Научная статья на тему 'Личность воспитателя как фактор психологической безопасности дошкольника'

Личность воспитателя как фактор психологической безопасности дошкольника Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
940
91
Поделиться
Ключевые слова
ЛИЧНОСТЬ ВОСПИТАТЕЛЯ / ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ДОШКОЛЬНИКА

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Калашникова Марина Борисовна

В дошкольном детстве начинается становление ребенка как личности, формируются навыки социального поведения. Этим определяется значение детского сада как организационной и общественной формы воспитания дошкольника. Образовательная среда дошкольного учрежденияэто особый тип среды. Эта особенность определяется несколькими факторами. Во-первых, временем нахождения в ней. Во-вторых, интенсивностью деятельности во время нахождения в данной среде малыш посещает логопедические, физкультурные, музыкальные и другие занятия. В-третьих, это информационно насыщенная среда. В-четвертых, среда детского сада весьма многообразна в плане общения. Особую роль в такой среде играет взрослый человек, а именно воспитатель: «субъектсубъектные отношения имеют главенствующее значение в дошкольном возрасте» [3.С.81]. Вследствие специфики детского возраста (впечатлительность, эмоциональность, легкая внушаемость) педагогическое воздействие воспитатель оказывает как своими интеллектуальными и педагогическими способностями, так и личностными качествами.В этой связи полезно напомнить высказывание К. Д. Ушинского о том, что «в воспитании все должно основываться на личности воспитателя, потому что воспитательная сила изливается только от живого источника человеческой личности» [2.С.64]. К сожалению, влияние воспитателя на воспитанника может иметь и негативную окраску. Он может стать для ребенка источником психологического напряжения, тревожности и, в конечном счете, может приводить к нарушению психологической безопасности малыша. С целью изучения влияния личности воспитателя на психологическую безопасность ребенка, нами было проведено исследование в МДОУ №13 г. Старая Русса(2 группы) и МДОУ №25 г. Великий Новгород (2 группы). Всего в исследовании приняли участие 12 воспитателей и их помощников, 60 детей в возрасте 5-6 лет и 60 родителей этих детей. Вначале выявлялись особенности педагогической деятельности диады воспитателей, работавших с одной группой: их поведение во время занятий, способы оценки выполненной дошкольниками работы, проведение режимных моментов. По признаку эмоциональной окрашенности их деятельности воспитатели были разделены на три группы: а) позитивной эмоциональности (мягкость, ровность тона, положительная оценка деятельности ребенка, практическая помощь, сочувствие, использование поощрений); б) негативной эмоциональности (категоричность тона, резкие замечания, отрицательная оценка деятельности ребенка, угроза наказанием); в) нейтральной эмоциональности (словесная помощь без оценки действий ребенка). Проявления деятельности регистрировались для диад воспитателей в каждой ситуации наблюдения, что позволяло усреднить данные о типе эмоциональности их действий и оценить дисперсию показателей. Обработка данных велась по критерию Стьюдента. Значимыми считались различия при р>0,05. Обследованием были выявлены значимые различия в позитивной и негативной окрашенности проявлений воспитателей 4 групп. Соотношение позитивных и негативных проявлений существенно различно у воспитателей всех групп, и не только в парах. В 2-х группах деятельность одного воспитателя имела явно позитивную эмоциональную окрашенность, а деятельность другого негативную, в одной группе позитивная эмоциональная окрашенность деятельности одного воспитателя сочеталась со сравнительно менее выраженной эмоциональностью другого и в одной группе у обоих воспитателей выявилась негативная эмоциональная окрашенность. Анализ полученных показателей позволил выявить обобщенный «педагогический портрет» каждого воспитателя, который собственно и воспринимают его воспитанники. Затем родителям и воспитателям были предложены методики психологической диагностики безопасности образовательной среды И.А.Баевой [1.C.188-200] модифицированные нами в соответствие с особенностями типа изучаемого образовательного учреждения. Оказалось, что, несмотря на общее положительное отношение к детскому саду со стороны 60% родителей, оценки психологической безопасности образовательной среды зависели от особенностей диад воспитателей. Там где деятельность хотя бы одного воспитателя носила негативную эмоциональную окраску, средний балл общей оценки МДОУ составил 3,5 (из 9 возможных). При этом общий индекс удовлетворенности значимыми характеристиками образовательной среды составил 1,9 (max=5). В других группах общая оценка МДОУ=6,7 балла. Общий индекс =3,9. Хотелось бы отметить, что приведенные эмпирические данные оказались существенно ниже, полученных в исследовании И.А.Баевой на выборке родителей младших подростков и учителей средней школы [1], что можно объяснить большей включенность родителей малышей в жизнь детского сада и теми особенностями данной образовательной среды, о которых мы говорили выше. Оценки родителей позволили предположить наличие у 40% детей признаков нарушения психологической безопасности и нарушений взаимоотношения со сверстниками. У 80% процентов детей выявлены нарушения различных компонентов взаимоотношений с воспитателями: нарушен эмоциональный компонент у 53% детей, мотивационно-поведенческий 17%, когнитивный 10% респондентов. Интересные данные получены в результате опроса воспитателей. По их мнению, только 5% детей могут испытывать временные трудности во взаимоотношениях с ними, что говорит о плохой наблюдательности и даже низкой эмпатии педагогов. Настораживает и тот факт, что при переформировании групп воспитатели не хотели бы видеть вновь 8% детей. Налицо скрытое отвержение детей, что может создавать угрозу их психологической безопасности. Для подтверждения достоверности эмпирических данных мы использовали прием персонификации,состоящий в следующем: ребенок непосредственно от воспитателя (сначала от одного, а через некоторое время от другого) получает задание его «замещать» (ему говорится: «Ты остаешься вместо меня!»). По существу происходит включение детей в своего рода деловую игру, в которой ребенок объективно оказывается в положении взрослого. При этом возникает возможность увидеть конкретного воспитателя как бы в «зеркале» сознания ребенка. Этот прием имел и то достоинство, что устранял необходимость проведения устных анкет или бесед, в которых неизбежно сказывалось влияние экспериментатора на детей. В исследовании участвовали по три ребенка из каждой обследуемой группы, т.е. всего 12 человек. При этом по результатам первичной диагностики мы разбили их на две группы: группа НПБ 6 человек (из групп, в которых диагностировались явные признаки нарушения психологической безопасности) и группа ПБ 6 человек (группа без данных признаков). Далее мы проследили персонификацию черт воспитателей детьми. Было отмечено, что дети транслировали самые явные положительные или отрицательные эмоции и оценки воспитателей. Применение критерия U Манна-Уитни (U=7 при p≤0,05) позволило выявить следующие особенности. Дети первой группы (НПБ) значимо чаще демонстрировали такие негативные проявления как недовольство, агрессия, конфронтация. 90% детей в общении со сверстниками использовали такую угрозу: «Будешь плохо себя вести отправишься сидеть на стуле». Реплики маленьких «воспитателей» носили оценочный характер, например, «бестолковый», «грязнуля». Анализ показал, что дошкольники эти были из групп, где деятельность хотя бы одного воспитателя имела негативную эмоциональную окрашенность. Проведенное исследование показало рассогласование в отношениях детей и воспитателей в детском саду. Кроме того, оно позволяет сделать вывод о неизбежном сильном влиянии воспитателя на создание психологического микроклимата как в отдельно взятой группе, так и всей образовательной среде детского сада. Особенности поведения воспитателя могут приводить к нарушению психологической безопасности ребенка.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Калашникова Марина Борисовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Личность воспитателя как фактор психологической безопасности дошкольника»

Личность воспитателя как фактор психологической безопасности дошкольника

Калашникова Марина Борисовна

НовГУ им. Ярослава Мудрого, Великий Новгород

Ключевые слова:

личность воспитателя, психологическая безопасность дошкольника

В дошкольном детстве начинается становление ребенка как личности, формируются навыки социального поведения. Этим определяется значение детского сада как организационной и общественной формы воспитания дошкольника.

Образовательная среда дошкольного учреждения- это особый тип среды. Эта особенность определяется несколькими факторами. Во-первых, временем нахождения в ней. Во-вторых, интенсивностью деятельности - во время нахождения в данной среде малыш посещает логопедические, физкультурные, музыкальные и другие занятия. В-третьих, это информационно насыщенная среда. В-четвертых, среда детского сада весьма многообразна в плане общения. Особую роль в такой среде играет взрослый человек, а именно воспитатель: «субъект-субъектные отношения имеют главенствующее значение в дошкольном возрасте» [3.С.81].

Вследствие специфики детского возраста (впечатлительность, эмоциональность, легкая внушаемость) педагогическое воздействие воспитатель оказывает как своими интеллектуальными и педагогическими способностями, так и личностными качествами.В этой связи полезно напомнить высказывание К. Д. Ушинского о том, что «в воспитании все должно основываться на личности воспитателя, потому что воспитательная сила изливается только от живого источника человеческой личности» [2.С.64].

К сожалению, влияние воспитателя на воспитанника может иметь и негативную окраску. Он может стать для ребенка источником психологического напряжения, тревожности и, в конечном счете, может приводить к нарушению психологической безопасности малыша.

С целью изучения влияния личности воспитателя на психологическую безопасность ребенка, нами было проведено исследование в МДОУ №13 г. Старая Русса(2 группы) и МДОУ №25 г. Великий Новгород (2 группы). Всего в исследовании приняли участие 12 воспитателей и их помощников, 60 детей в возрасте 5-6 лет и 60 родителей этих детей.

Вначале выявлялись особенности педагогической деятельности диады воспитателей, работавших с одной группой: их поведение во время занятий, способы оценки выполненной дошкольниками работы, проведение режимных моментов. По признаку эмоциональной окрашенности их деятельности воспитатели были разделены на три группы:

а) позитивной эмоциональности (мягкость, ровность тона, положительная оценка деятельности ребенка, практическая помощь, сочувствие, использование поощрений);

б) негативной эмоциональности (категоричность тона, резкие замечания, отрицательная оценка деятельности ребенка, угроза наказанием);

в) нейтральной эмоциональности (словесная помощь без оценки действий ребенка).

Проявления деятельности регистрировались для диад воспитателей в каждой ситуации наблюдения, что позволяло усреднить данные о типе эмоциональности их действий и оценить дисперсию показателей. Обработка данных велась по критерию Стьюдента. Значимыми считались различия при р>0,05.

Обследованием были выявлены значимые различия в позитивной и негативной окрашенности

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

проявлений воспитателей 4 групп. Соотношение позитивных и негативных проявлений существенно различно у воспитателей всех групп, и не только в парах. В 2-х группах деятельность одного воспитателя имела явно позитивную эмоциональную окрашенность, а деятельность другого — негативную, в одной группе позитивная эмоциональная окрашенность деятельности одного воспитателя сочеталась со сравнительно менее выраженной эмоциональностью другого и в одной группе у обоих воспитателей выявилась негативная эмоциональная окрашенность. Анализ полученных показателей позволил выявить обобщенный «педагогический портрет» каждого воспитателя, который собственно и воспринимают его воспитанники.

Затем родителям и воспитателям были предложены методики психологической диагностики безопасности образовательной среды И.А.Баевой [1.С.188-200] модифицированные нами в соответствие с особенностями типа изучаемого образовательного учреждения.

Оказалось, что, несмотря на общее положительное отношение к детскому саду со стороны 60% родителей, оценки психологической безопасности образовательной среды зависели от особенностей диад воспитателей. Там где деятельность хотя бы одного воспитателя носила негативную эмоциональную окраску, средний балл общей оценки МДОУ составил 3,5 (из 9 возможных). При этом общий индекс удовлетворенности значимыми характеристиками образовательной среды составил 1,9 (тах=5). В других группах общая оценка МДОУ=6,7 балла. Общий индекс =3,9. Хотелось бы отметить, что приведенные эмпирические данные оказались существенно ниже, полученных в исследовании И.А.Баевой на выборке родителей младших подростков и учителей средней школы [1], что можно объяснить большей включенность родителей малышей в жизнь детского сада и теми особенностями данной образовательной среды, о которых мы говорили выше.

Оценки родителей позволили предположить наличие у 40% детей признаков нарушения психологической безопасности и нарушений взаимоотношения со сверстниками. У 80% процентов детей выявлены нарушения различных компонентов взаимоотношений с воспитателями: нарушен эмоциональный компонент у 53% детей, мотивационно-поведенческий - 17%, когнитивный - 10% респондентов.

Интересные данные получены в результате опроса воспитателей. По их мнению, только 5% детей могут испытывать временные трудности во взаимоотношениях с ними, что говорит о плохой наблюдательности и даже низкой эмпатии педагогов. Настораживает и тот факт, что при переформировании групп воспитатели не хотели бы видеть вновь 8% детей. Налицо скрытое отвержение детей, что может создавать угрозу их психологической безопасности.

Для подтверждения достоверности эмпирических данных мы использовали прием персонификации,состоящий в следующем: ребенок непосредственно от воспитателя (сначала от одного, а через некоторое время от другого) получает задание его «замещать» (ему говорится: «Ты остаешься вместо меня!»). По существу происходит включение детей в своего рода деловую игру, в которой ребенок объективно оказывается в положении взрослого.

При этом возникает возможность увидеть конкретного воспитателя как бы в «зеркале» сознания ребенка. Этот прием имел и то достоинство, что устранял необходимость проведения устных анкет или бесед, в которых неизбежно сказывалось влияние экспериментатора на детей.

В исследовании участвовали по три ребенка из каждой обследуемой группы, т.е. всего 12 человек. При этом по результатам первичной диагностики мы разбили их на две группы: группа НПБ - 6 человек (из групп, в которых диагностировались явные признаки нарушения психологической безопасности) и группа ПБ - 6 человек (группа без данных признаков).

Далее мы проследили персонификацию черт воспитателей детьми. Было отмечено, что дети транслировали самые явные положительные или отрицательные эмоции и оценки воспитателей. Применение критерия и Манна-Уитни (Ц=7 при рП0,05) позволило выявить следующие особенности. Дети первой группы (НПБ) значимо чаще демонстрировали такие негативные проявления как недовольство, агрессия, конфронтация. 90% детей в общении со сверстниками использовали такую угрозу: «Будешь плохо себя вести - отправишься сидеть на стуле». Реплики маленьких «воспитателей» носили оценочный характер, например, «бестолковый», «грязнуля».

Анализ показал, что дошкольники эти были из групп, где деятельность хотя бы одного воспитателя имела негативную эмоциональную окрашенность.

Проведенное исследование показало рассогласование в отношениях детей и воспитателей в детском саду. Кроме того, оно позволяет сделать вывод о неизбежном сильном влиянии воспитателя на создание психологического микроклимата как в отдельно взятой группе, так и всей образовательной среде детского сада. Особенности поведения воспитателя могут приводить к нарушению психологической безопасности ребенка.

Список литературы:

1. Баева И.А., 2002 Психологическая безопасность в образовании: Монография. - СПб.: Издательство «СОЮЗ».

2. Ушинский К.Д., 1948.- Собр.соч.: В 11 т. -М.;Л.; Т.2.

3. Фельдштейн Д.И., 1995.Проблемы возрастной и педагогической психологии. М.: Международная педагогическая академия.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.