Научная статья на тему 'Король Яков II в зарубежной историографии: основные научные направления и подходы'

Король Яков II в зарубежной историографии: основные научные направления и подходы Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
642
81
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЯКОВ II / ЯКОБИТЫ / ВИЛЬГЕЛЬМ III ОРАНСКИЙ / ЛЮДОВИК XIV / ИСТОРИОГРАФИЯ / ВИГИ / ТОРИ / ПОЗИТИВИЗМ / РЕВИЗИОНИЗМ / ПОСТРЕВИЗИОНИЗМ / АПОЛОГЕТЫ / ИСТОРИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ / "СЛАВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ" / РЕЛИГИОЗНАЯ ПОЛИТИКА / КОНТРРЕФОРМАЦИЯ / ВЕРОТЕРПИМОСТЬ / АБСОЛЮТИЗМ / ЭМИГРАЦИЯ / JAMES II / JACOBITES / WILLIAM III ORANGE / LOUIS XIV / HISTORIOGRAPHY / WHIGS / TORIES / POSITIVISM / MARXISM / REVISIONISM / POSTREVISIONISM / APOLOGISTS / HISTORICAL ANTHROPOLOGY / GLORIOUS REVOLUTION / RELIGION POLICY / COUNTERREFORMATION / TOLERATION / ABSOLUTISM / IMMIGRATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Станков Кирилл Николаевич

Статья посвящена судьбе в зарубежной историографии трагической фигуры британского монарха Якова II Стюарта. Основное внимание уделено, прежде всего, истории изучения этой персоналии на его родине, а также ведущими европейскими и американскими специалистами по Раннему Новому времени. Что касается британской историографии, необходимо отметить, что при всем разнообразии научных школ существует некоторая схожесть в вопросе о трактовке политической деятельность Якова II. За исключением апологетов все они в конечном счете негативно оценивают этого монарха и сводят большинство проблем к религиозному фактору. Однако в критике последнего Стюарта между этими направлениями выделяются четкие отличия. Вигская школа, исходя из своих ценностных ориентиров, заявляла, что главной виной Якова II является нарушение тех общественных свобод, которых народ добился в результате Английской революции середины XVII в. Тори считали, что король пренебрегал правом на собственность джентри и пытался трансформировать дуалистическую монархию в абсолютную. Позитивисты полагали, что последний Стюарт олицетворял собой католическую реакцию, боровшуюся против Просвещения. Школы ревизионизма и постревизионизма пытаются пересмотреть ту роль, которую Яков II сыграл в британской истории, но, в отличие от апологетов, на подлинно научной основе. Оригинальный взгляд на Якова II представляют немецкие, французские и американские исследователи.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

King James II in Foreign Historiography: the Main Scientifi c Trends and Approaches

The fate of the tragic figure of the British king James II Stuart is considered in the article. In this paper the author pays speсial attention to the history of investigation of the character and politics of this person by the British historians, as well as by the leading European and American specialists on the Early Modern Time. The estimates of James II are of vast variety in the British historiography but at the same time diff erent authors have some similar features in their attitude. Except the apologists the British historians on the whole criticized this king and explain that the majority of the problems connected with him are based on the religious factor that is not really right. On the other hand there are some differences in this negative approaches among various scientifi c schools of British historiography. The Whigs stated that James II tried to limit the personal rights of the Englishmen which was the main result of the English revolution of the middle of the 17th century. The Tories proved that the king neglected the gentry’s property rights and tried to transform the dualistic monarchy into absolutism. The Positivists thought that James II supported the Catholic Counterreformation and fought against the Enlightenment. The revisionists and postrevisionists tried to revalue the person of James II based on the true scientific foundations. A special view on James II’ policy is produced by Non-British authors: German, French and American historians.

Текст научной работы на тему «Король Яков II в зарубежной историографии: основные научные направления и подходы»

Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви.

2016. Вып. 4 (71). С. 103-117

Станков Кирилл Николаевич, канд. ист. наук,

ст. препод. Исторического факультета ПСТГУ

stankov 11@yandex.ru

Король Яков II в зарубежной историографии:

ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ПОДХОДЫ

К. Н. Станков

Статья посвящена судьбе в зарубежной историографии трагической фигуры британского монарха Якова II Стюарта. Основное внимание уделено, прежде всего, истории изучения этой персоналии на его родине, а также ведущими европейскими и американскими специалистами по Раннему Новому времени. Что касается британской историографии, необходимо отметить, что при всем разнообразии научных школ существует некоторая схожесть в вопросе о трактовке политической деятельность Якова II. За исключением апологетов все они в конечном счете негативно оценивают этого монарха и сводят большинство проблем к религиозному фактору. Однако в критике последнего Стюарта между этими направлениями выделяются четкие отличия. Вигская школа, исходя из своих ценностных ориентиров, заявляла, что главной виной Якова II является нарушение тех общественных свобод, которых народ добился в результате Английской революции середины XVII в. Тори считали, что король пренебрегал правом на собственность джентри и пытался трансформировать дуалистическую монархию в абсолютную. Позитивисты полагали, что последний Стюарт олицетворял собой католическую реакцию, боровшуюся против Просвещения. Школы ревизионизма и постревизионизма пытаются пересмотреть ту роль, которую Яков II сыграл в британской истории, но, в отличие от апологетов, — на подлинно научной основе. Оригинальный взгляд на Якова II представляют немецкие, французские и американские исследователи.

По точному замечанию английского историка Ч. Петри, в британской истории «найдется немного монархов, которые были столь очернены, сколько Яков II»1.

Прежде чем перейти собственно к судьбе Якова II в зарубежной историографии, необходимо сказать несколько слов об особенностях формирования исторической науки в Великобритании. Согласно английской (впрочем, не только) исторической традиции, когда в стране происходила смена власти, новая политическая сила выдвигала из своей среды профессиональных историков, перед которыми ставилась задача переписать историю в интересах нового режима. В связи с возникновением в Англии двухпартийной системы в британской исторической науке сложились две школы — торийская и вигская, каждая из которых проповедовала политические ценности и идеалы своей партии.

Основателем вигской исторической школы является англиканский епископ Гилберт Бэрнет. По происхождению он был шотландцем и являлся священни-

1 Petrie C. The Marshal Duke of Berwick. A picture of an age. L., 1953. P. 15.

103

ком Епископальной Церкви. В 1674 г. Гилберт перебрался в Лондон, где был свидетелем сложного прихода Якова II к власти. Будучи в жесткой оппозиции королю, Бэрнет бежал от преследований в Нидерланды, где стал одним из главных советников принца Вильгельма Оранского. В 1688 г. Гилберт Бэрнет вернулся в Англию и за заслуги в подготовке и проведении «Славной революции» новый король Вильгельм назначил его епископом Солсберийским.

Его «История правления Якова Второго» основана главным образом на личных воспоминаниях2. Г. Бэрнет претендовал на научный статус своей книги, однако по сути это идеологическая работа. Историк характеризовал правление Якова II как «бесславное и неудачное царствование» и оценивал его как «одну из самых необычайных катастроф, что были в истории»3. Образ последнего Стюарта, созданный англиканским епископом, имеет самый отталкивающий характер: неблагодарный, коварный и вероломный, мстительный и жестокий правитель.

Главной причиной всех бедствий, потрясших, по словам историка, Британию в период правления Якова II, стали личный деспотизм и произвол короля. Г. Бэрнет утверждал, что Яков II пытался разрушить в Англии вековую традицию сословного представительства, грубо нарушал законы королевства и не считался с привилегиями и правами аристократии. Суть религиозных реформ монарха Г. Бэрнет видел в том, чтобы руками протестантских нонконформистов уничтожить Англиканскую Церковь, а затем обратить весь народ в католицизм4.

Поскольку Яков II не имел внутренней поддержки в стране, он пытался опереться на военную силу (в частности, Г. Бэрнет утверждал, что король намеренно формировал в Ирландии армию католиков, чтобы утопить в крови любое восстание в Англии) и на союз с Францией. В связи с этим Г. Бэрнет обвинял Якова II в предательстве национальных интересов и считал английского короля политически несамостоятельной фигурой. Главный вывод Г. Бэрнета заключается в том, что своей политикой Яков II восстановил против себя народ, что и привело к его свержению.

Историк А. Буайе (принадлежавший к французам, осевшим в Англии), писавший практически одновременно с Г. Бэрнетом, в трехтомной биографии Вильгельма III целиком посвятил одну из частей своего труда оппоненту принца Оранского — Якову II. В целом А. Буайе дает Якову II ту же оценку, что и Г. Бэрнет5.

Шотландский ученый начала XVIII в. Р. Уодроу в фундаментальном труде по истории Шотландской Пресвитерианской Церкви в период Реставрации уделил значительное внимание религиозной политике Якова II, которую оценивал исключительно негативно. Ценность труда Р. Уодроу заключается в том, что в юности его автор общался со многими участниками ковенантерских6 восстаний

2 Burnet G. Bishop Burnet's History of His Own Time: in 3 v. / Ed. T. Burnet. L., 1753.

3 Burnet G. Bishop Burnet's History of the Reign of King James the Second. Oxford, 1852. P. 1.

4 См.: Ibid. Р. 204.

5 Boyer A. The Reign of King James II // Boyer A. The History of King William the Third: in 3 parts. L., 1702. Pt 2.

6 Ковенантеры — представители религиозного движения крайних кальвинистов, яростно выступавших против католицизма и Епископальной Церкви Шотландии.

против Стюартов, благодаря чему в его «Историю бедствий Шотландской Церкви» вошло множество устных свидетельств, впоследствии утраченных7.

Другой шотландский историк — Дж. Далримпл — издал обширную серию эпистолярных документов, касающихся правления Якова II и его борьбы за власть после «Славной революции»8. Основываясь на дипломатической переписке французского посла в Лондоне Поля де Баррийона, Дж. Далримпл утверждал, что Яков II пытался установить в Англии «деспотичную власть», уничтожить парламент и «ввести католицизм»9. Публикуя документы, историк часто приводит не полные тексты, а выхватывает отдельные куски, подтверждающие его точку зрения, зачастую полностью искажая первоначальный смысл.

Историки торийского направления выказывают уважение Якову II как монархическому главе государства, однако осуждают стремление Стюарта-католика разрушить традиционную политическую и социальную систему Британии и подорвать позиции государственной Церкви. Наиболее четко эта точка зрения представлена в концепции шотландского философа Дэвида Юма. Данный исследователь связывал свержение короля с субъективными причинами — «своевольным нравом» монарха и его приверженностью католицизму10.

В XVIII в. наряду с так называемой партийной историографией появляется и апологетическое направление. Хотя исследователи этой школы часто впадают в другую крайность, их огромной заслугой является поиск и введение в научный оборот новых источников, которые позволяют представить альтернативный взгляд на политическую борьбу в Британии в конце XVII — начале XVIII в. Родоначальником апологетического направления можно считать личного секретаря Якова II Дэвида Нэрна, который в 30-е гг. XVIII в. написал небольшой очерк о своем патроне. Главный вывод этого биографа: «...король был человеком святой

жизни»11.

Шире данную проблему раскрыл шотландский литератор и историк Джеймс Макферсон. Вопрос о политических связях Дж. Макферсона остается непроясненным, однако даже если он не принадлежал к движению якобитов, то по крайней мере сочувствовал им. На основании документов эмигрантского двора Якова II, впервые введенных им в научный оборот, Дж. Макферсон написал двухтомный труд. Для этого исследователя история предстает бесконечной цепочкой интриг при королевском дворе и в правительстве. Отдавая предпочтение подобному «конспиративному» подходу при объяснении исторических фак-

7 Wodrow R. The History of the Sufferings of the Church of Scotland from the Restoration to the Revolution: in 4 v. Glasgow, 1832. Vol. 3-4.

8 Dalrymple J. Memoirs of Great Britain and Ireland; from the Dissolution of the last Parliament of Charles II till the Capture of French and Spanish Fleets at Vigo: in 3 v. L., 1790. Vol. 1-2.

9 Ibid. Vol. 2. Book 2. Pt. 1. P. 32, 40-42.

10 Hume D. The History of England from the Invasion of Julius Caesar to the Revolution in 1688. L., 1822. Vol. 8; Юм Д. Англия под властью дома Стюартов (1649-1685): В 2 т. / Пер. с англ. А. А. Васильева. СПб., 2002. Т. 2.

11 Nairne J. The attestation of Sir David Nairne, concerning what he knew of the life and virtues of late king of Great Britain, James the second // Original Papers; containing the Secret History of the Great Britain, from the Restoration, to the Accession of the House of Hanover: in 2 v. / Ed. J. Macpherson. L., 1775. Vol 1. P. 591.

тов, Дж. Макферсон совершенно игнорирует объективные факторы. Анализируя правление монарха, Дж. Макферсон пытается оправдать его и перенести часть ответственности на соратников короля. По мнению Дж. Макферсона, главной причиной свержения Якова II стало предательство его ближайшего окружения и интриги нидерландского статхаудера Вильгельма Оранского12.

В начале XIX в. зарождается критическое направление, которое стремится избежать крайностей партийной историографии и апологетического подхода. В 1816 г. Дж. С. Клэрк, придворный историограф Георга III Ганновера, издал первую наиболее полную биографию Якова II, в которой была предпринята попытка дать более объективную оценку этой исторической личности13.

Обзор историографии Якова II окажется неполным, если не упомянуть британский позитивизм. Наиболее ярко позицию этого направления в британской исторической науке XIX в. сформулировал Г. Т. Бокль14. Отношение к Якову II у историка противоречиво: он положительно оценивает попытки короля положить конец преследованиям на почве личных убеждений, но в то же время считает британского католического монарха злейшим врагом Просвещения15.

Во второй трети XIX в. введение в научный оборот новых видов источников дало мощный толчок развитию исторической науки. В частности, историки вигско-либеральной школы пытаются адаптировать свою концепцию к новым требованиям времени. Одним из наиболее подробных исследований о Якове II является шеститомная «История Англии от восшествия на престол Иакова II» Т. Б. Маколея. Источниковой базой этого фундаментального труда явились парламентские документы, законодательные акты, журнал английского Тайного совета, корреспонденция британских монархов и их министров, материалы судебных процессов, дипломатические документы, газеты, фольклор16. Однако, несмотря на столь широкую источниковую базу, «История Англии» убежденного вига Т. Б. Маколея, ввиду его крайне политизированной позиции, отличается односторонностью и предвзятостью в отношении Якова II и его сторонников. Фактически историк проделал колоссальную работу по отбору из обширного материала лишь фактов, свидетельствующих о деспотизме, фанатизме и жестокости Якова II.

В первой половине XX в. вновь о себе заявило апологетическое направление. Католический автор Х. Беллок попытался взглянуть на личность последнего Стюарта под новым углом зрения. В своей книге британский ученый пытался показать историческую ситуацию, в которой оказался монарх, не глазами тех, кто боролся с его властью или по крайней мере опасался ее, а такой, как ее вос-

12 Macpherson J. The History of Great Britain, from the Restoration, to the Accession of the House of Hannover: in 2 v. Dublin, 1775. Vol. I. P. 457-463.

13 Clarke J. S. The Life of James the Second King of England: in 2 v. L., 1816.

14 Бокль Г. Т. История цивилизации в Англии // Бокль Г. Т. История Цивилизаций. М., 2000. T. 1.

15 Современные англоведы полагают, что эпоха Просвещения началась в Англии раньше, чем во многих других европейских странах, — уже в конце XVII столетия.

16 Маколей Т. Б. История Англии от восшествия на престол Иакова II: В 6 ч. // Маколей Т. Б. Полное собрание сочинений: В 11 т. СПб., 1861-1864. Т. 7-9.

принимал сам Стюарт. Историк воссоздает сложную атмосферу подозрений, интриг и постоянных препятствий, в которой действовал Яков II17.

Однако далеко не все британские исследователи разделяли подобную точку зрения. В 1933 г. увидел свет многотомный труд Дж. У. Черчилля о его знаменитом предке — герцоге Мальборо18. В книге, в которой много внимания уделяется Якову II, проявляется одна из характерных черт британской историографии: сближение в оценках Якова II либеральной и консервативной школ. В книге Дж. У. Черчилля Яков II предстает фактически в образе, созданном еще Г. Бэр-нетом, — кровавым тираном, вероломным политиком и одним из вождей Контрреформации.

После Второй мировой войны в связи с кризисом «старой» историографии в британской исторической науке зарождается новое направление, которое заявило о необходимости полного пересмотра всей предшествующей историографии на основе введения в оборот новых источников и новой методологической парадигмы, провозгласившей отход от политизированности исторической науки. Так зародилась школа ревизионизма.

К настоящему времени ревизионистская традиция далека от единства в оценке личности Якова II и интерпретации его политики. Из всех историков-ревизионистов М. Эшли наиболее близок к вигско-торийской трактовке личности Якова II. М. Эшли изображает его суровым и упрямым монархом, однако ставит под сомнение контрреформационные и абсолютистские планы Якова II. Основные причины свержения Якова II М. Эшли видит, во-первых, в его необдуманной административной политике, в результате которой король подверг опале людей, которые могли послужить ему надежной опорой; во-вторых, в религиозной политике монарха, реанимировавшей в британском обществе «антикатолическую истерию», на гребне которой произошла «Славная революция»19. По мнению историка, если бы король не коснулся церковного вопроса, то он вряд ли был бы свергнут.

Другой представитель школы ревизионизма — Дж. Моррилл — доказывает, что в исторических условиях конца XVII в. было совершенно невозможно ни установить в Британии католицизм, ни превратить страну в абсолютную монархию. Этот исследователь пишет, что «в стране, где едва ли каждый двадцатый был католиком», назначение последних в вооруженные силы и гражданскую администрацию наивно рассматривать в качестве «специально подготовленной программы мести» протестантам20.

Из историков ревизионисткого направления стоит также выделить профессора Лондонского университета Дж. Миллера. Главным итогом многолетней работы исследователя стало создание одной из наиболее фундаментальных биографий Якова II. Дж. Миллер считает Якова II «неспособным монархом», но в то же время чрезвычайно колоритной исторической личностью. Характеризуя

17 Cm.: Belloc H. James the Second. Philadelphia, 1928.

18 Churchill W. S. Marlborough: His Life and Times: in 4 v. L., 1933. Vol. 1

19Ashley M. James II. L., 1977.

20 Morrill J. The Sensible Revolution // Anglo-Dutch Moment: Essays on the Glorious Revolution and its World Impact. Cambridge, 1991. P. 80.

короля, историк отмечает его аскетизм, чрезмерное упрямство, но в то же время он легко попадал под влияние лиц, к которым испытывал доверие, игнорировал действительность21.

В качестве ответа на критику достижений вигско-либеральной школы со стороны ревизионизма возникло неолиберальное направление, предложившее свою концепцию британской истории. Главную задачу историки этого направления видели в частичном возвращении к положениям вигской школы с учетом новейших научных достижений. Исследователи неолиберального направления перенесли центр тяжести в критике Якова II с его религиозной политики на попытку уничтожить либерально-демократическую систему организации государства, сложившуюся во второй половине XVII в. Так, Дж. Р. Уэстерн считает лейтмотивом политики Якова II борьбу за автономию короля от парламента22.

Другой историк неолиберальной школы — У. А. Спек — впервые предпринял попытку проанализировать правление Якова II с точки зрения отношения монарха с основными ветвями власти: законодательной (парламентом), исполнительной (Тайным советом) и судебной (государственными судами различных инстанций)23.

Следующий этап в изучении политики Якова II связан с возникновением новой научной парадигмы — постревизионизма, который обвиняет оба направления — традиционный ревизионизм и неолиберальную школу — в одинаковой предвзятости и претендует на дистанцирование от политических и религиозных ценностей. Крупнейшим современным представителем этой школы является С. С. А. Пинкас. По его мнению, «Яков был не просто католиком», но авторитарным лидером, испытавшим огромное влияние политических «идей, развивавшихся при дворе Людовика XIV». По мнению британского историка, политическим идеалом Якова II была французская галликанская модель. В то же время С. С. А. Пинкас склонен недооценивать роль папства в исторической ситуации конца XVII в.

Яркая и противоречивая натура последнего Стюарта вызвала интерес не только у англоязычных авторов, но и у историков других стран, прежде всего в Германии и Франции. Немецкие исследователи обратились к личности Якова II позднее своих британских коллег — лишь во второй половине XIX в. Историография Якова II в Германии очень разнообразна, но, как представляется, наибольший вклад в ее развитие внесли родоначальник позитивизма Леопольд фон Ранке, Альфред Штенцель и Георг Вебер. Здесь родоначальником якобитской историографии стал крупный исследователь и основатель школы позитивизма Леопольд фон Ранке. Свою концепцию по данному вопросу он представил в известной работе «Английская история, особенно в XVII в.»24.

Впечатляет обширная источниковая база исследования. Сюда входят дипломатические документы (донесения французских дипломатов, аккредитованных в Англии, реляции посла Венецианской республики, переписка папского нун-

21 См.: Miller J. James II: a study of kingship. Hove, 1978. Р. 122-128, 201-205.

22 См.: Western J. R. Monarchy and Revolution: The English State in the 1680s. L., 1972.

23 См.: Speck W. A. Reluctant revolutionaries: Englishmen and the Revolution of 1688. N. Y., 1988.

24 Ranke L. A History of England principally in the Seventeenth Century. Oxford, 1875. Vol. 4.

ция), государственные акты, материалы судебных процессов, английские газеты, мемуары.

Основным источником для Ранке послужили, без сомнения, дипломатические документы. Это неудивительно, поскольку именно он впервые обратил внимание на их научную значимость и на основании реляций венецианских послов написал одну из своих первых книг — «Государи и народы Южной Европы в XVI—XVII вв.». В рассматриваемом же случае главным источником для Ранке явились донесения постоянного французского посла в Англии Поля Баррийо-на и французского чрезвычайного посланника Юссона де Бонрепо, который за время правления Якова II трижды побывал в Англии.

Ранке в основе конфликта в Англии, приведшего к «Славной революции», видит религиозный вопрос, что в целом характерно для всей западной историографии того времени. Исследователь справедливо отмечает, касаясь политического мировоззрения Якова II, что он не разделял интересы британской короны и католической веры, для него они были слиты в одно целое. Король-католик полагал, что коль скоро Господь позволил ему взойти на британский престол, целью его миссии является изменение статуса католической веры в своих владениях. Ранке подчеркивает, что опытные политики (особенно первые министры Якова II) открыто предупреждали короля еще в первый год его правления, что политика эмансипации католиков приведет лишь к потере им власти. Ранке писал, что даже католические лидеры Европы и представители иезуитского ордена пытались убедить английского короля в этом25.

Немецкий историк подчеркивал, что король рубил сук, на котором сидел, отстраняя своей политикой веротерпимости от своей поддержки Англиканскую Церковь и партию «высоких тори», которые привели его к власти в 1685 г. Ранке верно отмечает, что политика Якова II в кадровом вопросе заключалась в том, чтобы на всех ключевых постах в британском правительстве расставить только тех людей, которые поддерживали его политические взгляды.

Детально изучая работу английского парламента 1685 г., Ранке воссоздал сложную картину формирования оппозиции короне уже в первый год правления Якова II. Это отличает немецкого исследователя от британских историков, которые связывали ее появление с более поздним периодом. Ранке одним из первых обратил внимание на сложную ситуацию при английском дворе. Историки XVII—XIX вв. обычно ограничивались упоминанием о «католической клике», якобы имеющей определяющее влияние на короля. Ранке также писал о ней, но он, кроме того, отмечал, что ей противостояла придворная группировка, сложившаяся вокруг любовницы Якова II — Катерины Седли, графини Дочестер. Это был своеобразный кружок аристократов — умеренных протестантов. На основании донесений П. Барийона немецкому историку удалось установить его состав. Как это ни парадоксально, среди них были будущие якобиты: глава английского военного флота лорд Дартмут, шотландский аристократ граф Престон и др. Еще одной группировкой при дворе стал кружок герцогини Сандерленд, супругой главного министра Якова II — герцога Сандерленда. Несмотря на то что ее муж летом 1688 г. публично объявил о своем переходе в католицизм, она

25 См.: Ranke. Ор.сй. Р. 265.

осталась верна Англиканской Церкви и стала центром притяжения оппозиционных протестантов. Детально разбирая дошедшие до его времени документы, Ранке приходит к выводу, что главным фактором победы католической партии при дворе (впрочем, отчасти преувеличенной немецким историком) стала ее поддержка королевой Марией Моденской.

В то же время Ранке первым установил, что политику короля по введению всеобщей веротерпимости поддержали даже некоторые англикане. В качестве примера историк приводит позицию епископов Дарема и Оксфорда, депутации из Ковентри26.

К достаточно известному факту, что как католики, так и протестантские нонконформисты восторженно приветствовали веротерпимость, Ранке добавляет интересный обнаруженный им факт, что между ними начались взаимные контакты. В качестве примера немецкий историк приводит встречу между лидером квакеров У. Пенном и папским нунцием в Англии Фердинандом д'Адда27.

Свой взгляд на личность последнего Стюарта представил известный специалист по военно-морской истории А. Штенцель. Он обратил внимание на огромный вклад Якова II в развитие британского флота. По мнению исследователя, во многом благодаря деятельности принца Якова (тогда носившего титул герцога Йорка) английский военный флот в течение всей второй половины XVII в. поддерживал статус одного из лучших в Европе. Немецкий историк обращает внимание на то, что Яков ввел новую тактику морского боя, которая была признана современниками лучшим боевым порядком своего времени. А. Штенцель одним из первых отмечает, что Яков ввел в британском флоте сигнальные книги, собственноручно составив одну из них28.

Г. Вебер занимался, в первую очередь, религиозной проблематикой. Вероятно, в связи с этим его особое внимание привлек последний британский король-католик. Данного автора отличает сильно идеологизированная позиция (в протестантском духе). Огромное влияние на его концепцию оказал Т. Б. Маколей. Г. Вебер характеризует Якова II следующим образом: «Он ни мало не походил характером на легкомысленного, непостоянного брата, был очень упрям; не имел и любезности Карла, был суров, мстителен и безжалостен»29. В то же время историк явно преувеличивал негативные черты Якова II, сообщая не соответствующие действительности сведения: король якобы «любил смотреть на пытки, которым подвергал в Шотландии противников правительства»30.

В целом Г. Вебер создал исключительно негативный образ Якова II, во многом перекликающийся с оценками британской вигской школой. Его герой — Вильгельм Оранский, доблестный кальвинист, освободивший Англию от угрозы реставрации католицизма. Правление Якова II немецкий исследователь определял исключительно как «свирепый деспотизм»31. В то же время Г. Вебер отмечал,

26 См.: Ranke. Op.cit. Р. 299-302, 321, 324, 335.

27 См.: Ibid. Р. 360.

28 См.: Штенцель А. История войн на море: В 2 т. М., 2002. T. 2. С. 9-10, 55-59, 181.

29 Вебер Г. Всеобщая история: В 14 т. М., 1890. Т. 12. С. 376.

30 Там же.

31 Там же. С. 379.

что в начале своего правления этот король был достаточно популярен, но, обманув ожидания подданных, был законно низложен.

Немецкий историк считал попытки заигрывания католического монарха с протестантскими нонконформистами проявлением лицемерия, часто при этом игнорируя факты. Явно у Т. Б. Маколея взято голословное утверждение, будто Яков II начал свое правление с притеснения пресвитериан. В действительности именно в его правление (в отличие от Карла II, который притеснял кальвинистов) они получили доминирующие позиции в Шотландии.

Сообщая о том, что британский монарх освобождал из тюрем католиков, Г. Вебер утверждает: «...чтобы показать вид бесстрастия, Яков освободил несколько квакеров и других диссентеров, находившихся в таком же положении». Согласно современным данным, при Якове II из заключения было освобождено одних квакеров 1,2 тыс. человек32. В то же время Г. Вебер отмечал, что все эти меры англикане восприняли как «предвестие мер, направленных к замене протестантства в Англии католичеством»33.

Далее немецкий автор пишет, что Яков II, приняв у себя в стране беженцев-гугенотов из Франции, «повелел, чтобы пособие было выдаваемо только тем из них, которые присоединятся к Англиканской Церкви»34. Г. Вебер выдает это за акт личного произвола короля. В действительности решение о лишении выплат тех, кто не посещает англиканские богослужения, Яков II был вынужден сделать под давлением англиканской оппозиции. Кроме того, из источников известно, что деньги на помощь гугенотам шли не из «общественной подписки», как это утверждает Г. Вебер, а из личных коронных доходов британского монарха35.

В целом необходимо заметить, что Г. Вебер менее тщательно, чем Л. фон Ранке, работает с источниками, вследствие чего в его труде встречаются фактические ошибки.

Переходя к краткому обзору французской историографии необходимо отметить, что она столь обширна, что в рамках выбранного формата не представляется возможным охватить ее всю, поэтому сосредоточимся лишь на основных работах.

Как и в Великобритании, во Франции первые книги о Якове II появились еще при его жизни. Первая книга, в которой упоминалось о Якове II, была биография французского маршала де Тюренна, написанная М. де Бюссоном. В ней подробно рассказывалось о службе будущего британского монарха во французской армии36. Позднее вышла книга Р. Л'Эстранжа о деятельности Якова на посту Лорда Верховного адмирала и о его вкладе в морские войны Англии с Нидерландами37. О Якове II в своих воспоминаниях писали король Людовик XIV и

32Ashley. Op.cit. P. 64.

33 Вебер. Указ. соч. Т. 12. С. 377.

34 Там же. С. 390.

35 См.: Lauder J. Historical Observes of Memorable Occurrents in Church and State, from October 1680 to April 1686. Edinburgh, 1840. P. 249; Luttrell N. A Brief Historical Relation of State Affairs from September 1678 to April 1714: in 6 v. Oxford, 1857. Vol. 1. P. 434.

36 Buisson M, de. La Vie du Vicomte de Turenne. Colonge, 1687.

37 L'Estrange R. An Essay Upon the Late Victory obtained by the Duke of York, Against the Dutch, upon 3 June, 1665. L., 1665.

герцог де Сен-Симон38. Все эти авторы дают в целом позитивную (хотя, порой, и весьма снисходительную) оценку Якову II.

Взгляд на английского монарха с противоположной стороны представлен в воспоминаниях французского дворянина-гугенота Дюмона де Бастака, который служил в армии Вильгельма Оранского и воевал с войсками Якова II в Ирландии39.

Из числа многочисленных авторов XVIII—XIX вв. о Якове II упоминали среди прочих такие французские писатели и философы, как М. Ф. А. Вольтер40 и Ф. Р. Шатобриан41.

Во французской историографии большое внимание уделяется изучению пребывания Якова II в изгнании во Франции. Среди наиболее значимых исследований по этой проблеме необходимо отметить монографии Х. Бремо, Дж. Брие, М. Буро, П. Губера и К. Вессирье-Помо42. Также необходимо отметить несколько исследований по более частным вопросам. Так, Д. Г. Шомет подробно осветил участие Якова в Третьей англо-голландской войне, а П. Ле Февр — в военной кампании 1689 г. в Ирландии43.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Определенный итог всей французской историографии был подведен книгой Натали Жене-Руффиак, вышедшей в 2008 г. Она представляет собой фундаментальное исследование, посвященное якобитской эмиграции во Франции. В монографии уделено особое внимание личности, с которой, собственно, и началось якобитское движение, — Якову II44. Н. Жене-Руффиак подробно освещает правление Якова II в Великобритании, его пребывание во Франции, его эмигрантский двор и, в более широком контексте, положение британских политических эмигрантов на их новой родине.

Следует отметить глубокое знание французской исследовательницей новейшей британской (в том числе шотландской) историографии и французских архивных материалов, на основании которых главным образом и написана ее книга.

В отличие от многих других авторов, Н. Жене-Руффиак подробно останавливается на трудном пути Якова II к власти. В частности, она отмечает, что британская корона досталась ему в тяжелой борьбе с многочисленными оппонентами, прежде всего вигской партией. Касаясь внутренней политики британского монарха в период нахождения у власти, Н. Жене-Руффиак ключом к пониманию причин «Славной революции» считает его церковные реформы. Фран-

38 Сен-Симон Л. Р. Мемуары, 1691-1701 / Пер. с фр. В. Н. Малов. М., 2007; Mémoires of Louis XIV for the Instruction of the Dauphin / Ed. and trans. P. Sonnino. L.; N. Y., 1970.

39 BostaquetD., de. Mémoires. P., 1968.

40 Voltaire M. F. A. The Age of Louis XIV / Trans. M. P. Polack. L., 1961.

41 Chateaubriand F. R. Vie de Rancé. P., 1844.

42 Bouron M., Briere J., Veyssiere-Pomot C. La Domaine Royal: ses Châteaux, ses Jardins. P., 1997; Bremond H. The Thundering Abbot. Armand de Rancé. Reformer of La Trappe / Trans. F. J. Sheed. L., 1930; GoubertP. Louis XIV and Twenty Millions Frenchmen / Trans. A. Carter. N. Y., 1970.

43 Shomette D. G., Haslach R. D. Raid on America. The Dutch Naval Campaign of 1672-1674. Columbia, 1988; Le Fevre P. The Battle of Bentry Bay, 1 May 1689 // The Irish Sword. 1990. Vol. 18. № 70. P. 1-16.

44 Genet-Rouffiac N. Le Grand Exil: les Jacobites en France, 1688-1715. Vincennes, 2008.

цузская исследовательница отрицает, что их целью была Контрреформация, и утверждает, что Яков II проводил либеральный курс и искренне стремился к установлению в Британии полной религиозной свободы. Н. Жене-Руффиак концентрирует внимание на присвоении Яковом II так называемой диспер-сивной власти (права освобождать подданных от обязательств, налагаемых законом), которую считает главным механизмом в реализации его политической линии.

Французская исследовательница делает особый акцент на конфликте короля с высшим духовенством Англиканской Церкви (так называемый «Процесс над семью епископами»). В отличие от своих британских коллег, Н. Жене-Руффиак рассматривает этот конфликт как вполне закономерный, так как в своей декларации прелаты поставили под вопрос юридическую правомерность главной прерогативы монарха — дисперсивную власть. В своем труде историк убедительно показывает, что в случае согласия Якова II с позицией англиканского епископата король поставил бы под сомнение свою политическую линию и все те достижения в реформировании английского государства и религиозных отношений, которых он добился за все свое правление. Именно поэтому, доказывает Н. Жене-Руффиак, британский монарх рассматривал петицию прелатов как «акт мятежа» против короны45.

В то же время французская исследовательница отмечает, что суть религиозной политики Якова II не была понята современниками. Подданные восприняли ее как попытку создать «абсолютную католическую монархию по образцу Франции»46.

«Славную революцию» исследовательница считает верхушечным переворотом, комбинированным с нидерландским «завоеванием». В своей книге Н. Жене-Руффиак подробно останавливается на международных аспектах «Славной революции», считая Англию разменной монетой в сложной политической борьбе в Европе того времени, персонифицированной, по ее мнению, в противостоянии французского монарха Людовика XIV с нидерландским стат-хаудером Вильгельмом Оранским47.

Касаясь бегства Якова II во время «Славной революции», Н. Жене-Руффиак пытается установить состав лиц, сопровождавших монарха, и выделить отдельные волны британской и ирландской эмиграции во Францию в конце XVII в., что в историографии ранее не предпринималось.

Наконец, французская исследовательница доказывает, что все якобитские заговоры были тесно связаны с Францией, а в восстаниях сторонников Якова II огромную личную роль сыграли французские военные специалисты, такие как граф де Лозен, маркиз Сен-Рю и находившийся на французской службе генерал Розен 48.

Н. Жене-Руффиак подробно останавливается на важном политическом факторе победы принца Оранского в «Славной революции», который выпал из поля

45 См.: Ibid. P. 29.

46 Ibid. P. 28.

47 См.: Ibid. P. 29-31.

48 См.: Ibid. P. 38-45.

зрения англоязычных авторов. Она обращает внимание на интернациональный состав армии Якова II — помимо англичан в нее входило несколько тысяч ирландцев (в то же время Н. Жене-Руффиак упускает присутствие немалого числа шотландцев). В связи с этим в решительный момент внутри нее вспыхнули острые противоречия на этнической и религиозной почве.

Переходя к краткому обзору американской историографии, необходимо отметить, что здесь также имеет место методологический плюрализм. Представители американской школы исторической антропологии, в частности С. Соуэр-би, доказывают, что Яков II вполне соответствовал своей эпохе и был блестяще знаком с передовыми идеями Дж. Локка, Т. Гоббса и У. Пенна. С. Соуэрби считает, что выдвинутые Яковом II идеи всеобщей веротерпимости сыграли значительную роль в процессе трансформации английской идентичности от средневекового типа (осознание народом своего единства на основе конфессиональной принадлежности) к новоевропейскому (этнической идентичности в чистом виде)49.

Уникальную концепцию выдвинул американский ученый Ф. Холмс, историк и доктор медицины. Этот исследователь полагает, что в XVII в. монархи, сосредотачивавшие в своих руках огромную власть в государстве, должны были обладать прекрасным физическим здоровьем, чтобы выдерживать борьбу с различными политическими силами как внутри, так и за пределами их государств. В своих исследованиях Ф. Холмс пришел к выводу, что Стюарты (в силу генетических факторов) были наиболее болезненной династией в Европе того времени. Именно их физической и интеллектуальной слабостью историк-врач объясняет, почему в Британии ограниченная монархия установилась раньше, чем в большинстве других стран Европы. Ф. Холмс подчеркивает, что Яков II был одним из наиболее здоровых представителей генетически слабого рода Стюартов. Единственным его недостатком было «отсутствие врожденных способностей», в первую очередь интеллектуальных. Американский исследователь полагает, что в 1688 г. существовали все объективные предпосылки для победы Якова II в политической борьбе, и только личная слабость Якова II привела его к поражению50.

Таким образом, в развитии образа Якова II в зарубежной историографии выделяется несколько тенденций. Оценки Якова II зависели от принадлежности того или иного автора к определенной школе, которые формировались постепенно и сменяли одна другую, в связи с чем в эволюции взглядов историков XVII—XXI вв. можно выделить определенные этапы. Кроме того, необходимо отметить, что в британской исторической науке шла постоянная дискуссия, и школы носили в некотором смысле «парный» характер. Еще при жизни Якова II появились «партийные» школы — вигская и торийская. В полемике с ними формируется апологетическое направление, представленное главным образом католиками, якобитами или близкими им по взглядам деятелями. В ХХ в. «партийные» школы сменяются также двумя новыми направлениями — ревизионистами и неолибералами. К концу ХХ столетия и эти две школы в значительной мере

49 См.: Sowerby S. Of Différent Complexions: Religious Diversity and National identity in James II's Toleration Campaign // English Historical Review. Vol. 124. 2009. № 506. Р. 29-52.

50 См.: Holmes F. The Sickly Stuarts. The Medical Downfall of a Dynasty. Thrupp, 2003.

исчерпывают свой научной потенциал. На первые позиции выходит постревизионизм. Наконец, в XXI в. наступает эпоха методологического плюрализма: помимо постревизионизма появляются историческая антропология, ментальная история, историческая психология, историческая социология, история медицины и многие другие. Со своей стороны американские, немецкие и французские авторы пытаются поставить новые научные проблемы и представить оригинальный взгляд на личность Якова II.

Ключевые слова: Яков II, якобиты, Вильгельм III Оранский, Людовик XIV, историография, виги, тори, позитивизм, ревизионизм, постревизионизм, апологеты, историческая антропология, «Славная революция», религиозная политика, Контрреформация, веротерпимость, абсолютизм, эмиграция.

King James II in Foreign Historiography: the Main Scientific Trends and Approaches

K. Stankov

The fate of the tragic figure of the British king James II Stuart is considered in the article. In this paper the author pays special attention to the history of investigation of the character and politics of this person by the British historians, as well as by the leading European and American specialists on the Early Modern Time. The estimates of James II are of vast variety in the British historiography but at the same time different authors have some similar features in their attitude. Except the apologists the British historians on the whole criticized this king and explain that the majority of the problems connected with him are based on the religious factor that is not really right. On the other hand there are some differences in this negative approaches among various scientific schools of British historiography. The Whigs stated that James II tried to limit the personal rights of the Englishmen which was the main result of the English revolution of the middle of the 17th century. The Tories proved that the king neglected the gentry's property rights and tried to transform the dualistic monarchy into absolutism. The Positivists thought that James II supported the Catholic Counterreformation and fought against the Enlightenment. The revisionists and postrevisionists tried to revalue the person of James II based on the true scientific foundations. A special view on James II' policy is produced by Non-British authors: German, French and American historians.

Keywords: James II, the jacobites, William III Orange, Louis XIV, historiography, the Whigs, the Tories, positivism, Marxism, revisionism, postrevisionism, apologists, historical anthropology, the Glorious revolution, religion policy, Counterreformation, toleration, absolutism, immigration.

Описок литературы

1. Бокль Г. Т. История Цивилизации в Англии. Т. I // Бокль Г. Т. История цивилизаций. T. 1. М., 2000.

2. Вебер Г. Всеобщая история: В 14 т. М., 1890. Т. 12.

3. Маколей Т. Б. История Англии от восшествия на престол Иакова II: В 6 ч. Ч. 2-4 // Маколей Т. Б. Полное собрание сочинений: В 11 т. СПб., 1861-1864. Т. 7-9.

4. Сен-Симон Л. Р. Мемуары, 1691-1701 / Пер. с фр. В. Н. Малов. М., 2007.

5. Штенцель А. История войн на море: В 2 т. М., 2002. T. 2.

6. Юм Д. Англия под властью дома Стюартов (1649-1685): В 2 т. СПб., 2002. Т. 2.

7. Ashley M. James II. L., 1977.

8. Belloc H. James the Second. Philadelphia, 1928.

9. BostaquetD,. de. Memoires. P., 1968.

10. Bouron M., Briere J., Veyssiere-Pomot C. La Domaine Royal: ses Châteaux, ses Jardins. P., 1997.

11. Boyer A. The Reign of King James II // Boyer A. The History of King William the Third: in 3 parts. L., 1702. Part 2.

12. Bremond H. The Thundering Abbot. Armand de Rancé. Reformer of La Trappe / Trans. F. J. Sheed. L., 1930.

13. Buisson M., de. La Vie du Vicomte de Turenne. Colonge, 1687.

14. Burnet G. Bishop Burnet's History of His Own Time: in 3 v. / Ed. T. Burnet. L., 1753.

15. Burnet G. Bishop Burnet's History of the Reign of King James the Second. Oxford, 1852.

16. Chateaubriand F. R. Vie de Rancé. P., 1844.

17. Clarke J. S. The Life of James the Second King of England: in 2 v. L., 1816.

18. Dalrymple J. Memoirs of Great Britain and Ireland; from the Dissolution ofthe last Parliament of Charles II till the Capture of French and Spanish Fleets at Vigo: in 3 v. L., 1790.

19. Genet-Rouffiac N. Le Grand Exil: les Jacobites en France, 1688-1715. Vincennes, 2008.

20. Goubert P. Louis XIV and Twenty Millions Frenchmen / Trans. A. Carter. N. Y., 1970.

21. Holmes F. The Sickly Stuarts. The Medical Downfall of a Dynasty. Thrupp, 2003.

22. Hume D. The History of England from the Invasion of Julius Caesar to the Revolution in 1688. L., 1822. Vol. 8.

23. Le Fevre P. The Battle of Bentry Bay, 1 May 1689 // The Irish Sword. 1990. Vol. 18. № 70. P. 1-16.

24. L Estrange R. An Essay Upon the Late Victory obtained by the Duke of York, Against the Dutch, upon 3 June, 1665. L., 1665.

25. Macpherson J. The History of Great Britain, from the Restoration, to the Accession of the House of Hannover: in 2 v. Dublin, 1775. Vol. I.

26. Memoires of Louis XIV for the Instruction of the Dauphin / Ed. and trans. P. Sonnino. L.; N. Y., 1970.

27. Miller J. James II: a study of kingship. Hove, 1978.

28. Morrill J. The Sensible Revolution // Anglo-Dutch Moment: Essays on the Glorious Revolution and its World Impact / Ed. J. I. Israel. Cambridge, 1991. Р. 73-104.

29. Nairne J. The attestation of Sir David Nairne, concerning what he knew of the life and virtues of late king of Great Britain, James the second // Original Papers; containing the Secret History of the Great Britain: in 2 v. / Ed. J. Macpherson. Vol. 1.

30. Petrie C. The Marshal Duke of Berwick. A picture of an age. L., 1953.

31. Pincus S. C. A. 1688: The First Modern Revolution. New Haven; L., 2009.

32. Ranke L. A History of England principally in the Seventeenth Century. Oxford, 1875. Vol. 4.

33. Shomette D. G., Haslach R. D. Raid on America. The Dutch Naval Campaign of 1672-1674. Columbia, 1988.

34. Sowerby S. Of Different Complexions: Religious Diversity and National identity in James II's Toleration Campaign // English Historical Review. Vol. 124. 2009. № 506. P. 29-52.

35. Speck W. A. Reluctant revolutionaries: Englishmen and the Revolution of 1688. N. Y., 1988.

36. Voltaire M. F. A. The Age of Louis XIV / Trans. M.P. Polack. L., 1961.

37. Western J. R. Monarchy and Revolution: The English State in the 1680s. L., 1972.

38. Wodrow R. The History of the Sufferings of the Church of Scotland from the Restoration to the Revolution: in 4 v. Glasgow, 1832. Vol. 3-4.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.