Научная статья на тему 'Малоизвестная средневековая мечеть в Центральном Крыму (Шейх-Кой)'

Малоизвестная средневековая мечеть в Центральном Крыму (Шейх-Кой) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
154
45
Поделиться
Ключевые слова
КРЫМ / ШЕЙХ-КОЙ / АЗИЗЛЕР / СВЯТОЙ БАБА ЯДИКЯР / ОСМАНСКАЯ И ЗОЛОТООРДЫНСКАЯ АРХИТЕКТУРА / МЕЧЕТЬ / ТЕКИЕ / МИХРАБ / CRIMEA / SHEIH-KOY / AZIZLER / THE HOLY BABA YADIKYAR / THE OTTOMAN AND THE GOLDEN HORD ARCHITECTURE / MOSQUE / THE TEKIE / MIHRAB

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Кирилко В.П., Бочаров С.Г.

Судя по материалам археографических источников и натурного изучения строительных остатков памятника, мечеть в Шейх-Кой представляет собой постройку османского времени (XVI-XVII вв.), при возведении которой вторично использовались архитектурные детали от более раннего, золотоордынского, строения. Михраб является сполией и уверенно может быть датирован 1358 г. Шейх-Кой отождествляется с селением Азизлер, где в своё время находилось место паломничества Баба Ядикяр.

UNKNOWN MEDIEVAL MOSQUE IN CENTRAL CRIMEA (SHEIH-COY)

Based on the evidence of archaeological sources and materials of field study on the building ruins, a mosque in Sheih-Coy was build at Ottoman times (16th-17th centuries), in the construction of which is recycled architectural details from the earlier, Golden Hord’s time building. Mihrab is spollia and can confidently be dated to 1358. Sheih-Coy may be identified with the village Azizler, where at same time there was a place of pilgrimage Muslim holy man Baba Yadikyar.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Малоизвестная средневековая мечеть в Центральном Крыму (Шейх-Кой)»

4. Загоскин Н. П. История Императорского Казанского университета за первые 100 лет его существования. В 3 т. Т.3. - Казань: Тип. Казан. ун-та, 1902. - С.116.

5. Назипова Г.Р. Университет и музей: исторический опыт Казанской губернии - Казань: Школа, 2004. - С.138

6. НА РТ.- Ф. 977.- Оп. Совет.- Д. 3659. - Л. 39.

7. НА РТ.- Ф. 977.- Оп. Совет.- Д. 413. -Л. 3.

8. НА РТ.- Ф. 977.- Оп. Совет.- Д 6422. -Л. 28.

9. НА РТ.- Ф. 977.- Оп. Совет.-Д. 4991. -Л. 68.

10. НА РТ.- Ф. 977.- Оп. Совет.- Д. 418. -Л. 67.

11. Отчет о состоянии Императорского Казанского университета за 1839-1840 академический год. - Казань: Тип. Казан. ун-та, 1840. - С. 36-37.

12. Отчет о состоянии Императорского Казанского университета за 1857-1858 академический год. - Казань: Тип. Казан. ун-та, 1858. - С.19-22.

13. Станюкович Т.В. Этнографическая наука и музеи (по материалам этнографических музеев Академии наук). - Л.: Наука, 1978.

14. Шмидт Ф.И. Музейное дело. Вопросы экспозиции. -Л.: Academia, 1929. - 249с.

УДК 94/904

В.П.Кирилко, С.Г.Бочаров

МАЛОИЗВЕСТНАЯ СРЕДНЕВЕКОВАЯ МЕЧЕТЬ В ЦЕНТРАЛЬНОМ КРЫМУ (ШЕЙХ-КОЙ)1

Судя по материалам археографических источников и натурного изучения строительных остатков памятника, мечеть в Шейх-Кой представляет собой постройку османского времени (XVI-XVII вв.), при возведении которой вторично использовались архитектурные детали от более раннего, золотоордынского, строения. Мих-раб является сполией и уверенно может быть датирован 1358 г. Шейх-Кой отождествляется с селением Азиз-лер, где в своё время находилось место паломничества Баба Ядикяр.

Ключевые слова: Крым, Шейх-Кой, Азизлер, святой Баба Ядикяр, османская и золотоордынская архитектура, мечеть, текие, михраб

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Vladimir Kirilko, Sergei Bocharov UNKNOWN MEDIEVAL MOSQUE IN CENTRAL CRIMEA (SHEIH-COY)

Based on the evidence of archaeological sources and materials of field study on the building ruins, a mosque in Sheih-Coy was build at Ottoman times (16th-17th centuries), in the construction of which is recycled architectural details from the earlier, Golden Hord's time building. Mihrab is spollia and can confidently be dated to 1358. Sheih-Coy may be identified with the village Azizler, where at same time there was a place of pilgrimage Muslim holy man Baba Yadikyar.

Keywords: Crimea, Sheih-Koy, Azizler, the holy Baba Yadikyar, the Ottoman and the Golden Hord architecture, the mosque, the tekie, the mihrab.

Руины мечети находятся на левом берегу р. Бештерек у с. Давыдово (бывш. Шейх-Кой) Симферопольского района, в равнинной части полуострова. Они представлены уцелевшими почти на всю высоту остатками южной стены с откосами окон и богато декорированным михрабом, а также многочисленными архитектурными деталями и крупным обломком купола (рис.1-5). Остальные, скрытые культурным слоем, части здания довольно чётко прослеживается на поверхности земли по задернованным кладкам и характерному скоплению камня. Несмотря на относительно хорошую сохранность развалин сооружения, сама постройка при этом до сих пор остаётся малоизвестной и лишь изредка, обычно бегло, упоминается в библиографических источниках.

Впервые сведения о памятнике в научный оборот введены О.Акчокраклы в 1928 г., заставшим строение ещё до разрушения. Исследователем были скопированы и переведены надписи над северным и западным входами в мечеть, согласно которым та была возведена для хафизов 15-го дня благословенного месяца Шаабана 760 г.х. (1358 г.), во время правления великого эмира Кутлуг-Темур-бека, сына Тюлек-Тимур-Бека, сына Хаджи... [4, с.253-254].

Мечеть, уже руинированная, вновь привлекла внимание специалистов лишь спустя почти век после первой публикации. В связи с изучением начального этапа распространения ислама в Крыму Н.Абдульвапов пришёл к выводу о том, что в своё время здесь существовал крупный религиозно-суфийский центр, в который помимо Шейх-Кой входило несколько населённых пунктов, располагавшихся в непосредственной близости, возможно, Барак-Эли и Чоюнджи, один из «четырёх очагов» («дёрт-оджак») - известных мусульманских религиозно-духовных центров Крыма. По его мнению,

1 Исследование подготовлено в рамках работы по проекту «Причерноморье и Средиземноморский мир в системе отношений Руси, Востока и Запада в Средние века» поддержанному Российским научным фондом (соглашение № 14-28-00213 от 15 августа 2014 г. между Российским научным фондом и МГУ им. М.В. Ломоносова).

свидетельством этому, в частности, является уцелевший фрагмент прекрасного михраба «местной мечети-обители золотоордынского периода (конца XIV в.)» [1, с.144]. Позднее, исследователем, обратившегося к изысканиям О. Акчокраклы, наряду с трактовкой содержания надписей также была опубликована фотография 1928 г., запечатлевшая саму постройку до разрушения (рис.6), в аннотации к которой указано, что на снимке изображена «Дар-уль-хуффаз (школа хафизов), 1358 г., впоследствии - текие-джами (мечеть и суфийская обитель)». Согласно его свидетельству, здание было взорвано в 1950-х годах, причём, уничтожить сооружение получилось лишь после нескольких неудачных попыток [2, с.8, 12].

В целом, состояние нынешних представлений о памятнике нагляднее всего демонстрирует введённое недавно в научный оборот утверждение - «образцом золотоордынской культовой архитектуры является мечеть в с. Шейх-кой», от которой сейчас «сохранился лишь михраб» [12, с. 67]. Однако, поскольку строение почти полностью утратило свои формы, в том числе и первоначальные, считать его подобным примером некорректно, а упоминаемые исследователем сведения о дате 1358 г., сообщаемые посвятительной надписью в переводе О.Акчокраклы, свидетельствуют лишь о существовании в то время такого сооружения, но никак не о самом здании.

Важные сведения о памятнике содержат архивные источники, в большинстве своём современными исследователями прежде не использовавшиеся. В частности, сохранился обмерный план данной мечети в масштабе 1:50 (рис. 7), который был выполнен в 1929 г., на основании кроки, составленных в 1928 г. бригадой под руководством Б. Н. Засыпкина [ГНИМА, 1929, Р.^3813]. Благодаря иконографическим материалам и их сопоставлению с уцелевшими строительными остатками, архитектоника постройки может быть реконструирована относительно подробно.

Мечеть представляла собой квадратное в плане кубовидное здание с высоким восьмигранным барабаном и сферическим куполом на парусах (рис.6, 7). Строение имело два входа. Основной вход расположен с северной стороны, на продольной оси строения. При его оформлении вторично были использованы разрозненные архитектурные детали от портала золотоордынского времени - сталактитовые консоли и посвятительная надпись на арабском языке, которую О.Акчокраклы переводит следующим образом: «Сын султана Гыяс-эд-Дина / Бирди-Бик хан, да будет вечным царство его / «Построено это здание для хафизов (знающих коран / наизусть) в дни правления великого эмира / Кутлуг-Темур-бека, сына Туляк-Тимур- / Бека, сына Хаджи ... (?)». Позади подножия минарета, в западной стене основного объёма имеется ещё один, небольшой, вход в мечеть. Видимо, именно над ним (по свидетельству О. Акчокраклы, «над боковым западным входом»), была установлена вторая надпись с датой постройки: «15-го дня благословенного месяца Шаабана 760 г. (1358 г.)», которая, вероятнее всего, первоначально являлась фрагментом основного посвящения. Сам минарет пристроен к северо-западному углу мечети сбоку. Кладки его подножия и стен здания между собой перевязаны. Вход в минарет расположен снаружи, с восточной стороны. Размещение окон двухъярусное, по четыре проёма на каждом фасаде. Верхние окна были прямоугольными в плане без четвертей (рис. 1). Михраб расположен на продольной оси помещения, напротив входа. Кладка южной стены в этом месте снаружи образует характерный полукруглый выступ. С северной, западной и восточной сторон к зданию без перевязки кладок примыкали три низкие с односкатной черепичной кровлей прямоугольные пристройки. Ширина основного объёма мечети - 11,18 м. Протяжённость внутреннего пространства - 9,15 м. Толщина южной стены - 1,06 м.

Михраб представляет собой скруглённую на стыках плоскостей семигранную в плане нишу с конхой из четырёх рядов сталактитов, которая с боков и сверху обрамлена профилированным наличником, частично орнаментированным «сельджукской цепью» (рис. 2). Внешние края ниши украшены трёхчетвертными колонками с двухъярусными капителями, декорированными изысканной порезкой в виде растительных побегов и стилизованных листьев. Свой первоначальный облик сохранила только восточная деталь (рис. 3). Парная ей, западная, капитель является предельно упрощённым новоделом. Уцелевшее изделие имеет стилевые параллели в орнаментике архитектурного убранства солхатских мечети Узбека 1314 г. и медресе Инджибей Хатун 1333 г., но отличается более компактной формой и почти тождественно капители, использованной в портале церкви армянского монастыря Сурб-Хач, также датируемой 1358 г. [8, с. 409, 410, 411]. Концы звеньев «сельджукской цепи» округлые, на соединении украшены рельефной шестиконечной розеткой в виде плетёнки, ближайшей аналогией которой являются подобные декоративные детали фронтона кивория из раскопок в каффинской церкви св. Иоанна Богослова [3, рис. 35: 1; 36: 6].

Характер обработки лицевой поверхности михраба на первоначальных и ремонтных участках между собой существенно отличается: первые - предельно ровные и гладкие, вторые - с чётко вы-

раженными следами от подтёски зубаткой и характерными признаками изменения существующих форм, обусловленного пригонкой явно разнородных деталей (рис. 4, 5). Достаточно симптоматично местонахождение внутри кладки сооружения, непосредственно у конхи, с восточной стороны, резной архитектурной детали с изысканной пластикой - верхней части сталактитовой конструкции перекрытия ниши, которая вторично использована при возведении стены в качестве обычного строительного камня (рис. 2).

Шейх-койская мечеть в известном нам виде принадлежит к одному из основных провинциальных типов османских культовых сооружений. Ближайшей аналогией ей является подобная постройка в селении Колеч (Коледж), в настоящее время утраченная, но её облик описан исследователями и запечатлён на нескольких старых фотоснимках (рис.8). Согласно свидетельству Б.Н.Засып-кина, в плане она «представляет правильный квадрат, перекрытый куполом, на сферических парусах, четыре стены имеют по четыре больших стрельчатых окна, расположенных в два яруса, и вверху, по центральной оси - круглое, т.е. все элементы османского искусства», образуя «кубическую форму, на которой поставлен восьмигранник, увенчанный низким граненым куполом». Минарет «пристроен на северо-западном углу основного массива» и «является весьма стройным» [6, с. 145-146, таблЛУ]. Подобно шейх-койскому строению в мечети Колеча также вторично используются, остатки более раннего, неизвестно откуда перемещённого, михраба сельджукского типа, которые здесь были дополнены новыми, но близкими по времени, архитектурными и декоративными деталями, существенно изменившими первоначальный вид сооружения.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Когда была возведена мечеть в селении Колеч, неизвестно. Однако, поскольку именно эту постройку, представленную как «соборная мечеть с высоким куполом и каменным минаретом», видел Эвлия Челеби [10, с.105], появилась она до 1666 г. Судя по значительной насыщенности архитектурными и декоративными деталями, соотносимыми с сельджукскими культурными традициями [6, с.144-146, табл. IV], данная мечеть, вероятнее всего, принадлежит к числу наиболее ранних османских построек региона и вполне могла быть синхронной мечети в селении Шейх-Кой. В частности, их объединяет и предполагаемое назначение - главное культовое сооружение религиозно-суфийского центра, двух из четырёх известных мусульманских духовных очагов Крыма.

С определёнными оговорками с ними соотносима ещё одна, также османская и провинциальная, постройка - Куршумлу Джами в г. Пазарджик, которая была возведена назиром Мехмед агой в 1667 г. (рис. 9). В отличие от крымской аналогии, имеющей с шейх-койской мечетью общие типологические признаки, выраженные в достаточно чистом виде (основной кубовидный объём, высокий и глухой восьмигранный барабан с куполом на парусах, двухъярусное расположение окон, размещение минарета сбоку у северо-западного угла здания), болгарская постройка при этом несколько выделяется деталями и локальными строительными особенностями, в частности, редкими световыми проёмами в барабане и конусовидными тромпами перекрытия. В определённой мере с отмеченными сооружениями, особенно пазарджикским, сопоставима и полностью разрушенная в настоящий момент мечеть Арабатской крепости - возможно, наиболее поздняя из числа известных аналогий [5, с.145-149, 151-152], о которой сейчас можно судить лишь по карандашному рисунку У. Боданинского и обмерному чертежу плана (рис. 7).

В доступном для нас значительном блоке нарративных источников, так или иначе упоминающих средневековые архитектурные объекты Крымского ханства, нам не удалось найти сведений о мечети в селении Шейх-Кой. Тем не менее, сам факт наличия такого памятника в Центральном Крыму - явление экстраординарное и вряд ли могло не привлечь внимание современников, особенно, образованных путешественников. Подобная мечеть должна была существовать вблизи дороги, соединявшей разные части полуострова, и, возможно, в комплексе с другими зданиями мусульманского благочестия. В этой связи небезынтересным представляется свидетельство турецкого автора Эв-лии Челеби, описавшего свою стоянку в селении Азизлер, которое располагалось в 3 часах езды от Ак Месджида на восток и ровно столько же времени у него заняла затем дальнейшая дорога до Карасу-базара [10, с. 71-72], то есть, данный населённый пункт находился примерно посередине пути следования, что в определённой мере, учитывая возможные способы и маршрут передвижения, сопоставимо с нынешним местоположением Шейх-Коя. В селении Азизлер ханом Мухаммед Гераем в 1062 г.х. (= 1651/52 г.) был построен караван-сарай, здесь же находилось «место паломничества Баба Яди-кяр», за которым присматривал тюрбедар Баба Хинди. Сам же смотритель вместе со своей семьёй жил в расположенном рядом текие [10, с.71-72], в качестве которого вполне могли выступать многочисленные пристройки к шейх-койской мечети. Если наше предположение правильно, то во времена Крымского ханства последняя действительно находилась в селении Азизлер и являлась важной со-

ставной частью комплекса, включавшего в себя разновременные сооружения, где оказывались «щедрые благодеяния приходящим и уходящим»: место поклонения и паломничества - погребение (мавзолей?) святого Баба Ядикяра, мусульманскую отшельническую обитель - текие и хан, трактуемый турецким путешественником как «дворец для гостей» [10, с.71]. Косвенно это подтверждается и весьма показательным названием местности - Шейх-Кой. В XVIII в. маршрут основной дороги между Ак Месджидом и Карасубазаром сместился южнее, обрекая на забвение как само селение Азизлер, так и его строения.

Появление данной мечети, при возведении которой вторично использовались архитектурные детали от более ранней, собственно, золотоордынской постройки, вполне могло быть связано с деятельностью Менгли Герая, придавшего Ак Месджиту статус второго по значимости города Крымского ханства и резиденции калги-султана, а по времени оно соотносимо с последним десятилетием правления хана. Восстановление в ближайших окрестностях одной из основных религиозных святынь региона полностью соответствует его, достаточно активной, строительной политике. Только в Ак Месджите тогда были возведены, по меньшей мере, две мечети, обе соборные - дворцовая и «во внешнем пригороде» Абд ар-Рахман-бея, сына Али-бея, датированная месяцем мухаррем 914 г.х. (= 1508/09 г.) и отождествляемая обычно с Кебир-Джами, якобы давшей городу название [10, с.69; 11, с.68-69]. Среди других, известных сейчас, местных благочестивых построек этого времени наиболее показательным является пример т.н. мечети Узбека в Эски Кырыме, где при ремонте здания конца XV в. в 1512-1513 гг. аналогичным образом были применены множественные сполии, в том числе и портал с датой 1314 г., принадлежавшие иному строению, первоначальное местоположение которого до сих пор не определено [7, с.194-199; 9, с.524-550].

Так как археологические раскопки здания ещё не проводились, результаты настоящего исследования дают основание исключительно для предварительных выводов. Судя по материалам археографических источников и натурного изучения строительных остатков памятника, мечеть в Шейх-Кой представляет собой постройку османского времени, при возведении которой вторично использовались архитектурные детали от более раннего, золотоордынского, строения, пока не поддающегося точной локализации. Михраб является сполией. Он действительно имеет характерные для сельджукской декоративной пластики черты и уверенно может быть датирован 1358 г. Однако, поскольку его первоначальные формы сильно искажены вследствие небрежной и неумелой перекладки конхи, которой данное сооружение подверглось непосредственно при возведении стены, есть все основания считать обе конструкции, по меньшей мере, разновременными. К числу сполий следует отнести также посвятительные надписи, фрагменты портала и, предположительно, минарет. Ближайшие аналогии самому зданию датируются XVI-XVII вв. Шейх-Кой может быть отождествлён с селением Азизлер, где в своё время находилось место паломничества Баба Ядикяр.

Литература

1. Абдульвапов Н. Суфизм и начальный этап активного распространения ислама в Крыму / / Культура народов Причерноморья. Вып. 79. - Симферополь: Межвузовский центр «Крым», 2006. - С.140-149.

2. Абдульваап Н. К истории науки, образования и литературы в Крыму в период Золотой Орды / / Qasevet 2014. - № 42. - 2014. - С.2-23.

3. Айбабина Е.А. Декоративная каменная резьба Каффы XIV-XVIII вв. - Симферополь: СОНАТ, 2001. - 280с.

4. Акчокраклы О. 1928 сенеси ичинде къырымда фенний ве тарихий экспедициялар / / Эсерлер топламы. - Симферополь, 2006. - С.252-256.

5. Герцен А.Г., Колтухов С.Г. Археологические работы в Арабатской крепости / / Северное и Западное Причерноморье в античную эпоху и средневековье. - Симферополь: Таврия, 2009. - С. 144-172.

6. Засыпкин Б.Н. Памятники архитектуры крымских татар // Крым. - № 2(4). - М.; Л.: Госиздат, 1927. -С.113-168.

7. Кирилко В.П. Строительная история крымской мечети Узбека (по материалам реставрационных исследований) / / Диалог городской и степной культур на евразийском пространстве. - Азов: [Изд-во Азовского музея-заповедника], 2009. - С.187-200.

8. Кирилко В.П. Строительная летопись Таврики второй половины XIII - третьей четверти XV веков // История и археология Крыма. Вып. I: сб. ст., посвящ. 100-летию со дня рождения Олега Ивановича Домбровско-го. - Симферополь: Бизнес-Информ, 2014. - С.406-434.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

9. Кирилко В.П. Строительная периодизация т.н. мечети Узбека в Старом Крыму / / Генуэзская Газария и Золотая Орда. - Кишинёв: Stratum Plus, 2015.- С.509-558.

10. Книга путешествия. Турецкий автор Эвлия Челеби о Крыме (1666-1667 гг.) /пер. и коммент. Е.В.Бах ревского.- Симферополь: ДАР, 1999. - 144с.

11. Крикун Е. В. Памятники крымскотатарской архитектуры (XIII-XX вв.). - Симферополь: Крымское учеб.-

пед. гос. изд-во, 1998. - 112с.

12. Сейдалиев Э. Мусульманские культовые памятники Крыма периода Золотой Орды. Современное состояние проблемы / / Актуальные проблемы изучения и сохранения исламского наследия в Крыму. - Симферополь: СПД Музафаров Г. Н., 2014. - С. 65-71.

СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ

Рис. 1. Руины южной стены здания. Общий вид с юго-востока. 2012 г. Фото авторов.

Рис. 2. Михраб. Вид с севера. 2012 г. Фото авторов.

Рис. 3. Капитель михраба. Вид с запада. 2012 г. Фото авторов.

Рис. 4. Конха михраба. Вид снизу. 2012 г. Фото авторов.

Рис. 5. Сталактиты конхи. Вид с востока. 2012 г. Фото авторов.

Рис. 6. Мечеть в с. Шейх-Кой. Общий вид с северо-востока. 1928 г. [по Абдульваап, 2014, с. 8]. Рис. 7. Планы мечетей в селении Шейх-Кой и крепости Арабат. 1929 г. Чертёж Б. Н. Засыпкина [ГНИМА, 1929, RV.3813].

Рис. 8. Мечеть в селении Колеч. Общий вид с северо-востока.

Рис. 9. Куршумлу Джами в г. Пазарджик. Общий вид с юго-запада [http://forum.boinaslava.net/show thread.php?11502-%CE%F1%EC%E0%ED%F1%EA%E8-%EF%E0%EC%E5%F2%ED%E8%F6%E8-%ED %E0-%F2%E5%F0%E8%F2%EE%F0%E8%FF%F2%E0-%ED%E0-%C1%FA%EB%E3%E0%F0%E8%FF /page17 - Дата обращения 08.04.2015 г.]

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ГНИМА -Государственный научно-исследовательский музей архитектуры имени А.В.Щусева. Москва.

Иллюстрации

Рис.2

Рис. 4

Рис. 5 116

Рис.6.

и:

с

д

ю:

£Ь ¿ь

EL

ш

Рис. 7

УДК 902/904

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ЮАЗеленеев, А.Г.Мухамадиев

ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ СИТУАЦИЯ В СРЕДНЕМ ПОВОЛЖЬЕ В ЗОЛОТООРДЫНСКОЕ ВРЕМЯ

Среднее Поволжье со второй половины XIII века и до середины XV века по большей части входило в состав Золотой Орды. Здесь сохранились этносы, которые проживали на этой территории до монгольского нашествия. Всё это способствовало смешению культур и этническому взаимодействию в рамках данного государства. После выхода этого региона из состава Золотой Орды, начавшегося в XV веке, его народы сохранили элементы культуры, которая сформировалась в предшествующий период.

Ключевые слова. Среднее Поволжье, Золотая Орда, XIII-XV вв., Волжская Болгария, Верхнее Прикамье, финно-угры, тюрки, Казанское ханство, Нижегородское княжество, Вятская земля.

Y.A.Zeleneev, A.G.Muhamadiev ETHNO-CULTURAL SITUATION IN THE MIDDLE POVOLJE IM THE GOLDEN HORDA, S TIME

From second half past of the XIII tn Century to the middle XV tn Century more part of the middle Povolje entered in the structure of the Golden Horde. Ethnos which resided on this territory to Mongolian invasion, retained here. All that promoted the confusion of culture and ethnic interaction in limits of presentez state. After go aut of that region from the structure of the Golden Horde beginning in the XV tn Century its peoples retained elements of culture which developed in to previous period.

Keywords: The Middle Povolje, the Golden Horde, XIII tn-XV tn Centuries, Volga's Bulgaria, the Upper Prikama, Finno-Ugric, Turk, Kazan khanate, Nijegorodskoe, s princedom, Vyatka's land.

Этнический состав и формирование культуры Улуса Джучи всегда обращали на себя пристальное внимание исследователей. Практически все они отмечали, что не вызывает сомнения наличие в таком обширном государстве определённой региональной специфики этнического и культурного развития.

Одним из таких регионов является Среднее Поволжье, развитие населения которого имеет целый ряд специфических черт. Географически этот район охватывает участок Волги с притоками от устья Оки и до устья Камы. В золотоордынское время он имел свою этнокультурную специфику, связанную с тем, что здесь по-прежнему проживало домонгольское население: болгары, финно-угорские народы, русские. Специфику накладывало и то, что эти земли находились в северном пограни-чье Золотой Орды, и центральная власть здесь не была такой жёсткой.

Это особенно заметно на примере городов, функционировавших в данном регионе.

Один из вариантов развития периферийного золотоордынского города на территории Волжской Болгарии представлен Иске-Казанью - Русско-Урматским селищем и Камаевским городищем. По определению В.Л.Егорова, объект «состоит из двух археологических памятников - Урматского