Научная статья на тему 'Конституция - основа советского конституционализма периода государства диктатуры пролетариата'

Конституция - основа советского конституционализма периода государства диктатуры пролетариата Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
4655
208
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОНСТИТУЦИЯ / КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМ / ДИКТАТУРА / ПАРЛАМЕНТ / ВЫБОРЫ / ПАРТИИ / ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Шульженко Юрий Леонидович

Проблематика конституционализма после долгих лет фактического забвения находится сегодня в центре внимания отечественных ученых-обществоведов. И это не случайно. Конституционализм представляет собой важнейший атрибут, основополагающий институт, важнейший показатель демократического, правового, конституционного государства, функционирующего на основе принципа разделения властей. И именно таковой провозглашается наша страна в Основном законе РФ 1993 г. У нас накоплен здесь достаточно большой опыт как в теоретическом, так и практическом плане. Его изучение, анализ дают в первую очередь возможность выявить, вычленить, предложить все то, что было положительно, эффективно, прогрессивно в прошлом и могло бы быть успешно использовано в условиях современной России. И именно на это прежде всего ориентирована представленная статья, именно в этом ее задача, цель. В обобщенном виде она посвящена такому важному, основополагающему, отправному вопросу в исследуемой области, как роль, значение конституции для конституционализма. При этом исследование охватывает, ограничивается весьма сложным, противоречивым правовым периодом в истории нашей страны периодом государства диктатуры пролетариата (октябрь 1917 г. 1936 г.) Следует отметить, что изучению данной проблематики уделялось внимание за рубежом как в прошлом (Шарлет Р. США, Гинзбург Д. США, Майснер Б. ФРГ, Финке М. ФРГ, Ярош З. Польша), так и в наши дни (Батлер У. США, Бланкенагель А. ФРГ, Партлет У. Австрия, Саква Р. Англия и др.). При подготовке статьи использовались различные методы, в первую очередь догматический, историко-правовой, сравнительно-правовой. Прежде всего, представлена позиция автора по такому сложному, спорному вопросу, как понятие «конституционализм». Выделены три его стороны. Во-первых, исходным, отправным здесь является наличие конституции. Есть конституция есть конституционализм, нет конституции нет конституционализма. Во-вторых, практический конституционализм, т.е. как в повседневной жизни действует то, что закреплено в основном законе. В-третьих, теоретический конституционализм, т.е. накопленные в обществе знания по данному вопросу. Отмечена и весьма показательная, красноречивая история советских конституций (более 100 основных законов за этот период). Все они в той или иной мере содержали, закрепляли атрибуты конституционализма. Предложена авторская периодизация советского конституционализма. В основе ее заложена периодизация социально-экономического развития СССР; классификация видов советских конституций. В работе представлен подробный анализ положений, прежде всего, Конституции РСФСР 1918 г., Конституций СССР 1924, свидетельствующих о наличии практического конституционализма в советском государстве периода диктатуры пролетариата. Вычленены и позиции, отражающие специфику социально-экономического развития самого социализма в эти годы в нашей стране. Акцент сделан на форму, характер, содержание, объем закрепления тех или иных вопросов в основных законах. При этом особо отмечается, что многие здесь решения, конструкции предлагались впервые в мировой конституционной практике. Они в дальнейшем развивались, совершенствовались от конституции к конституции. Это в полной мере относится и к ныне действующей Конституции Российской Федерации 1993 г. Сюда следует отнести, например, вопросы конституционного регулирования экономической системы, деятельности общественных организаций, статуса человека, гражданина, и прежде всего их прав, свобод, гарантий. В связи с этим обращается внимание на тот факт, что в 60-е годы прошлого века в странах капитала четко звучал тезис о том, что конституционный опыт СССР стал использоваться в них, и главным образом относительно конституционных прав и свобод граждан [11, с. 556, 557]. Выводы, содержащиеся в статье, имеют практическое значение. В первую очередь они могут быть использованы при разработке, подготовке нового конституционного законодательства, а также изучении курсов теории государства и права, истории государства и права РФ, конституционного права РФ в ВУЗах. Статья представляет интерес как для теоретиков, так и для практиков, студентов, аспирантов, а также для всех тех, кто интересуется конституционным правом, историей нашего Отечества.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE CONSTITUTION IS THE BASIS OF THE SOVIET CONSTITUTIONALISM OF THE PERIOD OF THE STATE OF THE DICTATORSHIP OF THE PROLETARIAN

The problem of constitutionalism after many years of actual oblivion is today at the center of attention of Russian social scientists. And this is not accidental. Constitutionalism is the most important attribute, the fundamental institution, the most important indicator of a democratic, legal, constitutional state, functioning on the basis of the principle of separation of powers. And this is what our country proclaims in the Basic Law of the Russian Federation of 1993. We have accumulated quite a lot of experience here both theoretically and practically. Its study, analysis gives, first of all, the opportunity to identify, isolate, offer all that was positive, effective, progressive in the past and could be successfully used in the conditions of modern Russia. And precisely this is the focus of the presented article, that is its task, its purpose. In a generalized form it is devoted to such an important, fundamental, starting question in the field under study, as a role, the importance of the constitution for constitutionalism. When researching this covers, the complex, contradictory legal period in the history of our country is very limited the period of the state of the dictatorship of the proletariat (October 1917 1936) It should be noted that the study of this problem is also being paid attention to abroad (Sharlet R. USA, Ginzburg D. USA, Meisner B. Germany, Fink M. Germany, Yarosh Z. Poland), and nowadays ( Butler U. USA, Blankenagel A. Germany, Partlet U. Austria, Sakwa R. England, etc.).. In preparing the article, various methods were used, primarily dogmatic, historical and legal, comparative-legal. First of all, the author's position on such a complex, controversial issue as the concept of «constitutionalism» is presented. Its three sides are singled out. First, the starting point, the starting point here is the existence of a constitution. There is a constitution there is constitutionalism, there is no constitution there is no constitutionalism. Secondly, practical constitutionalism, i.e. As in everyday life acts that are fixed in the basic law. Third, theoretical constitutionalism, that is, accumulated knowledge in the society on this issue. A very revealing, eloquent history of Soviet constitutions (more than 100 basic laws for this period) is also noted. All of them in one way or another contained, fixed the attributes of constitutionalism. The author's periodization of Soviet constitutionalism is proposed. It is based on the periodization of the socio-economic development of the USSR; classification of the types of Soviet constitutions. The paper presents a detailed analysis of the situation, first of all, the Constitution of the RSFSR of 1918, the Constitutions of the USSR of 1924, which testifies to the existence of practical constitutionalism in the Soviet state during the period of the dictatorship of the proletariat. The position reflecting the specifics of the social and economic development of socialism itself in this years in our country is also singled out. The emphasis is on the form, nature, content, scope of fixing certain issues in the basic laws. At the same time, it is especially noted that many decisions and designs were offered for the first time in world constitutional practice. They further developed, improved from the constitution to the constitution. This applies in full to the current Constitution of the Russian Federation in 1993. This should include, for example, issues of constitutional regulation of the economic system, the activities of public organizations, the status of a person, a citizen, and above all their rights, freedoms, guarantees. In this regard, attention is drawn to the fact that in the 60s of the last century in the capitalist countries the thesis that the USSR's constitutional experience began to be used in them, and mainly concerning the constitutional rights and freedoms of citizens, sounded clear. The conclusions contained in the article are of practical importance. First of all, they can be used in the development, preparation of new constitutional legislation, as well as the study of courses in the theory of state and law, the history of the state and law of the Russian Federation, the constitutional law of the Russian Federation in higher education institutions. The article is of interest for both theorists and practitioners, students, graduate students, as well as for all those who are interested in the constitutional law, the history of our Fatherland.

Текст научной работы на тему «Конституция - основа советского конституционализма периода государства диктатуры пролетариата»

17. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО; КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС; МУНИЦИПАЛЬНОЕ ПРАВО (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12.00.02)

17.1. КОНСТИТУЦИЯ - ОСНОВА СОВЕТСКОГО КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА ПЕРИОДА ГОСУДАРСТВА ДИКТАТУРЫ ПРОЛЕТАРИАТА

Шульженко Юрий Леонидович, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ, и.о. заведующего сектором конституционного права и конституционной юстиции, главный научный сотрудник

Место работы: Институт государства и права РАН

constitution@igpran.ru

Аннотация: проблематика конституционализма после долгих лет фактического забвения находится сегодня в центре внимания отечественных ученых-обществоведов. И это не случайно. Конституционализм представляет собой важнейший атрибут, основополагающий институт, важнейший показатель демократического, правового, конституционного государства, функционирующего на основе принципа разделения властей. И именно таковой провозглашается наша страна в Основном законе РФ 1993 г. У нас накоплен здесь достаточно большой опыт как в теоретическом, так и практическом плане. Его изучение, анализ дают в первую очередь возможность выявить, вычленить, предложить все то, что было положительно, эффективно, прогрессивно в прошлом и могло бы быть успешно использовано в условиях современной России. И именно на это прежде всего ориентирована представленная статья, именно в этом ее задача, цель. В обобщенном виде она посвящена такому важному, основополагающему, отправному вопросу в исследуемой области, как роль, значение конституции для конституционализма. При этом исследование охватывает, ограничивается весьма сложным, противоречивым правовым периодом в истории нашей страны - периодом государства диктатуры пролетариата (октябрь 1917 г. - 1936 г.)

Следует отметить, что изучению данной проблематики уделялось внимание за рубежом как в прошлом (Шар-лет Р. - США, Гинзбург Д. - США, Майснер Б. - ФРГ, Финке М. - ФРГ, Ярош З. - Польша), так и в наши дни (Бат-лер У. - США, Бланкенагель А. - ФРГ, Партлет У. - Австрия, Саква Р. - Англия и др.). При подготовке статьи использовались различные методы, в первую очередь догматический, историко-правовой, сравнительно-правовой.

Прежде всего, представлена позиция автора по такому сложному, спорному вопросу, как понятие «конституционализм». Выделены три его стороны. Во-первых, исходным, отправным здесь является наличие конституции. Есть конституция - есть конституционализм, нет конституции - нет конституционализма. Во-вторых, практический конституционализм, т.е. как в повседневной жизни действует то, что закреплено в основном законе. В-третьих, теоретический конституционализм, т.е. накопленные в обществе знания по данному вопросу. Отмечена и весьма показательная, красноречивая история советских конституций (более 100 основных законов за этот период). Все они в той или иной мере содержали, закрепляли атрибуты конституционализма. Предложена авторская периодизация советского конституционализма. В основе ее заложена периодизация социально-экономического развития СССР; классификация видов советских конституций.

В работе представлен подробный анализ положений, прежде всего, Конституции РСФСР 1918 г., Конституций СССР 1924, свидетельствующих о наличии практического конституционализма в советском государстве периода диктатуры пролетариата. Вычленены и позиции, отражающие специфику социально-экономического развития самого социализма в эти годы в нашей стране. Акцент сделан на форму, характер, содержание, объем закрепления тех или иных вопросов в основных законах. При этом особо отмечается, что многие здесь решения, конструкции предлагались впервые в мировой конституционной практике. Они в дальнейшем развивались, совершенствовались от конституции к конституции. Это в полной мере относится и к ныне действующей Конституции Российской Федерации 1993 г. Сюда следует отнести, например, вопросы конституционного регулирования экономической системы, деятельности общественных организаций, статуса человека, гражданина, и прежде всего их прав, свобод, гарантий. В связи с этим обращается внимание на тот факт, что в 60-е годы прошлого века в странах капитала четко звучал тезис о том, что конституционный опыт СССР стал использоваться в них, и главным образом относительно конституционных прав и свобод граждан [11, с. 556, 557].

Выводы, содержащиеся в статье, имеют практическое значение. В первую очередь они могут быть использованы при разработке, подготовке нового конституционного законодательства, а также изучении курсов теории государства и права, истории государства и права РФ, конституционного права РФ в ВУЗах. Статья представляет интерес как для теоретиков, так и для практиков, студентов, аспирантов, а также для всех тех, кто интересуется конституционным правом, историей нашего Отечества.

Ключевые слова: конституция, конституционализм, диктатура, парламент, выборы, партии, права человека.

THE CONSTITUTION IS THE BASIS OF THE SOVIET CONSTITUTIONALISM OF THE PERIOD OF THE STATE OF THE DICTATORSHIP OF THE PROLETARIAN

Shulzhenko Yuriy L., Doctor of Law, Professor, Honored Lawyer of the Russian Federation, Chair of constitutional law and constitutional justice department, Principal Researcher

Place of employment: Institute of State and Law of RAS

constitution@igpran.ru

Abstract: The problem of constitutionalism after many years of actual oblivion is today at the center of attention of Russian social scientists. And this is not accidental. Constitutionalism is the most important attribute, the fundamental institution, the most important indicator of a democratic, legal, constitutional state, functioning on the basis of the principle of separation of powers. And this is what our country proclaims in the Basic Law of the Russian Federation of 1993. We have accumulated quite a lot of experience here both theoretically and practically. Its study, analysis gives, first of all, the opportunity to identify, isolate, offer all that was positive, effective, progressive in the past and could be successfully used in the conditions of modern Russia. And precisely this is the focus of the presented article, that is its task, its purpose. In a generalized form it is devoted to such an important, fundamental, starting question in the field under study, as a role, the importance of the constitution for constitutionalism. When researching this covers, the complex, contradictory legal period in the history of our country is very limited - the period of the state of the dictatorship of the proletariat (October 1917 - 1936)

It should be noted that the study of this problem is also being paid attention to abroad (Sharlet R. - USA, Ginzburg D. - USA, Meisner B. - Germany, Fink M. - Germany, Yarosh Z. - Poland), and nowadays ( Butler U. - USA, Blankenagel A. - Germany, Partlet U. - Austria, Sakwa R. - England, etc.) .. In preparing the article, various methods were used, primarily dogmatic, historical and legal, comparative-legal.

First of all, the author's position on such a complex, controversial issue as the concept of «constitutionalism» is presented. Its three sides are singled out. First, the starting point, the starting point here is the existence of a constitution. There is a constitution - there is constitutionalism, there is no constitution - there is no constitutionalism. Secondly, practical constitutionalism, i.e. As in everyday life acts that are fixed in the basic law. Third, theoretical constitutionalism, that is, accumulated knowledge in the society on this issue. A very revealing, eloquent history of Soviet constitutions (more than 100 basic laws for this period) is also noted. All of them in one way or another contained, fixed the attributes of constitutionalism. The author's periodization of Soviet constitutionalism is proposed. It is based on the periodization of the socio-economic development of the USSR; classification of the types of Soviet constitutions.

The paper presents a detailed analysis of the situation, first of all, the Constitution of the RSFSR of 1918, the Constitutions of the USSR of 1924, which testifies to the existence of practical constitutionalism in the Soviet state during the period of the dictatorship of the proletariat. The position reflecting the specifics of the social and economic development of socialism itself in this years in our country is also singled out. The emphasis is on the form, nature, content, scope of fixing certain issues in the basic laws. At the same time, it is especially noted that many decisions and designs were offered for the first time in world constitutional practice. They further developed, improved from the constitution to the constitution. This applies in full to the current Constitution of the Russian Federation in 1993. This should include, for example, issues of constitutional regulation of the economic system, the activities of public organizations, the status of a person, a citizen, and above all their rights, freedoms, guarantees. In this regard, attention is drawn to the fact that in the 60s of the last century in the capitalist countries the thesis that the USSR's constitutional experience began to be used in them, and mainly concerning the constitutional rights and freedoms of citizens, sounded clear.

The conclusions contained in the article are of practical importance. First of all, they can be used in the development, preparation of new constitutional legislation, as well as the study of courses in the theory of state and law, the history of the state and law of the Russian Federation, the constitutional law of the Russian Federation in higher education institutions. The article is of interest for both theorists and practitioners, students, graduate students, as well as for all those who are interested in the constitutional law, the history of our Fatherland.

Keywords: constitution, constitutionalism, dictatorship, parliament, elections, parties, human rights.

Несколько предварительных замечаний. Они направлены на то, чтобы читатель мог лучше уяснить, что представляет собой с нашей позиции конституционализм, роль, место здесь основного закона. Заметим при этом, что как в прошлом, так и в особенности сегодня имеет место полемика, споры по поводу самого определения «конституционализм». Не вдаваясь глубоко в их суть, лишь отметим, что сложились два в определенной степени противоположных подхода. Во-первых, в 80-90-е гг. прошлого века наметилась тенденция давать по возможности наиболее краткие, обобщающие определения такого понятия. Во-вторых, отказ от краткости, акцент на многосторонность, комплексность данной категории.

Проанализировав имеющиеся подходы, точки зрения по данной проблематике, позволим высказать свою позицию. Здесь, с нашей точки зрения, имеют место

три стороны. Первая - исходным, отправным атрибутом конституционализма является наличие конституции в качестве особого документа общества, его политической системы, и прежде всего наиглавнейшей составной последней - государства, стоящего на вершине правовой пирамиды. Здесь весьма уместна формула: есть конституция - есть конституционализм; нет конституции - нет конституционализма. Но это еще не все. Главное здесь само содержание, наполняемость основного закона. О конституционализме можно говорить лишь тогда, когда выполнено важнейшее, обязательное его условие существования - четкое конституционное закрепление государственного строя, и в первую очередь его наиболее весомых, значимых институтов - демократическое, правовое, конституционное государство, разделение властей, форм демократии, парламентаризм, самоуправление, а так-

же особо правового статуса личности, гражданина, демократических, конституционных прав и свобод, их гарантий, специального порядка принятия, внесения изменений и дополнений в конституцию, ее толкования, форм конституционного контроля и надзора. И именно эта сторона будет в центре нашего внимания.

Вторая сторона - практический конституционализм. Здесь важнейшим показателем является то, как в повседневной жизни действует то, что закреплено в основном законе. При этом особое значение приобретает текущее законодательство. А именно то, как в нем воплощены, развиты конституционные положения. Важное значение имеет здесь и то, как те, кто наделен реально властью, знают, воплощают в повседневной жизни все конституционные нормы. И третья сторона -теоретический конституционализм, включающий в себя накопленные знания по данным вопросам в обществе. Исходным является также положение о том, что практический и теоретический конституционализм в большей или меньшей степени имел место на протяжении всего советского периода в нашей стране.

Несколько слов о самом понятии «советский конституционализм». Заметим, что отношение к конституционализму, его теории было неоднозначно в различные периоды социализма. Определенное, незначительное внимание уделялось данным вопросам в 20-е гг. прошлого века [7, с. 45-51]. В дальнейшем проблематика конституционализма, его разработка в СССР на долгие годы свертывается, что было связано главным образом с установлением административно-командной системы в стране, культом личности, для которых данный институт был чужд, не нужен. Ряд исследований в период государства диктатуры пролетариата в нашей стране касались в определенной мере лишь его отдельных институтов. Например, теории конституции, ее правовой охраны, статуса гражданина. Вновь обращение к конституционализму происходит лишь в конце 70-х - начале 80-х гг. прошлого века. В центре внимания, во главе угла поставлена разработка именно понятия «советский конституционализм», его противопоставление буржуазному, капиталистическому конституционализму, острая критика последнего. Заметим также, что определенный опыт конституционализма имел место в России и до октября 1917 г., особенно в период конституционной монархии. Но он не использовался, напрочь отвергался создателями советских основных законов.

История советской конституции, особенно в цифровых показателях, весьма и весьма весома. Всего за данный период было принято более 100 основных законов. Все они были связаны, связывались с конкретными лицами, каждый лидер стремился показать, запечатлеть свою особую роль в истории через принятие новой конституции. Отсюда при характеристике конституционного развития СССР, РСФСР звучат положения о ленинской, сталинской, брежневской конституциях. Сразу отметим, что с формальной точки зрения все они в той или иной мере содержали, закрепляли атрибуты конституционализма.

Статья посвящена анализу конституции в качестве основы советского конституционализма в период государства диктатуры пролетариата. Выделение такого периода исходит из периодизации советского конституционализма, предлагаемого нами: 1. Периода государства диктатуры пролетариата, перехода от капитализма к социализму (октябрь 1917 г. - 1936 г.); 2. Пе-

риода реального социализма, построения развитого социалистического общества (1936-1977 гг.); 3. Периода развитого, зрелого социалистического общества (1977-1991 гг.). При этом весьма сложна оценка советского конституционализма 1985-1991 гг. Отметим лишь то, что он был как практическим, реальным, так и теоретическим. Но при всем этом носил главным образом поисковый, нестабильный, во многом экспериментальный характер.

Прежде чем непосредственно перейти к анализу интересующей нас проблематики кратко определим, что представляет собой само понятие диктатура пролетариата. Это наиболее весомо, четко выражено в ряде высказываний В.И. Ленина и в первую очередь: «...это особая форма классового союза между пролетариатом, авангардом трудящихся, и многочисленными непролетарскими слоями трудящихся» [5, с. 377], означающая «.что только определенный класс и именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержения ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание, укрепления победы, в деле созидания нового социалистического общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов» [6, с. 14].

Обратим внимание на то, что в первые месяцы после Октября 1917 г. вопросы о реализации и деятельности новой власти регулировались декретами, постановлениями, иными актами, которые в научной литературе трактуются главным образом как акты конституционного значения. Имеет место и точка зрения, в соответствии с которой все эти акты в совокупности составляли неписаную конституцию [1, с. 216]. Ученые важнейшие из декретов разделяют на четыре группы: направленные на создание экономических основ нового строя; в которых заложены основы национально-государственного строительства; посвященные созданию механизма советского государства; попытке установить основы правового положения граждан, организации всей общественной жизни.

В этих актах нашли свое отражение, закрепление и ряд важнейших институтов конституционализма. Это представительная демократия в лице Советов рабочих, солдатских, крестьянских депутатов; наличие парламента; основы правового статуса граждан, и прежде всего их права; форма национально-государственного устройства России - федерация и др. Но при всем этом это были лишь своего рода контуры общего плана, направленные в будущее. Доминировал же реально отказ от многих демократических, прогрессивных ценностей. В результате конституционные декреты первых месяцев советской власти представляли собой позицию, взгляды, с которыми пришли к власти новые социальные силы, и в первую очередь их руководители. В научной литературе обоснованно подчеркивается и своего рода двоякий характер этих актов, содержащихся в них позиций и решений. «Можно признавать прогрессивный характер многих мер, считать их служившими интересам трудового населения. Но нельзя не видеть и того, что под знаменем укрепления этой власти уже в первые месяцы ее становления имели мести отказ от идей парламентарной демократии, ограничения демократических свобод, отстранение от политической жизни целого ряда социальных слоев» [1, с. 221].

Отмечаются и на иные важные моменты. Так, что в

это время еще принимали во внимание идею Учредительного собрания; что ряд советских работников выступили против конституции, считая, что она и иные писаные законы «свяжут руки пролетарской власти» [8, с. 140-141]. Заслуга обращения к конституции в качестве основного закона страны данного периода, разработка ее конкретного текста связана с именем В.И. Ленина. Первенцем здесь стала Конституция РСФСР, принятая 10 июля 1918 г. Именно о ней говорят как о ленинской. Прежде всего, эта Конституция закрепила победу Октябрьской революции. Она стала основным законом общества в начальный период перехода от капитализма к социализму. Это документ ярко выраженного идеологического, классового характера, пронизанный духом диктатуры пролетариата в самых наижесточайших формах. Четко сформулирована главная задача Конституции. Это - установление «диктатуры городского и сельского пролетариата и беднейшего крестьянства в виде мощной Всероссийской Советской власти в целях полного подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и водворения социализма, при котором не будет ни деления на классы, ни государственной власти» (ст. 9). Россия провозглашалась республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. «Вся власть в пределах Российской Социалистической Федеративной Советской Республики принадлежит рабочему населению страны, объединенному в городских и сельских Советах» (ст. 10). Таким образом, налицо наличие представительной демократии - института парламентаризма. Вместе с тем отказ от общедемократического принципа народа в качестве носителя, источника суверенитета государства.

Берется курс на ликвидацию старых органов местного самоуправления. 6 февраля 1918 г. издается циркуляр Наркомата внутренних дел. В соответствии с ним распускались городские, земские органы самоуправления, выступающие против власти. Остальные вливались в аппарат местных советов, «дабы не было двух однородных органов, ведающих одной и той же работой». В результате уничтожается один из демократических институтов практического конституционализма [4, с. 76].

Закрепляется форма государственного устройства России - федерация. Обратим внимание на особенность Конституции РСФСР 1918 г. - достаточно подробное регулирование вопросов, связанных с экономической системой. Заметим, что в дальнейшем все советские конституции в той или иной форме закрепляли это. В результате они представляли собой не только основной юридический, политический, социальный, идеологический закон, но и основной, главенствующий экономический закон страны. Это было воплощено и в Конституции РФ 1993 г. Таким образом, по нашему мнению, закрепление основ экономической системы в конституциях - один из важнейших показателей реального, практического конституционализма.

Конституция 1918 г. установила важнейшие права и свободы граждан: свобода выражения мнений, свобода собраний, митингов, шествий, демонстраций, союзов, свобода совести, доступ к знаниям, предоставление политических прав трудящимся иностранцам, право убежища, равноправие граждан независимо от их расовой, национальной принадлежности. Такие позиции - показатели практического конституционализма. Наряду с этим имели место существенные ограниче-

ния в избирательном праве. Закреплялось, что «эксплуататорам не может быть места ни в одном из органов власти». Устанавливалось, что РСФСР лишает отдельных лиц и отдельные группы прав, которые используются ими в ущерб интересам социалистической революции; лишались избирательного права лица, прибегающие к наемному труду в целях извлечения прибыли; лица, живущие на нетрудовые доходы; частные торговцы, торговые и коммерческие посредники; монахи, духовные служители церкви и религиозных культов; служащие и агенты прежней полиции, жандармского корпуса, охранных отделений, а также члены царствовавшего в России дома и т.п. (ст. 7, 65 Конституции РСФСР 1918 г.).

Естественно, что данные положения подвергались острейшей критике за рубежом. В ответ большевистские политики, ученые прикладывали все силы к их отстаиванию, обоснованию. В качестве примера приведем высказывание одного из известнейших из них - А.Я. Вышинского: «Лишение эксплуататорских элементов избирательных прав вытекало не из принципиальных взглядов большевиков на этот вопрос, а из политической обстановки, фактически сложившейся в тот период». «Лишение эксплуататорских элементов избирательных прав было вполне естественным, законным и исторически необходимым, так как буржуазия и ее агентура в лице меньшевиков и эсеров вели ожесточенную борьбу против Советов, борьбу самую «беззастенчивую, корыстную, грязную» (Ленин)» [2, с. 12, 13].

Интересам пролетариата служила и созданная избирательная система. Она обеспечивала рабочим большинство в органах государственной власти по сравнению с другими группами населения. Многостепенность выборов

- депутаты высших органов власти избирались нижестоящими органами государственной власти из их состава. Открытое голосование на выборах, а не тайное.

Парламент страны - верховное народное представительство - имел своего рода сдвоенный характер в лице Всероссийского съезда Советов и Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета. Его наличие -также важнейший атрибут реального практического конституционализма. Высший орган власти в стране - Всероссийский съезд Советов, в период между его съездами

- Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет. Совет Народных Комиссаров - общее управление делами РСФСР, руководство отдельными отраслями осуществляли народные комиссариаты. Органы власти на местах - областные, губернские, уездные, волостные съезды Советов и их исполнительные комитеты. Были определены принципы, порядок организации органов государственной власти в центре и на местах, их компетенция, порядок выборов, нормы представительства на съездах Советов и т.д.

Получил свое конституционное закрепление и такой институт конституционализма, как правовая охрана основного закона. В связи с этим определяется ее система, порядок принятия, дополнения, изменения конституции. В центр был поставлен конституционный контроль. Руководствуясь принципом сосредоточения всей полноты власти, включая конституционный контроль, в руках верховного народного представительства, закрепляется его парламентская форма в лице Всероссийского съезда Советов и ВЦИК. Это своего рода парламентский самоконтроль.

В 20-30-е гг. прошлого века фактически отсутствовали обобщающие характеристики Конституции РСФСР 1918

г. Обратим внимание здесь лишь на высказывание П.И. Стучки: «Это конституция диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства, конституция гражданской войны. Она призывает к борьбе на жизнь и смерть за социалистическую республику и лозунг ее «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» [9, с. 17]. В.К. Дябло: «Конституции 1918-1920 годов были конституциями гражданской войны и суммировали опыт военного коммунизма» [3, с. 30]. Более четкие определения Конституции РСФСР 1918 г. мы встречаем в 70-80-е годы прошлого века. В них акцент сделан на закреплении положений о государстве диктатуры пролетариата, как документа революционного типа, отвергающего все прежнее.

В соответствии с Конституцией РСФСР 1918 г. принимаются основные законы в ряде автономных республик, входивших в те годы в состав РСФСР. Начиная с 1919 г. принимаются основные законы и в других советских республиках, которые были образованы в 1917-1921 гг. при непосредственной помощи РСФСР на территории бывшей Российской империи: в 1919 г.

- ССР Латвии, Белоруссии, Украинской ССР; 1921 г. -Азербайджанской ССР; 1922 г. - ССР Армении, ССР Грузии, Бухарской НСР, Харезмской СНР, ЗСФСР. Данные акты были едины в закреплении власти трудящихся, в организации советского аппарата, основ социально-экономической политики, правового статуса граждан. В принципе они были идентичны в вопросах регулирования, закрепления положений, относящихся к практическому конституционализму.

30 декабря 1922 г. - день провозглашения создания Союза Советских Социалистических Республик, в составе РСФСР, УССР, БССР, ЗСФСР. 30 января 1924 г.

- день принятия первой Конституции СССР. Она не содержала фактически положений, касающихся основы социально-экономического, политического строя, прав, свобод, обязанностей граждан, что характерно в той или иной мере для подавляющего числа конституций. С нашей точки зрения, законодатель исходил из того, что данные вопросы должны быть отражены в основных законах союзных и автономных республик, что и было сделано на практике в дальнейшем. Обратим здесь внимание на позицию П.И. Стучки, который выдвинул тезис о единой советской конституции: «Союзный договор от 30 декабря 1922 года и Союзная Конституция, принятая на основе этого договора, не повторяют основных начал отдельных конституций, а излагают лишь основы Союза. Таким образом, Конституция СССР и РСФСР одна другую дополняют и составляют единое неразрывное целое, единую Советскую Конституцию» [9, с. 18].

В центре Основного закона СССР 1924 г. вопросы государственного устройства страны, вытекающие из образования, создания Советского Союза. Это прежде всего соотношение суверенитета Союза и его членов. Фиксация самого факта объединения республик в одно союзное государство на основе принципов братства, доверия, равноправия наций. Установлен порядок вхождения отдельных республик в Союз, сохранение права свободного выхода из него. Определена исключительная компетенция Союза ССР. Каждая союзная республика вне ее пределов осуществляла свою государственную власть самостоятельно. В Конституции достаточно четко регламентировался механизм, ограждающий союзные республики от неправомерного вмешательства центра в вопросы их исключительной компетенции.

Свидетельством практического конституционализма стало наличие парламента в СССР. Его создание предусматривала Конституция СССР 1924 г., в своего рода двояком характере. Верховный орган власти Союза ССР - съезд Советов, а в период между съездами - Центральный Исполнительный Комитет СССР (ЦИК СССР), состоящий из двух равноправных палат - Союзного Совета и Совета Национальностей. Высший законодательный, исполнительный и распорядительный орган в период между сессиями ЦИК СССР - Президиум ЦИК СССР. Исполнительный, распорядительный орган ЦИК СССР - Совет Народных Комиссаров -правительство СССР. Впервые закреплялось положение о Верховном Суде СССР как высшем органе правосудия, что является также свидетельством практического конституционализма. Предусматривался «специфический» орган - Объединенное Главное Политическое Управление, на которое возлагалась борьба с политической, экономической контрреволюцией, шпионажем, бандитизмом.

Устанавливалась двухзвенная система органов конституционного контроля: Съезд Советов и ЦИК СССР. Последний осуществлял основной конституционный контроль. Специфика практики деятельности Президиума ЦИК СССР здесь состояла в том, то в случае признания акта неконституционным он в большинстве случаев не отменял его, а давал разъяснение соответствующему органу или предлагал последнему принять меры о приведении акта в соответствие с конституционным законодательством. В период 1923-1932 гг. ряд функций в деле правовой охраны Конституции СССР возлагались на Верховный Суд СССР. Данная деятельность имела характер конституционного надзора, а не контроля, и по этой сфере Верховный Суд СССР выступал главным образом как консультативный орган при Президиуме ЦИК СССР. Постановлением ЦИК и СНК СССР 1933 г. «Об учреждении Прокуратуры Союза ССР» Верховный Суд СССР утрачивал функцию конституционного надзора, которая теперь возлагалась на Прокуратуру СССР. Она осуществляла ее главным образом в ходе общего надзора.

Была определена в гл. 10 Конституции СССР 1924 г. система высших органов власти союзных республик: верховным органом власти республики был съезд Советов республики; в промежутке между съездами -Центральный исполнительный комитет, последний избирал из своей среды президиум, который в период между сессиями ЦИК республики был высшим органом власти. ЦИК республики образовывал свой исполнительный орган - Совет народных комиссаров.

В результате Конституция СССР 1924 г. закрепила наиболее целесообразные формы суверенитета Союза ССР и союзных республик, структуру и компетенцию высших органов государственной власти и управления.

В 20-30-е гг. прошлого века не было обобщающих характеристик Конституции СССР 1924 г. Здесь, пожалуй, исключением, отмеченным ранее, стала статья Д.В. Дябло, в которой он, в частности, отмечал: «Советские конституции 1923-1925 годов суммировали уже опыт мирного социалистического строительства... Они являются конституциями переходного периода, т.е. стремятся не закрепить существующие социальные отношения, а постепенно перестроить их на социалистических началах... в зависимости от успехов хозяйственного строительства и меняющейся в соответствии с этим политической ситуацией» [3, с. 31]. В дальнейшем в

юридической литературе конституции 1923-1925 гг. характеризовались главным образом как конституции советского государства диктатуры пролетариата, периода перехода от капитализма к социализму.

Следует отметить также, что многие институты, конституционные, законодательные положения, касающиеся советского конституционализма в этот период подвергались тогда острейшей критике в странах капитала: диктатура пролетариата, советская федерация, лишение избирательного права ряда категорий граждан и др. [12, с. 205, 173; 14, с. 129]. Вместе с тем констатируем, что сегодня мы встречаем ряд более объективных, всесторонних оценок их в тех же странах [13, с. 96-100].

Проделывается большая работа по переработке старых, действовавших до того времени конституций союзных республик. Прежде всего, в 1925-1927 гг. принимаются их новые конституции. Несколько слов здесь о Конституции РСФСР 1925 г. В значительной мере текст ее идентичен Конституции РСФСР 1918 г., но есть много иного. В ней прежде всего нашел отражение факт вхождения республики в Союз ССР. Изменилась она в структурном плане. В тексте Конституции РСФСР 1925 г. уже нет Декларации прав трудящихся и эксплуатируемого народа. Оставаясь Конституцией диктатуры пролетариата, вместе с тем в ней существенно смягчаются многие идеологические, программные формулировки мирового масштаба: о насилии, уничтожении паразитирующих слоев населения, о мировой революции и т.д.

Новшества коснулись и такого института отечественного конституционализма, как конституционное закрепление, регулирование основ экономической системы. Это выразилось в частности в четком отражении процесса огосударствления ряда общественных отношений, и прежде всего в экономической сфере. Так, если Конституции РСФСР 1918 г. говорила о земле, недрах, лесах, воде как общенародном, национальном достоянии, то теперь все это закреплялось в качестве собственности рабоче-крестьянского государства, статус которых определялся особыми законами СССР, верховными органами власти РСФСР.

По-иному от федерального уровня решался вопрос об установлении, дополнении, изменении Конституции РСФСР. В соответствии со ст. 16 это было отнесено к исключительной компетенции Всероссийского съезда Советов. Допускалось и внесение частичных изменений в Конституцию РСФСР сессиями Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и в период между Всероссийскими съездами Советов. Последние окончательно утверждали эти изменения.

На основании, в соответствии с Конституцией РСФСР 1925 г. принимались и новые основные законы в субъектах РСФСР. Разрабатывались и принимались основные законы республик, вошедших в дальнейшем в состав СССР, образовавшихся в 20-е гг. в результате национально-государственного размежевания Средней Азии: Узбекской ССР, Туркменской ССР в 1926 г.; Таджикской ССР в 1931 г. Конституции республик не копировали одна другую. Они основывались на общих принципах, но отличались как по форме, так и содержанию.

Следует отметить, что в 1924-1936 гг. в первую Конституцию СССР, в принятые на ее основе конституции союзных республик неоднократно вносились изменения и дополнения. Первая группа таких изменений касалась вопросов государственного устройства, административ-

но-территориального деления и, прежде всего, вступления в СССР новых союзных республик, образования автономных республик и национальных округов. Вторая -совершенствование перестройки органов государственного управления, как в структурном, так и в функциональном плане. Но при всем этом такого рода решения, с одной стороны, не затрагивали коренных основ советского строя, советской конституции, а с другой - вносили определенные новшества в организацию и деятельность ряда институтов конституционализма.

Таким образом, октябрь 1917 г. - 1936 г. - это период перехода от капитализма к социализму, создания основ социализма в нашей стране. Важнейший его показатель - государство диктатуры пролетариата. В эти годы существовал как реальный, практический, так и теоретический советский конституционализм. Еще раз подчеркнем, что его можно определить как период конституционализма государства диктатуры пролетариата.

В заключении, переходя к обобщающей оценке в целом состояния конституционализма, эффективности соответствующих норм основных законов в период государства диктатуры пролетариата в нашей стране следует исходить в первую очередь из того, как в реальности, повседневной жизни воплощалось, действовало все то, что было провозглашено, закреплено, установлено. Прежде всего констатируем, что здесь в рассматриваемый нами период было принято большое количество правовых актов различного уровня, направленных на реализацию, развитие конституционных положений. Значительная часть из них имела демократический характер, сущность, но при всем этом реальная действительность свидетельствовала о том, что конституционализм в целом практически во все годы советской власти, а следовательно и в период государства диктатуры пролетариата без каких либо оговорок характеризовать как фиктивный. К такому выводу мы приходим главным образом на основании того, что провозглашенные, закрепляемые в советских конституциях, иных правовых актах подходы, решения в большинстве случаев имевшие демократическую окраску, на практике не реализо-вывались, служили лишь прикрытием фактического тоталитаризма, диктатуры правящей коммунистической партии. Так, все конституции советского периода фактически не имели статуса верховенствующего, главенствующего политического, юридического акта в обществе и государстве. Программы, уставы, решения органов Коммунистической партии, а весьма часто и партийных лидеров - вот, что на практике было основным законом страны [10, с. 131-133].

Следует отметить и то, что результатом осуществления ленинского принципа единства законодательной и исполнительной власти, парламент СССР и парламенты союзных республик далеко не всегда были действительно высшими органами власти. Это выражалось в том, главным образом в том, что Правительство, как правило, было безответственным, неподконтрольным. Особенно ярко фиктивность конституционализма проявилась в институте статуса личности в советском государстве. Показательно то, что человек рассматривался здесь как пассивное существо. Господствующим, исходным был подход, основанный на приоритете государственных интересов перед интересами личности. Человеку, по выражению Сталина, отводилась роль всего лишь «винтика» в партийно-государственном механизме. Провозглашенный, разрекламированный на весь мир принцип социализма

«Все для человека, все во имя человека» был в реальной жизни фикцией, идеологическим прикрытием. Права и свободы граждан, установленные в конституции, на практике не имели реальных гарантий. В жизни же личность была фактически бесправна. Она подвергалась жесточайшему контролю, прессу со стороны государства, усилению зависимости от него. Реальная действительность свидетельствовала о произволе, беззаконии в стране, создании атмосферы постоянной боязни, страха людей за свою жизнь, судьбу. Особенно страшными, трагическими здесь были годы культа личности Сталина, когда миллионы ни в чем неповинных были расстреляны, посажены в тюрьмы, отправлены в лагеря.

Вот что представлял из себя в действительности советский конституционализм в годы государства диктатуры пролетариата. Завершением данного периода считается 1936 г. - год принятия очередной, получившей наименование сталинской конституции СССР. Это был основной закон периода, названного реальным социализмом, построения развитого социалистического общества в нашей стране.

Статья проверена программой «Антиплагиат». Оригинальность 83%.

Список литературы:

1. Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс. 4-е изд. т. 1. М.: Норма: ИНФРА-М, 2010. 864 с.

2. Вышинский А.Я. К истории советской конституции. М.: Партиздат ЦК ВКП(б), 1937. 47 с.

3. Дябло В. Конституция Союза ССР и процесс конституционной практики // Советское право. 1926. № 3. С. 26-41.

4. Кутафин О.Е., Фадеев В.И. Муниципальное право Российской Федерации. Учебник. 3-е изд. М.: Проспект, 2006. 672 с.

5. Ленин В.И. Предисловие к изданию речи «Об обмане народа лозунгами свободы и равенства». Полное собрание сочинений. 5-е изд. Т. 38. М.: Политиздат, 1969 г. 4 с.

6. Ленин В.И. Великий почин. Полное собрание сочинений. 5-е изд. Т. 39. М.: Политиздат, 1970 г. 29 с.

7. Малицкий Ал. Советская конституция. 2-ое изд. Харьков.: Юридическое НКЮ издательство. 1925 г. 440 с.

8. Овсепян Ж.И. Лекции о конституциях России. Ростов н/Д: Феникс, 2016. 398 с.

9. Стучка П.И. С.С.С.Р. и Р.С.Ф.С.Р. Советская конституция в вопросах и ответах. 4-е изд. М.: Прометей, 1924. 102 с.

10. Шульженко Л.И. Отечественный конституционализм. Историко-юридическое исследование. М.: Институт государства и права РАН, 2010. 152 с.

11. Haurion A. Droit constitutione! el institutions politiqes. Paris: Ed. Mautchrestion, 1972. 826 p.

12. Langhans M. Die staatsrechtliche Entwicklung der auf russichem Boden lebenden kleineren Nationalitäten // Archiv des öffentlichen Rechts, Bd. 9, 2 Heft, 1925. 173-210 s.

13. Valdera Gil J.M. ¿Era la Unión Soviética Socialista? Una Crítica a los Críticos de la URSS // Nómadas. Critical Journal of Social and Juridical Sciences. 2014, № 4. 87-100 p.

14. Mirkine-Guétzevitsch B. Les Modifications récentes du droit électoral soviétique // Revue du droit Public. t. XLIII № 1, 1926,123-129.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.