Научная статья на тему 'Макроструктура концепта 'огонь': на материале фольклорных текстов'

Макроструктура концепта 'огонь': на материале фольклорных текстов Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
160
28
Поделиться
Журнал
Lingua mobilis
Область наук

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Шестеркина Наталья Викторовна

В статье речь идет о макрокомпонентах, которые формируют макроструктуру концепта «огонь». Они включают образный компонент, энциклопедическое и интерпретационное поле. Макроструктура пронизана когнитивными слоями. (На материале фольклорных текстов)

Текст научной работы на тему «Макроструктура концепта 'огонь': на материале фольклорных текстов»

Lingua mobilis №5 (19), 2009

МАКРОСТРУКТУРА КОНЦЕПТА ‘ОГОНЬ’:

НА МАТЕРИАЛЕ ФОЛЬКЛОРНЫХ ТЕКСТОВ

Н. В. Шестеркина

В статье речь идет о макрокомпонентах, которые формируют макроструктуру концепта «огонь». Они включают образный компонент, энциклопедическое и интерпретационное поле. Макроструктура пронизана когнитивными слоями. (На материале фольклорных текстов)

Ключевые слова: концепт, макроструктура, макрокомпонент, микрокомпонент, когнитивный слой, образный компонент, энциклопедическое поле, интерпретационное поле, фольклорные тексты

В структуре концепта разграничивают макро- и микрокомпоненты. Микрокомпоненты - отдельные когнитивные признаки (КП), образующие содержание концепта. Микрокомпоненты объединяются в макрокомпоненты, отражающие содержательные типы информации (знаний), представленных в концепте. Макрокомпоненты образуют макроструктуру концепта [1. С. 100-106].

Так как макроструктура концепта ‘огонь’ фактически безгранична (особенно при условии рассмотренная ее в художественной литературе и в поэзии), а рамки статьи это не позволяют, то целью нашего исследования явилось представление макроструктуры концепта ‘ огонь’ на материалах фольклорных текстов (заговоров, загадок, пословиц и поговорок). При анализе использовались словари [6], сборники пословиц и загадок [7, 8, 9]. Итак, макроструктуру концепта ‘огонь ’образуют:

1. Образный компонент, включающий перцептивные и когнитивные образы. Перцептивный образ отражает восприятие референта зрением, слухом, обонянием, осязанием, вкусом. Образный компонент концепта ‘огонь ’ может представлять язык пламени, пламя в форме змеи, костер, свет, тепло и т. д.

Когнитивный образ отражает связи содержания концепта с другими концептами. В качестве таких образов интерпретируются метафорические и метонимические характеристики денотата. Например, русские загадки с отгадкой «огонь» [7] имеют в своей основе различные

28

Язык художественной литературы типы метафоры. Единично представлена модель огня с астральной метафорой: В небо дыра, в землю дыра, посередь Огонь да вода (Д, с. 420, самовар). Самовар изображает микрокосм, модель Вселенной, космоса в миниатюре, где представлена трехчастная модель мира -внизу подземный мир, наверху небо, между ними - земля.

Среди загадок с отгадкой «огонь» самыми обширными по количеству являются признаки живого существа - витальные (биоморф-ные), например, Жевать не жую, а все пожираю (М 3235, огонь); По деревне прошел, ничего не осталось (М 3234, огонь); Белое ест, черное роняет (М 3253, огонь на лучи-не); Без ног, без рук лапшу крошит (М 3252, огонь на лучине); Без рук, без ног, а на елку лезет (М 3241, огонь); Без рук, без ног до конца бежит (М 3242, огонь), которые делятся на относящиеся ко всем живым существам и к человеку. Первый вид формируют зооморфные признаки, второй - антропоморфные.

Зооморфная метафора представляет признаки животных, птиц и насеко-мых для репрезентации концепта ‘огонь’. В представлениях народа закреплены обобщенные характеристики животных, например, дикость, свирепость, ненасытность, ловкость, непредсказуемость действий и т.п.

Животные: Еще коня не запрягли, а он уже хвост поднял (М 3201, огонь и дым); Бык железный, хвост кудельный (М 4683, иголка с ниткой / огонь); Дрожит свинка, острая (золотая) щетинка (Д 719, огонь); Овечка в хлевочке, а хвостик на порожке (М 3224, дым в избе); Мышка ходит по брусочку, крошит по кусочку (М 3249, огонь на лучине); Красненький котик по шесточку бежит, без огня не поймаешь (М 3251, огонь на лучине); Кошка ходит по брусочку, роняет по кусочку (М 3250, огонь на лучине); Из ворот в ворота плывет щука золота (М 3185, огонь подкладывают).

Многие из перечисленных животных, характеризующих огонь, относятся к классу домашних - бык, конь, свинья, овца, кошка /кот. Бык - один из древнейших мифологических образов, в народной традиции - особо почитаемое животное [2. С. 59]. Бык может выступать как в качестве лунного, так и солнечного символа. Также в ряде традиций бык считался символом бога грозы, громовержца (то есть, как правило, верховного бога: греческий Зевс превращается в быка, римляне приносили Юпитеру в жертву быка, славяне жертвовали быка Перуну) [3. С. 15]. Конь - символ мощи, жизненной силы. В сравнении с быком, «образ коня отмечен большей «возвышенно-

29

Lingua mobilis №5 (19), 2009

стью», возможно, потому, что непосредственно связан с человеком» [2. С. 84]. Овца у многих народов - жер-твенное животное. Стадо овец, беспомощных и постоянно подвергающихся опасностям, - образ общины верующих, нуждающейся в руководстве пастыря [3. С. 128]. Свинья - символ нечистых желаний, превращения высшего в низ-шее, морального разложения, греха. В христианстве свинья считалась символом дьявола [2. С. 177]. Мышь наделяется как положительными, так и отрицательными характеристиками. В фольклоре распространен образ мыши, помога-ющей Герою в выполнении какого-либо дела. Существует также мотив сотнесения мыши с нечистой силой. В Библии мышь, прогрызшая дыру в ковчеге Ноя - это дьявол. Мышь соотносится и со смертью. Мыши выступают предвес-тниками голода, мора, войны, катастроф [3. С. 120]. Двойственен и образ кошки /кота. В некоторых традициях кошка, особенно черная, наделяется негативны-ми характеристиками и выступает противником светлого божества [3. С. 89].

Орнитонимы. Орнитологические признаки концепта 'огонь ’ представлены лексемами петух, сокол, тетерев (самочка), сова, утка: Красный кочеток по жердочке бежит (Д 719, огонь); Красненький петушок по улице бежит (М 3289, пожар); В камне спал, по железу встал, по дереву пошел, как сокол полетел (Д: 718, огонь); Золотая тетерочка по жердочке бежит (М 3244, огонь на лучине); Стала сова периться, стали перья валиться (М 3255, огонь на лучине); Синее море, стеклянные берега, / Плавает утка, горит голова (М 3308, лампа, огонь в лампе).

Образ петуха связывается с солнцем, огнем, возрождением. Он выступает как символ рассвета, пробуждения, активности, бдительности. Считается, что рассветное пение петуха отгоняет нечистую силу. Петух связывается с солнцем как всевидящим и всеведающим светилом, а также считается бдительным стра-жем [3. С. 147]. Сокол - образ зоркости, силы, небесного покровительства. Сокол выступал одним из символов фараонов. В русском фольклоре нередко фи-гурируют персонажи, принимающие обличье сокола [3. С. 187]. Сова связана с символикой ночи, она символизирует смерть, холод и пассивность. Однако в то же время сова олицетворяет мудрость [3. С. 186].

Антропоморфная метафора связана с представлением огня в виде челове-ка, она выделяется в составе следующих загадок, где могут быть представлены социальные признаки, в частности, родственные связи: Сам наг, /Рубашка в за-пазушке, сам бел, детки красны (М

30

Язык художественной литературы 3295, свеча); Сама бела, а дитятко красен (М 3284, свеча) - здесь огонь изображен ребенком. Сестра сильней брата (М 441, вода и огонь) - огонь - родной брат стихии воды; Отец не успел родиться, а сын пошел в солдаты (М 3199, огонь и дым) - в этой паремии огонь является отцом дыма, дым своим появлением всегда предшествует огню. Огонь может представлять собой и человека определенного места в табели о рангах: Едет барин в кошеве на высокой лошаде (М 3301, лампа, огонь в лампе). Присутствуют также примеры возрастных и гендерных метафор огня: Маленький малыш по кучам играет (М 3488, пожар); Сугорбя дядя по жерди едет (М 3247,огонь на лучине); Девка красивая, барин кучерявый (М 3238, огонь).

Также во многих пословицах огонь имеет антропоморфные КП. Он пос-тоянно соревнуется с водой: Огнем вода ключом кипит, а водою и огонь зали-вает (Д 606). Обе стихии представлены в виде царственной семейной пары. Часто отмечается, что вода сильнее огня: «Спи, царь огонь», - говорит царица водица (Д 685); Огонь силен, вода сильнее огня, земля сильнее воды, человек сильнее земли (Д 694). Иногда огонь берет верх над водою: Огонь не вода - охватит, не выплывешь (Д 694). Антропоморфно огонь и вода - «правители» («Спи, царь огонь», - говорит царица водица (Д 685)), «работники» (Хороши в батраках огонь да вода, а не дай им Бог своим умом жить (Д 694); «друзья-враги» (С водою, с ветром, да с огнем не дружись (а с землею дружись: от земли вышел, земля кормит, в землю пойдешь) (Д 451); С огнем, с водой, с ве-тром не дружись, а с землею дружись (Д 685) и др.). В переносном употреблении в значении «увлечение, выдумка» (Когда с огоньком, а когда и с водицей (Д 633)) лексема огонь в отличие от воды имеет положительную оценку.

Артефактная метафора. Внимания заслуживает архитектурная мета-фора огня, одна из самых древних метафор, уподобляющая исследуемые объекты строению, дому. Человек всегда стремился создать жилище, чтобы укрыться от природных катаклизмов и неприятелей. ‘Дом’ может быть представлен так-же как ‘шатер’: Пришел молодец, раскинул шатер, /Не собрать шатра ни хитру, ни мудру, ни грамотнику (М 3258, свет от светца). Образ шатра связывается с символикой покрова, завесы как скрывающих облик вещей, но также и как являющихся знаком небесного покровительства.

Другие примеры: Колокольня нова, колокольня бела, /Под маковкой черно, маковка золота (М 3297, свеча). Земной храм рассма-

31

Lingua mobilis №5 (19), 2009

тривается как образ храма небесного. Колокольня - образ мировой оси, по которой божественная энергия спускается на землю, а храм - место её концентрации. Церковь с колокольней мифологически обозначают храм-гору, находящийся в центре мира, по которому совершается восхождение на небо, к Богу (Телегин). Колокол также являет-ся связующим звеном между землей и небом, он ассоциируется с небесами и выступает в качестве символа высшей созидающей силы.

2. Энциклопедическое поле включает признаки явления, отличающие его от сходных предметов и явлений, получаемые с жизненным опытом, в процессе обучения и т. д. Эти признаки могут существенно различаться в зависимости от возрастных, гендерных, профессиональных и др. групп. Энциклопедический признак включает в первую очередь родовой и денотативный признак концептуализируемого явления. Огонь - это одна из четырех первостихий, явление природы. Концепт 'огонь ’ имеет в основе структуры базовый КП «процесс горения»: Скоро огонь горит, да вода бежит (Д 388) (подчеркивается скорость, интенсивность процесса). Процессу горения свойственен «жар, высокая температура»: Огонь жжет, вода мочит, печка дрочит (Д 617); От жару и вода кипит. От огня и вода ключом бьет (Д 606); Ходить у огня - обжечься, у воды - замочиться, а у сажи - замараться (Д 360).

Дифференциальные признаки, образующие дифференциальную зону эн-циклопедического поля концепта, включают КП светящиеся газы, высокая те-мпература, пламя, процесс горения. Описательная зона - природный огонь, живой/мертвый огонь. Идентификационная зона (прототипы) - небесный огонь, огонь ада. Мифологическая зона объединяет признаки, сформировав-шиеся под влиянием мифологических представлений о предмете или явлении, у огня это может быть центр, середина, гора, блеск, верх, зло, мужское начало.

Мифологическое осмысление огня как очищающей, «испытывающей» стихии известно многим народам и отражено в античной и библейской традиции. В русском фольклоре этот образ также активен и жив: ср. популярные русские сказки о бывалых людях, которые «в воде не тонут и в огне не горят»», языческие игрища славян на день Ивана Купала и др. Этот оборот зафиксирован еще в старославянском языке. Как следствие, в настоящее время фразеосочетание Он огонь и воду прошел (Д 325) содержит коннотативные семы: 1) «множество испытаний», 2) «опыт», 3) «сложное и небезупречное прошлое».

32

Язык художественной литературы

3. Интерпретационное поле - совокупность когнитивных признаков (КП), интерпретирующих образ концепта, представляющих собой их практическое осмысление сознанием человека, включая Оценочную зону - КП, выражающие общую оценку. Огонь чаще оценивается как амбивалентное явление. В примерах метафориза-ции огня в образах животных (см. выше) с отрицательной и положительной коннотацией можно усмотреть проявление амбивалентности образов огня, созидающих и разрушающих. С огнем (в сочетании с водою) связана отрицательная оценка. Они оба, наряду с ветром, представляют «опасность (несчастье, беду)», их надо остерегаться: С водою, с ветром, да с огнем не дружись (а с землею дружись: от земли вышел, земля кормит, в землю пой-дешь) (Д 451); С огнем не шути, с водой не дружись, ветру не верь (Д 685); Огню не верь и воде не верь. Огонь да вода - супостаты (Д 685); Огню да воде Бог волю дал. С огнем, с водой не поспоришь (Д 685); Хороши в батраках огонь да вода, а не дай им Бог своим умом жить (Д 694); Огонь да вода -нужда да беда (Д 694); Муж с огнем, жена с водою (Д 312).

Утилитарная зона - КП, выражающие утилитарное, прагматическое от-ношение к референту концепта. У огня это - свет, тепло, домашний очаг, уют. Регулятивная зона - КП, предписывающие, что надо и что не надо делать с данным предметом или явлением. У огня это - опасность, беда, война, зло.

Когнитивные слои (КС) пронизывают все содержание концепта, все его макрокомпоненты. В частности, Исторический КС часто представлен устаревшими или устаревающими словами, паремиями и фразеологизмами. По М. М. Маковскому, сочетания гласных изначально имели одно значение, от него впоследствии образовались все остальные значения, представленные в языке - это «огонь -вода» (метафоры от первичного значения в индоевропейских языках «гнуть - ломать», т. е. огонь - «плетение» языков пламени, а вода -«плетение» волн). Эти сочетания гласных «обрастали» согласными. В лоне этих сочетаний значения «гнуть - ломать» > «огонь - вода» дали большинство значений, представленных в языке [напр. «небо», «бог», «краска» (цвет огня), «волосы» (букв. «тянущиеся вверх, как огонь»), «сила» (огонь как божественная сила), «свет», «звук» (горящего огня), «разум», «бытие» и др.] [1].

В средневековье чародейство было практическим делом. Вера в сверхъестественное была очень жизненной, они приобретали облик чего-то ощутимого, материального. Для тех, кто верил в колдовство,

33

Lingua mobilis №5 (19), 2009

слова чародейских заговоров обретали вещественность, материальность. Номинация огонь и ее производные очень часто присутствует в заговорах, в которых довольно ярко сохранился языческий след. Во времена язычества древний Наблюдатель поначалу видел только небесный огонь, который чаще всего воспринимался как наказание бо-гов: А святой Михаил сечкой засечет, огнем сожжет ...(МЗ 72); Господь на-шлетъ съ небесъ огненное пламя, и васъ лисицъ со-жжетъ и спалитъ (РН 338-339); Иду я, раб Божш Н., съ промыс-ломъ звЪринымъ и птичьимъ за огнемъ забытым... (РН 339). Огонь воспринимался синкретично: наряду с концептом ‘огонь’ (вербализуемым номинациями огонь, пламя) существуют огненный царь; огненный змей; огненная стрела, молния; туча, огненная и пламенная; ог-ненный бой и т. д.: На Русской и на нЪмецкой земле есть огненный царь, высушилърЪки и озера... (РН 308).

К интересным мифологическим героям относится и огненный муж на ог-ненном коне, стреляющий огненными стрелами из грозной тучи. Образ наделен чертами божества-громовержца и, вероятно, восходит к языческому культу Перуна. Ряд черт - огненный облик, борьба против бесов и дьяволов - перекликаются с народными представлениями об архангеле Михаиле, которому на Руси придавали «огнезрачное» обличье и крылатого огненного коня [5. С. 44].

Существуют также царь гром и царица молния: ...царь громъ грянулъ, царицамолшя пламя спустила... (РН 328-329). Но небо защищает землю огнем от нечистой силы: ... защити и помилуй, архангел Михаил, своим огненным копьем от злого нечистого духа (МЗ 143). Присутствует и огненная стрела: О ты, огненна стрела, воротись и полетай, куда я тебя пошлю... (МЗ 13).

Солнце также посылает огонь, но он большей частью целебный: Шло утренней зарей солнышко яркое, солнышко жгучее... Несло солнышко три заступа железных, отмахивало, откалывало, сжигало и испепеляло с раба Божия (имя) денные порчи.ночные пере-полохи (МЗ 73-74).

Оценочный КС включает КП как из зоны общей оценки, так и из других зон (эмоциональную, эстетическую, нравственную и т. д.). Огонь может быть прекрасным, добрым, но и несет смерть.

Список литературы

1. Маковский М. М. Феномен ТАБУ в традициях и в языке индоевропейцев: Сущ-ность -

List of literature

1. Makovskiy M. M. Fenomen TABU v traditsiyah i v yazyke indoevropeytsev: Susch-nost' -

34

Язык художественной литературы

формы - развитие. Изд. 2-е, доп. М. : КомКнига, 2006.

2. Русское культурное пространство: Лингвокультурологи-

ческий словарь. В.1. М., 2004.

3. Словарь символов и знаков / Авт.-сост. В. В. Адамчик. М., Мн., 2006. 240 с.

4. Стернин И. А. Макроструктура концепта // Труды по когнитивной лингвистике /отв. ред. М. В. Пименова. Кемерово : КемГУ, 2008. С.100-106.

5. Турилов, А. А. Отреченные верования в русской рукописной традиции // Отречен-ное чтение в России XVII-XVIII веков / отв. ред. А. Л. Топорков, А. А. Турилов. М. : Инд-рик, 2002. С. 8-74.

Источники примеров

6. (Д) - Даль В. И. Пословицы русского народа. - М., 2004. -752 с.

7. (М) - Загадки /Изд. подготовила В. В. Митрофанова. Л.: Наука, 1968. - 255 с.

8. (МЗ) - Молитвы и заговоры. -3-е изд. Мн., 2000. - 256 с.

9. (РН) - Русский народ: Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия /Собр. М. Забылиным. - М. : Книга. Принтшоп, 1989. - 607 с.

formy - razvitie. Izd. 2-e, dop. M. : KomKniga, 2006.

2. Russkoe kul'turnoe prostranstvo: Lingvokul'turologicheskiy slovar'. V.1. M., 2004.

3. Slovar' simvolov i znakov / Avt.-sost. V. V Adamchik. M., Mn., 2006. 240 s.

4. Sternin I. A. Makrostruktura kontsepta // Trudy po kognitivnoy lingvistike /otv. red. M. V. Pimenova. Kemerovo : KemGU, 2008. S. 100-106.

5. Turilov, A. A. Otrechennye verovaniya v russkoy rukopisnoy traditsii // Otrechennoe chtenie v Rossii XVII-XVIII vekov / otv. red. A. L. Toporkov, A. A. Turilov. M. : Indrik, 2002. S. 8-74.

Sources of examples

6. (Д) - Dal' V. I. Poslovitsy russkogo naroda. M., 2004. 752 s.

7. (М) - Zagadki / Izd. podgotovi-la V. V. Mitrofanova. L. : Nauka, 1968. 255 s.

8. (МЗ) - Molitvy i zagovory. 3-e izd. Mn., 2000. 256 s.

9. (РН) - Russkiy narod: Ego oby-chai, obryady, predaniya, sueveriya i poeziya / Sobr. M. Zabylinym. M. : Kniga. Print-shop, 1989. 607 s.

35