Научная статья на тему 'Magna Hungaria и ее связи с синхронными государствами Евразии'

Magna Hungaria и ее связи с синхронными государствами Евразии Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
286
42
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
MAGNA HUNGARIA / ЮЖНЫЙ УРАЛ / КУШНАРЕНКОВСКАЯ КУЛЬТУРА / КАРАЯКУПОВСКАЯ КУЛЬТУРА / НАБОРНЫЙ ПОЯС / КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Чичко Татьяна Вячеславовна

В докладе « Magna Hungaria и её связи с синхронными государствами Евразии» на основе археологических артефактов (погребальный инвентарь, клады и пр.) и изучения общей исторической и политической ситуации, сложившейся в Евразийской степи и Переднеазиатском регионе в раннем средневековье, раскрываются проблемы культурных и иных связей. При этом под территорией государства Magna Hungaria подразумевается территория распространения кушнаренковской и караякуповской культур южноуральского региона.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

MAGNA HUNGARIA AND ITS RELATIONS WITH THE EURASIAN STATES OF THE SAME HISTORICAL PERIOD

The report “Magna Hungaria and its Relations with the Eurasian States of the Same Historical Period” reveals the issues of cultural and other relations of the state on the basis of archaeological artifacts (grave goods, hoards, and others) and studies of the general historical and political situation in the Eurasian steppe and Western Asia. In this case, the author considers the territory of Magna Hungaria as the distribution territory of Kushnarenkovo and Karayakupovo cultures of the Southern Urals.

Текст научной работы на тему «Magna Hungaria и ее связи с синхронными государствами Евразии»

УДК 902/904

MAGNA HUNGARIA И ЕЕ СВЯЗИ С СИНХРОННЫМИ ГОСУДАРСТВАМИ ЕВРАЗИИ1

© 2018 г. Т.В. Чичко

В докладе «Magna Hungaria и её связи с синхронными государствами Евразии» на основе археологических артефактов (погребальный инвентарь, клады и пр.) и изучения общей исторической и политической ситуации, сложившейся в Евразийской степи и Переднеазиатском регионе в раннем средневековье, раскрываются проблемы культурных и иных связей. При этом под территорией государства Magna Hungaria подразумевается территория распространения кушнаренковской и караякуповской культур южноуральского региона.

Ключевые слова: Magna Hungaria, Южный Урал, кушнаренковская культура, караякуповская культура, наборный пояс, культурные связи.

Период второй половины I тыс. н.э. - это время, когда лесостепная зона Южного Урала и Приуралья была заселена угро-мадьяр-скими племенами, представлявшими собой население, отождествляемое современными отечественными и зарубежными исследователями с легендарной Ма§паНип§апа. Этот период представляет определенные сложности для его изучения по причине отсутствия письменных источников. Поэтому все вопросы, связанные с реконструкцией исторических событий населения, этнокультурными процессами, происходившими в их среде, являются результатом изучения археологических источников. Необходимо отметить, что территория Южного Урала и Приуралья, и население, проживающее на ней, несмотря на некую географическую отдаленность и кажущуюся изолированность, благодаря древним торговым путям, всегда находилось в во взаимосвязи с государственными образованиями Евразии и за ее пределами в различные хронологические периоды, начиная с эпохи древности, что подтверждается на археологическом материале (Йессен, 1952; Сиротин, Трей-стер, 2014). Не стала исключением и эпоха раннего средневековья. Поэтому, несмотря на отсутствие письменных источников, используя данные современной археологии, мы, применяя историко-генетический и сравнительно-исторический методы исследования, проанализировав археологический материал в историко-культурном контексте, проследим основные направления и динамику развития различного рода контактов государства Ма§паНип§апас государствами Евразии.

Известное в археологических источниках государство Ма§паНип§апа археологически представлено на территории современного Башкортостана кушнаренковской и караякуповской культурами, хронологические периоды распространения которых определяются концом VI - VII в. н.э. и вторая половина VIII - середина IX в. н.э., соответственно. Необходимо отметить, что культуры эти не являются тождественными, но близкими во времени. (Иванов, 1999).

Обращают на себя внимание предметы материальной культуры кушнаренковско-го и караякуповского населения, известные из погребальных памятников. И, в первую очередь, для нас интересна, так называемая, геральдическая поясная гарнитура, известная в памятниках кушнаренковской культуры конца VI - VII в. н.э., которая явно указывает на наличие культурных контактов в южном и юго-западном направлении Евразии.

В конце VI - VII в. геральдическая поясная гарнитура распространена на всем пространстве Евразийской степи. Элементы «геральдики» известны в погребениях западносибирских угров (памятники потчеваш-кой культуры конца VI - VII в.; релкинской культуры (VII - начало VIII в.) и алтайских тюрок (кудыргинский период) (Могильников, 1987; Гаврилова, 1971; Кляшторный, Савинов, 1994). Но находки их не многочисленны. Достаточно сильное типологического сходство наблюдается между элементами геральдической поясной гарнитуры памятников кушнаренковской культуры Приура-лья и памятников джетыасарской культуры в Восточном Приаралье (Левина, 1996).

Работа выполнена при поддержке гранта В 18-130.

IV МЕЖДУНАРОДНЫЙ МАДЬЯРСКИЙ СИМПОЗИУМ

253

Можно заключить, что население, носители кушнаренковской культуры, испытывало определенное культурное воздействием Юга, что наиболее ярко проявилось в распространении здесь в конце VI - VII в. поясных украшений геральдического типа. Необходимо отметить широкое разнообразие форм и вариантов геральдики в памятниках кушнаренковской культуры. Здесь встречаются элементы геральдики, имеющие как кавказское и восточноевропейское, так и среднеазиатское (джетыасарская культура) происхождение. Это обстоятельство вполне объяснимо тем, что носители кушнаренковской культуры характеризуются как полукочевые племена, в памятниках которых на настоящий момент не зафиксировано признаков металлообработки. Поэтому, на наш взгляд, все металлические элементы костюма импортного происхождения, что вполне объясняется обстоятельствами этнической, военной и политической ситуации, сложившейся на территории Евразийской степи, связанных с образованием Тюркского каганата, войнами между Ираном и Византией и участие в них тюрок, распространением военной экспансии Тюркского каганата и участием в ней соседних племен, в том числе и угорских. На этом фоне несколько по- иному выглядит геральдическая поясная гарнитура населения ломоватовской и нево-линской культур Прикамья, характеризующиеся своей оседлостью, и имеющие достаточно развитые навыки металлообработки, что проявилось в своеобразии местных типов и форм геральдики, распространившейся здесь в результате влияния степной моды, не исключая при этом непосредственное влияние кушнаренковского населения, выступавшего одним из передаточных звеньев идеи геральдических поясов в лесные районы Прикамья.

Приблизительно в середине - второй половине VIII в. в Южном Приуралье происходит смена кушнаренковской культуры кара-якуповской. Материальная культура населения всего региона в это время представляет собой органичное сочетание тюрко-болгаро-салтовских (поясная гарнитура, принадлежности конской сбруи и некоторые типы женских украшений) и местных прикамско-приураль-ских (коньковые и арочные шумящие подвески, трапециевидные ажурные подвески) элементов. Согласно реконструкции женского костюма, сделанной Н.А. Мажитовым на основе материалов погребения 2 I Бекешев-ского кургана 2, «тюркские» наборные пояса становятся одним из основных элементов

убранства женского костюма(Мажитов, 1981). В погребальных комплексах караякуповской культуры «тюркские» пояса представлены набором пряжек, ременных наконечников и бляшек-накладок прямоугольной, сегмен-товидной, серцевидной, лунни-цевидной и портальной формы с прорезью для продевания подвесных ремешков.

Ближайшие аналогии тюркским наборным поясам известны на древнетюркских каменных изваяниях Алтая.Пояса с подобными накладками известны и в древнетюрк-ских погребениях Туэкты, Курая, Барбурга-зы, Ак-Тюбе и др. (Кубарев, 1984). Судя по известным археологическим материалам, прямоугольные, полукруглые, сердцевидные поясные накладки-лунницы в древнетюрк-ское время были широко распространены на территории Алтая, Средней Азии и Западной Сибири(Вайнштейн, 1966; Грач, 1958; Распо-пова, 1980). Памятники, с поясами, состоящими из подобных накладок, исследователи относят к катандинскому этапу ^П—УШ вв.) алтайских тюрок (Гаврилова, 1965; Кляштор-ный, Савинов, 1994). Прямоугольные и полуовальные рамчатые накладки существовали и в более позднее время - в период господства Уйгурского каганата (VIII-IX вв.) (Кызласов, 1981).

В погребениях караякуповской культуры встречаются также и наконечники поясов с фестончатым краем и полуовальные наконечники с верхним концом в виде фигурной скобки, либо вырезанным в виде тупого угла, аналоги которым известны в слоях третьей четверти VIII в. в Пенджикенте (Распопова, 1980).

В целом, можно отметить, что состав предметов, известных в памятниках кара-якуповской культуры отражает достаточно сильное тюрко-сибирское и азиатское влияние, что проявилось в распространении здесь «тюркских» наборных поясов и близких им согдийских. Кроме того, азиатское влияние, по мнению В.В. Овсянникова, прослеживается и в принадлежностях конского снаряжения - восьмеркообразных стременах с круглой рамкой, удилах с неподвижными кольцами, удилах с восьмерко-видными окончаниями грызел и удилах с передвижными кольцами, существовавших на протяжении VI - X вв. (Овсянников, 1998).

В конце VIII - IX в. в памятниках караякуповской культуры прослеживается салтов-ское влияние. Прежде всего это проявляется в наличии в комплексах погребений удил с

S-видными и стержневыми псалиями, арочных стремян с выступающей прямоугольной петлей, ременных и уздечных накладок с растительным узором, и узором, напоминающим личину, серег и перстней салтовского типа, проушных топоров. Все эти предметы происходят из погребений Ямаши-Тауских, Хусаиновских, Бекешевских, Лаге-ревских и других курганных могильников караякуповской культуры, прямые аналоги которым находятся в комплексах Дмитриевского и Салтовского могильников салтово-маяцкой культуры (Плетнева, 1967, 1989).

Обращает на себя внимание различие в ассортименте салтовских предметов в памятниках караякуповской культуры и ломоватов-ской культуры Прикамья. Характерные для памятников ломоватовской культуры сердцевидные накладки с подвижным кольцом в караякуповских курганах отсутствуют, за исключением ее самого западного и позднего Большетиганского могильника, ассортимент погребального инвентаря которого отражает салтовское влияние и влияние культуры ранней Волжской Болгарии (Большетархан-ский, Танкеевский и другие могильники) (Chalikova, Chalikov, 1981).

Подводя итог сказанному выше, можно сделать следующие выводы. Морфологический облик материальной культуры MagnaHungaria во второй половине I тыс. н.э. формировался(если не целиком, то в значительной степени) за счет массового поступления в регион предметов, которые современными исследователями определяются как «дальний импорт» (Голдина Е.В., Голдина Р. Д., 2010). В первую очередь это, конечно, поясная гарнитура, отдельные типы украшений, принадлежности конской сбруи. Среди них поясная гарнитура, как не просто утилитарный или декоративный, но и статусный элемент материальной культуры, занимает особое место (Крыласова, 2001). Это ее место определяется и тем, что у населения изучаемого региона и прилегающих к нему территорий наборные пояса, состоящие из «импортных» элементов, становятся органичной частью его этнической культуры.

Процесс поступления «импорта» в регион имел свою хронологию и этапы, удивительным образом совпадающие с этнокультурными инновациями (а может быть и определявшийся ими?), имевшими место в Прикамье и на Южном Урале во второй половине I тыс. н. э.

Первый этап (конец VI - VII в.) - время распространения кушнаренковской культуры, синхронизируется в Прикамье с агафо-новской стадией ломоватовской культуры, бартымской стадией неволинской культуры, гыркесшурской стадией поломско-чепецкой культуры.

Материальная культура этого периода испытывает в основном мощное воздействие юга, что проявляется здесь, прежде всего, в распространении геральдической поясной гарнитуры, известной в Прикамье как пояса «агафоновского» типа. Картографирование памятников, содержащие поясные украшения геральдического типа показывает, что распространены они на достаточно обширной территории Евразийской степи - от Подунавья на Западе до Обско-Иртышского междуречья на северо-Востоке, от районов Приаралья на юге, до Верхнего Прикамья на Севере. Причем местом наиболее массового распространения материалов являются районы современной Венгрии (территория Аварского каната (середина VI - VIII в.)), Крыма и Прикуба-нья (болгары), и Северного Кавказа (аланы). Вторым районом массовой концентрации «геральдики» являются Поволжье, Южное Приуралье (кушнаренковская культура) и Верхнее и Среднее Прикамье (неволинская, ломоватовская и поломскочепецкая археологические культуры). На наш взгляд, исходя из данных типологического анализа и картографирования территории распространения основных находок геральдической поясной гарнитуры, наиболее сильный культурный импульс прикамско-приуральское население испытывало именно из Средней Азии - территории распространения джетыасарской культуры.

Второй этап (середина VIII - IX вв.) -время очередных этнокультурных инноваций в Волго-Камье и Приуралье, связанное с расселением в бассейне р. Белой носителей караякуповской культуры; расселением в районе устья Камы ранних булгар и началом формирования в регионе полиэтничного Волжско-Булгарского государства, а также дальнейшим развитием ломоватовской культуры в еедеменковской и урьинской стадиях; миграцией (добровольной или вынужденной) носителей неволинской культуры на север, на территорию ломоватовских племен, и на юго-запад - в Волжскую Булгарию (Голдина Е.В., Голдина Р.Д., 2010).

По мнению Е.В. и Р. Д. Голдиных, торговые контакты населения Прикамья и

IV МЕЖДУНАРОДНЫЙ МАДЬЯРСКИЙ СИМПОЗИУМ

255

Приуралья в рассматриваемое время осуществлялись, практически, по всем направлениям. (Голдина Е.В., Голдина Р.Д., 2010) Нам представляется, что здесь необходима определенная территориальная дифференциация и для Южного Предуралья и Нижнего и Среднего Прикамья преобладающими являлись два направления: юго-восточное (Алтай и Средняя Азия) и южное (Северный Кавказ - Хазария). В этот период в памятниках ломоватовской и поломско-чепецкой культур Прикамья широко распространяются пояса,

типичные для салтово-маяцкой археологической культуры. Некоторые элементы конской сбруи, характерные для памятников салтово-маяцкой культуры известны и на территории современного Башкортостана - территории расселения караякуповских племен (Лева-шовский (Стерлитамакский могильник)). Решающим фактором, определявшим именно эти импульсы в формировании материальной культуры населения региона, являлась этнополитическая история Степной Евразии второй половины I тыс. н.э.

ЛИТЕРАТУРА

Вайнштейн С.И. Памятники второй половины I тысячелетия в Западной Туве // ТКАЭЭ. Т.2. М. - Л.: АН СССР, 1966. С. 292 - 347.

Гаврилова А.А. Могильник Кудыргэ как источник по истории алтайских племен. М.: Наука, 1971. 111 с.: I - XXXI табл.

Голдина Е.В., Голдина Р.Д. «Дальний импорт» Прикамья - своеобразное проявление процессов взаимодействия народов Евразии (VIII в. до н.э. - IX в. н.э.) // Голдина Е.В. Бусы могильников нево-линской культуры (конец IV - IX вв.). Ижевск: Удмуртский гос. ун-т, 2010. C. 156-195.

Грач А.Д. Древнетюркское погребение с зеркалом Цинь-Вана в Туве // СЭ. 1958. № 4. С. 18 - 34.

Иванов В.А. Древние угры-мадьяры в Восточной Европе. Уфа: Гилем, 1999. 123 с.

Йессен А.А. Ранние связи Приуралья с Ираном // СА. 1952. № 16. С. 209-216.

Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г. Степные империи Евразии. СПб: Изд-во «Фарн», 1994. 163 с. с илл.

Крыласова Н.Б. История прикамского костюма. Костюм средневекового населения Пермского Предуралья. Пермь: ПГПУ, 2001. 260 с.

Кубарев В. Д. Древнетюркские изваяния Алтая. Новосибирск: Наука, 1984. 232 с.

Кызласов Л.Р. Культура древних уйгур // Степи Евразии в эпоху средневековья / Археология СССР / Отв.ред. Отв. ред. тома С.А. Плетнёва. М.: Наука, 1981. С. 52-54.

Левина Л.М. Этнокультурная история Восточного Приаралья. I тысячелетие до н. э. - I тысячелетие н. э. М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1996. 396 с.: илл.

Мажитов Н.А. Курганы Южного Урала VIII - XII вв. М.: Наука, 1981. 162 с.; илл.

Могильников В.А. Угры и самодийцы Урала и Западной Сибири // Финно-угры и балты в эпоху средневековья / Археология СССР / Отв.ред. Б.А. Рыбаков. М.: Наука, 1987. С. 163 - 235.

Овсянников В.В. Развитие вооружения в лесостепном Приуралье во второй половине I тысячелетия н.э. // Культуры евразийских степей второй половины I тысячелетия н.э. (вопросы хронологии). Самара: Изд-во «Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина», 1998. С. 295 - 302.

Плетнева С.А. От кочевий к городам. М.: Наука, 1967. 209 с.

Плетнева С.А. На хазаро-славянском пограничье. М.: Наука, 1989. 285 с.

Распопова В.И. Металлические изделия раннесредневекового Согда. Л.: Наука, 1980. 138 с.

Сиротин С.В., Трейстер М.Ю. Погребения с ближневосточными (?) и центральноазиатскими импортами из кургана Яковлевка II. // Сарматы и внешний мир: Материаль^Ш Всероссийской (с международным участием) научной конференции «Проблемы сарматской археологии и истории». Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, Центр «Нследие», 2014. - 268 с. С. 207 - 217.

Chalikova E.A., Chalikov A.H.1981 Altungarn an der Kama und im Ural. Das Graberfeld von Bolshie Tigani. Budapest.

Информация об авторе:

Чичко Татьяна Вячеславовна, кандидат исторических наук, старший преподаватель Стерлитамакский филиал ФГБОУ ВО «Башкирский государственный университет» (г. Стерлитамак, Россия); karaman74@mail.ru

MAGNA HUNGARIA AND ITS RELATIONS WITH THE EURASIAN STATES OF THE SAME HISTORICAL PERIOD

T.V. Chichko

The report "Magna Hungaria and its Relations with the Eurasian States of the Same Historical Period" reveals the issues of cultural and other relations of the state on the basis of archaeological artifacts (grave goods, hoards, and others) and studies of the general historical and political situation in the Eurasian steppe and Western Asia. In this case, the author considers the territory of Magna Hungaria as the distribution territory of Kushnarenkovo and Karayakupovo cultures of the Southern Urals.

Keywords: Magna Hungaria, Southern Urals, Kushnarenkovo culture, Karayakupovo culture, composite belt, cultural relations.

About the Author:

Chichko Tatiana V. Candidate of Historical Sciences, Sterlitamak branch of the Bashkir State University. Lenin Avе., 49, Sterlitamak, 453103, the Republic of Bashkortostan, Russian Federation; karaman74@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.