Научная статья на тему 'Культурная политика властей: к вопросу об организации поездок ленинградских артистов за границу в 60-70-е гг. XX века'

Культурная политика властей: к вопросу об организации поездок ленинградских артистов за границу в 60-70-е гг. XX века Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
67
18
Поделиться
Ключевые слова
КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА / МУЗЫКАЛЬНОЕ ИСКУССТВО / ГАСТРОЛИ / ЗАГРАНИЧНЫЕ ГАСТРОЛИ / ОРГАНИЗАЦИЯ ГАСТРОЛЕЙ / ГАСТРОЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Сарган Л. М.

Статья посвящена механизму организации поездок ленинградских артистов за границу в 60-70-е годы XX века, сложившемуся под воздействием культурной политики властей в сфере музыкального искусства. Автор рассматривает подготовительные процедуры, связанные, в частности, с оформлением документации для выезда за границу, а также концертные программы гастролеров.The article observes the mechanism of international tours organization for Leningrad artists' in 60-th-70-th years of the XX century. This mechanism was formed by the influence of cultural policy of the state in musical art. The author analyses the preparatory procedures, connected, in particular, with preparation of foreign travels documents as well as concert programs compilation.

Текст научной работы на тему «Культурная политика властей: к вопросу об организации поездок ленинградских артистов за границу в 60-70-е гг. XX века»

Л. М. Сарган

КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА ВЛАСТЕЙ: К ВОПРОСУ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПОЕЗДОК ЛЕНИНГРАДСКИХ АРТИСТОВ ЗА ГРАНИЦУ В 60-70-е гг. XX ВЕКА

Работа представлена кафедрой русской истории.

Научный руководитель - доктор исторических наук, профессор И. В. Алексеева

Статья посвящена механизму организации поездок ленинградских артистов за границу в 60-70-е годы XX века, сложившемуся под воздействием культурной политики властей в сфере музыкального искусства. Автор рассматривает подготовительные процедуры, связанные, в частности, с оформлением документации для выезда за границу, а также концертные программы гастролеров.

The article observes the mechanism of international tours organization for Leningrad artists’ in 60-th-70-th years of the XX century. This mechanism was formed by the influence of cultural policy of the state in musical art. The author analyses the preparatory procedures, connected, in particular, with preparation of foreign travels documents as well as concert programs compilation.

Организация гастролей ленинградских артистов за границу представляла собой непростую многоступенчатую бюрократическую систему, которая должна была обеспечить контроль за гастрольной деятельностью со стороны властей. Проведение гастролей было увязано с многочисленными организациями. Гастроли по стране, и тем более гастроли зарубежные, проходили только с участием одобренных, зарекомендовавших себя исполнителей. В первую очередь репутация артиста не могла оставаться положительной, если он не состоял в такой организации, как ЛО ВГКО - Лен-концерт. Именно эта организация составляла базовую рекомендацию для исполнителя. Однако рекомендации и оценки ЛО ВГКО (Ленконцерта) зависели во многом от простых устных характеристик, данных вышестоящими организациями или их представителями. Такого рода оценки и высказывания могли в одночасье решить судьбу исполнителя или коллектива. Так, например, произошло с Ленинградским ансамблем цыганской песни и танца, гастрольный план которого оказался на грани срыва по причине отрицательного отзыва начальника Главного управления Министерства культуры СССР т. Вартаняна об искусстве цыганской песни и танца.

Положительная рекомендация особен -но была важна для выезда артиста за границу. Прежде всего, кандидатура выезжающего должна была быть утверждена в райкоме партии, горкоме. Из ЛО ВГКО-Ленконцерта туда направлялся специальный запрос. Далее дирекция ЛО ВГКО-Ленконцерта для выпуска гастролера за границу направляла специальную характеристику, справку-объективку и фотокарточки. Эти документы направлялись непосредственно в гастрольбюро Министерства культуры РСФСР, а также в Управление внешних сношений Министерства культуры СССР. О выезде артиста обязательно должен был быть уведомлен Росконцерт и Госконцерт СССР.

В архивных материалах содержится немало характеристик. Например, характери-

стика на артистку акробатического жанра Н. Г. Хореву: «Нина Григорьевна Хоре-ва - артистка акробатического жанра Ле-нотделения ВГКО с исключительными физическими данными; музыкальность, сценическое мастерство, которым обладает Н. Хорева, выдвинули ее в число лучших артистов оригинального жанра на эстраде. Артистка Н. Хорева широко известна в Москве, Ленинграде и во многих районах и республиках СССР. Неоднократно выезжала на гастроли за рубеж. Всегда выступает с большим успехом. В 1961 году на Всероссийском конкурсе артистов эстрады ей присвоено звание лауреата конкурса. Н. Хорева дисциплинированная, трудолюбивая артистка. Дирекция, партийная организация и местный комитет рекомендуют артистку Н. Хореву для поездки за рубеж и несут за нее полную ответственность»1 .

Итак, важным в данной характеристике является дисциплина, опыт поездок за границу и высокое мастерство. Только на такого безупречного человека можно было положиться, то есть быть уверенным, что к минимуму сведена возможность влияния западной идеологии и максимальна возможность проявления лучших сценических качеств, что способствовало повышению престижа советского государства. Престиж государства и потенциальное распространение советской идеологии были основными факторами заграничных гастролей. Именно поэтому уже в Приказе министерства культуры РСФСР № 19 от 12 января 1960 года было заявлено, что выступления за границей «сыграли важную роль в укреплении культуры, связей с другими государствами, в пропаганде идей мирного сосуществования и способствовали утверждению высокого престижа советской социалистической театральной и музыкальной культуры за рубежом»2.

Вышеперечисленными документами список необходимых бумаг не ограничивался. Министерства требовали уведомление Госконцерта, список артистов по установленной форме, концертную программу, а также план идейно-творческой и органи-

зационной подготовки3. Список артистов по установленной форме, по всей видимости, предполагал предоставление личных сведений об исполнителях. Составлялась также подробная опись багажа. План подготовки гастролеров составлялся по определенному алгоритму. Он состоял из набора лекций и бесед на актуальные культурно-политические темы. В архиве литературы и искусства сохранился не один такой план. Например, перед поездкой в ЧССР члены ВИА «Поющие гитары» должны были пройти следующую подготовку: прослушать лекцию на тему «Современное международное положение», принять участие в ряде бесед, таких, как «По страницам журнала «Социалистическая Чехословакия», «Искусство и культура ЧССР», «Современные эстрадные коллективы и эстрадные артисты Чехословакии», «Международные фестивали искусств Чехословакии», «Советский человек за рубежом -послание своего народа (о поведении артистов за рубежом)». И, наконец, пройти собеседование по вопросам международной и внутренней политики СССР4.

Концертная программа для представления иностранному зрителю и слушателю тоже была особая. Она должна была представлять самые выдающие достижения и соответствовать идеологическим требованиям. Например, для артиста Д. Бриткевич был составлен специальный репертуар, который ему предстояло представить на суд австралийской публики. Программа состояла из следующих произведений: «1. Концерт-фантазия «Голоса моей Родины» на материале песен Д. Шостаковича («Родина слышит» Дунаевского, «Широка страна» Соловьева-Седого, «Подмосковные вечера» Мурадели, «Партия-наш рулевой»). 2. Вариации на тему волжских страданий. 3. Динику, «Хора Стаккато». 4. Чайковский, «Танец маленьких лебедей». 5. Кабалевский, «Галоп» из сюиты «Комедианты». 6. Музыкальная картинка «Имитация игры на мандолине». 7. Хачатурян «Танец с саблями». 8. Народные мелодии Австралии» 5.

Для поездки за границу после прохождения всех процедур требовалось получить валюту. Получали ее в Ленинградском отделении Сбербанка. Граждан, имеющих право на обмен волюты самостоятельно за свой счет, было немного. В Госбанке хранились образцы их подписей. Иностранные денежные единицы не могли свободно курсировать в пределах страны. Поэтому существовало строгое условие выдачи валюты из Госбанка: «В случае невыезда за границу сумма, проданная за счет личных средств, будет возвращена в банк для обмена на рубли»6.

Статистика показывает, что ленинградских артистов, выезжавших в капиталистические страны, было меньше, чем артистов, гастролировавших по социалистическим странам. Например, справка за 1973 год показывает, что «выезжало артистов Лен-концерта в капиталистические страны -

2 коллектива (24 человека), 16 одиночных исполнителей. В социалистические страны -

6 коллективов (82 человека), 11 одиночных исполнителей»7. Всего, соответственно, в капиталистические страны выехало за 1973 год 40 человек, а в социалистические - 93 человека, то есть больше примерно в 2 раза. Однако если мы взглянем на количество посещенных стран, то обнаружим, что советские артисты посетили 27 капиталистических стран, а социалистических всего 78.

Для полной статистической картины отметим, что в 1974 году «прибыль от гастрольной работы только ведущих коллективов Ленконцерта составляет 600 тысяч рублей в год» 9. Прибыль формировалась благодаря значительной части заработка артистов - ведь почти все они должны были отдавать государству.

Таким образом, гастрольная деятельность ленинградских артистов, выезжавших за границу в 60-70-х гг. прошлого века, была сопряжена с длительными процедурами по подготовке документов и обязательной культурно-политической подготовкой. Эти мероприятия обеспечивали контроль властей за деятелями музыкального искусства. Советская музыкальная

культура активно распространялась за пределами стран социалистического лагеря. Но число артистов, имеющих право на зарубежные гастроли в оппозиционном лаге-

ре, было небольшим, что объясняется избирательностью, связанной с политической подготовкой, поведением и психологическим портретом артиста.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 ЦГАЛИ. СПб. Ф. 355. Оп. 2. Д. 49. Л. 30.

2 ЦГАЛИ. СПб. Ф. 355. Оп. 1. Д. 409. Л. 7.

3 ЦГАЛИ. СПб. Ф. 355. Оп. 2. Д. 502. Л. 218

4 ЦГАЛИ. СПб. Ф. 355. Оп. 2. Д. 490. Л. 115

5 ЦГАЛИ. СПб. Ф. 355. Оп. 2. Д. 49. Л. 7.

6 ЦГАЛИ. СПб. Ф. 355. Оп. 2. Д. 502. Л. 10.

7 ЦГАЛИ. СПб. Ф. 355. Оп. 2. Д. 490. Л. 11.

8 Там же.

9 ЦГАЛИ. СПб. Ф. 355. Оп. 2. Д. 488. Л. 6.