Научная статья на тему 'Космология и космогония коренных жителей Африки'

Космология и космогония коренных жителей Африки Текст научной статьи по специальности «Этнография и историческая антропология»

CC BY
201
36
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Арсеньев Владимир Романович

Рассматриваются вопросы космологии африканских племен, воспринимающих звезды и другие светила как иную реальность, в которой отражается земная жизнь. В центре Космоса африканца стоит деревня, община, ее мир, подобно самостоятельной и самоценной планете.

Текст научной работы на тему «Космология и космогония коренных жителей Африки»

Terra Humana

АКТУАЛЬНОСТЬ МИФА

УДК 39:13 ББК 63.5:87

В. Р. Арсеньев

КОСМОЛОГИЯ И КОСМОГОНИЯ КОРЕННЫХ ЖИТЕЛЕЙ АФРИКИ

Рассматриваются вопросы космологии африканских племен, воспринимающих звезды и другие светила как иную реальность, в которой отражается земная жизнь. В центре Космоса африканца стоит деревня, община, ее мир, подобно самостоятельной и самоценной планете.

Так я сделал еще одно важное открытие: его родная планета вся-то величиной с дом!

Он не смел себе признаться в том, что больше всего жалеет об этой чудесной планетке еще по одной причине: за двадцать четыре часа на ней можно любоваться закатом тысячу четыреста сорок раз!

Шестая планета была в десять раз больше предыдущей. На ней жил старик, который писал толстенные книги.

Антуан де Сент-Экзюпери. Маленький принц

Несколько предварительных замечаний

«Трудно искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет», - такие слова приписываются китайскому философу Лао-цзы. Это высказывание вполне можно взять эпиграфом для изложения взглядов африканцев на Космос.

При соприкосновении с явлениями окружающего мира нам трудно бывает представить себе, что кто-то видит этот мир совсем не так, как мы. Что очевидные, понятные для нас слова «Вселенная», «Космос», «пространство», «время», «скорость» в каких-то культурах отсутствуют или выражены с такой «натяжкой», столь неузнаваемо, что близки к тому, что отсутствуют. Либо это уже - и не мир, и не «время», и не «пространство». Тогда - что? Мы постулируем: незнание закона не освобождает от его

выполнения! Особенно если это - «Закон природы». Мы утверждаем, что люди всех времен и всех культур имеют дело с одним и тем же миром, который одинаково дан нам в ощущениях и един, соответственно. Все вольно или невольно, осознанно или нет подчиняются единым законам мира, природы, лишь совершенствуясь в их постижении и реализации. Так мы привыкли считать! Но так ли это на самом деле, и даже если так, то всегда ли и у всех?

Если не меняется - или почти не меняется - мир вокруг нас в своих основных образах и законах за время наблюдения за ним со стороны людей, то весьма сильно меняются сами люди за то же время. Природа просто существует в сообразности космических, геологических, локальных перемен. У этих перемен совсем другая скорость, текучесть, протяженность реализации. Здесь нет повода говорить о движении от «худшего» к «лучшему» или наоборот, потому что здесь - все увязано, сбалансировано, согласовано. Для биологических форм существования материи где-то что-то ухудшается. Например, исчезают позвоночные и разрастаются простейшие, или что-либо подобное - как малоприятная для нас, людей, возможность эволюции жизни. Но в остальном жизнь идет сама по себе. Пустыня - такое же естественное состояние природы, как и густой лес, как и полярные льды. Иерархия качеств существования, состояний природы привносится нами, исходя из идей, ставящих Человека в центр самого существования Природы, в высший смысл этого существования.

Но этот эгоизм и эгоцентризм Человечества - не изначально данные. Он - плод современного общества, прежде всего - европейского, плод экстраполяции, переноса собственной картины мира на все возможные его образы. И именно здесь взгляд африканцев существенно отличается. Прежде всего африканец - ближе к Природе, он связан глубокими корнями с миром архаики, миром единства Человека и Природы.

По мере исторического развития, в ходе становления цивилизации и индустриального общества, к которому мы принадлежим, произошла качественная перекодировка информации, способов видения мира, способов его осмысления, способов совершенствования знаний и передачи их. В результате утвердилось координатное видение мира через разложение его в восприятии на альтернативные пары-антиподы: «плюс» - «минус», «белое» - «черное», «хорошо» - «плохо» и т. д.

Но «Человек в Природе», каким является африканец, в отличие от более доверяющего разуму, а не чувствам европейца, сам непосредственно воспринимает мир, его токи, флюиды, его «поля» и «излучения». Ему не нужны приборы, приспособления, конструкции. Он сам - «прибор», «приспособление» и «конструкция», которая живет и ощущает все эти возможные воздействия природных сил. Человек Африки улавливает их - улавливает не осознанно, а интуитивно, или точнее «вне сознания», «около сознания», «сопряженно с сознанием». То что для нас - «Космос», для него - часть его самого, единая целостность, в которой он - только маленькое звено, «ячейка» в большой всесветной сети «сканированного бытия».

«Космос - жизненное пространство» и его освоение

Не пренебрегая нашими понятиями, но понимая их условную и ограниченную применимость к африканским представлениям о космосе,

Общество

Terra Humana

попробуем разобраться, каким видится мир африканцами, какие блоки в нем выделяются и как они, эти блоки, соединяются, чтобы дать людям опору в жизни, возможность преобразовывать эту жизнь.

Казалось бы, всегда человек смотрит в небо и не может не осознавать его глубины. Мы уверены, что наш взгляд в небо - это вертикаль, уходящая бесконечно далеко. И только разрешающая способность глаза и есть ограничитель этого проникновения вглубь бесконечности. Человек изобрел оптические приборы - телескопы, а затем и их излучающий / воспринимающий радиовариант, для увеличения этой самой разрешающей способности глаза. И не более того. Ибо глубина видения телескопа, как это ни покажется парадоксальным, может быть сопоставима с глубиной видения микроскопа! Оптически все зависит от фокусного расстояния прибора в соотнесении с наблюдаемым объектом. И микроскоп, и телескоп только увеличивают наблюдаемые объекты, но ничего не говорят об их взаимной удаленности. Увеличение - это иллюзия приближения, но в плоскости.

Значительно важнее другая сторона, которая нам, европейцам рубежа ХХ-ХХ1 вв., может показаться странной. Важен не сам прибор, не сам глаз человеческий (который выступает естественным оптическим прибором), важен мозг, воспринимающий и интерпретирующий сигналы внешней среды. И хотя у всех людей его строение схоже, исторически, оказывается, изменялся способ оперирования информацией, распознавания и выделения ее, комбинирования, конструирования новой реальности (прогнозы, творчество и т. п.). Для людей индустриального общества это абстрактно-логическое, рациональное мышление, основанное на лидерстве левого полушария мозга в нейрофизиологических процессах отражения мира и осмысления его (отражения и мышления). Для доин-дустриальных обществ Африки (и не только Африки) это образное, художественное мышление, основанное на лидерстве процессов в правом полушарии мозга. Мы считаем свой образ мышления вершиной развития всех предшествовавших форм истории, мы убеждены, что вооружены истинным знанием, проникающим в глубины мира и потом охватывающим его целиком, чувствуем его ритмы, флюиды, пульсации и гравитации, отдаваясь их влиянию и улавливая в их ансамбле нужный для себя ток, струю. В чем-то это сопоставимо, по аналогии, с движением винтового или реактивного самолета в противопоставлении полету пернатых, или винтомоторного судна - движению дельфина. Естественные рецепторы, контакты с окружающим миром, сохраненные африканцами, нам заменили наши «усовершенствованные» приборы. И это - как применительно к земле, так и к Космосу. Следует подчеркнуть, что это проблема не расовая, но проблема исторической обусловленности форм мышления. И выражается она в постепенном утверждении в качестве главного, доминирующего и даже исключительного абстрактно-логического мышления взамен образного. Вся наша цивилизация с ее космогоническими и космологическими представлениями является продуктом именно этого типа организации мышления (как способа отражения мира).

Африка: Человек - Общество - Космос

Следует признать, что космос - как внеземное пространство - после астрологии и астрономии средневековья стал значим для европейцев

только в конце Х1Х-ХХ вв. Он как бы вновь открыт и поименован уже в связи с техническими возможностями проникновения в него, в отличие от созерцательных - предшествовавшей поры. До этого космос - не столько «Вселенная», сколько «Звезды». В процессе своей истории люди как бы сами конструируют «небо», организуют его, выделяя те или иные элементы его строения, называя их, отслеживая их во времени. Примерно так в сознании, в науке объективно упорядочивается «Хаос», превращаясь в «Космос». Люди это делают сами, совершенствованием своего знания, но связывают эти космогонические процессы с деяниями «богов» и «героев». По крайней мере, примерно так шел процесс «осознания Космоса» в классических цивилизациях.

Что касается африканцев, то в целом для них звезды не являются видимыми структурными элементами «Космоса» как макромира, где Земля и «земляне» выступают в качестве одной из таких же структурных единиц. Здесь принципиально иные представления о мире - «Вселенной». Здесь, в Африке, «Космос» в первую очередь «обжитое» и «жизненно важное пространство».

Начать можно с того, что «мир» бесконечно «ужат», сфокусирован. Пожалуй, здесь уместно провести аналогию с мироощущением ребенка 4-6 лет или с «моделью Вселенной» Маленького принца из сказки Антуана де Сент-Экзюпери. Это какие-то «сгустки» сверхконкретных образов, всплывающих в некоем «пространстве» без границ, начала и конца, даже без расстояний - подобно полиэкрану, смене слайдов в диапроекторе и т. п. И чем длиннее расстояния между такими сгустками реальности, тем плотнее они кажутся во взаимном расположении. Тут кое-что напоминает эффект телескопа-микроскопа.

Для африканца, незнакомого с системой Платона, Коперника, Галилея, Канта-Лапласа и прочих «святителей» научной астрономии и космологии, звезды и другие светила выступают иной реальностью - реальностью отражения земной жизни - бытовых событий, приобретших мифологическую и, как мы говорим, «космическую», «Вселенскую» значимость. Это своего рода отблески, отсветы, «зайчики», спроецированные на небо и возвращающие назад этот свет. Подобные сакрализованные или лишенные сакральности «житейские объяснения» видимой внеземной реальности по типичным для первобытного общества аналогиям, ассоциациям, схемам нам хорошо известны и по античным мифам Греции и Рима. Они представляют собой один из первых способов осмысления, описания, объяснения мира.

Не случайно в философском осмыслении феномена Человека принято говорить, что «Человек - это Вселенная», делить мир на «макрокосм» и «микрокосм». Именно последним - «микрокосмом» - и видится, с позиции современного философского мировидения, Человек. Мы - люди из века «атомарного Человека», из времени эгоцентризма и высшей самоценности индивида, т. е. отдельной человеческой особи. Он, этот человек, «микрокосм», есть некая самодостаточная целостность, условная «Вселенная» - немыслимая, непостижимая, бесконечная. И «микрокосм» Индивида - атом «макрокосма» Вселенной.

Африканец же в этом смысле существенно отличается от нас. Он не минимальная единица, не «атом» макрокосма», не собственно «микро-

Общество

Terra Humana

косм». Он не более чем фокус, проекция, отражение, отпечаток макрокосма - мира, реальности, данности. При этом промежуточным и важнейшим звеном в этой фокусировке, в этом преломлении и отражении служит «микрокосм» африканца, который - не он сам, этот африканец, а его общественный коллектив (деревня, община, род). Причем, этот микрокосм подобен макрокосму, являясь его ядром и наиболее (или даже бесконечно) значимой величиной. Именно вокруг этого ядра, центра мироздания, уплотняется вся Вселенная африканца. Она наслаивается на это ядро, создавая и временные, и пространственные, и человеческие измерения окружающего мира - «ойкумену», по определению древних греков.

Вероятно, это не очень просто представить себе, особенно нам, городским жителям, снабженным вполне доступными и развитыми средствами коммуникаций (связью, транспортом, средствами массовой информации). Мы по-иному «ужимаем» мир, делая доступными ближайшие и удаленные области его через телевидение, видео, средства передвижения, имея даже возможность компьютерного моделирования земных и внеземных реальностей с иллюзией пребывания в них, этих «иных реальностях».

Однако как очевидец могу засвидетельствовать этот необычный для нас мир иной реальности в повседневной жизни африканцев. Например, Горный Мандант на западе Республики Мали, где мне удалось побывать. Маленькие, компактные, уплотненные, ужавшиеся деревушки, выселки, затерявшиеся среди скал, ущелий, с густым растительным покровом, с узкими тропами от одного «островка» очеловеченного пространства к другому. Ни радио, ни электричества, ничего другого из мира техники. Нечто похожее на соты диких пчел или ос. Уплотнения, вкрапления в огромный, глубокий, полный своей жизнью мир, где уже ничего не видно на расстоянии более 10 метров по прямой. И только эти «островки» жизни - жизни людей, «осажденные» крепости, форпосты в «царство Природы». И только небо над головой, если не сокрыто оно переплетающимися ветвями.

Смотрят ли эти люди в высь над собой? Конечно, да. Но что или как они видят? Возьмусь предположить, что даже наше субъективное ощущение неба как купола над головой, купола, в центре которого - мы сами, здесь имеет некоторую особенность. Во-первых, наш небесный купол предполагает радиальное восприятие взгляда наблюдателя по всем направлениям от самого наблюдателя. Этот купол - часть сферы, рассеченной плоскостью, в которой наблюдатель находится - полусфера. Подобно чаше, она «накрывает» наблюдателя. В то время как предполагаемый угол зрения африканца на ту же реальность - иной. Выступая предпосылкой картины «верхнего пространства», он скорее спроецирован в полную сферу, где наблюдатель находится в точке соприкосновения этой сферы с поверхностью земли, ей плоскостью. Если это предположение верно, тогда объяснимо и восприятие небесной сферы неба как такой же тверди, что и земля, так как, располагаясь в постоянной точке этой небесной сферы, наблюдатель неизбежно ощущает твердь. И хоть для нас очевидно, что это твердь земли, для африканца она же одновременно выступает и «твердью» неба, так как субъективный опыт его

не может отмахнуться от ощущения тверди под ногами. Близкое содержание понятий «небо» - как небесная твердь - кругу понятий «опора» можно встретить со ссылкой на народ бамбара у крупного авторитета по духовной культуре Западного Судана Д. Заана. Он увязывает в единую смысловую и ассоциативную связь символическое значение обуви в ряду ритуально выделяемых предметов: «место постановки ноги» ^ «защита» ^ «небо». То есть, по его данным, небо выступает той же твердью, по которой ступает нога. По крайней мере, таково, похоже, восприятие и бамбара, и многих других африканских народов.

В этом смысле, ступать по земле или по небу - сродни тому, как если оказаться внутри шара и передвигаться по его внутренней поверхности. Эта поверхность начнет смещаться «под ногой». Но пребывание в точке касания с землей фактически обеспечено (силой тяжести наблюдателя и поверхностью сферы). Пространство неба как бы уходит от наблюдателя и к нему же возвращается, как если бы он был не «центром», но «фокусом кривизны», «возвратности» небесного окружения. Подобное видение мира, окружающего пространства приближается к тому, что в науке называется «фрактально-голографической картиной космоса», выступающей реализацией принципа микромегааналогии (ММ-аналогии). Такая картина космоса близка современным взглядам астрономии и космологии, но ее же мы встречаем в предвосхищенных формах повсюду в мире архаики (по А. И. Субетто) - у разных народов, на разных континентах, в фольклорных (сказочно-бытовых и мифологизированных) образах, в поверьях, в конкретной магической практике и ее «толкованиях» в качестве специфической «магической» картины мира. А именно эта картина типична для африканцев.

Картина мира, свойственная ранним этапам истории вплоть до формирования цивилизаций эпохи до письменности и устойчивых государств, - а именно этот этап и характерен в целом для традиционных культур Африки, опирается на фундаментальную идею «Всесвязности».

Речь идет о всесвязности мира видимого и невидимого, животного и «минерального» («ландшафтно-природного»), мира людей и мира всей прочей Природы во всех ее проявлениях, между «духовным» и «материальным», между психикой и вещными, материальными, предметно выраженными процессами. Вот откуда всепроникновение Космоса и психической энергии людей, отдельного человека и т. п. Отсюда - идея всеобщего равновесия как основной моделирующей системы, господствующей во Вселенной / Космосе / Мире. Вот откуда благоговейное отношение к Миру как к неустойчивому, чреватому катастрофическим дисбалансом. Вот откуда наибольшая значимость того, что исходит от людей по отношению к Природе в соответствии с принципом «не навреди».

Соответственно, «Космос» африканцев с учетом упомянутого «фрактально-топографического» видения мира - при всей условности такого определения - по степени важности для жизни общества расходится концентрическими кругами - слоями, в центре которых стоит сама деревня, община, ее мир, подобно самостоятельной и самоценной планете. Дальний же Космос при всей своей доступности представляет сравнительно мало интереса. Это касается и звезд, и планет, которых еще не

Общество

Terra Humana

открыли, не выявили как класс небесных явлений. Не случайно, что для их обозначения используется одно и то же слово, главное значение которого - «звезда / светило».

Наиболее важными светилами являются Солнце и Луна. Но здесь их правильнее было бы писать с маленькой буквы - солнце и луна. Ведь не они - ось мироздания и мироощущения. Не они - высшие, всеопреде-ляющие явления, существа, сущности, воплощения (вопреки тому, что наблюдается в Древнем Египте, в античном мире и т. п.). В приведенных сказках-мифах это достаточно показательно выражено. Еще меньшую значимость, похоже, имеют звезды, созвездия. Как видно из приведенной бушменской сказки-мифа о происхождении светил, звезды - это зола, рассыпанная по небосклону. Вторит этому и миф-сказка бауле: звезды-светильники, развешиваемые по небу. И хотя бушмены - первобытные охотники Южной Африки, а бауле - близкие к цивилизации земледельцы Западной Африки, подходы их существенно не различаются.

Фольклор, народное сознание африканцев выделяют лишь наиболее яркие, заметные явления неба, наделяя их именами, а, следовательно, и индивидуальной - специфической - характеристикой. Это все те же непременные Солнце и Луна, и Млечный путь, и самая яркая звезда экваториальной и субэкваториальной зоны - Сириус.

У бамбара и догонов Республики Мали эта звезда называется «Сиги», или на языке Бамбара - «Сиги-лоло». Название этой звезды связывается в сознании бамбара с буйволом - животным саванны, по своей физической и магической силе превосходящим почти всех прочих и соперничающим со львом. Женщина-буйволица является легендарным предком первых правителей страны. Эта звезда выступает объектом постоянного и пристального наблюдения со стороны хранителей традиции - «старейшин» - бамбара. С учетом счета дней календарного года и в соответствии с состоянием свечения Сириуса - «Сиги» - определяется время ведения основных сельскохозяйственных работ, а также порядок проведения сакральных, ритуальных и магических действий.

В мае 1980 г., будучи в Республике Мали, я расспрашивал своего знакомого Бурлая Траоре о традиционной социальной жизни бамбара и, в частности, об очередности проведения посвятительных обрядов-инициаций. Именно в ходе этих обрядов в жизнь общества входит новое поколение: мальчики становятся признанными обществом мужчинами, а девочки - женщинами. Бурлай рассказал, что сроки проведения инициации определяются все теми же стариками в соответствии с характером свечения Сириуса - «Сиги-лоло». Беседа проходила в звездную ночь, Бурлай протянул руку и показал на созвездие на бездонно-черном небе. Оно включало 3-4 звезды с разной интенсивностью свечения, но в целом достаточно ярких и отчетливо видных. Самая яркая из них, которую он и назвал «Сиги-лоло», светила довольно контрастно по отношению к прочим звездам этой части неба и со стальным, чуть красноватым отливом. В мерцании ее прослеживалась едва заметная поволока. Бурлай заключил, что наблюдавшееся ее состояние - «довольно хорошее».

В инициационных песнях бамбара говорится: «У смелого взгляд подобен Сиги-лоло (Сириусу) [звезде-буйволу], у труса - мокрому белью». Однако в целом отношение к звездам - как к важнейшему компоненту

нашего «неба», «Космоса» - вполне отчетливо видится в загадке бамба-ра о самих звездах: «Хлопковое поле побелело, а убирать некому». В то же время Д. Заан ссылается на народные поверья бамбара о том, что каждый человек представлен звездой на небосводе, а сообщество звезд на небе - аналог человеческому обществу на земле. По его мнению, это поверье отражается и в том, что в ходе обряда инициации в полном мраке появляется процессия факельщиков, освещающих «светом Знания» неофитов-посвящаемых по аналогии и с символическим соответствием тому, как носитель света и огня - Солнце - зажигает звезды на ночном небе. Причем, скорее всего, мир звезд-людей это не мистический «параллельный мир» в воображении бамбара, а некая аналогия земной реальности, ее отблеск, отсвет, отражение на «небесной тверди» - нечто подобное «реестру», но также лишенному черт сакрализации, чего-то «священного».

Пожалуй, именно расширение «Космоса» за рамки земного, библейское отделение «неба» от «земли» - не в пространственном, а в концептуальном, мировоззренческом отношении, перемещение по вертикали -вверх и вниз от поверхности земли - миров сверхреального, наделение неба функцией источника жизни, активности, перемен, население неба сверхъестественными существами и силами, влияющими, определяющими жизнь Земли и людей - все это исторически привело к нынешним взглядам на Космос. Одним из этапов этого окажется, что со временем (и также исторически) предполагаемое сферическое или «фрактально-голографическое» видение мира имеет тенденцию к «расползанию» «сферы» по поверхности земли и превращению ее в «небосклон», «купол над головой», соприкасающийся с землей где-то у линии горизонта. И все же из приведенных материалов и построений, опирающихся на реальные воззрения африканцев, видно, сколь далеки они нам.

Другие картины космоса африканцев

Однако справедливости ради следует отметить, что в некоторой части весьма авторитетной научной литературы строится весьма отличная картина представлений о «Космосе» у коренных жителей Африки. Эти модели опираются на базу предполагаемого тайного - «эзотерического» - священного Знания африканцев. Особо показательно этот взгляд представлен в трудах французского исследователя середины XX в. М. Гриоля и его последователей. Этот круг ученых как раз и работал преимущественно среди бамбара, догонов и других народов Западного Судана. Собранные усилиями этих исследователей сведения повлияли на многие подходы к изучению истории религий и естественнонаучные знания, в частности - космогонические представления. Ряд положений, прослеженных учеными этого круга в Африке, приобрел сенсационное звучание и перекочевал в научно-популярную печать. Эти сведения нельзя ни проигнорировать, ни согласовать в минимально необходимом на данном этапе объеме с иным эмпирически установленным параллельно знанием.

В интерпретации этих ученых, согласно традиционным представлениям бамбара, мир произошел из первоначальной пустоты (гла). Пустота проявила собственный голос, породивший своего двойника. От их соединения появилось влажное вещество зо сумале («холодная ржавчина»), образовав-

Общество

Terra Humana

шее твердые и блестящие тела. В дальнейшем в результате взаимодействия все той же пары гла произошел взрыв, который выбросил твердое мощное вещество, оседавшее в состоянии вибрирования. Вибрация породила знаки (символы), которые соединились с еще не оформленными предметами для их обозначения. Затем от гла отделилось человеческое сознание и направилось к вещам, чтобы познать их и посредством наделения их именами пробудить в этих вещах сознание самих себя. В процессе этого выявился активный «дух» Йо и породил звуки, свет, все существа, действия и чувства.

От Йо произошли «божества» Фаро и Пемба. Фаро, «властитель слова», создал семь небес, породил «духа» воздуха Телико и распространил жизнь на земле, воплотившись в воде; Пемба, вращаясь семь лет в вихревом движении, придал форму земле, а затем преобразился в зерно АсйгааГМа, которое превратилось в фаллическое дерево (баланзан). Из пыли следов и слюны Пембы произошла прародительница Мусо Корони. От дальнейшего соединения Пембы и Мусо Корони возникли растения и животные.

Во многих положениях, а главное - принципах, эта версия космогонического мифа бамбара созвучна зафиксированным той же группой ученых мифам о Творении народа догон. Согласно одному из вариантов этих мифов, Космос (мир) происходит от слова Аммы, породившего зерно фонио (пон) (характерно, что тем же понятием связываются и пон - спутники Сириуса). Семикратная вибрация этого зерна произвела яйцо с двумя плацентами, где вызревали две пары близнецов - Номмо. Однако из одной из них раньше срока вырвалось существо мужского пола, пожелавшее стать хозяином мира. Часть плаценты, похищенная нарушителем порядка, стала землей. Нарушитель соединился с ней и тем самым совершил первый инцест. Земля стала бесплодной и сухой. В наказание нарушитель был обращен в Иуругу - «бледного лиса». Чтобы исправить положение, созданное Иуругу, Амма принес в жертву одного из Номмо. Мир вновь обрел чистоту, необходимую для творения. Тело жертвы было расчленено и брошено на четыре стороны света, после чего появились деревья. Амма построил прямоугольный ковчег и поместил в него пару Номмо, четыре пары предков, животных, растения, минералы. Пара Номмо - первое мифическое поколение, четыре пары предков - четыре следующих поколения. С этими пятью поколениями связано появление всех социальных и религиозных институтов догон. Спуск ковчега совпал с появлением солнечного света и падением очищающего живительного дождя. На земле, восстановившей плодородие, возникла жизнь, стали множиться люди.

Что истинно?

Пусть читатель сам задумается о мере согласия и противоречивости двух основных предложенных картин организации мироздания - Космоса - в восприятии африканцев. Вопрос в том - какая достовернее? Возможно, и та, и другая. А возможно, ни одна из них. Молодому читателю, перешагивающему порог XXI века, многое представится совсем по-иному.

Прежде всего надо еще раз напомнить, что исторически «космос» отдаляется от людей, будучи вначале «миром, организованным жизненным пространством», он превращается в «мир звезд, мир неба». Мы часто либо забываем об этом, либо просто не принимаем во внимание.

Далее, чтобы разобраться в версии М. Гриоля и его последователей, надо иметь соизмеримый полевой опыт, надо знать, как сам М. Гриоль и его ученики собирали свои материалы, почему им было доверено «тайное знание», и как они смогли предать его гласности. Вопросов много. Ответов - меньше.

Однако можно наметить некоторые путеводные нити, ориентиры на будущее для тех, кто заинтересуется этой проблемой: как до изобретения телескопов и радиотелескопов догоны могли говорить о «сверхплотных космических телах», о «трансформациях космических энергий» и о четырех «спутниках» Сириуса.

Бамбара и догоны живут у «южного берега» Сахары, крупнейшей пустыни мира, прародины народов Черной Африки и величайшей цивилизации мира - Древнего Египта. Может, что-то получено ими и их предками напрямую от древнеегипетского жречества, может - через исламские университеты Томбукту и Магриба, где изучалось наследие древних философов Античности. Через ученость Востока и его магию, через жречество бамбара и догонов - допустимо предположить, что что-то дошло до нас в виде тайного, домысленного, дополненного собственным африканским опытом Знания. Может быть, это самозародившийся процесс осмысления мира, Вселенной в его единстве, ключом к которому видится и взаимодействие противоположных олицетворенных сил и единая воля, промысел сверхреального существа, близкого к тому, что мы вкладываем в понятия «божество», «Бог».

Но на плато Бандиагара, в «стране догонов», побывали и исламские проповедники, и христианские миссионеры - еще задолго до появления ученых. Да и сами ученые, даже если и получили подлинные, незамутненные, не искаженные наслоениями сведения, во всем ли верно отразили, изложили, интерпретировали их. Это особая проблема. Ведь они почти ничего не сообщают о том, как работали, как собирали свои материалы. А это делает весьма сложной задачу проверки и, соответственно, определения достоверности этих данных. Их книги - это последовательное изложение системы взглядов, суждений, абстракций, что само по себе вызывает немалые сомнения, так как традиционные культуры африканцев не знают больших и тем более непротиворечивых текстов вне эпических жанров. Здесь же речь должна была бы идти о хранящихся в головах (вследствие бесписьменности культуры) пространных, разветвленных, логически увязанных в компонентах, огромных, близких к натурфилософским трактатам мифологизированных текстов. Именно такими текстами, но уже напечатанными типографским способом, и выступают книги и статьи М. Гриоля и его учеников.

Сами эти ученые не могли не быть знакомы с классическими европейскими эзотерическими знаниями - каббалой, нумерологией, теософией, герменевтикой и многими, многими другими. Свободны ли были они, соприкоснувшись с соответствующим «тайным знанием» африканцев? Не проявился ли при этом эффект зеркала, самоузнавания европейцами самих себя или же невольное задание несвойственной самим африканцам логики, модели рассуждений. Или «эзотерическое» - это универсалия, повсеместная и единообразная? Как отвлечься от собственных научных знаний астрономии, физики, математики? Как не ставить вопросы, идущие от этих знаний, и не подтолкнуть к осмыслению того, о чем афри-

Общество

Terra Humana

канцы сами и не задумывались вовсе? Ведь в противном случае стройные системы видения Космоса - плод совместной деятельности ученых и африканских старцев, мудрых хранителей традиции.

Вопросов много. И каждый новый ответ породит и новые вопросы. И будет их так много, как звезд на огромном черном тропическом небосклоне в безлунную ночь. И в застывшем, хранящем неподвижное тепло дня воздухе ни звук, ни свет не донесут движение времени. И небо как бы сольется с землей - такой же темной, теплой, неподвижной. А уши забьет странное беззвучие, когда собственный пульс будет восприниматься как пульс неба и звезд над головой.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Когда Хувеане сотворил небо и землю, он поднялся на небо. А сделал он это вот как: Хувеане вбивал в небо колышки - один за другим и постепенно поднимался по ним. Но как только он ставил ногу на верхний колышек, нижний он выдергивал. И так он поднялся на небо, выдернув за собой все колышки до единого. А сделал он это для того, чтобы люди не смогли последовать за ним.

Сказка суто

Случилось, Кашана проснулся, чтобы идти охотиться со своими собаками. Он поднял антилопу, собаки погнали ее, она вошла в нору, и собаки вошли, и он вошел. Он следовал, следовал за ней, пока не пришел к нижним людям, туда, где они живут. Он увидел скот: он пришел к дойке. Сказал он: «Однако здесь живут, ибо говорят, что тот скот, который мы режем, переходит в собственность нижних, он опять восстает».

И люди сказали: «Кем наша собака гонится?» Сказали они, посмотрев: «А, вот тут человек». Кашана встретился со своими друзьями. Сказали они: «Иди домой! Не оставайся тут». И он вернулся домой.

Прошли дни его дома; когда люди говорили: «Куда ушел этот человек? Он умер». Они увидели его приходящим. И спросили они: «Откуда являешься ты?» Ответил он: «Да тот-то и тот-то были там. Я был возвращен ими».

То место, где он спустился к этим людям, зовется Сесийела-мангана, в стране хлуби, где жил Бунгане, отец Лангали-балеле, его дед. В Зимбуто, если не говорится Зимбуто, говорят Сенхлонга. Вот имена этого места.

Говорится, если человек умер тут на земле, что он пошел к нижним. И они говорят: «Сначала не подходи к нам; ты еще пахнешь очагом». Они говорят: «Оставайся вдалеке от нас пока не остынешь от очага».

Сказка зулу

В начале была только мать богов. О ней известно лишь, что жила она на небе и родила двух сыновей - главного бога Ньямье и его младшего брата Анангаму. И было это давным-давным-давно.

Ньямье первым делом создал себе и брату жену. Свою он назвал Ассией, имени другой не знает никто.

Потом Ньямье сделал людей, зверей и духов. Долгое время все они жили на небе и плодились. У самого Ньямье и его жены появилось много детей. Наконец на небе стало совсем тесно.

Тогда бог сотворил землю. Он слепил из пыли, смоченной водой, большой круг и положил его в великое болото Немье, которое находилось над небом и которое теперь еще со всех сторон окружает землю.

Поначалу земля была сплошным месивом грязи, и лишь постепенно вода отделилась от суши...

...Когда земля подсохла, Ньямье послал туда править свою жену Ассию... она пришла сюда раньше других, как человек, которого выслали вперед в чужую деревню. Ассия принесла с собой разные деревья, другие растения выросли на земле сами.

Тем временем Анангама изготовил длинную-предлинную цепь. Она была очень крепкой и имела на конце две петли для ног. При помощи этой цепи он спустил на землю всех людей и животных. Сначала спускал мужчину, потом -женщину. И так поступил он со всеми жившими на небе народами, и каждого опустил на свое место. Каждому народу Анангама дал по паре всяких зверей. Сначала - самца, затем - самку. Только для кур он почему-то сделал исключение и спустил петуха последним...

...Ассия все еще живет на земле. Только не в середине - иначе она не могла бы встречаться с Ньямье, - а на самом ее краю, по ту сторону великого болота Немье, куда по вечерам опускается солнце, и где живет месяц. Там, как это можно видеть, земля сходится с небом. И как раз над тем местом живет бог Ньямье. Небольшая лестница ведет прямо к нему. Ассия родила богу много детей. Как их зовут, не знает никто, но живут они на небе и, как все дети вождей, ровно ничего не делают.

Сказка бауле

Месяц - сын бога. Недаром называют его «Ньямье-ба» - «дитя Ньямье». А вот кто был его матерью - неизвестно. Скорее всего - болото. Сам месяц круглый, хоть это и не всегда видно. Часто ветер забрасывает его грязью, и тогда можно видеть лишь край его. По утрам месяц долго умывается, пока не смоет с себя всю грязь. Но тут опять налетает ветер и пачкает его снова...

Никому не ведомо также, месяц - мужчина или женщина. Известно лишь, что он служит Ньямье светильником.

Солнце же - это огонь. Но иногда его не бывает видно. И месяца - тоже. Это потому, что они возвращаются на свои места другими небесными путями и светят там. А по вечерам солнце погружается в болото и становится красным... Звезды - тоже светильники. Но они значительно меньше месяца. Каждый день Ньямье развешивает их по небу и зажигает - немного, если он устал и не в духе, и неисчислимо много, если он доволен людьми и у него хорошее настроение. С приближением утра большие звезды гаснут: они уже больше не нужны; маленькие же светят намного дольше. Ньямье вешает звезды всегда на одни и те же места. Но некоторые из них не висят на месте, а бродят по небу и, как солнце и месяц, имеют свои дороги. А днем звезды светят только для Ньямье.

Падающие звезды - плохое предзнаменование: они означают войну. Некоторые люди даже закрывают глаза руками, чтобы их не видеть. Но другие считают, что это просто сорвавшиеся светильники бога.

Общество

Terra Humana

34

Сказка бауле

Как дети забросили на небо солнце

В давние времена солнце было человеком, и у него светилось под мышкой. Когда он поднимал руку, земля озарялась солнечным светом, когда он ложился спать, все погружалось в холод и тьму. И люди решили, что дети должны пойти и забросить человека-солнце на небо. И это решение передавали из поколения в поколение.

И вот однажды дети подкрались к человеку-солнцу, когда тот спал, схватили его и забросили на небо, укрепив его там, как их учили старые люди. И с тех пор солнце ходит по небу и освещает все вокруг. Оно очень жаркое и когда восходит, прогоняет холод и тьму. Свет его разливается по всей земле, и все живое радуется теплу и свету.

А луна восходит ночью. И случилось однажды, что солнце увидало луну и пронзило ее своим лучом-ножом. Но луна взмолилась и попросила, чтобы солнце пощадило ее и оставило ей хотя бы хребет. И солнце пощадило луне хребет. Больная луна возвратилась к себе домой и пробыла там несколько дней. Но вскоре хребет луны вновь вышел на небо и начал расти. И луна ожила. И вновь превратилась в сандалию богомола. И так бывает каждый раз, когда луна встречается с солнцем.

Сказка бушменов

Как девушка сделала звезды

В давние времена жила девушка. Взяла она однажды горсть золы из костра и забросила ее на небо. Зола рассыпалась там, и по небу пролегла звездная дорога. С тех пор эта яркая звездная дорога освещает ночью землю мягким светом, чтобы люди возвращались домой не в полной темноте и находили свой дом.

Но когда восходит солнце, звездная дорога болеет, звезды ее блекнут и уходят, потому что восходит солнце и идет по небу.

Когда же уходит солнце, вновь выплывает звездная дорога, и проплывает она по старым следам. И так солнце и звездная дорога ходят друг за другом вокруг земли.

Чтобы звездной дороге не было скучно ночью одной на небе, девушка забросила туда сладкие коренья. Она швырнула их туда, рассердившись на свою мать, которая дала ей так мало кореньев, что девушка не могла ими насытиться. Девушка эта была больна, она лежала в хижине и сама не могла пойти на поиски съестного. И вот она рассердилась на свою мать и забросила коренья на небо, чтобы те стали звездами. И эти сладкие коренья тоже стали звездами.

Сказка бушменов

Солнце и Луна

Солнце и Луна были в кровном родстве. Как-то Луна сказала солнцу:

- Давай сбросим наших детей с неба на землю.

Солнце согласилось. В назначенный день Луна спрятала своих детей, а сама набрала целый мешок камней и явилась к Солнцу. А Солнце не догадалось о таком коварстве и стало сажать своих детей в мешок. Взвалили они мешки на плечи и спустились на землю.

Долго шли они по земле, пока не подошли к большой реке. Стала тут луна высыпать камни из своего мешка в реку. Увидело это, и солнце тоже свой мешок высыпало, а потом оба пошли домой.

Кончился день. Зашло Солнце, а на небо вышла луна со своими детьми. Рассердилось тут Солнце, стащило луну с неба и стало спрашивать ее, зачем она заставила сбросить его детей в реку. Луна отвечала Солнцу:

- Очень уж велика сила твоя. Пусть дети твои останутся в воде и превратятся в рыб. А люди будут ловить этих рыб и питаться ими.

И вот с тех самых пор Солнце и Луна перестали жить в мире. И до сегодняшнего дня нет между ними согласия.

Дагомейская сказка

Как появился месяц

Давным-давно, когда еще не было луны, не было и смерти. А с неба свисала цепь. Когда люди уставали от жизни, взбирались они по цепи на небо выше облаков.

Жил тогда кузнец по имени Фазого Ба Си, очень искусный в своем ремесле. Жизнью он не был доволен. У всех людей было много детей, особенно сыновей, у него же были только дочери и ни одного сына. Это огорчало его. Он должен был сам разжигать угли, сам раздувать меха, и все другие работы ему тоже приходилось делать самому. Нередко гневался он и однажды сказал людям:

- С меня довольно, ухожу на небо.

Люди отвечали ему:

- Подожди немного, у тебя еще будут сыновья, и тогда станет тебе легче.

И остался Фазого Ба Си. Но однажды, когда он докрасна раскалил кусок железа, то снова пришел в гнев, взял железо и влез на небо. Увидели это его дочери и последовали за ним.

- Пойдем за нашим отцом, и пусть за нами больше никто не подымается,-сказали они.

И с того времени люди начали умирать: они потеряли цепь, когда кузнец со своими дочерьми ушел на небо.

А железо, которое кузнец только что выковал, стало месяцем. И когда месяц узким серпом встает на вечернем небе, говорят: «Вот Фазого Ба Си раскалил свое железо». Когда полный месяц сияет на небе, говорят: «Вот кузнец закончил свою работу». А около месяца - две маленькие звездочки. Их видно только в очень ясную ночь. Это дочери кузнеца.

Сказка мандинго

Небо - тело является для них [Ба-Тсонга] огромным твердым сводом, который покоится на земле... Этот свод покоится на земле, которая часто называется Либала, т. е. равнина, большая равнина... Солнце - дамбу... выходит из моря. Луч света, который остается на воде после появления Солнца, рассматривается как своего рода источник света, из которого солнце и выходит, и оно обновляется каждое утро. Оно освобождается от огненного запаса, плотно прилегает к небу, продолжает свой путь и умирает на Западе. На следующий день другое солнце будет освобождаться от запасов и так далее. Но некоторые возражают против этого объяснения и утверждают, что солнце проходит под землей и возвращается на следующий день - т. е. имеется только одно солнце. Против этого первые возражают, что поскольку у земли нет основания (глубины), солнце не может пройти под ней.

A. Kagame. La Philosophic Bantu compare (Paris, 1976. P. 185-186).

Общество

Terra Humana

Создание чувствуемого мироздания, начиная с Йо, воспринимается как движение мысли таси. Это движение, именуемое орйо или ойо, распадается на три этапа: йо, внутренняя речь, невидимый дух и неслышимый голос, содержащий в своей потенции все творение. Это движение представлено 7 знаками, поскольку 7 - это цифра человека (хомо), «ростка мира». Эта цифра на самом деле суммирует 3 (мужской символ) и 4 (женский символ). Пара, которую они составляют, представляет сама по себе показатель связности (двойни), фундаментального закона творения, когда каждый человек является одновременно мужчиной и женщиной в своем теле и в своих духовных принципах.

О йо, внутреннем и тайном голосе, говорится, что он отправляется от самого себя, известен лишь самому себе, исходит от самого себя из ничего, что и есть он сам. Ибо из йо произойдут вещи, которые есть лишь сами собой и которые не будут ничем иным, как им. Всякая вещь, будучи йо, исходит, как и он, от себя самой. Из этого следует, что все есть само, поскольку все есть творение йо, и что все его творения есть он сам. Отсюда - нет ничего другого в мире, что не есть само собой, а личность - йо, который целиком присутствует в личности. Соответственно, существо происходит без посредников от йо, оно йо и обязано только своей собственной воле. Отсюда человек - отражение йо (образ) - один только и способен желать себе, мочь, заставить проявиться исходящее от него действие или творение, т. е. все они и могут быть только им самим. «Кто же, - говорят посвященные, - может узнать себя, познакомиться с собой и проявить себя иначе как через себя самого? Что же может еще кто-то показать, кроме себя самого?». Но йо, будучи в основе неслышимых и невидимых вещей, которые и есть он, пребывает в то же время в неизвестности, а стало быть - и в небытии (ничто). И, соответственно, схожим образом происходит для человека, который есть ничто и может воздействовать лишь на ничто в себе самом...

G. Dieterlen. Essai sur la religion Bambara (Paris, 1951. P 5-6).

Звезды

Спуск ковчега совпал с распространением звезд по небу и вызвал их соответствующее обращение. В этот момент как и Солнце, - которое Творец вывел в ходе второго подъема Ого и подтолкнул к Западу, с тем чтобы этот последний не мог его поймать, - все звезды вышли, в свою очередь, из недр Аммы. Последней была Сиги-толо, Сириус, которую Амма «подтолкнул» на Восток, в том направлении, где пребывала Земля. По отношению к жертве и воскресению Номмо говорят, что Солнце «вышло» за «8 периодов» до Сиги-толо, которая появилась в конце цикла, т. е. на 22-м «периоде». И говорят также, что когда Номмо спустился, он носил на себе эти «украшения», помещенные на 22 участка его тела. Этими «украшениями» и были звезды, сгруппированные вплоть «до центра неба и в направлении Востока», и которые он освободил и «рассыпал» в пространстве [Космоса]. После столкновения ковчега и этого рассыпания [звезд] они оказались размещенными на небосклоне так, как и сегодня... 22 созвездия, группы звезд или отдельные светила небосклона находятся в соответствии с 22-мя основными тотемами догонов...

M. Griaule, G. Dieterlen. Le Renard pale (Paris, 1965. P. 467-468).