Научная статья на тему 'Культурные сценарии мышления и этикетные интернет-жанры (об интернет-поздравлениях в четырех культурах)'

Культурные сценарии мышления и этикетные интернет-жанры (об интернет-поздравлениях в четырех культурах) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
436
61
Поделиться
Ключевые слова
речевой жанр / культурные сценарии / интернет-поздравления / композиция / ключевые концепты / folklore genre / cultural scenarios / online greetings / composition / key conceptions.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Лассан Элеонора

Интернет-поздравления анализируются, с одной стороны, как явление глобализирующейся культуры, а с другой – как феномен современного фольклорного жанра. На примере анализа интернет-поздравлений русской, немецкой, польской и литовской культур показаны отличительные черты «минималистского» жанра, который в силу своей краткости должен в концентрированной форме демонстрировать особенности национально-культурного типа мышления. Делается вывод, что существуют настолько значительные различия как в композиции поздравлений, так и в способе представленности субъекта поздравления, набора объектов пожелания, что носителю другой культуры весьма трудно освоить инокультурные сценарии дискурсивного поведения в рамках названного жанра.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Лассан Элеонора

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

CULTURAL SCENARIOS OF THINKING AND INTERNET GENRE OF ETIQUETTE (ON THE ONLINE GREETINGS IN FOUR CULTURES)

This article analyses online greetings in the Russian, Polish, Lithuanian and German languages. The author treats greetings as a speech act which helps the addresser to remind the addressee of his/her good attitude towards him/her on the basis of a particular occasion – the addressee’s birthday. The author analyses this speech act in relation to the specific communicative and mental scenarios of the culture to which the speaker belongs. The entirety of standard speech acts and the combination of intentions of the speakers form a genre. The genre of modern online greetings seems contiguous to folklore genres, because most of the texts do not have authors. Moreover, these texts move from one Internet site to another, resulting in a wide circle of “implementers” – users. The author distinguishes some typical characteristics of online greetings among the four cultures and relates the detected specific features of online greetings to the ideas of philosophers and historians on the unique means of expressing one's national character.

Текст научной работы на тему «Культурные сценарии мышления и этикетные интернет-жанры (об интернет-поздравлениях в четырех культурах)»

УДК 8142

Э. Лассан Вильнюс, Литва

КУЛЬТУРНЫЕ СЦЕНАРИИ МЫШЛЕНИЯ И ЭТИКЕТНЫЕ ИНТЕРНЕТ-ЖАНРЫ (ОБ ИНТЕРНЕТ-ПОЗДРАВЛЕНИЯХ В ЧЕТЫРЕХ КУЛЬТУРАХ)

Интернет-поздравления анализируются, с одной стороны, как явление глобализирующейся культуры, а с другой - как феномен современного фольклорного жанра. На примере анализа интернет-поздравлений русской, немецкой, польской и литовской культур показаны отличительные черты «минималистского» жанра, который в силу своей краткости должен в концентрированной форме демонстрировать особенности национально-культурного типа мышления. Делается вывод, что существуют настолько значительные различия как в композиции поздравлений, так и в способе представленности субъекта поздравления, набора объектов пожелания, что носителю другой культуры весьма трудно освоить инокультурные сценарии дискурсивного поведения в рамках названного жанра.

Ключевые слова: речевой жанр, культурные сценарии, интернет-поздравления, композиция, ключевые концепты.

Столь распространенное явление, как «изготовление» поздравлений и их бытование в Сети, приводит и к новому объекту исследовательских интересов, формулируемому как жанр поздравлений: «Гипержанр “поздравление” составляют такие жанры, как поздравительная открытка, валентинка, поздравительная записка, поздравительный альбом, поздравительный плакат и др. “Поздравление” как разновидность естественной письменной русской речи представляет собой многоплановый объект, который может быть исследован в различных аспектах, одним из которых является лингвокультурологический... а также рассмотрение особенностей жанра как явления народной культуры» [Сухотерина 2007].

Автор интересной и, как представляется, пионерской работы Т.П. Су-хотерина относит поздравления к явлениям народной культуры на том основании, что они являются одним из проявлений «живой разговорной устной и письменной речи» [Сухотерина 2007]. Добавим - сегодня интернет-поздравления могут с полным основанием быть отнесены к «народной культуре» и на том основании, что их тексты творятся не профессионалами, а очень широким слоем носителей языка и культуры. Поводом для поздравления становятся события, существующие в жизни каждого

© Э. Лассан, 2015

человека, независимо от его социального статуса, возраста, пола - отсюда столь широк круг творцов и потребителей поздравительного жанра. Востребованность и продуктивность этого жанра закономерно делают его и объектом научных интересов лингвистов. Так, С.В. Шаталова относит поздравления к современным эпидейктическим жанрам речи: «Эпидейкти-ческая речь - это речь показательная; обращенная к внеязыковой действительности, дающая представление о морали и антиморали, в основе которой лежит ритуал и правила речевого этикета. Результаты когнитивного анализа, полученные методом направленного ассоциативного эксперимента... свидетельствуют, что современная эпидейктика, представленная жанром поздравления, следует общим традициям: поздравление должно согласовываться с праздником и включать пожелание здоровья; поздравляя, адресант должен быть искренним, должен проявить индивидуальность, сделать поздравление запоминающимся; доставить адресату радость, вызвать эмоциональную реакцию» [Шаталова 2009].

Думается, что подобная характеристика присуща поздравлениям различных культур, но вот сами поздравления при их клишированности или стремлению к оригинальности, «красивости» могут дать ценный материал, с одной стороны, небезынтересный в прикладных целях обучения иностранным языкам, с другой - позволяющий судить о том, как и какие ценности культуры (морали и антиморали], ее ключевые понятия отражаются в этом жанре. Сразу нужно оговориться, что отсутствие эксплицированного автора текстов в интернет-поздравлениях, их переходы с сайта на сайт, ориентация на широкий круг адресатов и широкий круг потребителей, избирающих предлагаемый текст на основе вкусовых предпочтений, делает этот жанр действительно очень близким фольклорным благопожеланиям. «Тексты Благопожеланий очень сходны в разных славянских традициях, главным образом благодаря единству основных их структурных типов. Среди них побудительные формулы со словом "пусть" ("Пусть у вас будет полная кошара овец"], пожелания, вводимые союзом "чтобы" ("Чтобы сваты и свахи не выходили из хаты!"], и императивные формулы ("Будь здоров, как вода, расти, как верба"]» [Агапкина, Виноградова 1994: 169].

Сказанное позволяет современным лингвистам характеризовать интернет-поздравления как «жанр постфольклора» [Власова 2009: 302]. Устанавливая тематическую общность поздравлений, композиционное единство актов письменных поздравлений и клишированные речевые формулы, мы действительно можем говорить о существовании целостного жанра. Однако близость к фольклору побуждает размышлять о сложности этого жанра - одновременно как устного, так и письменного творчества. К какого рода жанрам - первичным или вторичным - относится поздравление? «Крайнюю разнородность речевых жанров и связанную с этим трудность определения общей природы высказывания никак не сле-

дует преуменьшать. Особенно важно обратить здесь внимание на очень существенное различие между первичными (простыми] и вторичными (сложными) речевыми жанрами (это не функциональное различие]. Вторичные (сложные] речевые жанры - романы, драмы, научные исследования всякого рода, большие публицистические жанры и т. п. - возникают в условиях более сложного и относительно высокоразвитого и организованного культурного общения (преимущественно письменного]: художественного, научного, общественно-политического и т. п. В процессе своего формирования они вбирают в себя и перерабатывают различные первичные (простые] жанры, сложившиеся в условиях непосредственного речевого общения. Эти первичные жанры, входящие в состав сложных, трансформируются в них и приобретают особый характер: утрачивают непосредственное отношение к реальной действительности и к реальным чужим высказываниям» [Бахтин 1996: 159].

Естественно, поздравление есть первичный речевой жанр, так как он представляет собой явление устной речи, элемент речевого этикета: Поздравляю с днем рождения. Желаю... (например, поздравление по телефону]. С другой стороны, поздравление есть и письменный жанр, ведущий свое происхождение в русской культуре, как отмечает Г.И. Власова, со времен Феофана Прокоповича. Он сам по себе может стать сложным жанром, включая интертекстуальные отсылки к другим текстам:

Итак, она звалась Светлана.

Умом и красотой своей,

Она затмила бы Татьяну -Став героиней наших дней.

Сложность этого жанра побуждает внимательно всмотреться в характеристические признаки жанра как такового: тематическую наполненность, композицию, языковое исполнение [Бахтин 1996: 159]. «Поздравление приобрело "твердые формы": при стереотипной тематике оно имеет жесткую структуру (обращение, поздравление по поводу, пожелания, подпись] и набор клишированных языковых средств. Задачей говорящего обычно представляется создание вариаций известного образца, а сверхзадачей - импровизации на заданную тему с использованием набора условных риторических приемов (гипербола, антитеза, метафора и др.] и традиционных языковых средств» [Карпова 2002: 63]. Нужно сказать, что стихотворные интернет-поздравления нарушают эту структуру, и, что особенно важно, она может не быть единой для разных лингвокультур (что и будет показано ниже].

В силу сложности определения жанра поздравлений, являющегося синтезом первичного жанра как явления непосредственного общения и жанра риторического, письменного, автор предпочитает говорить о речевом акте поздравления, который можно определить следующим образом: этикетный речевой акт напоминания адресанта о себе и о своем

хорошем отношении к адресату, переживающему знаменательное событие, радость от которого разделяет и адресант. Значение имеет не столько текст (локуция], сколько подтверждение того, что знакомые и близкие помнят о знаменательном для человека дне, хотят сделать для него приятное и свидетельствуют об этом актом поздравления и пожеланий. Вместе с тем строки могут запоминаться, адресат может находить в них отражение его интересов, пожелание может стать «компасом», выполняющим функцию жизненной ориентации адресата.

Внимание автора настоящей статьи сосредоточено на текстах поздравительных открыток и текстах, предлагаемых в качестве «готовых» для отправки адресатам - виновникам торжества, размещенных на российских (http://www.pozdrav.ru/hb.shtml, http://www.stost.ru/cat/h-16.html], немецком (https://www.festgestaltung.de/geburtstag/gratulation/kurz/], польском (http://zokazji.pl, дата обращения: 23.04.2014] и литовском (http://www.cards.lt/sveikinimu-kategorija/3/1/gimtadieniai] сайтах. Автор полагает, что при унификации поздравительного речевого акта в самих текстах поздравлений должны отражаться в концентрированной форме (в силу их краткости] культурные сценарии, с одной стороны, обусловливающие форму и языковое исполнение поздравления, а с другой - позволяющие, возможно, увидеть более глубокие пласты культуры, вызвавшие к жизни эти сценарии.

Итак, приступим к рассмотрению стихотворных текстов русской интернет-культуры на фоне аналогичных текстов немецкой, польской и литовской интернет-продукции. Приведем простое поздравление:

Тебе, любимая, родная,

Здоровья, счастья мы желаем.

Позволь в строках стихотворенья

В любви большой к тебе признаться!

Мы поздравляем с днем рожденья!

Душе твоей всегда семнадцать!

В этом небольшом тексте отражены многие типичные элементы русских поздравлений. Отметим вначале такую особенность композиции, как обозначение субъекта поздравления в начальных строках (мы желаем]. Это характерная черта русских поздравительных текстов: Я тебя от души поздравляю (первая строка]; С днем рожденья поздравляю // И от всей души желаю... (первые строки]. Субъект обозначен или личным местоимением, или глаголом в форме первого лица, указывающим на наличие конкретного субъекта, идентифицируемого по подписи. Интересно, что в немецких и польских поздравлениях эта особенность композиции так ярко не выражена (см. ниже]. Далее обратим внимание на обращение родная, также достаточно употребительное в русских поздравлениях: И пусть будет жизнь твоя, родная...; С днем рожденья тебя, родная!; Счастлив будь, родной человек! и т. п. Нужно сказать, что в русском языке

весьма частотным являются словосочетания с этим словом, относящиеся к сфере явлений, составляющих некий ценностный фонд нации: родная земля, родной язык, родная культура, «родная партия». Выражение «родной и любимый» побуждает различать содержания стоящих за этими словами понятий следующим образом: родной - ставший своим, принадлежащий к «своему» кругу. Любимый - тот, на кого обращено чувство любви. Для того чтобы именоваться родным, нужна большая степень близости, длительного нахождения рядом, принадлежности или ощущения принадлежности к одному роду, к одной «крови», говоря словами героев Киплинга (ср. по словарю Ефремовой: 1. Находящийся в кровном родстве по прямой линии. 2. (переносн.) Свой, близкий по духу и привычкам [Ефремова]]. Синонимом к слову родной в словаре синонимов русского языка приводится и слово кровный. Возможно, употребление этого слова по отношению к людям, осознаваемым как близкие, есть проявление древнейшей универсальной оппозиции культуры «свой - чужой», которая реализуется и в русских поздравлениях. Говоря о ценностях, отметим такие, как здоровье и счастье (счастье - понятие неопределенное, видимо, существующее автономно от здоровья]. К числу ценностей, несомненно, относится любовь -это слово весьма часто в поздравительных текстах: И чтобы жизнь одаривала всем: здоровьем, счастьем, дружбой и любовью; Ты - мой лучик солнца и цветочек нежный. И любовь, и вера, и моя надежда!; В сей день сбываются мечты, любви Вам, радости, весны!; Мы тебя любим. С этой мыслью прими наш дар тебе, юнец! Хотелось бы обратить внимание на то обстоятельство, что, говоря о любви, адресант говорит о своем чувстве к поздравляемому, т. е. говорит о себе. И это самовыражение еще раз акцентирует его фигуру. Таким образом, в поздравительных русских текстах очень существенно присутствие говорящего. Отметим еще один характерный элемент русских пожеланий: имплицитно выражена ценность молодости: душе твоей всегда семнадцать. Видимо, имеет место противопоставление биологического и психологического возраста.

Приведем небольшой фрагмент следующего поздравления, в котором читатель увидит уже отмеченные выше моменты (выражение субъекта поздравления в первых строках, молодость как ценность]:

Я тебя от души поздравляю.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Юность сердца храни для людей.

Нежным взглядом своим освещая,

Атмосферой душевной согрей!

Мы отметим здесь выражение от души, являющееся производным от имени концепта душа, ключевого для русской культуры, где душа мыслится как сосуд, вмещающий чувства и порывы страстей.

Внимание автора обратил на себя еще один момент поздравлений: повелительное наклонение глагола, выражающее побуждение адресата к определенной модели поведения. Побуждение обычно выражает тот, кто

знает, что имеет на это право. Давать жизненные советы, соответственно, может только тот, кто считает себя более сведущим, кто ощущает свой более высокий эпистемический статус: Люби веселые гулянки, люби прогулки под луной; Не грусти и накрывай поляну, и друзей хороших созывай!; И помни, что года идут, так проживи как можно лучше! Таким образом говорящий еще раз напоминает не только о себе, но о себе как опытном и знающем, как жить, человеке. Поздравления подобного рода, где неоднократно подчеркивается фигура говорящего, назовем Я-поздравлением, ориентированным не только на адресата, но и на самого адресанта.

С днем рожденья тебя поздравляю,

Ты прочти поздравленья мои,

От души всей тебе я желаю В жизни счастья, добра и любви!

Жизнь несет тебе радость и счастье,

Пусть они не пройдут без следа,

Пусть твою красоту, твою нежность Не изменят года никогда!

Как видим, и это поздравление содержит все те же элементы - субъект поздравления, означенный в начале текста, ценности счастья, любви, вечной молодости. Но в этом тексте мы наблюдаем еще одну очень характерную черту русских поздравлений - выражение пожелания посредством повелительного наклонения с частицей пусть. Здесь побуждение направлено не на адресата, а на некую безличную силу, которая может исполнить пожелание: Пусть не будет у тебя ненастья, только радость, только солнца свет; Пусть каждый день твой будет светлым; В морозы и в ненастье пусть расцветает счастье! При этом пожелания отличаются таким безудержным оптимизмом, словно их авторы не знают о том, что жизнь несет не только радость: Пусть счастье Вас не покидает, здоровье пусть не убывает; Пусть дни вашей жизни текут безмятежно, пусть счастье сверкает, как солнечный луч; Пусть звезды светятся в глазах твоих, пусть счастье, как шампанское, искрится. Этот мотив - ничем не омраченного и вечного счастья - присутствует во многих пожеланиях. Трудно сказать, как назвать такую безудержную установку адресантов на вечное счастье - может быть, «опустошенным клишированным дискурсом»? Ведь сам субъект поздравления вряд ли мог адресовать такое себе, поскольку человек прекрасно осознает нереальность подобных пожеланий. Впрочем, есть один жанр, в котором Я может желать себе такое - это фольклорный жанр заклинаний, пользующийся также частицей пусть: Пусть мои силы будут благословенны (заклинание, умножающее силы в три раза]; Пусть перервётся вечный сон, // Пусть недуг уходит вон (заклинание, чтобы пробудить кого-либо]; Пусть правда будет сказана, // А наша жизнь повернется вспять, // То, что может быть пересказано, // Пусть к нам вернется опять (заклинание для оживления воспоминаний] (http://magi-

chistory.ucoz.ru/forum/65-265-1]. Осмелимся заключить, что пожелания в русских стихотворных текстах напоминают магические заклинания. Если бы субъект поздравления адресовал эти пожелания себе, то они бы и носили характер заклинания: Пусть сила растет моя день ото дня, пусть сила моя не покинет меня (заклинание на счастье). Сказанное позволяет, с одной стороны, подтвердить идею близости интернет-поздравлений к фольклорным жанрам, а с другой - увидеть в них отражение той неактивности носителей русской культуры, которая побуждает их видеть источник исполнения пожеланий не в человеке-деятеле, а в некоей могущественной и безличной силе (вспомним тезис А. Вежбицкой об иррациональности русской культуры [Вежбицкая 1997]].

Итак, на данном этапе анализа мы выделили такие черты русских интернет-поздравлений ко дню рождения, как ориентированность на говорящего (Я-поздравления), акцентуация счастья, здоровья, любви, молодости как основных объектов пожелания, заклинательный характер поздравлений.

Перейдем к рассмотрению немецких поздравительных интернеттекстов, на фоне которых, вполне возможно, откроются и иные черты русской культуры, незаметные ее носителю при отсутствии сравнения с другими культурно обусловленными сценариями мышления.

Heute ist ein besonderer Tag fur Sie. Ein Tag an dem man gerne das ver-gangene Jahr Revue passieren lasst, sich fragt, ob alles so gekommen ist, wie man dachte oder ob man Entscheidungen wiedergenau so treffen wurde.

Vor allem ist es aber ein Tag der Freude.

Wir gratulieren Ihnen besonders herzlich zu Ihrem Geburtstag!

Und wir wunschen Ihnen neben viel Gluck und vor allem Gesundheit, dass Sie das richtige Handchen haben und heute in einem Jahr sagen konnen, alles richtig gemachtzu haben.

Aber jetztgehort dieser Tag erst einmalganz allein Ihnen und Ihrer Familie.

(Сегодня у Вас особенный день. День, когда прошедший год охотно проходит перед Вашим взором, чтобы Вы могли спросить себя, все ли было так, как Вы задумывали, приняли ли бы Вы снова те же решения.

Но прежде всего сегодня день радости.

Мы поздравляем Вас особенно сердечно с Вашим днем рождения!

И желаем, наряду со счастьем и, прежде всего, здоровьем, чтобы через год в этот день вы смогли сказать себе, что сделали все правильно.

Но сегодня этот день принадлежит только Вам и Вашей семье1.]

В этом поздравительном тексте, хоть и не стихотворном, отразились многие черты немецких поздравлений. Укажем на них. Прежде всего отметим, что русские пожелания от души замещаются немецкими «сердечными» - herzlich. Меняются и акценты в поздравлениях: бросается в глаза то, что внимание фокусируется прежде всего на самом дне рожде-

1 Здесь и далее - перевод автора.

ния: heute ist ein besonderer Tag fur Sie; Heut feiern wir Deinen Runden, Der Geburtstag ist, ganz ohne Frage der schonste aller Ehrentage. При этом пожелания адресованы не будущему, как это имеет место в русских текстах, а настоящему - тому, как должен быть проведен этот день: это день радости (Kor allem ist es aber ein Tag der Freude), когда желательно наслаждаться, смеяться и танцевать до ночи (Geniefen die schone Stunden Wolln' lachen und auch tanzen; Wolln' tanzen und singen bis in die Nacht). Немецкий адресант склонен обращаться к прошлому и желать адресату того, чтобы при анализе совершенных действий юбиляр мог убедиться в их правильности: Ein Tag an dem man gerne das vergangene Jahr Revue passieren lasst, sich fragt, ob alles so gekommen ist, wie man dachte oder ob man Entscheidungen wieder genau so treffen wurde. Субъект текста часто оглядывается назад/ Ein neues Jahr steht vor der Tur, das alte lasst Du hinter Dir Schlechte Gedanken vertreiben wir, nur Gute Dinge bleiben hier (новый год стоит у дверей, старый ты оставляешь позади и вместе с этим мы прогоним плохие мысли -новым годом именуется следующий год жизни юбиляра).

Такое построение текста заставляет думать об отношении ко времени в немецкой и русской культурах. Немецкая культура относится обычно к монохронной (Г. Хофстеде) - время линейно, и определенный отрезок времени посвящен одному виду деятельности, он не прерывается другими действиями (например, не стоит пить кофе, пока ты не закончил работу). Возможно, монохронность определяет то, что носители культуры сосредоточены в большей степени на настоящем моменте деятельности, а не на будущем, который планировать труднее.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Когда говорят об отношении ко времени с точки зрения того, куда устремлены взоры носителей культуры - в будущее или прошлое, - обычно не находят значительных расхождений между немецкой и русской культурами. И все-таки думается, разница есть. Если судить по анализируемым текстам, то носители русской культуры в большей степени устремлены в будущее. Носители немецкой - в настоящее и даже в прошлое -в текстах нередки упоминания о том, что прошло (Auf viele Jahre blickst du nun zuruck, auf manche Sorgen, manches Gluck; Denkst du __ Jahr zuruck), и достаточно часто встречается слово zuruck - назад.

Впервые эта мысль показалась автору статьи возможной, когда он сравнил выражение побуждения к несовершению действия в русском и немецком языках: Не стирай с доски и Lap alles an der Tafel stehen - эти фразы различаются тем, что в русском языке запрещается возможное будущее действие, а в немецком - предлагается оставить положение таким, каким оно является на данный момент: оставьте все на доске. Не открывайте книг - по-немецки: оставьте книги закрытыми (lapt die Bucher geschlossen); не бери книгу со стола - оставь книгу лежать на столе. Тезис о различной направленности культур в отношении времени здесь высказывается только в качестве гипотезы, однако представляется, что

и грамматические категории (русский совершенный вид, не имеющий настоящего времени], и лексическое наполнение текстов находятся в отношении корреляции друг к другу. Более того, дерзнем предположить, что это связано и с интерпретациями мира в русской и немецкой мысли. Н. Бердяев писал о том, что эсхатологическая идея, ожидание Царства Божия, конца мира неправды гораздо сильнее в русском христианстве, чем в западном [Бердяев 1990: 195]. Сказанное позволяет предположить, что носители русской культуры смотрят именно в будущее, ожидая от него прихода того, что сегодня для счастья у них отсутствует. Что же касается немецкой культуры, то здесь хотелось бы в качестве подтверждения высказанного предположения о сосредоточенности немецкой культуры на настоящем привести мысль Ф. Ницше: «Истинный мир не может быть изменчивым и становящимся, а только сущим» [Ницше 1994: 69].

Ценности, реализуемые в немецких пожеланиях, в целом не отличаются от русских: это любовь, здоровье, счастье, молодость. Внимания заслуживают пожелания, связанные с правильным счастьем: Ich wunsche dir das rechte Gluck (я желаю тебе правильного счастья]. Что входит в правильное счастье? Учиться у времени (буквально: складывать у затылка мгновения - pack beim Genick den Augenblick], иметь мужество и размах. Как представляется, в немецких пожеланиях акцентируется действие, деятельность - gemeinsam Tun und lassen Sachen machen Was Dir gefallt Auf dieser Welt (вместе действовать и иметь возможность делать то, что нравится тебе в этом мире]; Und nun mit frischem, frohem Mute ins neue Lebensjahr - hinein! (с новым, свежим мужеством - в новый год жизни!]. Побуждения в немецких текстах существуют, но это не столь побуждения к определенным действиям (как это было с русскими пожеланиями в форме повелительного наклонения: делай то-то и то-то], сколько призыв иметь позитивное состояние духа и стремиться вперед. Можно сказать, что они в меньшей степени напоминают поучения, и говорящий не выступает более опытным и знающим, нежели адресат.

Die Jahre sind vorbei,

nicht alle waren sorgenfrei.

Doch mit Lebensmut und Kraft

hast du allesgutgeschafft!

Здесь нет того, что выше мы назвали безудержным заклинанием счастья: пожелания вполне реальны, они связаны с деятельностью самого адресата - в приведенном выше поздравительном тексте говорится о том, что прошедшие годы не были беззаботными, но все, что создано с жизненным мужеством и силой, создано хорошо. В русских текстах не встретилось упоминания о мужестве: возможно, концепт Mut специфичен для немецкой культуры (вспомним выражение Гегеля: «Мужество правды есть обязанность философских штудий» - Der Mut der Wahrheit ist die erste Bedingung des philosophischen Studiums], возможно, это слово не яв-

ляется точным эквивалентом русского мужества. (В немецкой Википедии есть замечание о том, что в современном немецком языке это слово занимает позицию слова «оптимизм».] На данном этапе мы ограничимся констатацией встречаемости этого слова, которое означает внутреннее состояние человека-деятеля, а носителям другой культуры напоминает о воинственном германском духе, в поздравительных текстах. Сказанное совершенно органично сочетается с многочисленными пассажами в научной литературе, посвященными активности носителей западной культуры и пассивности носителей русской. Интернет-поздравления как явление современного фольклора показывают, как проявляется эта черта культуры в анализируемом жанре.

Из различий в композиции поздравительных открыток можно отметить, что сами слова gratulieren (поздравляем] в стихотворных текстах находятся, как правило, в заключительной части, равно как и обозначение субъекта поздравления не всегда имеет место в начале текста. Субъект поздравления в немецких текстах обозначает себя, однако, как показывает беглый обзор немецких сайтов, делает это гораздо реже, чем русский адресант. Так, на сайте Gluckwunsche Geburtstag - kurz (https://www. festgestaltung.de/geburtstag/gratulation/kurz/#ich_gratuliere_und_ich_freu _mich_sehr) читателю предлагается около 50 поздравительных текстов -из них только в пятнадцати слово Ich встречается в первых строках стихотворений. На российском сайте Grant-Vip.ru (http://grant-vip.ru/text/ den_rojdenya/) из 90 представленных текстов поздравлений (именно поздравлений, а не пожеланий] 51 послание содержит в первых двух строках слова я/мы. Таким образом, мы можем утверждать, что принципиальное отличие немецких поздравлений от русских заключается в сосредоточенности на самом дне рождения, с празднованием которого и связаны пожелания. Если пожелания касаются будущего (прежде всего -это следующий год жизни], то они адресованы не безличной силе, а человеку-деятелю, которому желают мужества и силы, для того чтобы исполнить задуманное и через год с удовлетворением осознать, что все было сделано правильно. Вряд ли немецкие интернет-поздравления можно отнести к Я-поздравлениям - все-таки говорящий в меньшей степени обозначает себя, чем это делает русский адресант.

Возможно, анализ немецких поздравлений позволяет подтвердить мысль о германском практицизме, сосредоточенности на переживаемом моменте как черте национального характера, противопоставляемой в историографии славянской веселости и легкомыслию [Лескинен 2011: 217218]. Перейдем к краткому обзору польских интернет-поздравлений с днем рождения и именинами. Польский национальный характер противопоставляется в историографии как германскому (отмечено выше], так и русскому. Не будем вдаваться в очень обширную и проблемную историографическую литературу, но отметим, что в ней сложился образ «веселого

поляка», для которого характерны как страстность, пылкость, веселость, любовь к удовольствиям, восторженность, воодушевленность, так и увлеченность, порывистость, непостоянство [Лескинен 2011: 222]. Посмотрим, можно ли говорить об отражении этих черт в интернет-поздравлениях.

Рассмотрим пожелания по поводу восемнадцатилетия:

Droga dorostego zycia.

Niech bqdzie bez wielkiego picia.

By marzenia siq spetniaty.

I z kacem nie odptywaty.

By rodzice oparcie w Tobie mieli.

Bo wiesz jak bardzo Ciebie pragnqli.

Ty ucz siq bys doszedt do celu.

Nie zboczyt jak robi zbyt wielu.

(Дорога взрослой жизни // Пусть будет без большого питья, // Чтобы мечты осуществлялись // И с похмельем не отплывали, // Чтобы родители опору в Тебе имели, // Потому что ты знаешь, как страстно Тебя хотели. // Ты учись, чтобы дойти до цели, // Не сбиться с пути, как делают слишком многие.)

Интересно, что в первых строках существует предупреждение относительно опасности алкоголя - жизнь должна пройти без большого питья, и похмелье не должно унести мечты. Трудно представить себе подобное пожелание в русских поздравлениях, хотя намеки на опасность пития существуют (например, пожелания не упасть лицом в салат). Это не единичный случай говорения в поздравлениях о «питии» с использованием слова kieliszеk (рюмка): Rosnij duza, dzielna, zdrowa. Nie zaglqdaj do kieliszka (не заглядывай в рюмку) - пожелание женщине (!); ,Urodziny to jak wypicie kolejnego kieliszka... Lepiej siq czujesz, gdy nie liczysz ile ich juz masz na swoim koncie (день рождения как выпивание очередной рюмки... Лучше себя чувствуешь, когда их не считаешь). Возможно, напоминание об этом моменте празднования коррелирует с представлением о бесшабашности и легкомыслии польского характера, отмечаемого историографами. С другой стороны, такие пожелания могут позволить себе только близкие люди, осведомленные об опасностях, подстерегающих адресата. В поздравлениях создается атмосфера некоей фамильярности, семейственной близости, в общем-то, не требующей изысканных этикетных форм - так ощущает тональность этих поздравлений носитель русской культуры (автор говорит о своих ощущениях и ощущениях своих коллег, познакомившихся на этапе написания статьи с анализируемыми текстами). Можно сказать, что и любовь к удовольствиям находит свой коррелят в частых пожеланиях, включающих слово сладкий: stodziutka jak szarlotka, Niech zycie stodko ptynie. Duzo zdrowka i mitosci, moc usmiechu i stodkosci. Думается, что в русских пожеланиях вряд ли возможно такое, как будь сладкой, как шарлотка. Отметим, что и в польских пожеланиях мы не нашли побуждений-

поучений, служащих усилению фигуры говорящего, что сближает польские тексты с немецкими.

И еще одно слово встречается в польских поздравлениях, отличаясь по частоте употребления от русских - это слово улыбка: moc usmiechu, duzo usmiechu, usmiech stale miej na twarzy (пусть всегда на лице будет улыбка), Smiej siq duzo (много смейся), duzo Usmiechow, duzo radosci. Конечно, и в русских текстах желают улыбок, но «польские улыбки» отличаются количеством и силой. Пожелание улыбок можно назвать клишированным элементом польских стихотворных интернет-поздравлений. Столь же клишированными элементами пожеланий являются высказывания со словом мечта (marzenie). Мечты должны исполняться, нужно найти таких друзей, о которых мечтаешь, и наиболее частым местом является пожелание, чтобы исполнились самые потаенные мечты: By marzenia siq spelniafy; Zyczq Ci znalezienia takiej pracy, takich przyjaciol i takich mozliwosci, o jakich marzysz; Pomyslnosci i zdrowia, by realizowac marzenia; Spelnienia marzen; spelnienia wszystkich najskrytszych marzen. Значит ли это, что поляки - народ, склонный к мечтательности? Русские тоже желают исполнения мечты, но в качестве объекта мечты вряд ли выступают друзья или возможности. Думается, что существуют некоторые различия между русской мечтой и польским словом marzenie. Польская мечта, как представляется (если опираться на словарные толкования], энергичнее русской мечты. Так, одним из ее синонимичных определений является толкование через слово аmbicja, которое, в свою очередь, толкуется как с^с bycia lepszym (желание быть лучшим], с^с osiqgni^cia czegos (желание добиться чего-то]. Польские тексты включают обычно, наряду с пожеланием исполнения мечтаний, и такое пожелание, как «Pomyslnosci!». Польско-русские словари переводят это слово как удача, благополучие. И тем не менее, полного соответствия между пожеланием pomyslnosci и удачи, как представляется, нет. «Inny slovnik j^zyka polskiego» (2000] толкует значение польского слова как ‘состояние действительности, когда ожидания и реальность совпадают’. Русская удача связана, напротив, с неожиданным благоприятным стечением обстоятельств. Отсюда польский адресат представляется более склонным к планированию, нежели русский, в силу чего его мечта может больше напоминать план.

Тот, кто мечтает, - смотрит в будущее. В этом отношении можно сказать, что польская культура, как и русская, устремлена в будущее. В русской культуре отношение к мечте и свойству мечтательности двоякое: с одной стороны, мечта рассматривается как залог движения вперед, как фактор успеха, с другой - русский язык знает выражения пустые мечты, юношеские мечты. «Что же делать, если обманула та мечта, как всякая мечта» (А. Блок]. На русских веб-страницах можно найти множество высказываний в защиту мечты - но если нужно защищать право на мечтательность, значит, в обществе существует и противоположный взгляд на это

свойство человеческого характера. Как представляется автору настоящей статьи, для носителя русской культуры мечтать дозволительно в юности (юношеские мечты), мечтающий человек средних лет превращается в пассивного неудачника, не выстраивающего рациональных путей для достижения цели.

Итак, если говорить о ценностях, которые являются объектом пожелания в польских текстах, то они несколько отличаются от русских и немецких. Здоровье, счастье, любовь - ценности совпадающие. Улыбки, смех, мечта - слова, реже встречающиеся как в русских поздравлениях, так и немецких. Интересно, что мы не отметили случаев пожелания оставаться таким(ой), как есть. Значит ли это, что молодость не входит в число главных ценностей польских субъектов поздравлений? В немецких текстах такое пожелание есть, но оно прочитывается неоднозначно: и как пожелание психологической молодости, и как утверждение того, что адресат не должен меняться как человек, так как он все делает правильно.

Как и в русских поздравлениях, в польских используется форма повелительного наклонения с частицей niech (пусть) для выражения пожеланий. Они адресованы не имеющей обозначения безличной силе: Niech zycie stodko pfynie, a wszystko, co zte niech szybko minie; Niechaj bqdq szczqsliwe i peine uroku; Zdrowie wiecznie niech Ci stuzy, niech siq spetni o czym marzysz; Niechaj los Tobie sprzyja, niosqc powodzenie. В русской культуре мы определяли такое построение пожеланий как имеющее заклинательный характер. Возможно, в польских поздравлениях частота встречаемости частицы niech несколько меньше, чем в русских текстах ее аналога. Речь идет о том, что в польских пожеланиях она встречается в тексте один раз, в то время как русский текст имеет практически анафорическое построение фраз-пожеланий, где повторяется частица пусть:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Пусть не будет у тебя ненастья Только радость, только солнца свет!

Пусть любовь придет к тебе большая,

Не на год - на вечность, навсегда,

И пусть будет жизнь твоя, родная,

Светлой, словно родниковая вода!

Поэтому мы не будем здесь говорить о заклинательном характере польских пожеланий, но отметим ту общую для славян пассивность, о которой говорил еще Адам Мицкевич, усмотревший в ней «не проявление подчинения и слабости, а доказательство внутренней силы, скрытой до времени воли» [Лескинен 2011: 220].

То, что отличает русские пожелания от польских, связано с акцентуацией внимания в польских открытках на ценности мгновения, моментов жизни, каждый из которых должен быть счастливым/ niech twe zycie stodko ptynie, w tej chwili i o kazdej godzinie; A zdrowie i szczqscie niech Ciq

nie mija; By w Twym dorosfym zyciu wazna byta kazda chwila. С одной стороны, здесь можно увидеть тягу к наслаждению каждой минутой, что соотносится с указанными выше свойствами польского характера (любовь к удовольствию], с другой - возможно, иное, более дробное ощущение времени у носителей польской культуры. Но это, безусловно, тема отдельного исследования.

Нужно сказать, что и композиция польских поздравлений отличается от русских: в польских поздравлениях не принято употреблять глагол pogratulowac (поздравлять] ни в начальной, ни в заключительной части поздравлений. Таким образом, субъект поздравления эксплицируется слабее, чем в русских пожеланиях - только лицом глагола zyczq Ci (желаю тебе], которое выступает в неразрывной связке с местоимением второго лица - ja sktadam Ci zyczenia; Dzien urodzin siq juz zbliza, Wiqc zyczenia Tobie sle; W dniu Twojego swiqta Jest ktos kto o Tobie pamiqta; Pamiqta o Tobie I sle Ci zyczenia. Отметим здесь отсутствие конкретного субъекта поздравления вообще: есть кто-то, кто о тебе помнит. В этом отношении польские поздравления ближе к немецким, чем к русским, хотя в немецких субъект обозначается личными местоимениями, которые чаще располагаются, как было сказано, не в начальной части поздравления. Выскажем предположение, что в подобной композиции отражается значимость Другого, ТЫ, в то время как в русских Я стремится занять то же место, что и Ты. Нужно сказать, что этот вывод стал неожиданностью для автора статьи, не предполагающего, что русский текст предоставляет субъекту такие возможности для выражения эго. Возможно, такое дискурсивное поведение носителя русской культуры можно объяснить тем, что игнорирование личности государством на протяжении веков побуждает субъекта текста заявлять о себе иным (дискурсивным] образом.

Приступим к краткому описанию литовских поздравительных текстов. Сразу оговоримся: они показались самыми «непохожими» - не имеющими почти ничего общего, кроме пожелания счастья, с разобранными выше текстами трех культур. Эта «непохожесть» связана прежде всего с отсутствием праздничной ликующей интонации - перед нами скорее некие философские напутствия: человек должен помнить о преходящности счастья, бытия: Laime ateina pas zmogq tik akimirksniui... paskui virsta paprastu akmeniu; Ko palinketi - viskas nyksta: Patsai gyvenimas, linkejimai; Laime ateina pas zmogq tik akimirksniui, kaip meteoro sviesa.

Gal but keista, kadgyveni vienq kartq,

kad turi vienq vaikystq, vienq pirmqjq meilq...

Ir is tikrqjq gyvenimas brangus todel,

kad jame niekas nepasikartoja, kad niekad nesugrjzta tai kas buvo.

Эти напоминания о бренности бытия окрашивают поздравительные тексты оттенком лирической меланхолии, отмечаемой многими в качестве национальной черты.

Субъект литовского поздравительного текста практически нигде не эксплицируется: ни разу не встретилось местоимение as, - и только в редких случаях используется глагол первого лица linkim (желаем). Иногда субъект поздравления означивается в заключительной части, говоря о себе в третьем лице: gimimo dienos proga Tau linki. Адресат поздравления в литовских поздравительных текстах обозначен, однако чаще не прямо местоимением tu (ты), а косвенным падежом tau, tave: kokia brangi tau si dienele. Нужно сказать, что при чтении литовских поздравительных текстов носителем другой культуры возникает ощущение, что конкретного адресата поздравления также нет: пожелания, связанные с этическими моделями поведения или вписывание поздравляемого в мир природы (о чем будет сказано ниже) могут быть адресованы каждому, независимо от возраста и пола. Так, и в пожеланиях детям выражается та же философская идея быстротечности бытия:

Juokis, kol tavo vaikyste Dar zaidzia uz lango rytais Zinok tos dienos negrjzta,

Lyg upem nuplaukti ledai.

Таким образом, в литовских поздравительных текстах нет ни русского эгоцентризма Я-поздравлений, ни польской акцентуации адресата поздравления. Личность как будто бы нивелируется, растворяется в генерализованных истинах, адресованных любому потенциальному субъекту. Вместе с тем можно говорить о некоем философском стоицизме, проповедуемом в поздравительных текстах, равно как и о скептицизме относительно существования счастья и других радостей: Jei likimas nepasiqs Tau laimes zvaigzdes, Buk pati zvaigzde;

Gyvenimas - audringas sokis,

Daznai sirdis skausmq pilna,

Bet Tu pro asaras sypsokis,

Sakyk, gyvenimas - daina.

В литовских текстах существует призыв к улыбкам (не пожелание улыбок, как это было в польских текстах, а именно призыв), но и он сопровождается все теми же философскими напутствиями: помнить, что люди «маленькие», и они пришли в мир только на одну жизнь:

Tu sypsokis linksmai, nes jaunyste sviesi.

Ir neleiski jos vejams kedent.

Ir atmink, kad visi esam zmones mazi, vienq kartq atejqgyventi.

Этот постоянный мотив бренности жизни лишает поздравительные тексты и русской безмерности в пожелании счастья, и польского гедонизма, и немецкой деловитости. Чего же желают в литовских текстах?

Набор объектов пожелания уже, чем в анализируемых выше, - здесь мало пожеланий радости, не встретилось и пожеланий осуществить мечты, стать богатым, быть любимым. Обычным элементов поздравительных текстов является пожелание счастья:

Linkiu daug laimes -sviesios, kaip saule, dideles, kaip zeme, nepakartojamos kaip zmogu.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

И здесь хотелось бы обратить внимание на еще один характерный момент литовских поздравлений, отличающий их от всех рассмотренных выше - постоянное обращение к миру природы:

Buk pavasario vejas

Buk tamsaus misko auksine gele

Buk tu gyvenimo geris

Buk melynos juros baltqja puta.

Трудно представить русский поздравительный текст, в котором бы адресат призывался к тому, чтобы быть весенним ветром, золотым цветком или морской пеной. Выскажем предположение, что в таком слиянии с миром природы сказались языческие мотивы литовской культуры и тот романтизм, который питал А. Мицкевича, видевшего в Литве, как и другие поэты-романтики, своеобразный хронотоп, символическое пространство лесов и озер, пропитанное духовными потоками и непосредственно граничащее с миром иным [Венцлова 2007]. В литовских поздравительных текстах есть ветра, сосны, капли росы, но особенно много цветов: O siandien geles prazydes Ant melsvo kovo sniego; Tavo svente - Graziausi ziedai. Интересно, что в литовских текстах достаточно часто встречаются пожелания того, чтобы путь жизни был усыпан цветами: Tekloja takus balti roziq ziedai; Linkiu Jums laimes, dideles sveikatos, Ir kelio, kloto pavasario ziedais.

Вообще мотив жизненного пути коррелирует с идеей движения по жизни как по дороге, некогда заканчивающейся (см. выше] - люди приходят в мир и уходят из него: Laimingas tas, kas moka atvira sirdim Gyvenimq praeiti ir myleti zmones (ср. esam zmones mazi, vienq kartq atejq gyventi]. И эта идея движения по жизненному пути сопряжена не с русской жаждой счастья, не с польским желание наслаждаться жизнью и не с немецким намерением действовать правильно, а с психологической установкой жить, даря тепло людям: Ir saugoksirdj, Kadgaletum pakelti, paguosti, susildyti...; Buk pati kitq drauge.

Jei meiles ziburys uzges,

Suliepsnoki ziburiu nauju pati.

Jei nebus aplinkgerq zmoniq,

Buk pati geru zmogumi.

Таким образом, отличительной чертой литовских текстов является отсутствие (с точки зрения носителя другой культуры] интонаций лико-

вания, меланхоличность, обращение к миру природы и достаточно сильная морализирующая струя.

Возможно, такое построение литовских поздравительных текстов связано с тем типом ментальности, который сформировался в особых географических и исторических условиях. Из эзотерической литературы, наследующей идеи общепланетарной цивилизации Даниила Андреева: «Согласно традиционным представлениям о проекции небесной сферы на земную поверхность, на территорию современной Литвы проецируется средняя часть или “пояс” созвездия Ориона. <...> В частности, проживание на данной территории ставит перед людьми задачу построения “правильного” или “идеального” мира в той степени, насколько это вообще возможно на земле. В результате данная территория очень тонко реагирует на любые действия людей, награждая за праведную жизнь благодатью, удачей и богатством, и карая неурожаями, нашествиями врагов и бедностью. Поэтому проживание на данной территории требует от людей постоянно поддерживать равновесие с окружающей средой, бережно к ней относиться и обеспечивать ее чистоту всеми возможными средствами» [Аримойя]. Возможно, стоит прислушаться к голосу из дискурса, который не признается научным.

Подводя итог проведенному анализу, можно сказать, что при всей тенденции к глобализации и стандартизации чувств и форм выражения, национальный дух, культурные сценарии мышления сохраняют себя в этой универсализирующейся среде. Оказывается, написать поздравление носителю другой культуры на другом языке - дело весьма непростое, так как именно в таких минималистских жанрах становится очевидным, насколько по-разному мы видим и чувствуем в, казалось бы, общих ситуациях бытия.

Список литературы

1. Агапкина Т.А., Виноградова Л.Н. Благопожелание: ритуал и текст // Славянский и балканский фольклор: Верования. Текст. Ритуал. М.: Наука, 1994. С. 168-208.

2. Аримойя: Религиозно-философский портал. URL: http://arimoya.ru/ffis-tory/baltic.html#litva.

3. Бахтин М.М. Проблема речевых жанров // Бахтин М.М. Собр. соч.: в 7 т. М.: Русские словари, 1996-2012. Т. 5: Работы 1940-1960 гг. 1996. С. 159-206.

4. Бердяев Н. Русская идея // О России и русской философской культуре: Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М.: Наука, 1990. С. 43-271.

5. ВежбицкаяА. Язык, культура, познание. М.: Русские словари, 1997. 416 с.

6. Власова Г. Интернет-поздравления как жанр постфольклора // Интернет и фольклор: сб. науч. ст. М.: Государственный республиканский центр русского фольклора, 2009. С. 302-308.

7. Венцлова Т. Еще раз о родном отечестве: Литва Мицкевича и Мицкевич в Литве // Неприкосновенный запас. 2007. № 6 (56). URL: http://magazines.russ.ru/ nz/2007/6/ve11.html.

8. Ефремова - Толковый словарь Ефремовой. URL: http://www.efremova. info/word/rodnoj.html#.Vp2zSE9GRck.

9. Карпова Н. Речевой жанр поздравление: на границе культуры и масс-культуры // Русская словесность. 2002. № 3. С. 62-67.

10. Лескинен М. Стереотип «веселого поляка» в описаниях польского национального характера эпохи просвещения и романтизма // Вестник ННГУ. 2009. № 2. С. 216-223.

11. Ницше Ф. Воля к власти. М.: REFL-book, 1994.

12. Сухотерина Т. «Поздравление» как гипержанр естественной письменной русской речи: дис. ... канд. филол. наук. Барнаул, 2007.

13. Шаталова С. Эпидейктические жанры речи: дис. ... канд. филол. наук. Ярославль, 2009.

References

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Agapkina Т.А., Vinogradova L.N. Wishful thinking: Ritual and text [Blago-pozhelanie: ritual i tekst]. Slavyanskij i balkanskij folklyor. Verovaniya. Tekst. Ritual [Slavic and Balkan folklore. Beliefs. Text. Ritual]. Moscow, Nauka, 1996, pp. 168-208.

2. Arimojya, Religious and philosophical portal, available at: http://arimoya.ru/ ffistory/baltic.html#litva.

3. Bakhtin M.M. Problem of speech genres [Problema rechevykh zhanrov]. Collected works, in 7 vol., vol. 5. Moscow, Russkie slovari, 1996, pp. 159-206.

4. Berdyaev N. Russian Idea [Russkaya ideya]. O Rossii i russkoj filosofskoj kul-ture: Filosofy russkogo posleoktyabrskogo zarubezhya [About Russia and the Russian philosophical culture: Philosophers of the Russian postoctober abroad]. Moscow, Nauka, 1990, pp. 43-271.

5. Wierzbicka А. Yazyk, kultura, poznanie [Language, culture, knowledge]. Moscow, Russkie slovari, 1997. 416 p.

6. Vlasova G. Internet greetings as a genre of post-folklore [Internet-pozdravleniya kak zhanr postfolklora]. Internet i folklor [Internet and Folklore], Collected scientific works. Moscow, Gosudarstvennyj respublikanskij tsentr russkogo folklora, 2009, pp. 302-308.

7. Ventslova Т. Once again about Dear Fatherland: Mickiewicz’s Lithuania and Mickiewicz in Lithuania [Eshche raz o rodnom otechestve: Litva Mitskevicha i Mitske-vich v Litve]. Neprikosnovennyj zapas - Debates on Politics and Culture, 2007, no. 6 (56), available at: http://magazines.mss.ru/nz/2007/6/ve11.html.

8. Tolkovyj slovar Efremovoj [Explanatory dictionary by Efremova], available at: http://www.efremova.info/word/rodnoj.html#.Vp2zSE9GRck.

9. Karpova N. Speech genre Greetings: on the border of culture and mass-culture [Rechevoj zhanr pozdravlenie: na granitse kultury i mass-kultury]. Russkaya slovesnost

- Russian literature, 2002, no. 3, pp. 62-67.

10. Leskinen M. “Funny Pole” in the descriptions of Polish national character in Enlightment and Romantism epochs [Stereotip “veselogo polyaka” v opisaniyakh pol-skogo natsionalnogo kharaktera epokhi prosveshcheniya i romantizma]. Vestnik NNGU

- Bulletin of NNSU, 2009, no. 2, pp. 216-223.

11. Nietzsche F. Volya k vlasti [The Will to Power]. Moscow, REFL-book, 1994.

12. Sukhoterina Т. “Pozdravlenie” kak giperzhanr estestvennoj pismennoj russkoj rechi [“Greetings” as a hyper genre of natural written Russian speech], Dissertation of Candidate of Philological Sciences. Barnaul, 2007.

13. Shatalova S. Epidejkticheskie zhanry rechi [Epideictic speech genres], Dissertation of Candidate of Philological Sciences. Yaroslavl, 2009.

E. Lassan Vilnius, Lithuania

CULTURAL SCENARIOS OF THINKING AND INTERNET GENRE OF ETIQUETTE (ON THE ONLINE GREETINGS IN FOUR CULTURES)

This article analyses online greetings in the Russian, Polish, Lithuanian and German languages. The author treats greetings as a speech act which helps the addresser to remind the addressee of his/her good attitude towards him/her on the basis of a particular occasion - the addressee’s birthday. The author analyses this speech act in relation to the specific communicative and mental scenarios of the culture to which the speaker belongs. The entirety of standard speech acts and the combination of intentions of the speakers form a genre. The genre of modern online greetings seems contiguous to folklore genres, because most of the texts do not have authors. Moreover, these texts move from one Internet site to another, resulting in a wide circle of “implementers” -users. The author distinguishes some typical characteristics of online greetings among the four cultures and relates the detected specific features of online greetings to the ideas of philosophers and historians on the unique means of expressing one's national character.

Key words: folklore genre, cultural scenarios, online greetings, composition, key conceptions.

Сведения об авторе:

Лассан Элеонора, доктор филологических наук, профессор Вильнюсский университет LT-01513, Литва, Вильнюс, Университетская ул., 3

E-mail: eleonora-lassan@yandex.com

About the author:

Lassan Eleonora, Doctor of Philological Sciences, Professor Vilnius State University 3 Universiteto st., Vilnius, LT-01513, Lithuania

E-mail: eleonora-lassan@yandex.com

Дата поступления статьи 26.11.2015