Научная статья на тему 'Культурная политика'

Культурная политика Текст научной статьи по специальности «Прочие социальные науки»

CC BY
28497
2778
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОЛИТИКА / ГОСУДАРСТВО / КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА

Аннотация научной статьи по прочим социальным наукам, автор научной работы — Лавринова Н. Н.

Культурная политика предполагает планирование, которое представляет собой процесс подготовки государства к участию в культурной деятельности, а также в планировании распределения ресурсов. Подобное понимание природы культурной политики не выходит за рамки концепции «формальной рациональности» и «бюрократии» Макса Вебера, которые послужили основой большинства европейских моделей государственного управления в ХХ веке. Определяя институт «государство» как главнейший субъект культурной политики, творцам и институтам культуры исследователи отводят второстепенную роль «объекта управления».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Культурная политика»

УДК 008.001 ЛАВРИНОВА Н.Н.

КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА

Лавринова Н.Н. - ТГУ им Г.Р. Державина

Аннотация. Культурная политика предполагает планирование, которое представляет собой процесс подготовки государства к участию в культурной деятельности, а также в планировании распределения ресурсов. Подобное понимание природы культурной политики не выходит за рамки концепции «формальной рациональности» и «бюрократии» Макса Вебера, которые послужили основой большинства европейских моделей государственного управления в ХХ веке. Определяя институт «государство» как главнейший субъект культурной политики, творцам и институтам культуры исследователи отводят второстепенную роль «объекта управления».

Ключевые слова: политика, государство, культурная политика

Культурная политика - это направление политики государства, связанное с планированием, проектированием, реализацией и обеспечением культурной жизни государства и общества.

Одно из первых определений термина «культурная политика» было дано на круглом столе ЮНЕСКО в 1967 году в Монако. В докладе «Политика в сфере культуры - предварительные соображения» под политикой в сфере культуры было решено понимать «комплекс операциональных принципов, административных и финансовых видов деятельности и процедур, которые обеспечивают основу действий государства в области культуры». В этом контексте реализация политики в сфере культуры представляет собой «всю сумму сознательных и обдуманных действий (или отсутствие действий) в обществе, направленных на достижение определенных культурных целей, посредством оптимального использования всех физических и духовных ресурсов, которыми располагает общество в данное время».

Исходное условие разработки политики в сфере культуры - это достижение согласия между официальными, творческими, общественными силами в отношении приоритетности целей культурного развития.

Выделяют целевой, институциональный и ресурсный подходы к определению культурной политики. Нередко они совмещаются, и тогда используется комплексный управленческий подход. Примером целевого подхода является определение известной сербской исследовательницы, ректора Академиии искусств из Белграда Милены Драгичевич-Шешич: «Термин «политика» означает сознательную деятельность, направленную на достижение востребованных обществом целей. Каждая сторона общественной жизни имеет свою цель, поэтому мы говорим о целях в области экономики, здравоохранения образования. Когда речь идет об осуществлении востребованных обществом целей в области культуры, появляется понятие культурной политики. Зная, что нет человеческого общества без культуры, можно было бы прийти к выводу, что нет и общества без культурной политики. Этот вывод, однако, не соответствует действительности, так как само по себе существование культуры не означает, что направление ее развития определено рядом целей и задач, которые необходимо осуществить с помощью соответствующих мер, механизмов и действий, а именно в этом и заключается понятие «культурная политика». Итак, культурная политика является сознательным регулированием в области культуры при принятии необходимых решений по всем вопросам, относящимся к культурному развитию общества в целом.

Институциональный подход выражен в определении, французских исследователей в области культурной политики Августином Жерар и Женевьевой Гентил: «Политика представляет собой систему взаимосвязанных целей, практических задач и средств, выбранных экспертом и направленных на определенную группу в обществе. Культурная политика может осуществляться в рамках объединения, партии, образовательного движения, организации, предприятия, города, правительства. Но независимо от субъекта политики, она предполагает существование долгосрочных целей, средне-срочных и измеряемых задач и средств (человеческих ресурсов, финансов и законодательной базы), объединенных в чрезвычайно сложную систему». Здесь подчеркивается сложность культурной политики как объекта управления, ее комплексность и не сводимость к составляющим её элементам, дается корректная постановка стратегических задач культурного развития, но без внимания остаются проблемы тактического и оперативного управления учреждениями культуры со стороны государственных институтов.

Связать тактические функции и цели культурной политики позволяет определение Марио ди Анджело и Пола Весперини, в рамках ресурсного подхода. Они выделяют пять ее основных характеристик:

1. Цели деятельности центрального правительства должны сочетаться с интересами региональных и местных органов управления, а также интересами основных игроков в культурной сфере;

2. Цели государства должны соотноситься с реальными возможностями выбора субъектов, вовлеченных в процессы культурной политики;

3. Реализация культурной политики всегда предполагает действия по материально-техническому и творческому обеспечению функционирования культуры;

4. Культурная политика предполагает распределение ресурсов, как финансовых, так и административных, структурных, человеческих и творческих;

5. Культурная политика обязательно предполагает планирование, которое представляет собой процесс подготовки государства к участию в культурной деятельности, а также в планировании распределения ресурсов.

Безусловно, данное понимание природы культурной политики не выходит за рамки концепции «формальной рациональности» и «бюрократии» Макса Вебера, которые послужили основой большинства европейских моделей государственного управления в ХХ веке. Определяя институт «государство» как главнейший субъект культурной политики, творцам и институтам культуры исследователи отводят второстепенную роль «объекта управления».

Для осознанной культурной политики необходимо три вида действий:

1. Определение культурных ценностей, целей и приоритетов;

2. Программы инициатив и расходов, соответствующие этим целям, которые и воспринимаются собственно как формирование культурной политики;

3. Мониторинг политики - процесс, позволяющий оценить культурное влияние каждого социального действия в свете установленных стандартов, которые и являются средством достижения установленной культурной политики.

Исследователи выделяют шесть основных направлений, на которые должна быть направлена культурная политика:

- сохранение наследия (музейные коллекции, исторические здания, живопись, музыкальную литературу, а также навыки ремесел и фольклор);

- распространение культурного продукта. Средства направляются на финансирование спектаклей, гастролей, субсидий билетов, трансляций, издательскую деятельность, сеть распространения или специальные акции, направленные на расширение аудитории;

- творчество (что включает как работу творца, так и любого вспомогательного персонала, участвующего в культурном производстве);

- исследование (а это предполагает проверку соответствия проводимой культурной политики поставленным целям и задачам);

- подготовка персонала (что предусматривает обучение творческих специалистов, администраторов и работников смежных областей);

- образование.

К инструментам культурной политики относятся: распределение грантов и премий; занятость и создание рабочих мест; создание культурной инфраструктуры - зданий, оборудования, пространства для осуществления культурной деятельности; формирование законодательной и нормативной базы для деятельности учреждений культуры и искусства.

Культурная политика включает в себя :

- систему поиска, взятия на охрану, реставрации, накопления и сохранения, защиты от незаконного вывоза, а также обеспечения доступа для изучения специалистами или просвещения масс предметов мирового и отечественного культурного наследия, обладающих неординарной смысловой, исторической или художественной ценностью (книжно-письменных, архитектурнопространственных, художественных произведений разных видов и уникальных произведений ремесла, исторических документальных и вещественных раритетов, археологических памятников, а также заповедных территорий культурно-исторического значения);

- систему государственной и общественной поддержки функционирования и развития художественной жизни в стране (способствование созданию, демонстрации и реализации художественных произведений, их закупок музеями и частными коллекционерами, проведение конкурсов, фестивалей и специализированных выставок, организация профессионального художественного образования, участие в программах эстетического воспитания детей, развитие

наук об искусстве, профессиональной художественной критики и публицистики, издание специализированной, фундаментальной учебной и периодической литературы художественного профиля, экономическая помощь художественным коллективам и объединениям, персональное социальное обеспечение деятелей искусства, помощь в обновлении фондов и инструментария художественной деятельности и т. п.);

— систему выстраивания разнообразных форм организованного досуга людей (клубная, кружковая и культурно-просветительская работа как общего, так и специализированного профиля, организация спортивно-массовых и празднично-карнавальных зрелищ и мероприятий, «культурно-просветительский» туризм по историческим объектам и районам, «народная самодеятельность» в области художественного или ремесленного творчества, стимулирование интеллектуального и культурного саморазвития личности и т. п.; одним из активно развивающихся направлений этой функциональной подсистемы является социальная педагогика как институционализированная методика общей социализации личности);

— популяризацию классических и этнографических образцов культуры (культурных ценностей) в средствах массовой информации;

— международное и межнациональное культурное сотрудничество, а также ряд иных направлений деятельности.

Основными органами, планирующими и принимающими решения по вопросам направленности культурной политики, являются органы государственной власти (как правило, принимающие решения на основании их обсуждения экспертами, а также художественной общественностью или избранными корифеями в области искусства и литературы), а основными органами, реализующими культурную политику государства, являются культурные институты. Они делятся на институты, функционально привязанные к перечисленным выше основным задачам культурной политики. Например, институтами, занимающимися вопросами сбора и сохранения культурного наследия, являются библиотеки, архивы, разнопрофильные музеи, государственные историкокультурные заповедники и т. п. Институтами, решающими вопросы развития художественной деятельности, являются творческие союзы и объединения, архитектурные, художественные и реставрационные мастерские, киностудии и кинопрокатные учреждения, театры (драматические и музыкальные), концертные структуры, цирки, а в идеале также — книгоиздательские и книготорговые учреждения, средние и высшие учебные заведения художественного профиля и др. (к сожалению, в России далеко не все перечисленные культурные институты административно относятся к ведению Министерства культуры и централизованно управляются им; в частности, архитектура, кино, литература и книгоиздательский комплекс являются автономными структурами). Институтами досуговой работы к настоящему времени остались лишь клубы и кружки, просветительские общества, а также некоторые туристические организации. Весьма развитая еще недавно система организации детского культурно-просветительского досуга в России фактически деградировала. Задачи социальной педагогики решаются преимущественно в системе образовательных учреждений, международное культурное сотрудничество осуществляется главным образом центральными управленческими органами культуры. Определенную роль в развитии культурной политики играют научно-исследовательские и учебные заведения культуры и искусства.

Независимо от институтов ведомственной принадлежности, принципиальная функция культурной политики в обществе (ранее эффективно решавшаяся посредством системы народных традиций) заключается во все той же межпоколенной трансляции социального опыта (в данном случае воплощенного в комплексе объектов культурного наследия).

Представляется принципиально важным, чтобы культурная политика не отрывалась от основных направлений общесоциальной политики государства, работала как одна из ее подсистем. С этой точки зрения основная цель культурной политики — трансформация норм и стандартов социальной адекватности людей в образы и образцы их социальной престижности, т. е. пропаганда норм социальной адекватности как наиболее престижных форм социального бытия, как кратчайшего и наиболее надежного пути к социальным благам и высокому общественному статусу.

Основным внешним органом, который регулирует культурную деятельность в современном обществе, является государство. В странах развитого капитализма объем культурной политики, осуществляемой государством, заметно меньше, чем в развивающихся, — в силу того, что в первых сложилась налаженная система регуляции культурной деятельности со стороны бизнеса и институтов культуры, прежде всего системы образования и науки.

Другим важнейшим институтом, оказывающим существенное воздействие на культуру в развитых странах, является бизнес. Располагая значительными средствами и функциональным интересом в сфере культуры, он оказывается важным фактором регуляции культурной политики и культуроустроения.

В развивающихся странах, где государство — основной институт, способный компенсировать недостатки инфраструктуры, которая сама по себе не в состоянии обеспечить развитие культуры в соответствии с общенациональными требованиями. При всем расхождении характера и ориентации правящих режимов в развивающихся странах можно выделить следующие основные, общие для всех цели культурной политики:

1. Утверждение общности культуры нации в целом, что означает уменьшение различий между городом и деревней, между различными этническими и племенными группами.

2. Согласование культурного и социоэкономического развития.

3. Утверждение самобытности культуры данной страны как важного фактора национального единства и солидарности.

4. Пропаганда принципа преемственности культуры, т.е. связи настоящего с прошлым — традициями и достоянием общества.

5. Учет и охрана культурного наследия, что влечет за собой также требование его изучения, распространение и использование его элементов в современной жизни.

6. Осуществление демократизации культуры, обеспечение участия всех слоев населения в культурной жизни общества.

7. Плодотворный диалог между интеллигенцией и большинством населения.

8. Содействие творческой активности и поддержание высокого уровня искусства.

9. Подготовка и совершенствование кадров в различных формах культурной деятельности.

10. Содействие интеграции науки в национальную культуру на основе изучения влияния науки и техники на культурные процессы в обществе.

11. Осуществление программы ликвидации неграмотности.

12. Расширение сети культурных учреждений и их деятельности в целях распространения норм и навыков культурной жизни.

13. Содействие демонстрации достижений национальной культуры за рубежом. Сформулированные цели существуют как сверхзадачи, на которые должны быть направлены усилия официальных органов и те ресурсы, которые удается выкроить. К тому же общественность и оппозиция ревностно следят за осуществлением декларированных целей, за реальными действиями правящих кругов, оказывая давление на правительство своей критикой и компаниями протеста.

Методы достижения этих целей могут различаться в зависимости как от социально-политической ориентации правительства, характера его социальной опоры, так и от характера общества в целом. Можно выявить следующую закономерность, существенно затрагивающую культурологию: чем больше государственные органы учитывают общенациональные интересы, тем больше оно ориентируется на собственно культурные рычаги регуляции, а не на насилие или авторитарнобюрократические методы.

2. Культурная политика советского периода.

С победой Октябрьской революции советская власть сразу приступила к осуществлению новой культурной политики. Под этим подразумевалось создание пролетарского типа культуры, опирающегося на самую революционную и передовую, как тогда считали, идеологию марксизма, воспитание нового типа человека, распространение всеобщей грамотности и просвещения, создание монументальных художественных произведений, воспевающих трудовые подвиги простых людей и т. д. Пролетарская культура должна была прийти на смену дворянской и буржуазной культурам. Не проводя четких различий между дворянской и буржуазной культурами, большевики в одночасье решили расправиться с той и другой как с ненужным наследием прошлого. Лозунг первых лет советской истории «Сбросим Пушкина с корабля современности!» воплощался с жестокой последовательностью и при полной поддержке властей. Происходившая в ту эпоху культурная революция являлась типичным примером революции сверху, сопровождающей неорганическую модернизацию.

В соответствии с декретом от 9 ноября 1917 года была создана Государственная комиссия по просвещению для руководства и контроля за культурой. В сформированном правительстве (СНК РСФСР) народным комиссаром по делам просвещения был назначен А.В.Луначарский (1874—

1933). В Наркомпросе был образован отдел просвещения национальных меньшинств для управления делами культуры в национальных регионах РСФСР. Советской властью были упразднены функционировавшие до революции общественные, профессиональные и творческие организации — Всероссийский учительский союз, Союз деятелей художественной культуры, Союз деятелей искусств и др. Возникали новые организации культуры — «Долой неграмотность», Союз безбожников, Общество друзей радио и т. п.

Уже в 1917 году перешли в «собственность и распоряжение» народа Эрмитаж, Русский музей, Третьяковская галерея, Оружейная палата и многие другие музеи. Были национализированы частные коллекции С.С. Щукина, Мамонтовых, Морозовых, Третьяковых, В.И. Даля, И.В. Цветаева.

Шаг за шагом ликвидировались институты профессиональной автономии интеллигенции — независимые издания, творческие союзы, профсоюзные объединения. Под жесткий идеологический контроль была поставлена даже наука. Академия наук, всегда достаточно самостоятельная в России, была слита с Комакадемией, подчинена Совнаркому и превратилась в бюрократическое учреждение. С конца 20-х годов подозрение к старой интеллигенции сменилось политическим преследованием: шахтинское дело, процессы Промпартии, Трудовой крестьянской партии свидетельствуют о том, что в стране началось физическое уничтожение русской интеллигенции.

Одновременно с ликвидацией старой интеллигенции шло создание интеллигенции советской, причем ускоренно — через «выдвиженчество» (вчерашних рабочих партийные органы выдвигали в директора), рабфаки (подготовительные факультеты для ускоренного обучения и подготовке рабоче-крестьянской молодежи к поступлению в вузы; здесь использовался «лабораторнобригадный метод», при котором один ученик отчитывался за всю группу). В результате уже в 1933 году по количеству студентов СССР превзошел Г ерманию, Англию, Японию, Польшу и Австрию вместе взятых.

Новая культурная политика ставила целью «сделать доступными для трудящихся все сокровища искусства, созданные на основе эксплуатации их труда», как провозглашалось на VIII съезде РКП(б). Самым эффективным средством считалась всеобщая национализация — не только фабрик и заводов, но также театров и художественных галерей. Бесплатный доступ народа к сокровищам мировой культуры, по замыслу, должен был открыть путь ко всеобщему просвещению России. Одновременно национализация памятников культуры призвана была предохранить их от разрушения, поскольку государство принимало их под свою защиту. В дворянских усадьбах, церквях и городских учреждениях устраивались музеи и выставочные залы, клубы атеистов и планетарии. В период с 1918по 1923 год было создано около 250 новых музеев. Началась реставрация некоторых памятников. В 1918—1919 годах было отреставрировано более 65 историко-художественных памятников, а к 1924 году — 2271. Декретом СНК РСФСР от 27 августа 1919 года была национализирована фотографическая и кинематографическая промышленность. Работу кинофабрик и кинотеатров возглавил Всероссийский фотокиноотдел (ВФКО) Наркомпроса, в 1923 году преобразованный в Госкино, а в 1926 году — в Совкино. В

1918 году в ведение государства перешли крупнейшие музыкальные учреждения: консерватории, Большой театр, Мариинский театр, фабрики музыкальных инструментов, нотные издательства. Были созданы новые концертные и музыкально-просветительские организации, музыкальные учебные заведения, организованы самодеятельные коллективы.

Придерживаясь принципов классового подхода, в городах уничтожались сотни старых памятников, на месте которых возводились бюсты героев-революционеров, переименовывались улицы и площади.

Активнее других боролся со старой культурой Пролеткульт (Пролетарская культура) — культурно-просветительская и литературно-художественная организация (1917—1932) пролетарской самодеятельности при Наркомпросе. Пролеткульт возник уже осенью 1917 году вскоре имел более 200 местных организаций в различных областях искусства, особенно в литературе и театре. Его идеологи (А.А. Богданов, В.Ф. Плетнев) нанесли серьезный ущерб художественному развитию страны, отрицая культурное наследие. Пролеткульт решал две задачи

— разрушить старую дворянскую культуру и создать новую пролетарскую. Удачнее всего он справился с первой, а вторая так и осталась областью неудачного экспериментаторства. Пролеткульт сыграл негативную роль потому, что пытался методом кавалерийской атаки решить задачи там, где они, эти методы, никак не годились. Он являл собой не основу, а лишь крайнее выражение большевистского подхода к культуре, от которого вскоре РСДРП постаралась

избавиться. Убедившись в непригодности экстремистских способов решения масштабных проблем, связанных с культурой, большевики перешли к постепенному и более скоординированному наступлению.

В системе образования национализацию заменило огосударствление, которое, как и национализация, преследовало несколько целей. Во-первых, администрация школы и вуза, лишившись академических свобод и неприкосновенности, подчинялась партийному аппарату, который назначал и сменял кадры преподавателей, определял квоты на прием студентов. Во-вторых, за студенчеством и профессурой, содержанием преподаваемых и получаемых знаний устанавливался неусыпный идеологический контроль. В-третьих, резко расширялись масштабы и объем народного образования, к бесплатному государственному образованию получали доступ практически все слои населения. В результате уже в 1921 г. количество вузов в стране увеличилось до 244 по сравнению с 91 в дореволюционной России. Декрет «О правилах приема в высшие учебные заведения» (1918) разрешал свободный прием в вузы. Упразднялась не только плата за обучение и вступительные экзамены, — не требовался даже диплом об окончании средней школы.

В стране развернулась массовая кампания ликвидации неграмотности среди взрослых и детей. В

1919 году вышел декрет «Оликвидации безграмотности среди населения РСФСР», обязывавший все неграмотное население в возрасте от 8 до 50 лет обучаться грамоте на родном или русском языке. Повсеместно создавались чрезвычайные комиссии по ликвидации неграмотности. Общество «Долой неграмотность» возглавили М.И. Калинин, В.И. Ленин, А.В. Луначарский. Была создана широкая сеть школ, кружков и курсов. В 1917—1920 гг. грамотой овладели около 7 млн человек. По данным Всесоюзной переписи 1939 года, численность грамотных в возрасте от 16 до 50 лет поднялась до 90%. Количество учащихся в общеобразовательной школе превысило 30 млн человек по сравнению с 7,9 млн в 1914 году, а количество выпускников вузов превысило 370 тыс. Число научных работников, занятых в 1800 научно-исследовательских учреждениях, увеличилось до 100 тыс., превзойдя уровень 1913 года почти в 10 раз.

Форсированная подготовка школьников и студентов на первых порах привела к заметному снижению качества обучения. Выпускники могли читать, но не владели передовыми достижениями науки того времени, а в ФЗУ (фабрично-заводских училищах) уровень знаний часто был просто катастрофическим и граничил с функциональной неграмотностью (умением читать, но неспособностью разбираться в прочитанном). Советское правительство поступило так, как, наверное, поступило бы на его месте любое другое, поставленное в крайние условия руководство: из страны эмигрировали миллионы грамотных специалистов и ученых,

необходимость восстановления разрушенного войной народного хозяйства, а затем широкое строительство тысяч новых предприятий требовало быстрейшей подготовки квалифицированных кадров. Стране, окруженной идеологическими противниками, требовался мощный оборонный потенциал. В подобной ситуации все ресурсы были брошены на подъем технических наук и оборонной промышленности, где сосредоточились лучшие интеллектуальные силы.

С тех пор соотношение бюджетных средств, выделяемых государством на развитие науки, строилось в пропорции примерно 95:5 в пользу технического и естественного знания, в 30-е годы такая политика принесла свои плоды. На основе научных изысканий академика С.В. Лебедева (1874—1934) в СССР впервые в мире было организовано массовое производство синтетического каучука. Благодаря выдающимся научным открытиям советских физиков впервые в мире внедрены в жизнь принципы радиолокации. Под руководством академика А.Ф. Иоффе (1880— 1960) создана всемирно признанная школа физиков, внесшая большой вклад в изучение атомного ядра и космических лучей. В 30-х годах советская наука и техника создали первоклассные самолеты, на которых наши летчики ставили мировые рекорды дальности и высоты полета.

3. Культурная политика современного российского общества.

В современных условиях культурная политика выступает как совокупность научно обоснованных взглядов и мероприятий по всесторонней социокультурной модернизации общества и структурным реформам по всей системе культуропроизводящих институтов, как система новых принципов пропорционирования государственной и общественной составляющих в социальной и культурной жизни, как комплекс мер по заблаговременному налаживанию научного и образовательного обеспечения этих принципов, по целенаправленной подготовке кадров для квалифицированного регулирования социокультурных процессов завтрашнего дня, а главное — как осмысленная корректировка общего содержания отечественной культуры.

На уровне современных научных представлений о сущности культуры какие-либо глобальные подходы к ее проблемам, в частности — определение приоритетных целей и задач культурной политики, невозможны без соотнесения культуры с основными тенденциями развития цивилизации (как в общечеловеческом масштабе, так и в локальном, в данном случае — конкретно-исторической российской цивилизации). Если под цивилизацией понимать особый, исторически сложившийся способ существования крупной социальной общности людей, специфическую форму ее самоорганизации и регулирования процессов коллективной

жизнедеятельности, то культура в этой цивилизационной системе играет роль механизма, выполняющего такие основные функции, как:

— обобщение исторического опыта существования общества;

— аккумулирование этого опыта в виде системы ценностных ориентации;

— выражение данных ориентации на различных языках социальной коммуникации и осуществления самих социально-коммуникативных связей;

— регулирование практической жизнедеятельности общества с помощью основанных на ценностных ориентациях социокультурных норм коллективного и индивидуального бытия (образа жизни),

— выявление и осмысление признаков и черт собственной специфики в виде образов

идентичности (т. е. субъективных представлений общества о самом себе, особенностях своей судьбы и исторической «миссии», маркирующих его культурных чертах и т. п.) и намеренное их воспроизводство (самомаркирование) в технологиях и продуктах различных видов деятельности. Инструментарий культуры, используемый для выполнения этих функций разнообразен:

воспитание, просвещение, образование; философское, общественное и гуманитарное знание; религия; художественное творчество; книжное, библиотечное и музейное дело; оперативные информационные потоки; идеология и пропаганда; политическое и юридическое

нормотворчество; этические, этнические, социальные и религиозные стереотипы сознания и поведения; обряды и ритуалы; мифы и слухи; мораль и нравственность; эстетические приоритеты; мода и другие формы социальной престижности, короче, все то, что формирует «картину мира и образ жизни (точнее, совокупность социально дифференцированных образов жизни) того или иного народа в ту или иную эпоху.

Разумеется, подавляющая часть многообразных процессов культурного бытия общества протекает стихийно, подчиняясь лишь глубинным законам социальной самоорганизации людей в их коллективной жизнедеятельности. Вместе с тем отдельные составляющие этого комплексного процесса поддаются разумному и целенаправленному регулированию, стимулированию одних тенденций и свертыванию других и т. п., осуществляемым с позиций видения и понимания стратегических путей, по которым движется данная цивилизация. Комплекс этих мер по искусственному регулированию тенденций развития духовно-ценностных аспектов общественного бытия и может быть назван «культурной политикой».

Важнейший принцип определения целей и задач культурной политики заключается в понимании амбивалентности культуры, ее многозначности, многоуровневости ее смыслов и содержаний. Ни один феномен культуры не является монофункциональным, но несет в себе целый комплекс различных социальных функций; ни одно культурное явление не обладает лишь одним смыслом и непосредственным содержанием, а представляет собой совокупность различных смыслов и содержаний как актуального, так и мемориального характера. С этим связаны особая сложность управленческой стратегии и тактики в области культуры и необходимость многоуровневого подхода к регуляции социокультурных процессов.

В связи с этим культурная политика должна:

— во-первых, быть неотъемлемой частью всех без исключения направлений государственной политики в целом, отражая ее духовно-ценностный и нравственно-нормативный аспекты;

— во-вторых, стать важнейшей составляющей социальной политики, которая в современных условиях может быть лишь комплексной социально-культурно-образовательной;

— в-третьих, образовывать собственно культурную политику (в узком смысле) как особое направление государственной и регулируемой государством общественной деятельности по стимулированию социально приемлемых и предпочитаемых духовно-ценностных и социальнонормативных проявлений человека, одержаний и форм его общественного и индивидуального бытия.

Важнейшие приоритетные цели культурной политики в России могут быть определены следующим образом:

— всестороннее развитие системы социально-культурных ценностных ориентации человека и общества, построение новой аксиологии бытия, творчески соотносящей исторический социальный опыт и национальное культурное наследие, в котором он выражен, с задачами социокультурной модернизации России;

— помощь населению в становлении адекватных новым условиям образа жизни и картины мира, национально-культурной, социально-экономической и государственно-политической идентичности, формы духовного самоопределения и самовыражения, общественного и индивидуального социокультурного сознания;

— всемерное развитие духовно-ценностной компоненты во всех проявлениях социальных интересов и потребностей людей, превращение их культурного бытия в фундаментальную основу социального бытия, культурных потребностей — в ядро социального заказа на содержание, формы и качество жизни;

— приобщение людей к знанию и интересу ко всему многообразию культур человечества, их духовное и интеллектуальное обогащение через это знание, воспитание толерантного отношения к иному, незнакомому, непривычному, воспитание потребности в доброжелательном культурном взаимодействии, общении, преодолении национальной, конфессиональной и социальнополитической отчужденности;

— воспитание демократического и плюралистического миропонимания, осознания взаимосвязи общечеловеческих ценностей с глубинным содержанием любой национальной культуры, понимания того, что будущее человечества определяется гармоничным сочетанием Личной свободы (как условия самореализации каждого) с культурой (как универсальным способом согласования интересов всех).

В числе основных задач, решение которых диктуется сформулированными целями, можно выделить:

— исследование, прогнозирование и проектирование основных направлений социальнокультурной эволюции общества, характерных черт многонациональной российской цивилизации;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— разработка основных принципов и направлений новой социокультурной аксиологии,

— прогнозирование наиболее вероятных черт и параметров нового образа жизни,

детерминируемого складывающимися в России социально-экономическими, государственнополитическими, духовными и иными условиями,

— исследование и формулирование новых параметров российской идентичности;

— поиск новых, современных языков и технологий социокультурной коммуникации;

— исследование тенденций эволюции социального заказа на содержание и формы культуры, на

стилевые и качественные параметры образа жизни, освоение методики прогнозирования развития подобного заказа,

— совершенствование законодательной базы в области культуры и социокультурной политики;

— развитие фундаментальных научных исследований в области культурологии (теории и истории

культуры и цивилизации) с целью познания законов и механизмов, определяющих культурообразующие процессы;

— развитие историко-культурологического направления в системе общего среднего образования, теоретико-культурологического — в системе общего высшего образования и комплекснокультурологического — в системе вузов и факультетов, готовящих специалистов-культурологов,

— целенаправленное формирование корпуса специалистов-культурологов, призванных

практически осуществлять задачи культурной политики;

— разработка системы управленческих принципов и методов, перспективных управленческих

технологий и инструментария, наиболее адекватных задачам регулирования столь специфического процесса, как куль-туротворчество,

— разработка основных принципов взаимодействия с общественными организациями (религиозными, национальными, социальными), со сферой художественной практики, с философскими, общественными и гуманитарными науками, со сферой образования, средствами массовой информации и книгоиздателями, со сферой организации и обеспечения досуга и т. п как основными субъектами практического воспроизводства культуры.

Одна из фундаментальных проблем культурной политики современной России связана с задачами осмысленного регулирования социальной дифференцированности культуры.

Хорошо известно, что за годы советской власти в стране предпринимались неоднократные попытки насаждение единой унифицированной для всего населения культуры. В 1930-1940 годы таким общенормативным эталоном выступала квазиинтеллигентская субкультура окультуренных

в столичном быте совчиновников (с постоянной претензией на статус «высокой», собственно интеллигентской культуры). В 50— начале 60-х годов, напротив, деревенская самодеятельнофольклорная традиция в качестве «правильной народной» противопоставлялась «неправильной обуржуазившейся» городской культуре. В последующие годы жесткость партийногосударственного прессинга в сфере культурной унификации несколько ослабла (за исключением традиционной борьбы с «западничеством» в любых его социокультурных проявлениях).

Идея единой, социально недифференцированной нормативной культуры для всего общества несостоятельна в принципе, как и идея создания социально монолитного общественного организма. Напротив, исторически устойчивое общество, как правило, отличается весьма сложной и дробной социальной структурой и культурой. Отсюда важнейшая задача культурной политики заключается в способствовании процессам социальной дифференциации и иерархизации культуры, большей специализации ее отдельных пластов в соответствии с потребностями различных слоев населения. Социальная многослойность культуры — важнейший признак ее зрелости. Одновременно очень важным представляется поддержание этих социальных субкультур в состоянии «открытых систем» с размытыми границами, способных к свободному взаимообмену социально актуальными формами и новациями.

В настоящее время в российской культуре можно выделить несколько основных субкультурных подсистем:

— «высокая» интеллигентская культура, развивающая историческую традицию национальной элитарной культуры, крайне тяжело адаптирующаяся к современным рыночным отношениям и меркантильным ценностным приоритетам, проявляющая тенденцию к «съеживанию», самозамыканию в своей элитарности;

— «советская» культура, продолжающая традицию минувших десятилетий, основанная на привычке населения к государственному патернализму в отношении любых социокультурных запросов людей, к социальной уравниловке, приоритету коллективного над личным, эйфории великодержавности; носителями этой системы «совковых» ценностей в основном остаются люди старшего поколения, испытывающие вполне понятную ностальгию по годам своей молодости и всей совокупности ценностей, образов и символов, ассоциируемых с той эпохой;

— западная (по преимуществу — американская) культура либеральных ценностей, социокультурного индивидуализма и экономической независимости, охватывающая значительную часть молодежи, предпринимателей и интеллигенции («Ше newrussians» — «новые русские»), отличающихся, с одной стороны, сравнительной индифферентностью к духовным и интеллектуальным ценностям, установками на получение удовольствия от жизни, на немедленное удовлетворение любых социальных запросов, на особую престижность материального достатка, с другой — значительной социальной активностью, высокой степенью идейного плюрализма, интернационализма, толерантностью, уважением права каждой личности на свободное социальное и культурное самоопределение;

— комплекс маргинальных субкультур социальных «низов», существующий в широком спектре проявлений от «блатного» стиля и непосредственно криминального образа жизни до национал-шовинистических и мистико-оккультных движений; весь этот набор па-ракультурных явлений объединяет происхождение от первобытно-мифологического сознания и родогене-тической (кровно-племенной) системы ценностных ориентации, преимущественно тоталитарный (обобществляющий) подход к личности, а также «манихей-ский» тип мировосприятия, «окопная» психология непрерывной борьбы «наших» с «не нашими».

Необходимо специально рассмотреть и еще один пласт социально-дифференцированной культуры

— народную культуру. Под этим словосочетанием, как правило, понимают три совершенно различных явления:

— этнографическую культуру того или иного народа во всем многообразии ее хозяйственнобытовых, обрядово-ритуальных, мифо-легендарных и фольклорно-художествённых компонентов;

— любое непрофессиональное (самодеятельное) художественное творчество, к каким бы видам искусства оно ни относилось;

— художественно-стилевое направление в искусстве, профессионально исполняющее произведения подлинного фольклора или воспроизводящее его традицию в новосозданных произведениях, стилизованных под фольклор.

Советской эпохе были свойственны необоснованная идеализация народной культуры, противопоставление ее как «подлинной» искусству профессиональному, решающему в принципе иные художественные и соци-окультурные задачи и потому заведомо несопоставимому с

фольклорной традицией. Демагогические истоки такого рода противопоставления самоочевидны и в комментариях не нуждаются.

Как представляется, первое из упомянутых выше явлений — этнографическая культура — должно пользоваться всемерным государственным покровительством и поддержкой. Пласт этнографической (по преимуществу — сельской) культуры, буквально «вымирающей» на наших глазах, заслуживает специальной государственно-региональной программы изучения, охраны и консервации, точно такой же, как государственный патронаж над памятниками истории и культуры. Этнографическая культура является памятником не менее ценным, чем древние храмы, хотя охранять и поддерживать ее много трудней, чем каменные шедевры минувшего.

Второй пласт — самодеятельное непрофессиональное художественное творчество (как сельское, так и городское) — должен рассматриваться как часть социально - и культурно-досуговой деятельности населения и поддерживаться в той мере, в которой государство и местные органы в состоянии развивать различные клубные, культурно-массовые и иные формы досуга, по крайней мере до тех пор, пока эта деятельность имеет некоммерческий характер художественного самовыражения.

И, наконец, по отношению к «народному стилю» в рамках профессиональной художественной деятельности никакой особой государственной политики в принципе быть не должно. Авторы и исполнители, работающие в этой стилевой манере, не нуждаются в искусственном выделении из среды других авторов и исполнителей, работающих в иных направлениях и жанрах.

Особое место занимают вопросы культурной политики в области науки и образования. Именно эта сфера видится ключевой в решении задач содержательных реформ отечественной культуры, создающей и внедряющей в массовое сознание новые культурные смыслы (в отличие от художественной деятельности, чье смыслоноваторство в современных условиях по преимуществу ограничено внутрипрофессиональной, художественно-критической аудиторией).

Можно выделить научные и образовательные учреждения, занимающиеся исследованиями и подготовкой кадров по следующим направлениям:

— художественное творчество (подготовка практиков, педагогов и критиков в сфере профессионального искусства);

— культурно-информационная и культуроохранная деятельность (исследования и подготовка специалистов в сферах библиотечной, архивной, музейной, реконструктивной и реставрационной деятельности);

— искусствоведение (научные исследования и подготовка историков и теоретиков по всем видам профессионального и народного искусства, а также межвидовой истории художественной культуры в целом; в принципе, к этому направлению следует относить и литературоведение, хотя по сложившейся традиции оно относится к области филологических наук);

— фундаментальная культурология (научные исследования и подготовка ученых и преподавателей в области философии, теории, социологии и психологии культуры, высококвалифицированных управленцев и экспертов по социокультурным проблемам и межкультурному взаимодействию, редакторов и журналистов по вопросам культуры и т. п.; по логике — в это направление содержательно должны входить также этнография, археология и историческая социология, как это принято в западной антропологии, но у нас исторически сложилась иная композиция в структуре научного знания); — прикладная культурноорганизационная (социокультурная) деятельность (подготовка работников клубной сферы, руководителей и организаторов культурно-массовых мероприятий, художественной самодеятельности, социальных педагогов, менеджеров и ехнических специалистов в области культуры, искусства, туризма, рекламы и т. п.).

Культурно-информационная, культуроохранная и прикладная культурно-организационная сфера во многих отношениях нуждаются в серьезной модернизации, причем не столько технической, сколько теоретической, пересмотре своего категориального аппарата, социальных и культурных целей и задач деятельности, в осмыслении новых параметров социального заказа на содержание, формы и методы этой работы. В этой области наиболее актуальна политика развивающая, связанная с активными фундаментальными исследованиями в названной области, серьезно корректирующими само социокультурное содержание этой работы, разработкой и внедрением новых технологий и методов, средств информационного и технического обеспечения, наукоемкого усложнения характера деятельности и уровня подготовки специалистов.

Важнейшей проблемой социальной дифференцированной культурной политики является ее четкая иерархизированность по макро- и микроуровням, по источникам обеспечения (государственным,

региональным, местным, коммерческим, различным формам самообеспечения), по

институциональным уровням управления и регулирования.

Культурная политика России не может быть лишь сугубо внутренним делом страны и общества. Насколько Россия является органичным членом мирового сообщества, настолько и ее культурная политика должна быть частью всемирного культурно-цивилизационного процесса и отражать мировые тенденции духовно-ценностного освоения бытия. Вступление России как преимущественно европейского по генезису своей культуры и истории государства на это «проблемное поле» культурного строительства должно стать необходимым и естественным компонентом национальной культурной политики страны.

Основная литература:

Марков А.П., Бирженюк Г.М. Основы социокультурного проектирования. Учебное пособие -СПб., 1997.

Ерасов Б.С. Социальная культурология. - М.:Аспект-Пресс, 2000.

Флиер А.Я. Культурология для культурологов. - М.: Академический проект, 2000.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.