масленицы в Сибири и в Европейской России / Е. А. Авдеева // Отечественные записки. — 1849. — № 1. — Т. 2. — С. 224—228.

2. Агапкина, Т. А. Масленица / Т. А. Ага-пкина // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — Москва : Междунар. отношения, 2004. — Т. 3. — С. 194—199.

3. Акулова, О. «Широкая масляница» в Москве / О. Акулова, Г. Арутюнова // Народное творчество. — 2004. — № 1. — С. 2—5.

4. Алпатова, П. Н. Тамбовская масленица как текст: семиотика, символика и терминология обрядов: на общерусском фоне : автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01 / П. Н. Алпатова. — Тамбов, 2002. — 25 с.

5. Андреев, В. Масленица / В. Андреев // Культ.-просвет. работа (Встреча). — 2004. — № 1.

6. Аничкин, Т. Не жизнь, а масленица: [О подготовке и проведении Масленицы] / Т. Аничкин, Г. Елизарова, М. Гривцов // Праздник. — 2003. — № 2. — С. 7—11.

7. Архипова, О. Масленица: [Проведение урока-праздника] / О. Архипова // Искусство в школе. — 2000. — № 6. — С. 51—54.

8. Башкеев, М. Большая, щедрая и широкая: [празднование Масленицы на Руси] / М. Башкеев // Смена. — 2006. — № 2. — С. 170—175.

9. Белов, В. И. Масленица // Лад: Очерки о народной эстетике / В. И. Белов. — Архангельск; Вологда : Сев.-Зап. кн. изд-во. Вологод. отд-ние, 1985. — С. 225—226.

67

10. Бенуа, А. Чудеса в решете. Масленица в старину / А. Бенуа // Красная панорама. — 1924. — № 5. — С. 8—10.

11. Болонев, Ф. Ф. Масленица у семей -ских Забайкалья во второй половине ХГС — начале ХХ в. / Ф. Ф. Болонев // Из истории семьи и быта сибирского крестьянства в ХVШ — начале ХХ в. : сб. науч. тр. / Новосиб. гос. ун-т. — Новосибирск, 1975. — С. 143—156.

12. Вань, Ицян. Масленица: история праздника и его традиции / Ицян Вань // Образование и наука в России и за рубежом. — 2017. — № 3. — С. 53—65.

13. Васильев, М. И. Традиции масленичного ряженья в Новгородской губернии (в контексте ареальных исследований русской Масленицы) / М. И. Васильев // Гуманитарные научные исследования. — 2015. — № 11 (51). — С. 39—50.

14. Городцов, Н. А. Праздники и обряды крестьян Тюменского уезда / Н. А. Городцов // Ежегодник Тобольского губернского музея. — 1915. — Вып. Х^Г — С. 15—29.

15. Грачева, И. Широкая Масленица / И. Грачева // Наука и жизнь. — 1998. — № 2. — С. 134—139.

16. Гратис, К. Темные силы против Масленицы / К. Гратис // Народное творчество. — 2004. — № 1. — С. 6—7.

17. Григорьев, В. Зиму провожали: [Игры и потехи в Масленицу] / В. Григорьев // Народное творчество. — 1990. — № 2. — С. 44—45.

18. Громыко, М. М. Духовная культура русского крестьянства / М. М. Громыко // Очерки русской культуры ХVШ века / под ред. Б. А. Рыбакова. — Москва, 1990. — Ч. 4. — С. 299—360.

19. Дубровский, Н. Масляница / Н. Дубровский. — Москва : Типогр. С. Сели-вановского, 1870. — 46 с.

20. Зеленецкий, М. Н. Праздник «русской зимы» // Культурно-просветительная работа: Содержание и методика : учеб. пособие / М. Н. Зеленецкий. — Ленинград, 1960.

21. Копаневич, И. К. Как проводится масленица в Псковской губернии / И. К. Копаневич. — Псков, 1903. — 15 с.

22. Коринфский, А. А. Честная госпожа Масленица / А. А. Коринфский. — Москва : Народная Русь, 1901. — С. 157—166.

23. Коршунков, В. А. Имена Масленицы (этнографический комментарий к обрядовому фольклору) / В. А. Коршун-ков // Вестник Челяб. гос. ун-та. — 1998. — № 1. Филология. — С. 43—48.

24. Костомаров, Н. И. Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в Х^

и Х^Т столетиях / Н. И. Костомаров. — Москва : Республика, 1992. — 303 с.

25. Красноженова, М. В. Взятие «снежного городка» в Енисейской губернии / М. В. Красноженова // Сибирская живая старина (Иркутск). — 1924. — Вып. 2. — С. 32—34.

26. Лазарев, А. И. Пришла масленица, блины масленые! // Уральские посиделки / А. И. Лазарев. — Челябинск, 1977. — С. 93—117.

27. Лазарев, А. И. Семейный праздник — Масленица // Народоведение / А. И. Лазарев. — Челябинск, 1997. — С. 179—210.

28. Лазарева, Л. Н. Масленица — проводы зимы (за 50 дней до Пасхи) // История и теория праздников / Л. Н. Лазарева. — Челябинск, 2004. — С. 47—51.

29. Лазарева, Л. Н. Масленица // История и теория праздников /Л. Н. Лазарева. — Челябинск, 2004. — С. 32—34.

30. Латышина, Д. И. Народные праздники: Масленица. Весенне-летние праздники — Ивана Купала // Традиции воспитания детей у русского народа / Д. И. Латышина. — Москва, 2004. — С. 117—122.

31. Липинская, В. А. Народные традиции в современных календарных обрядах и праздниках русского населения Алтайского края / В. А. Липинская // Русские: семейный и общественный быт. — Москва : Наука, 1989. — С. 111—141.

32. Ляховская, Л. П. Масленица // Календарь славянской жизни и трапезы: праздники, обычаи, обряды, кухня /Л. П.Ляховская. — Москва, 1996. — С. 120—122.

33. Масленица // Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия / собр. М. Забылиным. — Москва : Книга, 1990. — С. 34—48.

34. Масленица // Энциклопедия российских праздников / сост. В. Воскобой-ников, Н. Голь. — Санкт-Петербург : Респекс, 1997. — С. 122—123.

35. Миллер, В. Ф. Русская масленица и западноевропейский карнавал / В. Ф. Миллер. — Москва : Университетская типография, 1884. — 58 с.

36. Мурашова, О. Встречаем Масленицу: [Сценарий театрализованного представления] / О. Мурашова // Праздник. — 2004. — № 12. — С. 23—24.

37. Некрылова, А. Ф. Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища. Конец XVIII — начало ХХ в. / А. Ф. Некрылова. — Ленинград : Искусство, 1988. — 215 с.

38. Новиков, А. Несколько заметок о сибирской масленице / А. Новиков // Сибирская живая старина. — 1929. — Вып. 8/9.

68

39. Носова, Г. А. Картографирование русской масленичной обрядности (на материалах XIX — начала XX века) / Г. А. Носова // Советская этнография. — 1965. - № 5. - С. 45-56.

40. Ончуков, Н. Е. Масленица / Н. Е. Он-чуков // Пермский краевед: сб. ст. — Пермь, 1928. - Вып. IV. - С. 118-120.

41. Островский, Е. Б. Масленица / Е. Б. Островский // Духовная культура Северного Белозерья / И. А. Морозов, И. С. Слепцова, Е. Б. Островский и др. -Москва, 1997. - С. 213-223.

42. Панкеев, И. А. От зимних святок до зеленых: [На лакомке] // От крестин до поминок / И. А. Панкеев. - Москва, 1997. - С. 215-216.

43. Панкеев, И. А. Масленица // Обычаи и традиции русского народа / И. А. Пан-кеев. - Москва, 1999. - С. 364-370.

44. Понырко, Н. В. Масленичный смех / Н. В. Понырко // Смех в Древней Руси / Д. С. Лихачёв, А. М. Панченко, Н. В. Понырко. - Ленинград : Наука, 1984. -С. 175-202.

45. Попова, И. С. Типология фольклорных форм в системе масленичных обрядов Новгородской области : авто-реф. дис. ... канд. искусствоведения / И. С. Попова; С.-Петерб. гос. консерватория им. Н. А. Римского-Корсакова. -Санкт-Петербург, 1998. - 27 с.

46. Пропп, В. Я. Русские аграрные праздники / В.Я. Пропп. - Санкт-Петербург : Терра-Азбука, 1995. - 176 с.

47. Рабинович, М. Г. Взятие снежного городка, борьба, кулачный бой // Очерки этнографии русского феодального города. Горожане, их общественный и домашний быт / М. Г. Рабинович. -Москва, 1978. - С. 160-166.

48. Репортер, И. Д. Сибирская Масленица / И. Д. Репортер // Восточное обозрение. - 1888. - № 9. - С. 6-7.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

49. Романкевич, Е. Проводы Масленицы: [Сценарий театрализованного представления для начальной школы] / Е. Романкевич // Праздник. - 2004. -№ 12. - С. 25-26.

50. Рябков, В. М. Историография педагогической теории социально-культурной деятельности (вторая половина ХХ - начало XXI в.) : монография / В. М. Рябков. - Москва : МГУКИ : ЧГАКИ, 2009. - 480 с.

51. Рябков, В. М. Театрализованные формы клубной работы 1920-х годов (историографический аспект) / В. М. Рябков // Fundamental and applied sciences today XXI: Proceedings of the Conference. North Charleston, 21-22.01.2020, Vol. -Morrisville, NC, USA : Lulu Press, Inc. 2020. P. 29-36.

52. Рябков, В. М. Посиделки как форма досуга молодежи на Руси (историографический аспект) / В. М. Рябков // XXI век: фундаментальная наука и технологии : материалы междунар. науч.-практ. конф. (3-4 фев. 2020 г.). - North Charleston, USA, 2020. - С. 27-33.

53. Рябков, В. М. Агитсуд как форма театрализованной клубной работы 1920-х годов (Историографический аспект) / В. М. Рябков // Культура -искусство - образование : материалы 41 науч.-практ. конф. науч.-пед. работников ин-та / сост. Ю. В. Гушул, отв. за вып. С. Б. Синецкий; Челяб. гос. ин-т культуры. - Челябинск : ЧГИК, 2020. - С. 206-217.

54. Сахаров, И. П. Масляница // Сказания русского народа / И. П. Сахаров. - Москва : Совет. Россия, 1990. - С. 127-132.

55. Снегирёв, И. М. Масляница // Русские простонародные праздники и суеверные обряды / И. М. Снегирёв. - Москва, 1990. - Ч. 1. - С. 67-76.

56. Соколова, В. К. Масленица // Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов XIX - начала XX в. / В. К. Соколова. - Москва, 1979. -С. 11-93.

57. Соколова, В. К. Масленица (ее состав, развитие и специфика) /

B. К. Соколова // Славянский и балканский фольклор: генезис, архаика, традиции. - Москва : Наука, 1978. -

C. 48-70.

58. Терещенко, А. В. Масленица // Быт русского народа / А. В. Терещенко. - Москва, 1999. - Ч. VI и VII. - С. 282-300.

59. Триодин, В. Е. Путешествие на машине социально-культурного времени. Антология социально-культурной деятельности В. М. Рябкова (12 т. Челябинск, 2006-2018) / В. Е. Триодин // Вестник культуры и искусств. - 2019. - № 2 (58). - С. 125-131.

60. Фалатов, Ю. Н. Широкая масленица // Поэзия российских деревень / Ю. Н. Фалатов. - Москва, 1990. - С. 77-84.

61. 61. Чувилин, И. От «Встреч» до «Прощёного дня» / И. Чувилин // Праздник. - 2003. - № 1. - С. 4-5.

62. Шмаков, С. А. Масленица // Нетрадиционные праздники в школе / С. А. Шмаков. - Москва, 1997. - С. 183-229.

63. Ярошенко, Н. Н. Основные этапы историко-педагогических исследований социально-культурной деятельности в России конца XIX - начала XXI века / Н. Н. Ярошенко // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. - 2019. - № 2 (88). - С. 114-127.

Получено 10.02.2020

69

V. Riabkov

Doctor of Pedagogic Sciences, Professor, Chelyabinsk State Institute of Culture and Arts E-mail: ryabkov2010@yandex.ru

Maslenitsa in Cultural Science Historiography and Social-Cultural Activity History

Abstract. The article contains historiographical analysis of Maslenitsa folk holiday. The author stresses that at present historiography of social-cultural activity as a branch of the pedagogical science has become an independent section of research along with history and theory of social-cultural activity. Studies of forms of festive and entertaining culture in history of social-cultural activity is one of the directions in cultural science and social-cultural activity historiography. In his studies the author has used different sources (monographs, articles, theses) opening the content and arrangement of Maslenitsa in different periods of history. The author divides all works devoted to this folk holiday into three periods: the first one - studies of the XIX century, the second one - works of the XX century and the third one - theses, monographs and articles of the XXI century. The article describes every day of Maslenitsa and leisure forms of its organization.

Keywords: Maslenitsa, cultural science, historiography, social-cultural activity, meeting, start of merriment, gourmet, lavish Thursday, mother-in-law parties, daughter-in-law parties, Shrove Tuesday, holiday, festive an entertaining culture, leisure activities

For citing: Riabkov V. 2020. Maslenitsa in Cultural Science Historiography and Social-Cultural Activity History. Culture and Arts Herald. No 1 (61): 62-72.

References

1. Avdeeva Е. 1849. Essays on Pancake week in Siberia and European Russia. Otechestvennye zapiski [Domesticnotes]. No 1. Vol. 2: 224-228. (In Russ.).

2. Agapkina Т. 2004. Pancake week. Slavyanskie drevnosti: Etnolingvisticheskiy slovar' [Slavic Antiquities: Ethnolinguistic Dictionary]: in 5 volumes. Moscow: Mezhdunarodnye otnosheniya. Vol. 3. P. 194-199. (In Russ.).

3. Akulova О., Arutiunova G. 2004. "Wide Pancake week" in Moscow. Narodnoe tvorchestvo [Folk art]. No 1: 2-5. (In Russ.).

4. Alpatova P. 2002. Tambovskaya maslenitsa kak tekst: semiotika, simvolika i terminologiya obryadov: na obshcherusskom fone [Tambov Pancake week as a text: semiotics, symbolism and terminology of rites: against the all-Russian background]. Tambov. 25 p. (In Russ.).

5. Andreev V. 2004. Pancake week. Kul'turno-prosvetitel'skaya rabota (Vstrecha) [ Cultural and educational work (Meeting)]. No 1. (In Russ.).

6. Anichkin Т., Elizarova G., Grivtsov M. 2003. Not life, but Pancake week: [On the preparation and conduct of Shrovetide]. Prazdnik [Holiday]. No 2: 7-11. (In Russ.).

7. Arkhipova О. 2000. Pancake week: [Conducting a lesson-holiday]. Iskusstvo v shkole [Art at school]. No 6: 51-54. (In Russ.).

8. Bashkeev М. 2006. Big, generous and wide: [Pancake week celebration in Russia]. Smena [Change]. No 2: 170-175. (In Russ.).

9. Belov V. 1985. Pancake week. Lad: Ocherki o narodnoy estetike [Lad: Essays on Folk Aesthetics]. Arkhangelsk; Vologda: Sev.-Zap. kn. izd-vo. Vologod. otd-nie. P. 225-226. (In Russ.).

10. Benua А. 1924. Miracles are in the sieve. Pancake week in the old days. Krasnaya panorama [Red panorama]. No 5: 8-10. (In Russ.).

11. Bolonev F. 1975. Pancake week near the family of Transbaikalie in the second half of the nineteenth and early twentieth centuries. Izistoriisem'iibyta sibirskogo krest'yanstva vXVIII - nachaleXXv. [From the history of the family and life of the Siberian peasantry in the XVIII - the beginning of the XX century]. Novosibirsk. P. 143-156. (In Russ.).

12. Van Itsian. 2017. Pancake week: the history of the holiday and its traditions. Education and science in Russia and abroad. No 3: 53-65. (In Russ.).

13. Vasilev М. 2015. Traditions of Pancake week carnival in the Novgorod province (in the context of areal studies of Russian Pancake Week). Humanities scientific researches. No 11 (51): 39-50. (In Russ.).

70

14. Gorodtsov N. 1915. Holidays and rituals of peasants of the Tyumen county. Ezhegodnik Tobol'skogo gubernskogo muzeya [Yearbook of the Tobolsk Provincial Museum]. Vol. XXVI. P. 15-29. (In Russ.).

15. Gracheva I. 1998. Wide Pancake week. Nauka izhizn' [Science and life]. No 2: 134-139. (In Russ.).

16. Gratis K. 2004. Dark Forces Against Pancake week. Narodnoe tvorchestvo [Folkart]. No 1: 6-7. (In Russ.).

17. Grigorev V. 1990. Seeing off winter: [Games and fun in Pancake week]. Narodnoe tvorchestvo [Folkart]. No 2: 44-45. (In Russ.).

18. Gromyko M. 1990. The spiritual culture of the Russian peasantry. Ocherki russkoy kul'tury XVIII veka [Essays on Russian Culture of the 18th Century]. Moscow. Part 4. P. 299-360. (In Russ.).

19. Dubrovskii N. 1870. Maslyanitsa [Pancake week]. Moscow: Tipogr. S. Selivanovskogo. 46 p. (In Russ.).

20. Zelenetskii M. 1960. Holiday "Russian winter". Kul'turno-prosvetitel'nayarabota:Soderzhanieimetodika [Culturaland educational work: Contents and methods]. Leningrad. (In Russ.).

21. Kopanevich I. 1903. Kak provoditsya maslenitsa v Pskovskoy gubernii [How is Pancake week held in the Pskov province]. Pskov. 15 p. (In Russ.).

22. Korinfskii A. 1901. Chestnaya gospozha Maslenitsa [Honest Mrs. Maslenitsa]. Moscow: Narodnaya Rus'. P. 157-166. (In Russ.).

23. Korshunkov V. 1998. Names of Pancake week (ethnographic commentary on ritual folklore). Vestnik Chelyabinskogo universiteta [Bulletin of the Chelyabinsk State University]. No 1. Filologiya: 43-48. (In Russ.).

24. Kostomarov N. 1992. Ocherk domashney zhizni i nravov velikorusskogo naroda v XVI i XVII stoletiyakh [Essay on the home life and customs of the Great Russian people in the sixteenth and seventeenth centuries]. Moscow: Respublika. 303 p. (In Russ.).

25. Krasnozhenova M. 1924. The capture of the «snow town» in the Yenisei province. Sibirskaya zhivaya starina (Irkutsk) [Siberian Living Antiquity (Irkutsk)]. Vol. 2: 32-34. (In Russ.).

26. Lazarev A. 1977. Pancake week has come, pancakes are oily! Ural'skie posidelki [Ural gatherings]. Chelyabinsk. P. 93-117. (In Russ.).

27. Lazarev A. 1997. Family holiday - Pancake week. Narodovedenie [Ethnology]. Chelyabinsk. P. 179-210. (In Russ.).

28. Lazareva L. 2004. Pancake week - seeing off winter (50 days before Easter). Istoriyaiteoriyaprazdnikov [History and Theory of Holidays]. Chelyabinsk. P. 47-51. (In Russ.).

29. Lazareva L. 2004. Pancake week. Istoriya i teoriya prazdnikov [History and Theory of Holidays]. Chelyabinsk. P. 32-34. (In Russ.).

30. Latyshina D. 2004. Public Holidays: Pancake week. Spring-Summer Holidays - Ivana Kupala. Traditsii vospitaniya detey u russkogo naroda [Russian parenting traditions]. Moscow. P. 117-122. (In Russ.).

31. Lipinskaia V. 1989. Folk traditions in modern calendar rites and holidays of the Russian population of the Altai Territory. Russkie: semeynyy i obshchestvennyy byt [Russians: family and social life]. Moscow: Nauka. P. 111-141. (In Russ.).

32. Liakhovskaia L. 1996. Pancake week. Kalendar'slavyanskoyzhizniitrapezy:prazdniki, obychai, obryady, kukhnya [Calendar of Slavic life and meal: holidays, customs, rituals, cuisine]. Moscow. P. 120-122. (In Russ.).

33. Pancake week. 1990. Russkiy narod. Ego obychai, obryady, predaniya, sueveriya i poeziya [Russian people. His customs, rites, traditions, superstition and poetry]. Collected by M. Zabylin. Moscow: Kniga. P. 34-48. (In Russ.).

34. Pancake week. 1997. Entsiklopediya rossiyskikh prazdnikov [Encyclopedia of Russian holidays]. St. Petersburg: Respecs. P. 122-123. (In Russ.).

35. Miller V. 1884. Russkaya maslenitsa i zapadnoevropeyskiy karnaval [Russian Pancake week and West European Carnival]. Moscow: Universitetskaya tipografiya. 58 p. (In Russ.).

36. Murashova O. 2004. Meet Pancake week: [Screenplay script]. Prazdnik [Holiday]. No 12: 23-24. (In Russ.).

37. Nekrylova A. 1988. Russkie narodnye gorodskie prazdniki, uveseleniya i zrelishcha. Konets XVIII -nachalo XX v. [Russian folk city holidays, amusements and spectacles. The end of the XVIII - the beginning of the XX century]. Leningrad: Iskusstvo. 215 p. (In Russ.).

38. Novikov A. 1929. A few notes about the Siberian Pancake week. Sibirskaya zhivaya starina [Siberian living antiquity]. Vol. 8/9. (In Russ.).

39. Nosova G. 1965. Cartography of Russian Pancake Week ceremonies (based on materials from the 19th -early 20th centuries). Sovetskaya etnografiya [Soviet ethnography]. No 5: 45-56. (In Russ.).

40. Onchukov N. 1928. Pancake week. Permskiy kraeved [Perm local historian]. Perm'. Vol. IV: 118-120. (In Russ.).

41. Ostrovskii E. 1997. Pancake week. Dukhovnaya kul'tura Severnogo Belozer'ya [The spiritual culture of Northern White Lake]. Authors: I. Morozov, I. Sleptsova, E. Ostrovskii. Moscow. P. 213-223. (In Russ.).

42. Pankeev I. 1997. From winter Christmas time to green: [On a gourmet]. Ot krestin do pominok [From christening to wake]. Moscow. P. 215-216. (In Russ.).

43. Pankeev I. 1999. Pancake week. Obychai i traditsii russkogo naroda [Customs and traditions of the Russian people]. Moscow. P. 364-370. (In Russ.).

71

44. Ponyrko N. 1984. Pancake week laugh. Smekh v Drevney Rusi [Laughter in Ancient Russia]. Authors: D. Likhachev, А. Panchenko, N. Ponyrko. Leningrad: Nauka. P. 175-202. (In Russ.).

45. Popova I. 1998. Tipologiya fol'klornykh form v sisteme maslenichnykh obryadov Novgorodskoy oblasti [Typology of folklore forms in the system of Pancake week ceremonies in the Novgorod region]. St. Petersburg. 27 p. (In Russ.).

46. Propp V. 1995. Russkie agrarnye prazdniki [Russian agricultural holidays. St. Petersburg: Terra-Azbuka. 176 p. (In Russ.).

47. Rabinovich М. 1978. The capture of the snowy town, wrestling, fistfight. Ocherki etnografii russkogo feodal'nogo goroda. Gorozhane, ikh obshchestvennyy i domashniy byt [Essays on the ethnography of the Russian feudal city. Citizens of their social and domestic life]. Moscow. P. 160-166. (In Russ.).

48. Reporter I. 1888. Siberian Pancake week. Vostochnoe obozrenie [East Review]. No 9: 6-7. (In Russ.).

49. Romankevich Е. 2004. Seeing Pancake week: [Screenplay script for elementary school]. Prazdnik [Holiday]. No 12: 25-26. (In Russ.).

50. Riabkov V. 2009. Istoriografiya pedagogicheskoy teorii sotsial'no-kul'turnoy deyatel'nosti (vtoraya polovina XX - nachalo XXI v.) [Historiography of the pedagogical theory of socio-cultural activity (second half of the twentieth - the beginning of the twenty-first century)]. Moscow: MGUKI: ChGAKI. 480 p. (In Russ.).

51. Riabkov V. 2020. Theatrical forms of club work of the 1920s (historiographic aspect). Fundamental and applied sciences today XXI: Proceedings of the Conference. North Charleston, 21-22.01.2020, Vol. Morrisville, NC, USA: Lulu Press, Inc. P. 29-36. (In Russ.).

52. Riabkov V. 2020. Get-togethers as a form of youth leisure in Russia (historiographic aspect). XXI vek: fundamental'naya nauka i tekhnologii [XXI century: fundamental science and technology]. North Charleston, USA. P. 27-33. (In Russ.).

53. Riabkov V. 2020. Agitsud as a form of theatrical club work of the 1920s (Historiographic aspect). Kul'tura-iskusstvo - obrazovanie [Culture - Art - Education]. Comp. IU. Gushul. Chelyabinsk: ChGIK. P. 206217. (In Russ.).

54. Sakharov I. 1990. Pancake week. Skazaniya russkogo naroda [Tales of the Russian people]. Moscow: Sovet. Rossiya. P. 127-132. (In Russ.).

55. Snegirev I. 1990. Pancake week. Russkie prostonarodnye prazdniki i suevernye obryady [Russian folk holidays and superstitious rites]. Moscow. Part 1. P. 67-76. (In Russ.).

56. Sokolova V. 1979. Pancake week. Vesenne-letnie kalendarnye obryady russkikh, ukraintsevi belorusov XIX - nachala XX v. [Spring-summer calendar rites of Russians, Ukrainians and Belarusians of the 19th -early20th centuries]. Moscow. P. 11-93. (In Russ.).

57. Sokolova V. 1978. Pancake week (its composition, development and specificity). Slavyanskiyibalkanskiy fol'klor: genezis, arkhaika, traditsii [Slavic and Balkan folklore: genesis, archaic, traditions]. Moscow: Nauka. P. 48-70. (In Russ.).

58. Tereshchenko А. 1999. Pancake week. Byt russkogo naroda [Life of the Russian people]. Moscow. Part VI и VII.P. 282-300. (In Russ.).

59. Triodin V. 2019. Social-Cultural time car travelling. Anthology of social-cultural activity by V. Riabkov (12 vol. Chelyabinsk, 2006-2018). Culture and Arts Herald. No 2 (58): 125-131. (In Russ.).

60. Falatov IU. 1990. Wide Pancake week. Poeziya rossiyskikh dereven' [Poetry of Russian villages]. Moscow. P. 77-84. (In Russ.).

61. Chuvilin I. 2003. From Meetings to Good Day. Prazdnik [Holiday]. No 1: 4-5. (In Russ.).

62. Shmakov S. 1997. Pancake week. Netraditsionnye prazdniki v shkole [Unconventional holidays at school]. Moscow. P. 183-229. (In Russ.).

63. Iaroshenko N. 2019. The main stages of historical and pedagogical research of socio-cultural activities in Russia in the late XIX - early XXI centuries. Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv [Bulletin of Moscow State University of Culture and Arts]. No 2 (88): 114-127. (In Russ.).

Received 10.02.2020

72

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.