Научная статья на тему 'Культурно-просветительная деятельность городской и рабочей потребительской кооперации Сибири в 1926-1929 гг'

Культурно-просветительная деятельность городской и рабочей потребительской кооперации Сибири в 1926-1929 гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

236
42
Поделиться
Ключевые слова
СИБИРЬ / КООПЕРАЦИЯ / КУЛЬТУРА / ПРОСВЕЩЕНИЕ / SIBERIA / COOPERATION / CULTURE / EDUCATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Воробьёв Николай Васильевич

Изучается исторический опыт культурно-просветительной деятельности городской и рабочей потребительской кооперации Сибири в 1926-1929 гг. Она включала в себя мероприятия в области кооперативного образования, агитационнопропагандистской работы и печати. Тем самым городская и рабочая потребительская кооперация Сибири в период нэпа выполняла важные социокультурные функции, что являлось частью культурной революции в стране.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Воробьёв Николай Васильевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Consumers cooperation as a social and economic organization fulfils not only economic, but also cultural functions. In the middle 1920s Siberian urban and labour consumers cooperation took a package of measures of training and retraining of the cooperative staff, spreading of cooperative ideas and literature among broad masses of population. All these measures must have been financed at the expense of cooperations resources that included budget allowances and profits tax of cooperative societies trade and economic activity. However, the changeover to industrialization had a direct impact on functioning of all consumers cooperation. As early as in 1926 state crediting had been considerably reduced, the conditions of receiving both commodity and monetary credits were toughened. The price-cutting and economy effort campaign, realized in 19261927, led to the decrease of urban and labour cooperative societies profits which affected cutting down the deduction norms for cultural and educational activities. The deficit of financing had rather been made up by the establishment of more close relationship between cooperation and trade unions in 1920s and use of the material resources of the latter (working clubs, places of honour, etc.) for carrying out cultural and educational activity. Siberian consumers cooperation created a system of cooperative education, which allowed weakening critical staff shortage to a great extent. Agitation and propaganda activity was directed at the dissemination of cooperative ideas among broad masses, rise of level of shareholders cooperative knowledge and informing the population of this cooperative societys functioning. Press activity of Siberian urban and labour consumers cooperation contributed to the broad coverage of its successes and shortcomings and mobilization of cooperative population at the social and political problems solving. Critical materials pointed out the activity defects for the administration of urban and labour cooperatives and contributed to its elimination. The consumers cooperation in the last half of 1920s endowed the spread of books, installation of cinema and radio in the country. Consequently, in the last half of 1920s cultural and educational work became an important part of the diverse activity of Siberian urban and labour consumers cooperation. It consisted of organization of cooperative education system, dissemination of cooperative ideas, increase in book sales from year to year, liquidation of cooperative and general ignorance, useful spending of spare time.

Текст научной работы на тему «Культурно-просветительная деятельность городской и рабочей потребительской кооперации Сибири в 1926-1929 гг»

Н.В. Воробьёв

КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОРОДСКОЙ И РАБОЧЕЙ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ СИБИРИ В 1926-1929 гг.

Изучается исторический опыт культурно-просветительной деятельности городской и рабочей потребительской кооперации Сибири в 1926-1929 гг. Она включала в себя мероприятия в области кооперативного образования, агитационнопропагандистской работы и печати. Тем самым городская и рабочая потребительская кооперация Сибири в период нэпа выполняла важные социокультурные функции, что являлось частью культурной революции в стране.

Ключевые слова: Сибирь; кооперация; культура; просвещение.

Потребительская кооперация как массовая общественно-экономическая организация призвана защищать интересы потребителей в распределении благ и услуг. Вместе с тем она не является чисто хозяйственной организацией, так как выполняет и другие значительные для общества функции: потребительская кооперация вносит заметный вклад не только в интеграцию экономическую, но также социальную и культурную. На протяжении всей своей истории потребительская кооперация способствовала повышению образовательного уровня пайщиков, распространению кооперативных идей; осуществляла комплекс мер по подготовке и переподготовке кооперативных работников; занималась развитием культурного досуга населения.

С самого начала своего существования кооперативное движение в России не ограничивалось ведением коммерческих операций, выделяя на культурнопросветительную работу определенный процент прибыли. Сибирские кооператоры придавали культурнопросветительной деятельности особое значение ввиду отсталости населения и отсутствия в Сибири земств. Городская и рабочая потребительская кооперация Сибири до 1917 г. практиковала такие формы культурнопросветительной работы, как устройство кооперативных кружков, библиотек и читален, народных домов; содействовала изданию и распространению кооперативной литературы, внешкольного образования, курсовой деятельности, проведению праздников, развитию художественной самодеятельности, а в целом - всем экономическим и культурным мероприятиям, обслуживающим нужды народа [1. С. 210-217].

В период «военного коммунизма» потребительская кооперация в соответствии с утопическими представлениями большевиков о «единой потребительской коммуне» была огосударствлена и превратилась в аппарат распределения предметов первой необходимости. Культурно-просветительная работа была сведена почти к нулю по причинам как экономического, так и политического характера.

Возрождение дореволюционных традиций культурно-просветительной деятельности произошло в годы нэпа. Этому способствовал переход потребительской кооперации на добровольное членство в 1924 г., а также укрепление её финансово-хозяйственного положения в середине 1920-х гг., что обусловило увеличение отчислений на культурно-просветительные нужды [2. С. 70-78].

Дальнейшее развитие потребительской кооперации во второй половине 1920-х гг. поставило на очередь вопрос о непосредственном ведении кооперативнопросветительной работы, о постановке массовой агита-

ции и пропаганды таким образом, чтобы они способствовали широкому ознакомлению трудящихся с задачами кооперативного строительства и участию в повседневной жизни кооперации. Постановление ЦК РКП(б) от 27 августа 1925 г. «О культурно-просветительной работе кооперации» определило основное её содержание: «а) переподготовка старых и подготовка новых кадров кооперативных работников; б) развитие кооперативной книготорговли; в) улучшение и развитие кооперативной печати; г) массовая кооперативная агитация и пропаганда» [3. С. 142]. Хотя реализация постановления способствовала некоторому оживлению кооперативно-просветительной работы, 2-е Всесоюзное совещание по кооперативному культурному просвещению, состоявшееся 11-12 января 1926 г., оценило её состояние в стране как неудовлетворительное. Из 24 обследованных Центральных рабочих кооперативов (ЦРК) и городских потребительских обществ (горПО) по всей стране только в 7 эта работа была развёрнута, в 10 - находилась на начальной стадии, в 7 - отсутствовала [4. Л. 18]. Аналогичное положение сложилось и в Сибири: собрание уполномоченных Сибкрайсоюза в январе 1926 г. отметило слабую постановку культурнопросветительной работы, а максимальное её развитие выделило в качестве одной из главных задач сибирской потребительской кооперации [5. С. 136].

Основные направления культурно-просветительной деятельности городской и рабочей потребительской кооперации страны были определены циркуляром Центральной секции рабочей кооперации при Центросоюзе (Церабсекции) от 22 декабря 1926 г. «О культурнопросветительной работе», к которому прилагалась типовая схема «Основные мероприятия ЦРК и горПО в области культурно-просветительной работы» [6. Л. 615]. Она должна была проводиться по линиям учебнокурсовой, агитационно-пропагандистской и в области печати. Учебно-курсовая работа преследовала цель подготовить новые кадры и переподготовить уже работающие в кооперации, но нуждающиеся в повышении и углублении своих знаний работников. Часть учебнокурсовых мероприятий была рассчитана на обучение кооперативного актива с дальнейшим выдвижением наиболее подготовленных его представителей в аппарат ЦРК и горПО. Агитационно-пропагандистская работа имела своей целью популяризацию идей кооперации среди широких масс трудящихся, ознакомление их с задачами кооперативного строительства, информирование населения о состоянии и работе данной кооперативной организации. Кооперативная печать должна была превратиться в массовую и популярную, рассчитанную на рядового читателя. Финансирование всех

этих мероприятий должно было осуществляться из средств кооперации, составляемых из сметных ассигнований и отчислений от прибыли потребительских обществ.

Но переход к индустриализации оказал самое непосредственное влияние на функционирование потребительской кооперации: уже в 1926 г. произошло значительное уменьшение государственного кредитования. Кампания по снижению цен и режиму экономии в кооперативной и государственной торговле, проводившаяся в 1926-1927 гг., привела к уменьшению прибыли ЦРК и горПО, что сказалось на сокращении норм отчислений на культурно-просветительные мероприятия. Недостаточность выделения средств на эти цели признавалась VII (2) Сессией совета Сибкрайсоюза, состоявшейся 26-29 мая 1926 г. Здесь прямо говорилось о том, что достижения в области режима экономии были достигнуты за счет культурно-просветительной работы [7. С. 18]. В финансировании данного вида деятельности сохранялась напряжённость и в конце 1920-х гг.

Так, в отчёте Сибкрайсоюза IV собранию уполномоченных (1929 г.) отмечалось, что в 1927-1928 г. на культурно-просветительные мероприятия по линии рабочей кооперации было отпущено 80 тыс. руб., а в 1928-1929 г. - 140 тыс. руб. Однако «...отпуск средств рос совершенно непропорционально к культурному росту пайщиков и даже количеству пайщиков, обслуживаемых рабочей кооперацией» [8. С. 95]. Более того, по настоянию директивных органов кооперация была вынуждена постоянно сокращать нормы отчислений на культурно-просветительную деятельность: если в

1926-1928 гг. ассигнования на эти цели, как правило, составляли 0,25% с оборота, то решением Центросоюза от 7 февраля 1929 г. для ЦРК и горПО они равнялись 0,04% с оборота и 25% с прибыли [9. С. 999]. Созданный таким образом культурный фонд предписывалось делить на четыре неравные части: 1) 10% - в фонд Це-рабсекции для финансирования проводимых ею централизованных культурно-просветительных мероприятий; 2) 20% - на массовую культурно-просветительную работу; 3) 25% - на учебно-курсовую работу; 4) 45% -на культурно-бытовую работу [10].

Однако на практике формирование культфонда не обходилось без затруднений, к числу которых следует отнести достижение прибыльной работы того или иного кооператива. Журнал «Кооперативная Сибирь» сообщал, что «.истекший (1927/28 г.) рабочая кооперация Сибири закончила не только без нормального накопления, но по ряду ЦРК и горПО имеется значительный убыток» [11. С. 6]. В целом прибыль за 1927-

1928 г. по городской и рабочей потребительской кооперации Сибири составила 0,23% к обороту по продаже, тогда как нормальной она считалась при достижении не менее 1% к обороту [12. С. 14]. Напряжённое финансовое состояние кооперации сокращало её возможности в развитии культурно-просветительной работы.

Необходимость участия в выполнении планов индустриального развития вносила коррективы в привычные формы культурно-просветительной деятельности городской и рабочей потребительской кооперации. 8 октября 1926 г. было отправлено циркулярное письмо

Церабсекции «О взаимоотношениях рабочих кооперативов с профсоюзами в проведении культурнопросветительной работы». В нём указывалось на необходимость согласования всеми органами рабочей кооперации своих годовых и квартальных планов культурно-просветительной работы с культотделами профсоюзов. Кооперативные организации по решению собрания уполномоченных могли передавать средства на культурно-просветительную работу профсоюзному аппарату, заключив специальное соглашение. В письме отмечалось, что профсоюзы должны оказывать всяческое содействие проведению культурно-просветительной работы ЦРК и горПО, в частности предоставлять свою инфраструктуру - народные дома, рабочие клубы, красные уголки [13. Л. 81-82]. Так, совещание клубнобиблиотечных работников при Томском окрпрофбюро признало необходимым проведение в рабочих клубах и красных уголках докладов, лекций и бесед на кооперативные темы, а позже, по мере усвоения массами кооперативных идей, - организацию кооперативных кружков [14. Л. 68].

Подписанный Церабсекцией и ВЦСПС циркуляр от 5 апреля 1928 г. «О совместной работе профсоюзов и рабочих кооперативов в области кооперативного просвещения» внес большую ясность в этот вопрос и дал основания для заключения соглашений, обеспечивавших целевое использование передаваемых профсоюзам кооперативных средств на культурно-просветительную работу. В рабочих клубах и красных уголках должны были выделяться определенные дни для кооперативнопросветительной работы, а теория и практика кооперативного движения - включаться в учебные планы рабочих университетов, профшкол и т. д. Соглашение устанавливало порядок передачи кооперативными органами необходимых средств соответствующим профсоюзным организациям с обязательной отчётностью последних перед правлениями кооперативов об их расходовании [15. С. 66].

4 сентября 1929 г. президиум Центросоюза СССР утвердил «Соглашение о совместной работе профсоюзов и рабочих кооперативов в области кооперативного просвещения», а 1 ноября того же года на места было направлено циркулярное письмо ВЦСПС и Центросоюза. Согласно этим документам работа по кооперативному просвещению должна была занять соответствующее её значению место в общей системе профсоюзной культработы; были определены её формы - лекции, доклады, беседы, вечера вопросов и ответов, художественные постановки - и места проведения - рабочие клубы, красные уголки, помещения цехов [16. Л. 75]. Особенно важным такое сотрудничество было для средних и малочисленных ЦРК и горПО в силу ограниченности их материальных ресурсов. Так, на заседании агитационно-пропагандистской коллегии Черемховского района 3 августа 1926 г. была принята резолюция «О воспитательной работе кооперации», в которой отмечалось, что местный ЦРК должен «.иметь тесную связь с профорганизациями и через них включить в план работ рудкомов, МК и клубов вопрос о кооперативной работе» [17. Л. 842-843].

Таким образом, установление более тесных взаимоотношений с профсоюзами во второй половине 1920-х гг. и

использование их материально-технической базы в определённой мере компенсировали недостаток финансирования городской и рабочей потребительской кооперации в проведении культурных и образовательных мероприятий. Вместе с тем необходимость согласования деятельности ЦРК и горПО в этой сфере с профорганами создавала новые проблемы.

Важной составной частью кооперативно-просветительной работы кооперации является образовательная деятельность. Характеризуя её состояние, организационное совещание сибирской потребительской кооперации в апреле 1926 г. отметило несоответствие системы кооперативного образования потребности в квалифицированной рабочей силе. Даже общеобразовательный уровень кооперативных кадров был очень низким: по данным обследования 5 ЦРК Сибири в начале 1926 г., высшее образование среди сотрудников имели 4% от их общего числа, среднее - 15%, низшее - 70%, домашнее - 10%, неграмотных насчитывался 1% [18. С. 5]. Совещание приняло перспективный план развития сети учебных заведений и учебно-вспомогательных мероприятий в Сибири на 5 лет: 1) ученичество и практикантство; 2) школы конторского и торгового ученичества (конторгуча); 3) школы 2-й ступени с кооперативным уклоном; 4) вечерние курсы переподготовки работников ЦРК и горПО без отрыва от производства (3 месяца - 1 год); 5) долгосрочные курсы с отрывом от производства (6 месяцев - 1 год); 6) курсы-съезды сроком от 5 дней до 2 недель для руководящих работников; 7) кооперативные техникумы и кооперативные отделения промышленных (политехнических) техникумов; 8) кооперативные вузы и экономические отделения сельскохозяйственных и промышленно-

экономических вузов [19. Л. 36-37].

Во второй половине 1920-х гг. в городских и рабочих кооперативах Сибири большое распространение получили практикантство и ученичество для выдвижения в первую очередь женщин и молодёжи на техническую и руководящую работу в ЦРК и горПО. Так, на 1 августа 1926 г. из 4 398 женщин-пайщиц Омского ЦРК насчитывались 70 практиканток, которые были прикреплены к отделениям кооператива, а 4 лучшие были приняты на постоянную работу [20]. В городских и рабочих кооперативах ученики прикреплялись к опытным специалистам: продавцам, бухгалтерам, счетоводам и т.д. Распространённой формой подготовки молодёжи стали школы-магазины. Не все из них полностью соответствовали высоким требованиям: были проблемы с обеспеченностью опытными продавцами-преподавателями, помещениями для занятий и т.д. Несмотря на эти недостатки, данная форма подготовки кооперативных кадров себя полностью оправдала: если в 1926 г. в Сибири была только 1 школа-магазин, то в 1929 г. - 11 [21. С. 116].

Следующим важным звеном в деле подготовки массовых квалифицированных работников различных специальностей (младший счетовод, конторщик, бухгалтер, продавец, делопроизводитель, специалист транспортно-экспедиционного дела) являлись школы конторского и торгового ученичества (конторгуча), в которых обучались подростки, занятые в хозяйственных учреждениях. В 1928/29 учебном году по РСФСР на-

считывалось 50 таких школ, в Сибири - 7 [22. С. 35]. Целью школ 2-й ступени (9-леток) с кооперативным уклоном, кроме решения общеобразовательных задач, была подготовка квалифицированных работников счетно-торгового профиля, преимущественно для торговой сети низшей городской и рабочей потребительской кооперации. Всего по РСФСР в 1928/29 учебном году насчитывалось 306 таких школ с 21 910 тыс. учащихся, а в Сибири - 8 с 943 учащимися [23. С. 30]. Главным изъяном их учебной программы являлось недостаточное количество часов на специальные дисциплины и практику.

Важной частью образовательной деятельности кооперации являлась курсовая подготовка и переподготовка кооперативных работников. Учитывая низкий уровень грамотности слушателей курсов, во время их проведения приходилось большое внимание уделять общеобразовательным дисциплинам в ущерб специальным. Как правило, курсы организовывались для той категории обслуживающего персонала, в которой был явный дефицит квалифицированных кадров.

Так, на курсах переподготовки работников прилавка в течение 9 месяцев 1926-1927 г. по 8 ЦРК Сибири обучались около 400 человек [23. С. 68]. В связи с ростом торговой сети городской и рабочей потребительской кооперации, развитием общественного питания и хлебопечения в конце 1920-х гг. резко возросли масштабы учебно-курсовой работы. По линии рабочей и транспортной кооперации Сибири в 1927-1928 г. было проведено 18 курсов по переподготовке продавцов с общим числом слушателей 704 человека, а в 1928-

1929 г. - 25 курсов с 1 369 слушателями. В целях создания кадрового резерва для ЦРК и горПО были организованы курсы для кооперативного актива: в 19271928 г. их насчитывалось 7 с 278 слушателями, а в 1928-1929 г. - 50 курсов и 2 443 человека [12. С. 61].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Несмотря на значительный рост курсовых мероприятий, в городской и рабочей потребительской кооперации по-прежнему ощущался острый дефицит квалифицированных работников. Кадровая проблема обострилась и по причине проводившихся в конце 1920-х гг. проверок кооперативного аппарата, в результате которых из кооперации были уволены не только растратчики, нарушители трудовой дисциплины и прочие лица, но и опытные специалисты, вся вина которых часто заключалась в принадлежности к «классово чуждым элементам». По инициативе партийных органов их пытались заменить рабочими выдвиженцами, которые должны были получить хотя бы первоначальные сведения о кооперативной работе. Президиум правления Сибкрайсоюза 1 апреля 1929 г. принял положение «О долгосрочных курсах для подготовки выдвиженцев на ответственную работу в союзы, ЦРК и ТПО», согласно которому устанавливался тщательный отбор курсантов, в первую очередь из числа индустриальных рабочих [25. Л. 24]. Для подготовки рабочих-активистов на руководящую работу в аппарате ЦРК и потребсоюзов Сибкрайсоюз в 1928-1929 г. организовал 2 курса (120 человек). Кроме того, во второй половине 1920-х гг. проводились курсы по подготовке инструкторов, работников общественного питания, заведующих торговыми отделами рабочих и транспортных кооперативов, преподавателей-кон-

сультантов школ-магазинов. Если в 1927-1928 гг. было проведено 2 таких курса со 120 слушателями, то в 1928-1929 г. - 8 с 325 учащимися. Об увеличении масштабов учебно-курсовой деятельности рабочей и транспортной кооперации свидетельствует и рост расходов на эти цели с 5 200 руб. в 1927-1928 г. до 83 тыс. руб. в 1928-1929 г. [12. С. 61-62].

Ввиду отсутствия в Сибири кооперативных вузов, потребительские общества отправляли стипендиатов на учебу в Москву и Ленинград с целью подготовки работников высшей квалификации для Сибкрайсоюза, райсоюзов и крупных ЦРК (экономисты-статистики, плановики, финансисты, преподаватели кооперативных дисциплин и т.д.). Подготовка кадров среднего звена (инженеры, бухгалтеры, статистики, организаторы торговли) осуществлялась в Сибирском кооперативноэкономическом техникуме (СКЭТе) и Томском политехникуме.

Так, кооперативное отделение Томского политехникума в 1923 г. сделало первый выпуск специалистов, получивших универсальную подготовку, а с 1924 г. обучение велось на двух отделениях - инструкторском и торгово-товароведном [26. Л. 13]. Возможности для подготовки кадров среднего звена значительно возросли с открытием в 1926 г. Сибирского кооперативноэкономического техникума в г. Новосибирске, где осенью 1927 г. обучались 298 человек. В первые годы своего существования данное учебное заведение переживало период становления и преодоления организационных, финансовых, кадровых и иных трудностей. Неоценимую помощь техникуму оказал Сибкрайсоюз, обеспечивший СКЭТ учебным корпусом и общежитием для преподавателей и студентов [27. Л. 39-42]. Потребительская кооперация Сибири оказывала финансовое содействие студентам: из 600 человек, обучавшихся в двух техникумах в 1929 г., число её стипендиатов составило 215 человек [12. С. 60; 21. С. 115].

Подготовка кадров для потребительской кооперации осуществлялась не только в очной, но и в заочной форме обучения. Возможность получить кооперативную специальность без отрыва от производства предоставляли заочные курсы Центросоюза и СКЭТа, популярность которых со временем только возрастала. Так, на заочных курсах Сибирского кооперативно-экономического техникума в 1928-1929 г. обучались более 400 человек, из них 14% составляли жители городов - потенциальные работники ЦРК и горПО [12. С. 62].

Таким образом, во второй половине 1920-х гг. система городской и рабочей потребительской кооперации развернула широкую сеть образовательных учреждений для подготовки и переподготовки кооперативных работников. Но в этой работе имелись и дефекты: недостаток средств, учебников, кооперативной литературы, квалифицированных преподавателей, краткосрочность многих курсов, их нерегулярность, а главное -несоответствие количества и качества вновь подготовленных кадров потребностям кооперации.

Кроме специальной учебно-курсовой работы, внимание кооперативных центров было привлечено к ликвидации общей неграмотности кооперированного населения. В целом по стране потребительская кооперация в 1929-1930 г. должна была ликвидировать неграмот-

ность 300 тыс. человек [28]. Сибкрайсоюз ещё в ноябре 1928 г. принял постановление о ликвидации неграмотности 1% пайщиков, что составляло по городской и рабочей кооперации Сибири 2 400 человек. По данным 10 сибирских ЦРК и горПО, ими было организовано 16 пунктов ликвидации неграмотности (ликпунктов), где обучались 582 человека [12. С. 57]. Но гораздо чаще городские и рабочие кооперативы воздерживались от открытия собственных ликпунктов, а выделенные на эти цели средства передавали органам народного образования.

Таким образом, исторический опыт образовательной деятельности городской и рабочей потребительской кооперации Сибири в 1920-е гг. свидетельствует о том, что кооперативное образование являлось уникальным и представляло собой многоуровневую систему подготовки и переподготовки кадров для потребительских обществ и их союзов.

Важной частью культурно-просветительной работы являлась агитационно-пропагандистская деятельность, направленная на распространение кооперативных идей среди широких масс, повышение уровня кооперативных знаний пайщиков с целью создания кадрового резерва, осведомление населения о работе данного потребительского общества. Основными её формами в городских и рабочих кооперативах являлись: проведение собраний членов-пайщиков, устройство кооперативных вечеров и вечеров вопросов и ответов, бесед и лекций, театральных постановок и агитационных судов, организация кружков и курсов, распространение кооперативной литературы. Для повышения эффективности кооперативной агитации и пропаганды активно использовались газеты, кино и радио. Массовая агитация и пропаганда кооперации осуществлялись под общим руководством органов народного образования, а практической реализацией этих мероприятий в городе занимались культотделы профсоюзов.

Так, в Иркутском ЦРК в течение 1926-1927 г. было проведено 154 отчетных собрания на предприятиях, где присутствовали 11 589 человек, было задано 2 973 вопроса, выступили в прениях 909 человек. Эти цифры показывают значительную активность участников собраний в обсуждении насущных проблем кооперативного строительства, а в ходе проведения вечеров вопросов и ответов она была ещё более высокой: в течение указанного периода в Иркутском ЦРК состоялось 4 вечера вопросов и ответов с участием 1 375 человек (на одно собрание приходилось в среднем 19 вопросов, на вечер - 177) [29. Л. 36]. Правление Омского ЦРК в это же время проводило кооперативные семейные вечера, вечера вопросов и ответов, массовые митинги, в которых приняли участие 25 тыс. человек [30].

В целях создания резерва для увеличения численности ЦРК и горПО происходило постоянное расширение групп населения, обслуживаемых кооперативными культурно-просветительными мероприятиями. Большое внимание уделялось работе среди женщин и молодёжи. В начале 1926 г. слушателями кооперативных курсов в Красноярске стали 120 женщин - 1/3 всего делегатского корпуса города. Для них характерно сочетание теории и практики: 5 делегаток были прикреплены к библиотеке ЦРК, 3 работали при ревизионной

комиссии, 36 являлись членами лавочных комиссий [31. С. 13]. В Томске правление ЦРК во второй половине 1926 г. снабжало литературой женщин-делегаток, которые посещали кооперативную секцию. Им было выделено 5 мест на кооперативных курсах, 4 делегатки посещали их в качестве вольнослушательниц [32. Л. 88]. Приобщение женщин к кооперативной работе способствовало выдвижению наиболее подготовленных из них на постоянную работу в ЦРК и горПО региона.

Работа среди молодёжи планировалась и осуществлялась совместно кооперативными и комсомольскими органами. Правления ЦРК и окружные комитеты ВЛКСМ создавали институт кооперативных организаторов (коопоргов) среди молодёжи, проводили собрания. По инициативе молодёжного актива Новосибирского ЦРК в конце 1927 - начале 1928 г. было организовано 19 кооперативных уголков, 20 человек работали в двух кооперативных кружках [33. С. 21]. Одной из важных форм привлечения молодежи к практической работе и средством подготовки кооперативных кадров стала организация комсомольских магазинов. Первые из них были созданы в конце 1927 г., а в начале 1929 г. в Сибири их насчитывалось 10. Лучшим считался комсомольский магазин Омского ЦРК: за год он собрал 1 736 руб. паевого капитала, торговая нагрузка на одного продавца превышала среднюю по городу на 160 руб., а расходы были на 1% меньше [34].

Среди основных задач кооперативной печати во второй половине 1920-х гг. - превращение её в массовую и популярную, установление связи с кооперативным активом и рядовыми пайщиками, распространение передового опыта, развитие критики и самокритики. Реализация этих задач характерна как для кооперативных, так и для общих изданий. Центральное место среди кооперативных изданий занимали печатные органы Центросоюза - журнал «Союз потребителей» и газета «Кооперативная жизнь». В них помещались теоретические и обзорные статьи, решения кооперативных центров, материалы о положении дел как в отдельных городских и рабочих кооперативах, так и в целых регионах (в том числе и в Сибири). Другое издание Центросоюза - двухнедельный журнал «Смычка» (1925-1929) - в большей степени был ориентирован на кооперативный актив и рядовых пайщиков. С такой же периодичностью с 1928 г. выходил журнал «Смычка. II серия» - «орган рабоче-городской кооперации» страны. Здесь в доступной даже для малограмотного читателя форме помещались решения руководящих кооперативных органов, печатались статьи обзорного характера, корреспонденции с мест, фельетоны на кооперативные темы.

Среди региональных кооперативных журналов следует выделить «Кооперативную Сибирь» - печатный орган Сибкрайсоюза, выходивший в 1924-1929 гг. один раз в две недели. Каждый номер этого издания содержал, как правило, несколько материалов по названной теме. Только в течение 1927 г. было помещено 188 статей о рабочей и городской потребительской кооперации [35].

Некооперативная печать также достаточно полно освещала текущую деятельность ЦРК и горПО. Так, газета «Красное знамя» за период с 1 октября 1925 г. по 10 марта 1926 г. поместила 15 статей на кооперативные

темы, 125 заметок и сообщений рабочих корреспондентов о работе Томского ЦРК. Собственная издательская деятельность ЦРК заключалась в выпуске в декабре 1925 г. «Краткого очерка истории рабочей кооперации г. Томска», в начале 1926 г. - «Материалов к 4-му собранию уполномоченных», были отпечатаны статистические отчёты о деятельности кооператива, а также 1 тыс. листовок на русском и 500 - на татарском языке. Кроме этого, распространялись книги и плакаты сибирских и центральных издательств, устраивались выставки кооперативной литературы [14. Л. 66]. Отражение жизни кооперации на страницах печатных изданий в конце 1920-х гг. стало ещё более масштабным. Так, в том же «Красном знамени» за октябрь 1927 - июнь 1928 г. было опубликовано 602 статьи и заметки о различных сторонах деятельности местного ЦРК [36. С. 26].

Позитивные изменения в использовании печати были отмечены на совещании ответственных работников Сибкрайсоюза 16 августа 1928 г. В постановлении «О взаимоотношениях союзов и ЦРК с окружной печатью» указывалось, что потребительские союзы и ЦРК должны «. организовать систематическое освещение в ней работы потребительской кооперации» [37. Л. 109]. Выполнение данного решения привело к увеличению числа публикаций на кооперативные темы. Что же касается характера материалов, то в связи с переходом на карточную систему снабжения в 1928-1929 гг. на кооперацию обрушился вал критики. В целом деятельность городской и рабочей кооперации Сибири в области печати способствовала распространению кооперативных идей среди пайщиков и непайщиков, широкому освещению её успехов и недостатков, мобилизации кооперированного населения на решение общественно-хозяйственных задач. Критические материалы указывали правлениям ЦРК и горПО на ошибки в работе и способствовали их преодолению.

Учитывая наличие огромного разветвленного кооперативного аппарата в стране, высшие директивные органы (ЦК ВКП(б), Совнарком, Наркомторг) признали кооперацию «одним из основных каналов продвижения и распространения книги» [38. С. 43]. 41 собрание уполномоченных Центросоюза (июль 1928 г.) высказалось за то, чтобы «каждое потребительское общество торговало книгой» [39]. В городах и крупных населенных пунктах необходимо было организовать специальные книжно-писчебумажные магазины ЦРК и горПО. Кроме того, данный вид торговли должен был быть развёрнут во всех универмагах, книжные полки - в магазинах [40]. Серьезным препятствием для постановки данной работы являлось невнимание, а часто и боязнь многих кооператоров приступить к книготорговле. В Сибири до 1928 г. ведущее положение на книжном рынке занимало Сибирское краевое издательство (Сиб-крайиздат) - оно имело свои специализированные магазины в городах края, а также снабжало потребительскую кооперацию книгами. За 1927 г. Сибкрайиздат продал через потребительские общества книготоваров на сумму 25 000 руб. - по 5 руб. на один кооператив. Резкое изменение положения в этом виде торговли произошло в 1928 г., когда потребительская кооперация Сибири создала в 16 округах книжные базы и начала самостоятельную продажу книг [41. С. 103]. Правление

Сибкрайсоюза 11 октября 1929 г. признало эту работу удовлетворительной: в течение года было создано 16 окружных книжных баз; открыто два розничных магазина, проведено 5 курсов по подготовке 112 книжных работников. Торговый оборот по продаже книг за этот период составил уже 225 тыс. руб. Всего через сеть потребительской кооперации Сибири было реализовано 2 млн экземпляров по средней цене 12,5 коп. [42. Л. 70].

Несмотря на эти успехи, дело качественного обслуживания книгой рабочего населения потребительской кооперацией оставалось в состоянии плановых перспектив. Она не смогла создать широкую сеть книжных киосков на предприятиях и предоставить кредит на приобретение книг. Среди других болезней книжного рынка необходимо отметить медленное выполнение заказов всеми без исключения посредническими и даже издательскими складами.

Потребительская кооперация во второй половине 1920-х гг. внесла также весомый вклад в кино- и радиофикацию страны. Использование радио и кино в кооперативной культурно-просветительной работе приобрело различные формы. Так, Центральный кооперативный совет в 1927 г. организовал постановку докладов с центральной радиостанции в Москве по вопросам кооперации [43. С. 149]. 1 ноября 1928 г. в столице был открыт первый рабочий радиоуниверситет с четырьмя циклами: общеобразовательным, административно-хозяйствен-

ным, профсоюзным и кооперативным. Основная задача кооперативного цикла - распространение кооперативных знаний среди членов потребительской, и отчасти -жилищной кооперации. Кроме того, предполагалось связать работу кооперативного цикла с курсами заочного обучения Центросоюза [44]. В общих планах культурно-просветительной работы сибирской потребительской кооперации на 1928-1929 г. работе с радио также отводилось заметное место: число громкоговорящих установок должно было составить по сельпо и мелким горПО 110, крупным ЦРК и Транспортным потребительским обществам (ТПО) - 12, потребсоюзам - 23. Общие затраты на эту работу планировались в сумме 52 270 руб. [45]. Участие потребительской кооперации в радиофикации страны заключалось и в торговле радиоизделиями. До сентября 1928 г. её осуществляли немногие кооперативы, а с этого времени Центросоюз встал на путь планового развертывания радиоторговли. Однако её размеры в конце 1920-х гг. были скромными как по причине новизны, так и из-за недостатка товарных фондов - промышленность удовлетворяла спрос всего на 40-45% [46].

В ведении потребительской кооперации в 1923-

1930 гг. находилось 2/3 кинопередвижек и 1/5 часть стационарных установок, действовавших в СССР [47. С. 252]. Целая серия документальных фильмов знакомила зрителей с повседневной кооперативной жизнью,

её достижениями и проблемами. За 1928-1929 г. ЦРК и горПО Сибири провели 188 киносеансов [8. С. 95]. Однако потенциал «важнейшего из искусств» использовался далеко не в полной мере из-за недостатка фильмов по кооперативной тематике. Имеющиеся в распоряжении сибирских кооператоров кинокартины имели в основе незамысловатый для зрительского восприятия сюжет, о чём свидетельствуют их названия: «Лавком, подтянись», «Надо знать, кого выбирать», «Не зевай, вноси полностью свой пай» и т.д. В целом же привлечение кино и радио для кооперативной агитации и пропаганды значительно расширяло аудиторию слушателей и зрителей, способствовало более глубокому усвоению кооперативных принципов на основе эмоционального восприятия.

Как правило, лучшим устройством культурнопросветительной работы отличались крупные ЦРК и горПО, где имелись соответствующая материальная база и организационные ресурсы. Более слабая постановка этой деятельности в мелких кооперативах объяснялась ограниченностью средств, отсутствием в штате специальных работников, неумением выбрать наиболее подходящие к местным условиям формы и методы культурно-просветительной работы. Среди общих причин слабости культурно-просветительной работы следует отметить отсутствие понимания её важности среди части кооператоров; ограничение деятельности в этой сфере некоторыми обществами отчислением средств; но чаще всего - тяжёлое финансовое положение ЦРК и горПО. В 1928-1929 г. на культурное обслуживание одного пайщика в РСФСР расходовалось всего 1 руб. 20 коп., что было явно недостаточно для приемлемой организации этой деятельности [48. С. 57].

Таким образом, во второй половине 1920-х гг. культурно-просветительная работа стала важной составной частью разнообразной деятельности городской и рабочей потребительской кооперации Сибири, заключающейся в организации системы кооперативного образования, распространении кооперативных идей, увеличении из года в год продажи книг, ликвидации кооперативной и общей неграмотности, полезном проведении досуга. Культурно-просветительные мероприятия ЦРК и горПО способствовали проведению в жизнь идей солидарности, ответственности, взаимопомощи, повышению культурного уровня, социальной активности и самодеятельности пайщиков.

В целом потребительская кооперация как массовая общественно-хозяйственная организация внесла значительный вклад в осуществление культурной революции в стране, хотя её потенциал не был использован полностью. Объяснение этому явлению следует искать как в недоработках самой кооперации, так и в усилении давления на неё со стороны советского государства и включении в единую плановую централизованную экономическую систему.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Запорожченко Г.М. Городская и рабочая потребительская кооперация Сибири в 1864-1917 гг. Новосибирск, 2004.

2. Воробьёв Н.В. Культурно-просветительная деятельность городской и рабочей кооперации в годы нэпа (1921-1925 гг.) // Вопросы отечест-

венной и всеобщей истории: Сб. ст. Томск, 1999.

3. Партия о кооперации. Постановления и резолюции ВКП(б). М., 1928.

4. Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 484. Оп. 3. Д. 454.

5. Жизнь Сибири. 1926. № 1-2.

6. РГАЭ. Ф. 526. Оп. 2. Д. 222.

7. Кооперативная Сибирь. 1926. № 18.

8. Потребительская кооперация Сибири в 1927/28 и 1928/29 гг. (Отчёт IV собранию уполномоченных Сибкрайсоюза). Новосибирск, 1930.

9. Вся кооперация СССР. Ежегодник для кооператоров и хозяйственников. М., 1929.

10. Кооперативная жизнь. 1929. 16 июля.

11. Кооперативная Сибирь. 1929. № 2.

12. Сибирская потребительская кооперация. 1926-1928 гг. Отчётные материалы. Новосибирск, 1928.

13. РГАЭ. Ф. 526. Оп. 2. Д. 212.

14. Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. Р-488. Оп. 1. Д. 1А.

15. Союз потребителей. 1928. № 7.

16. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 5451. Оп. 13. Д. 420.

17. Государственный архив новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО). Ф. 1. Оп. 1. Д. 2386.

18. Кооперативная Сибирь. 1926. № 8.

19. Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. Р-42. Оп. 1. Д. 288.

20. Рабочий путь. 1926. 1 сентября.

21. Союз потребителей. 1929. № 5.

22. Союз потребителей. 1929. № 6.

23. Жизнь Сибири. 1927. № 8.

24. Кооперативная Сибирь. 1928. № 1-2.

25. ГАНО. Ф. Р-42. Оп. 1. Д. 328.

26. Центр документации новейшей истории Томской области (ЦДНИТО). Ф. 76. Оп. 1. Д. 265.

27. ГАНО. Ф. Р-42. Оп. 1. Д. 303.

28. Кооперативная жизнь. 1929. 17 июля.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

29. Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф. Р-11. Оп. 1. Д. 821.

30. Рабочий путь. 1928. 10 февраля.

31. Кооперативная Сибирь. 1926. № 7.

32. ЦДНИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 169.

33. Кооперативная Сибирь. 1928. № 8.

34. Кооперативная жизнь. 1929. 31 января.

35. Воробьёв Н.В. Журнал «Кооперативная Сибирь» как источник по истории городской и рабочей потребительской кооперации 1924-1928 гг. // Вестник ТГУ. История. № 3 (4). 2008. С. 63-67.

36. Кооперативная Сибирь. 1928. № 18.

37. ГАНО. Ф. Р-42. Оп. 1. Д. 321.

38. Союз потребителей. 1928. № 5.

39. Кооперативная жизнь. 1929. 12 января.

40. Кооперативная жизнь. 1928. 31 октября.

41. Союз потребителей. 1929. № 12.

42. Государственный архив Кемеровской области (ГАКО). Ф. Р-31. Оп. 2. Д. 46.

43. Кооперация к XV съезду ВКП(б). М., Б. г.

44. Кооперативная жизнь. 1928. 1 ноября.

45. Кооперативная жизнь. 1929. 3 января.

46. Кооперативная жизнь. 1929. 17 января.

47. Макаренко А.П. Теория и история кооперативного движения. М., 2002.

48. Союз потребителей. 1929. № 12.

Статья представлена научной редакцией «История» 29 ноября 2010 г.