Научная статья на тему 'Крестьяне на казенных землях Южного Урала до середины XIX века'

Крестьяне на казенных землях Южного Урала до середины XIX века Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
586
72
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЮЖНЫЙ УРАЛ / КАЗНА / ОБЩИНА / КРЕСТЬЯНЕ / НАДЕЛ / ЗЕМЛЯ / ПОСЕЛЕНИЯ / ПОВИННОСТИ / ПЛАТЕЖИ / SOUTHERN URALS / TREASURY / COMMUNITY / PEASANTS / ALLOTMENT / LAND / SETTLEMENTS / DUTIES / PAYMENTS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Шайхисламов Р.Б.

Статья посвящена анализу социально-экономического положения государственных крестьян, поселенных на казенных землях. Показано, что данная группа крестьян обеспечивалась землей за счет официального отвода. В работе рассматриваются процесс образования и расширения фонда казенных земель на Южном Урале за счет «диких полей», конфискованных у башкир угодий, отрезанных земель в ходе Генерального межевания у жителей разных категорий населения и т.д., из которых впоследствии отводились так называемые «свободные» участки земли различным группам крестьян. Автором отмечается: казенная земля, отведенная под крестьянские наделы, находилась в общинном пользовании крестьян; крестьяне, поселившись на казенных землях оказывались в зависимости от собственника земли и уже в силу этого обязаны были нести определенные повинности, а также осуществлять платежи в пользу государства-феодала.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Peasants in the State Grounds of the Southern Urals before the mid-19th century

The article is devoted to the study of socio-economic position of state peasants, settled on the state grounds. It is shown that the given stratum of peasants was provided with grounds due to the official allotments (otvod). In the article, the author analyzes the process of formation and spread of the state grounds fund in the Southern Urals (due to “wild fields”, non-arable grounds confiscated from the Bashkirs, the grounds “cut-off” in the course of General setting boundaries process (mezhevaniye), concerning different categories of population, etc.), from which later the so-called “free” lots of land were allotted to different groups of peasants. The author of the article exposes the process of self-willed settling on the part of migrants in the early period at the so-called “vacant”, i.e. non-arable lands that already belonged to the treasury then. It is revealed that such farmers were sooner or later found by the local authorities and were taxed accordingly with payments and duties in favor of the land-owners. Monastery peasants, transferred into the category of economic peasants, became the settlers of the state grounds after the secularization of church grounds and their transfer under the state inspection. The author notes that state grounds allotted for peasant lots, were the lands of common peasant usage without selection; peasants settling at the state grounds found themselves in serfdom of the landowner and by its virtue had to have some duties and pay the taxes in favor of the feudal state.

Текст научной работы на тему «Крестьяне на казенных землях Южного Урала до середины XIX века»

раздел ИСТОРИЯ

УДК 94 (47 +57)

КРЕСТЬЯНЕ НА КАЗЕННЫХ ЗЕМЛЯХ ЮЖНОГО УРАЛА ДО СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА

© Р. Б. Шайхисламов

Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450076 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.

Тел,: +7 (347) 272 08 22.

Email: shrb2007@mail.ru

Статья посвящена анализу социально-экономического положения государственных крестьян, поселенных на казенных землях. Показано, что данная группа крестьян обеспечивалась землей за счет официального отвода. В работе рассматриваются процесс образования и расширения фонда казенных земель на Южном Урале за счет «диких полей», конфискованных у башкир угодий, отрезанных земель в ходе Генерального межевания у жителей разных категорий населения и т.д., из которых впоследствии отводились так называемые «свободные» участки земли различным группам крестьян. Автором отмечается: казенная земля, отведенная под крестьянские наделы, находилась в общинном пользовании крестьян; крестьяне, поселившись на казенных землях оказывались в зависимости от собственника земли и уже в силу этого обязаны были нести определенные повинности, а также осуществлять платежи в пользу государства-феодала.

Ключевые слова: Южный Урал, казна, община, крестьяне, надел, земля, поселения, повинности, платежи.

Накануне реформы крестьяне государственной деревни, составлявшие 69.1% крестьянского, 64.7% податного и 38.2% всего населения Южного Урала [1, с. 44] оставались самой неоднородной группой по социальному составу. Между отдельными социальными частями государственных крестьян сохранялись различия в правовом, экономическом положении, в формах землевладения и землепользования. В зависимости от того, на какой земле они вели свое хозяйство, различались: 1) крестьяне, устроившиеся на казенных землях; 2) припущенни-ки, поселившиеся на арендованных башкирских волостных землях и 3) крестьяне-собственники.

Наиболее многочисленной (более 70%) из этих групп являлись крестьяне, поселенные на казенных землях [2, л. 3 об.]. В конце XVIII - начале XIX в. 110 тыс. душ м. п. государственных крестьян края проживали на казенных землях. По показаниям нижних земских судов на казенных землях десяти уездов Оренбургской губернии (без учета Бугурусланского и Белебеевского уездов) в 1800 г. были расположены 622 селения государственных крестьян, где насчитывалось 78 342 рев. души [3, л. 5 об.-6]. Данная группа государственных крестьян обеспечивалась землей за счет официального отвода. Рассмотрим, как образовался фонд казенных земель в крае, из которых впоследствии отводились «свободные» участки земли различным группам крестьян.

После вхождения территории Южного Урала в состав Русского государства вся земля края стала собственностью казны. Являясь собственником земли, государство могло наделять угодьями своих подданных. Так, государство сразу же признало за башкирами - коренными жителями края - их вотчинное право на то количество земли, которой они владели до присоединения. За это башкиры обязаны были платить ясак, нести военную и другие

натуральные повинности в пользу феодального государства. До 30-х гг. XVIII в. правительство в целом занимало позицию невмешательства в земельные отношения башкир. Отводы земель другим категориям населения до XVIII в. ограничивались лишь отдельными районами, незаселенными башкирами. Первые отводы земли государственным крестьянам под названием «диких полей» осуществлялись в Мензелинском, Бирском и частью Уфимском уездах. В XVII в. на территории края уже существовали довольно крупные по тем временам селения государственных крестьян. К таким селениям относились: в Уфимском уезде - с. Государственные Дуване, заселенное примерно в 1647 г. переселенцами из с. Богородского и уфимскими стрельцами и с. Старый Енгалыш, образованное в XVII в. крестьянами из Пензенской губернии. В Мензелинском уезде - с. Токмак и др. [4] Все эти селения располагались на отводных казенных землях.

Поселение служилых людей (стрельцов, солдат, драгун, рейтар, шляхт, однодворцев, белопа-хотных, пахотных солдат и т.д.), которые впоследствии влились в состав государственных крестьян, также сопровождалось наделением их землей. Государство, заинтересованное в увеличении количества зависимого податного населения в крае, практиковало с XVII в. на территории западной и северной части Южного Урала раздачу казенных земель пришлым крестьянам «из оброка» и из «ясака». Эта форма землепользования была притягательной силой для крестьян-переселенцев. За эксплуатируемые угодья крестьяне должны были платить оброк или ясак непосредственно в государственную казну [5, с. 98-104]. В XVIII в. оброчные и ясачные земледельцы уже являлись государственными крестьянами, поселившимися на казенных землях.

ISSN 1998-4812

Вестник Башкирского университета. 2017. Т. 22. №1

285

Часть переселенцев самовольно селилась на так называемых «диких», «пустопорозжих» землях, которые на самом деле принадлежали уже казне. Такие земледельцы рано или поздно обнаруживались местными властями и облагались соответствующими платежами и повинностями в пользу собственника земли. Государство же, как собственник земли, жаловало землю и монастырям, которые стали появляться здесь в XVII в. На землях монастырей образовывались крестьянские селения. Группа монастырских крестьян региона формировалась главным образом за счет принудительного их переселения из других губерний. После секуляризации церковных земель монастырские крестьяне были переведены в разряд экономических крестьян.

Начиная с 30-х гг. XVIII в. фонд «свободных» казенных земель стал увеличиваться за счет конфискованных у башкир волостных угодий. Под строительство крепостей Оренбургской оборонительной линии государство изъяло огромные владения западных, юго-западных и восточных башкирских волостей. Конфискованные башкирские земли, теперь уже «свободные», правительство передавало во владение жителей крепостей и других населенных пунктов. Именно с этого времени усиливается поток переселенцев в край, они расселялись в основном на отнятых у башкир землях. В итоге к началу XIX в. почти все государственные крестьяне Оренбургского, Челябинского, Бу-гурусланского и Бузулукского уездов (то есть тех уездов, которые расположены на территории конфискованных башкирских земель), числились в документах уже живущими на казенных землях [ 6, л. 1-24; 7, л. 1-2; 8, л. 1-45; 9, л. 1-26].

Отчуждение земель вызвало упорное сопротивление башкир. Башкирские восстания 30-40-х гг. XVIII в. вошли в историю как наиболее мощные и драматичные по своему характеру выступления, направленные против нарушения правительством вотчинного права башкир. Выступления башкир были жестоко подавлены войсками. В ходе подавления восстаний правительство в виде кары снова отписывало часть башкирских земель в казенное ведомство. Земель, «отписных за бунт» в казну, было особенно много в Белебеевском уезде. Количество таких земель здесь достигало иногда 20 тыс. дес. в одном месте. В Стерлитамакском уезде были «отписаны» земли башкир Уршакминской волости [10, с. 192]. В Уфимском уезде в число «отписных за бунт» попали земли башкир Чубиминской, Кур-кулиминской и Кальнинской волостей [11, л. 5-65]. Отнятые у башкир в ходе восстаний земли достались припущенникам (мещерякам, тептярам, бобылям, ясачным татарам, чувашам, мордве, удмуртам). Правительство селило на них и другие категории государственных крестьян, уже как на «казенных землях» [3, л. 203-240]. Впоследствии такая политика правительства привела к запутанности

земельных отношений в крае, к острым поземельным спорам между башкирами и другими категориями населения.

Значительно расширился фонд «свободных» казенных земель в крае в ходе Генерального межевания. По инструкции государственные крестьяне должны были наделяться 15 десятинами земли на рев. душу. Излишние сверх определенной пропорции земли отходили казне. Так, если до Генерального межевания в Челябинском уезде в пользовании государственных крестьян было 1 296 229 дес. удобных земель, то после межевания осталась лишь четвертая часть - 384 444 дес. Большая часть земель (911 785 дес.) была отрезана в казну. Такое же энергичное наступление казны наблюдалось и в Троицком уезде, где после межевания в распоряжении государственных крестьян осталась только пятая часть освоенных ими земель. У поселян государственной деревни здесь было отрезано 9 148 дес. пашни из 11 980 дес., 26 211 дес. сенокосов из 37 367 дес. [12, с. 21; 13, с. 156]. Эта «лишние» земли были отмежеваны в казенное ведомство [14, л. 463]. Отрезки земель в казенное ведомство в первой половине XIX в. производились у всех категорий населения, проживавших в крае. Особенно много земель было отрезано у башкирских волостей. Так, в 1816 г. Оренбургской межевой конторой были отчуждены в казенное ведомство земли башкир Сартской волости (в Троицком уезде). На этих землях располагались д. Лемезы, Тастуба, Карлыханова Ключи, в которых проживали государственные крестьяне [15, л. 16]. В Бузулукском уезде 319 469 дес. земли башкир Сынрянской волости, смежные с дачей Тоцкой крепости, были занесены в ходе Генерального межевания в разряд «казенной дикопорозшей земли». В результате отрезки этих земель в казенное ведомство башкиры лишились значительного количества земли. Впоследствии на этих землях образовались селения государственных крестьян: д. Сайново, Антоновка, Пракаевка, Домашкино, Ан-дреевка, Даниловка, Гришкино, Баширово и др. [16, л. 1-53]

Таким образом, в течение XVШ-XIX вв. идет процесс интенсивного пополнения фонда «свободных казенных земель». Из этого фонда правительство отводило наделы различным категориям населения, в том числе и государственным крестьянам. Иногда для поселения переселившихся государственных крестьян создавались из конфискованных, отрезанных и других свободных земель специальные участки. На таких участках, как правило, появлялись новые селения, образованные переселенцами. Однако не всем переселенцам удавалось устроиться на специальных участках. Большинство переселившихся государственных крестьян приселялись к селениям старожилов. Таким крестьянам впоследствии нарезались земли из прилегающих участков или из казенных дач тех деревень, к кото-

286

ИСТОРИЯ

рым они приселялись. Так, из 17 736 душ м. п. государственных крестьян, переселившихся в 1840-х гг. в губернию с разрешения властей, 10 535 душ (3 171 семейство) были поселены на особых участках. На отведенной казенной земле (по 15 дес. на каждую рев. душу) они образовали 22 новых селения. Остальные - 7 201 душа - были приселены к старопоселенцам и подлежали наделу землей из дач старожилов [17, л. 180].

Итак, устройством основной части государственных крестьян ведало само государство. Крестьяне, поселившись здесь на казенной земле, с самого начала оказывались в зависимости от собственника земли, и уже в силу этого должны были нести те или иные феодальные повинности и платежи в пользу государства-феодала. Казенная земля, отведенная под крестьянские наделы, находилась в общинном владении крестьян и делилась между членами общины по ревизским душам. Раздел земли осуществлялся от ревизии до следующей ревизии. Луга, леса, выгоны находились в общем пользовании крестьян без раздела. Вся хозяйственная и экономическая жизнь казенных крестьян подвергалась всеохватывающей регламентации через систему внеэкономического принуждения, воплощенной в органах государственной власти.

ЛИТЕРАТУРА

1. Шайхисламов Р. Б. Крестьянство Южного Урала в первой половине XIX века. Уфа: РИО БашГУ, 2006. 192 с.

2. Российский государственный исторический архив. Ф. 379. Оп. 4. Д. 1080 (Далее - РГИА).

3. РГИА. Ф. 1537. Оп. 1. Д. 81.

4. Список населенных мест по сведениям 1870 г. Вып. 45. Уфимская губерния. СПб., 1877. С. LXXXV.

5. Рахматуллин У. X. Население Башкирии в XVП-XVШ вв. Вопросы формирования небашкирского населения. М.: Наука, 1988. 187 с.

6. РГИА. Ф. 379. Оп. 1. Д. 606.

7. РГИА. Ф. 379. Оп. 1. Д. 604.

8. РГИА. Ф. 379. Оп. 1. Д. 613.

9. РГИА. Ф. 379. Оп. 1. Д. 614.

10. Ремезов Н. В. Землевладение в Уфимской губернии // Записки императорского русского географического общества. По отделению статистики. СПб., 1889. Т. VI. С. 95-207.

11. РГИА. Ф. 379. Оп. 1. Д. 638.

12. Демина Т. А. Государственные крестьяне Исетской провинции в 30-80-х гг. XVIII в. (к истории развития производительных сил и производственных отношений в позднефео-дальную эпоху): автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1979. С. 21; ее же. Земельные отношения в Южном Зауралье в 3080-х гг. XVIII в. // История СССР. 1981. №6. С. 156.

13. Демина Т. А. Земельные отношения в Южном Зауралье в 30-80-х гг. XVIII в. // История СССР. 1981. №6. С. 156.

14. РГИА. Ф. 1537. Оп. 1. Д. 90.

15. РГИА. Ф. 379. Оп. 1. Д. 605.

16. РГИА. Ф. 1151. Оп. 2. Д. 111.

17. РГИА. Ф. 383. Оп. 27. Д. 43.

Поступила в редакцию 06.03.2017 г.

ISSN 1998-4812

BecTHHK EamKHpcKoro yHHBepcHTeTa. 2017. T. 22. №1

287

PEASANTS IN THE STATE GROUNDS OF THE SOUTHERN URALS BEFORE THE MID-19th CENTURY

© R. B. Shaikhislamov

Bashkir State University 32 Zaki Validi Street, 450076 Ufa, Republic of Bashkortostan, Russia.

Phone: +7 (347) 272 08 22.

Email: shrb2007@mail.ru

The article is devoted to the study of socio-economic position of state peasants, settled on the state grounds. It is shown that the given stratum of peasants was provided with grounds due to the official allotments (otvod). In the article, the author analyzes the process of formation and spread of the state grounds fund in the Southern Urals (due to "wild fields", non-arable grounds confiscated from the Bashkirs, the grounds "cut-off' in the course of General setting boundaries process (mezhevaniye), concerning different categories of population, etc.), from which later the so-called "free" lots of land were allotted to different groups of peasants. The author of the article exposes the process of self-willed settling on the part of migrants in the early period at the so-called "vacant", i.e. non-arable lands that already belonged to the treasury then. It is revealed that such farmers were sooner or later found by the local authorities and were taxed accordingly with payments and duties in favor of the land-owners. Monastery peasants, transferred into the category of economic peasants, became the settlers of the state grounds after the secularization of church grounds and their transfer under the state inspection. The author notes that state grounds allotted for peasant lots, were the lands of common peasant usage without selection; peasants settling at the state grounds found themselves in serfdom of the landowner and by its virtue had to have some duties and pay the taxes in favor of the feudal state.

Keywords: Southern Urals, treasury, community, peasants, allotment, land, settlements, duties, payments.

Published in Russian. Do not hesitate to contact us at bulletin_bsu@mail.ru if you need translation of the article.

REFERENCES

1. Shaikhislamov R. B. Krest'yanstvo Yuzhnogo Urala v pervoi polovine XIX veka [The peasantry of southern Urals in the first half of the 19th century]. Ufa: RIO BashGU, 2006.

2. Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv. F. 379. Op. 4. D. 1080 (Dalee - RGIA).

3. RGIA. F. 1537. Op. 1. D. 81.

4. Spisok naselennykh mest po svedeniyam 1870 g. No. 45. Ufimskaya guberniya. Saint Petersburg, 1877. S. LXXXV.

5. Rakhmatullin U. Kh. Naselenie Bashkirii v XVII-XVIII vv. Voprosy formirovaniya nebashkirskogo naseleniya [The population of Bashkiria in the 17th-18th centuries. The issues of formation of non-Bashkir population]. Moscow: Nauka, 1988.

6. RGIA. F. 379. Op. 1. D. 606.

7. RGIA. F. 379. Op. 1. D. 604.

8. RGIA. F. 379. Op. 1. D. 613.

9. RGIA. F. 379. Op. 1. D. 614.

10. Remezov N. V. Zapiski imperatorskogo russkogo geograficheskogo obshchestva. Po otdeleniyu statistiki. Saint Petersburg, 1889. T. VI. Pp. 95-207.

11. RGIA. F. 379. Op. 1. D. 638.

12. Demina T. A. Istoriya SSSR. 1981. No. 6. Pp. 156.

13. Demina T. A. Istoriya SSSR. 1981. No. 6. Pp. 156.

14. RGIA. F. 1537. Op. 1. D. 90.

15. RGIA. F. 379. Op. 1. D. 605.

16. RGIA. F. 1151. Op. 2. D. 111.

17. RGIA. F. 383. Op. 27. D. 43.

Received 06.03.2017.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.