Научная статья на тему 'Конституционная реформа 2020: некоторые аспекты постфактум'

Конституционная реформа 2020: некоторые аспекты постфактум Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
559
108
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Образование и право
ВАК
Область наук
Ключевые слова
Конституция / конституционализм / конституционная реформа / парламент / Президент / Constitution / constitutionalism / constitutional reform / Parliament / President

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Теплова Дарья Олеговна

В данной статье предпринята попытка дать краткий очерк свершившейся конституционной реформы Президентом страны, инициированной в Послании Федеральному Собранию в 2020 году. Поправки, предложенные президентом, имеют стратегическое значение для Российской Федерации, закрепляя и усиливая Президентскую власти при формальных уступках в пользу законодательной ветви власти. Наряду с некоторыми послаблениями президентской власти, тем не менее Россия, останется суперпрезидентской республикой. Однако весь пафос данных конституционных реформ в конечном счете направлен на необходимость более ручного управления страной в целях удержания власти и коррекции социально-экономического курса в условиях борьбы за мировое политическое и экономическое господство. Однако каковы юридические особенности и последствия данных изменений остается до конца непонятным. Автор попыталась дать ответы на некоторые вопросы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CONSTITUTIONAL REFORM 2020: TRANSIT OF POWER OR THE KAZAKH-CHINESE VERSION (ESSAY)

This article attempts to give a brief outline of the constitutional reform proclaimed by the President of the country in his Address to the Federal Assembly in 2020. The amendments proposed by the President are of strategic importance for the Russian Federation, consolidating and strengthening the Presidential power with formal concessions in favor of the legislative branch. Along with some easing of the presidential power, however, Russia will remain a strong presidential Republic. However, all the pathos of these constitutional reforms is ultimately directed at the need for more manual management of the country in order to change the political and socio-economic course in the struggle for world political and economic domination. The so-called transit of power under the Russian version has recent analogues in China and Kazakhstan. However, what are the legal aspects and consequences of these changes remains unclear until the end. The author tried to give answers to some questions.

Текст научной работы на тему «Конституционная реформа 2020: некоторые аспекты постфактум»

DOI 10.24411 /2076-1503-2020-10609 ТЕПЛОВА Дарья Олеговна,

заместитель заведующего кафедрой государственно-правовых дисциплин Восточно-Сибирского филиала ФГБОУ ВО «Российский государственный университет правосудия»,

кандидат юридических наук e-mail: mail@law-books.ru

КОНСТИТУЦИОННАЯ РЕФОРМА 2020: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ

ПОСТФАКТУМ

Аннотация. В данной статье предпринята попытка дать краткий очерк свершившейся конституционной реформы Президентом страны, инициированной в Послании Федеральному Собранию в 2020 году. Поправки, предложенные президентом, имеют стратегическое значение для Российской Федерации, закрепляя и усиливая Президентскую власти при формальных уступках в пользу законодательной ветви власти. Наряду с некоторыми послаблениями президентской власти, тем не менее Россия, останется суперпрезидентской республикой. Однако весь пафос данных конституционных реформ в конечном счете направлен на необходимость более ручного управления страной в целях удержания власти и коррекции социально-экономического курса в условиях борьбы за мировое политическое и экономическое господство. Однако каковы юридические особенности и последствия данных изменений остается до конца непонятным. Автор попыталась дать ответы на некоторые вопросы.

Ключевые слова: Конституция, конституционализм, конституционная реформа, парламент, Президент.

TEPLOVA Daria Olegovna,

Deputy Head of the Department of State and Legal Disciplines of the East-Siberian Branch of the Russian State University of Justice,

candidate of legal Sciences

CONSTITUTIONAL REFORM 2020: TRANSIT OF POWER OR THE KAZAKH-CHINESE VERSION (ESSAY)

Annotation. This article attempts to give a brief outline of the constitutional reform proclaimed by the President of the country in his Address to the Federal Assembly in 2020. The amendments proposed by the President are of strategic importance for the Russian Federation, consolidating and strengthening the Presidential power with formal concessions in favor of the legislative branch. Along with some easing of the presidential power, however, Russia will remain a strong presidential Republic. However, all the pathos of these constitutional reforms is ultimately directed at the need for more manual management of the country in order to change the political and socio-economic course in the struggle for world political and economic domination. The so-called transit of power under the Russian version has recent analogues in China and Kazakhstan. However, what are the legal aspects and consequences of these changes remains unclear until the end. The author tried to give answers to some questions.

Key words: Constitution, constitutionalism, constitutional reform, Parliament, President.

«Неожиданным» для многих шагом в развитии российского государства в начале года стала конституционная реформа, предложенная Президентом страны в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации в 2020. По замыслу «идеологов» эта реформа направлена на демократизацию и легитимацию нынешней политики государственной власти, а также упрочнение основ российской государственности. Эти и дру-

ОБРАЗОВАНИЕ И ПРАВО № 6 • 2020

гие, ранее предпринятые шаги трансформации современной российской государственности, по сути, легализуют новые очертания порядка формирования Правительства России и поспособствуют реализации национальных проектов. Между тем, эти заявления имеют под собой куда более глубинные и отдаленные последствия. Что будут собой представлять в действительности юридически и политически эти изменения в после-

дующем сказать довольно сложно, будут ли эти изменения конструктивны и плодотворны для нашей страны, покажет время. Однако уже сегодня создана конституционная комиссия (вне Конституционного Собрания Российской Федерации), в которую были приглашены представители гражданского общества, деятели культуры, бизнеса и спортсмены численностью 75 человек. Вспоминается 1962-1964 гг., когда была создана и действовала комиссия по разработке «хрущевской» конституции, так и не принятой [3].

Обновление той хрущевской Конституции потребовалось как итог осуждения сталинского режима и с необходимостью трансформации сталинской системы управления в силу новых социально-экономических и политических реалий. Работа над ее проектом, занявшая более двух лет, возглавляемая лично Н.С. Хрущевым, имела огромное общественно-политическое значение. Подготовка материалов для новой Конституции началась в середине января 1962 года, когда была сформирована рабочая группа из 95 ведущих ученых страны под руководством секретаря ЦК КПСС Л.Ф. Ильичева [2].

Свою позицию по отношению к содержанию нового проекта выразил Н.С. Хрущев. На заседании Конституционной комиссии 15 июня 1962 года он выделил пять основных направлений её развития, таких как: 1) выделение возрастающей роли общественных организаций; 2) фиксирование всех прав, которыми пользуются граждане, но которые не прописаны в Конституции 1936 года; 3) повышение роли системы Советов всех уровней; 4) введение раздела об экономическом развитии, хозяйственном строительстве, характеристики социалистической собственности, планирования, управления, распределения материальных благ; 5) расширение прав союзных республик [2].

Создание самого текста Конституции происходило в рамках специально образованной постановлением Верховного Совета СССР (25 апреля 1962 г.) конституционной комиссии, состоящей из 97 человек. Было образовано девять подкомиссий: 1) по общеполитическим и теоретическим вопросам (председатель Н.С. Хрущев), 2) по вопросам общественного и государственного устройства (председатель Н.В. Подгорный); 3) по вопросам государственного управления, деятельности Советов и общественных организаций (председатель Л.И. Брежнев); 4) по экономическим вопросам и управлению народным хозяйством (председатель А.Н. Косыгин); 5) по вопросам национальной политики и национального государственного строительства (председатель А.И. Микоян); 6) по вопросам науки, культуры, народного образования и здравоохранения

(председатель М.А. Суслов); 7) по вопросам народного контроля и социалистического правопорядка (председатель Н.М. Шверник), 8) по вопросам внешней политики и международных отношений (председатель Б.П. Пономарев), 9) редакционная комиссия (председатель Л.Ф. Ильичев).

Несмотря на основательность подготовки данного документа, тем не менее, данный проект так и не был принят, хотя и хранится в архивах и научно-доктринальное, историческое значение и по сей день оказывает интеллектуальное воздействие на общественное сознание. Конечно, масштаб нынешних новаций не идет в сравнение с хрущевскими замыслами, тем не менее, их подача российскому обществу была по своему пафосу равная или близкая.

Согласно Посланию Президента В.В. Путина, провозглашенные новации можно выделить в несколько групп: 1) основы конституционного строя (глава 1); 2) полномочий Президента в части формирования правительства (глава 4); 3) порядка формирования правительства и его правового статуса (глава 6); 4) полномочий парламента в отношении процедуры формирования правительства (глава 5); 5) социальной части (глава 2). В итоге в числе принятых поправок к Конституции России оказались следующие новации: изменение принципов единой системы публичной власти, механизмов взаимодействия между государственными и муниципальными органами (при расширении возможностей местного самоуправления); введение в Конституцию РФ нормы о том, что минимальный размер оплаты труда в России не может быть ниже размера прожиточного минимума трудоспособного населения; закрепление в Основном законе принципов достойного пенсионного обеспечения (включая регулярную индексацию пенсий); закрепление конституционного статуса и роли Государственного Совета (новый ФКЗ); изменение полномочий Государственной Думы по утверждению кандидатуры Председателя Правительства РФ, а затем, по представлению последнего, - и всех вице-премьеров и федеральных министров; изменение порядка назначения Президентом руководителей «силовых ведомств» по итогам консультаций с Советом Федерации РФ; закрепление права Совета Федерации парламента по представлению Президента РФ отрешать от должности судей Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации в случае совершения ими проступков, порочащих честь и достоинство, и в иных предусмотренных законом случаях; наделение Конституционного Суда РФ возможностью по запросам Президента РФ проверять конституционность законов, принятых Феде-

ОБРАЗОВАНИЕ И ПРАВО № 6 • 2020

ральным Собранием РФ, до их подписания президентом; создание федеральных территорий с назначением на них местной власти; запрет действий, направленных на изменение границы РФ (ст. 67); положение о правопреемстве СССР (ст. 671); закрепление веры Бога, защиты исторической правды, признание детей (67.1); важнейшим достоянием, установка приоритета семейного воспитания; установление русского языка госу-дарствообразующим, признание культуры РФ уникальным наследием (ст. 68); положения о самобытности культуры народов, закрепление защиты прав и поддержки соотечественников за рубежом (ст. 69); возможность размещения отдельных органов власти вне Москвы (ст. 70); расширение полномочий ведомств России (ст. 70); включение сельского хозяйства и молодежной политики в ведение субъектов РФ, добавление пункта о защите семьи и материнства (ст. 72); оплата труда не менее прожиточного минимума, индексация пенсии не реже 1 раза в год, индексация социальных пособий; (ст. 72); создание условий экономического роста страны, повышении доверия между государством и гражданами; закрепление мер по международному поддержанию мира; поддержание Президентом мира и согласия в стране; требование по проживанию Президента в России не менее 25 лет, занимать должность не более двух сроков, не иметь иностранного гражданства; обеспечение Правительством укрепления и защиту семей, инвалидов, содействует развитию промышленности, поддержке волонтеров и защите экологии; включение в Конституцию арбитража, Верховного и Федерального суда, мировых судей; Совет Федерации может снимать с должности судей; Президент и высокопоставленные чиновники не могут иметь иностранное гражданство; расширение полномочий Конституционного Суда; местное самоуправление подчиняется Федеральным законам; Государственная Дума может утверждать председателя правительства; органы местного самоуправления должны обеспечивать население медицинской помощью и т.д.

Не касаясь самой процедуры внесения поправок в действующую конституцию и технико-юридического их написания в виде статей с дополнительными частями, примечаниями и дополнительными пунктами, что в целом вызывает большие нарекания, остается вопрос, как эти изменения вписываются в действующую Конституцию и законодательство и в целом правовое развитие нашей страны? И вообще, чем было обусловлено сейчас вносить изменения в нашу Конституцию, учитывая то обстоятельство, что в стране как говорит Президент, стабильность важнее всего. Зачем же делать такие резкие шаги,

ОБРАЗОВАНИЕ И ПРАВО № 6 • 2020

имитирующие конституционно-правовую

реформу? Или же все-таки в стране и за её пределами не всё так хорошо и стабильно, и нужно усиливать рычаги управления?

Безусловно, сам смысл принятых изменений никак не вписывается в ту «архитектуру», которую изначально выстроили отцы основатели Конституции С.С. Алексеев, А.А. Собчак, С.М. Шахрай. Общее впечатление от внесенных поправок в конституцию создается так называемый управляемый хаос или ситуация полной правовой неопределенности. Казалось бы, при достаточно необходимых изменений в текущее законодательство, эти положения вносятся сразу в конституцию без их надлежащей правовой апробации, как уже давно себя зарекомендовавшие, что конечно же вносит сумбур в общую логику и смысл всей конституции. Если подсчитать, то в целом было принято 239 поправок из более чем 1000 предложенных в процессе заседания конституционной комиссии. Более того, были отклонены поправки, которые логически связаны с вносимыми, но по тем или иным соображениям невыгодности власти, так и не были приняты, как например: принадлежность полезных ископаемых и природных недр России её народу, гарантии всем гражданам РФ иметь достойную долю дохода от добычи полезных ископаемых; возраст выхода на пенсию: 60 лет - для мужчин, 55 лет - для женщин; обязательность индексации пенсий, социальных выплат, пособий и стипендий на величину индекса роста потребительских цен за предыдущий год; гарантии, что платежи за ЖКХ не могут превышать 10% от совокупного дохода отдельной семьи; выборность членов Совета Федерации ФС РФ, губернаторов, мэров городов населением прямым тайным голосованием без каких-либо «фильтров»; гарантировать реальную независимость судебной власти, закрепить выборность мировых, районных и городских суде; уголовную ответственность за фальсификацию итогов голосования считая её посягательством на основы конституционного строя; функцию Банка России - обеспечение экономического роста в стране и повышение благосостояния граждан; закрепить за органами местного самоуправления право на такую долю налоговых доходов, которая гарантирует им возможность исполнения своих полномочий; обеспечение глубокого, системного, целостного реформирования Конституции в интересах народного большинства; принятие закона о Конституционном Собрании и приступить к его исполнению; разрешить Совету Федерации временно отстранять от должности генерального прокурора, если против него возбуждено уголовное производство; ввести запрет принимать законы, отменяющие социальные обязательства государ-

ства перед гражданами без предоставления возмещения; изъять из Конституции упоминание о независимом статусе Банка России и дополнить его функции; запретить чиновникам и депутатам владеть недвижимостью в иностранных государствах.

Думаем, что не случайно выбран формат внесения изменений в виде специального (даже не органического) Закона «О поправке к Конституции Российской Федерации» «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти», и дальнейшего вступления его в силу с помощью «простого голосования» с целью нивелировать те реальные акценты, которые касаются укрепления Президентской власти и даже так называемого «обнуления сроков его полномочий». Хотя на сегодняшний день в стране действует федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации», который за 26 лет так и не разу не применялся1.

Так вот, согласно ст.83 закона «Решение, принятое на референдуме, является общеобязательным и не нуждается в дополнительном утверждении», потому то Президент страны и выбрал такую форму как простое голосование, которая является самой мягкой и в случае чего можно будет дать ход назад.

Что касается такого предложения Президента в отношении изменений Конституции в части 4 ст.15, входящей в состав «основ конституционного строя», есть некоторые сомнения, учитывая усложненный порядок внесения новелл в данную часть Конституции: «... Что это означает? Это означает буквально следующее: требования международного законодательства и договоров, а также решения международных органов могут действовать на территории России только в той части, в которой они не влекут за собой ограничения прав и свобод человека и гражданина, не противоречат нашей Конституции»2. Между тем, если к этому положению подходить более масштабно, то как отмечал И.И. Лукашук: «Существует единство внутренней и международной законности. Одна из важнейших характеристик правового государства - правомерная внешняя политика. Неправовые государства соблюдают международное право лишь под давлением обстоятельств. В

1 Федеральный конституционный закон от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации» // Собрании законодательства Российской Федерации от 5 июля 2004 г. № 27 ст. 2710.

2 Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 15.01.2020 «Послание Президента Федеральному Собранию» // Парламентская газета, № 2,

17-23.01.2020 г.

повестку дня поставлен вопрос о создании единого европейского правового пространства»3.

В свое время, известный идеолог сталинских чисток А.Я. Вышинский отстаивал нигилистическую теорию приоритета национального права [1]. К чему это привело нашу страну, не все хорошо помнят: к кровавому беспределу и произволу внутри государства, одним словом, к правовой деградации. Закрываясь от критики, пусть не всегда справедливой, мы лишаем себя возможности не только полноценного общения, но и обмена культурными достижениями во всех областях, в том числе и правовой. Печально, что в практике государственных органов, в том числе и российских, все чаще наблюдается тенденция признавать фактический приоритет национального права над международным, что мы особенно ярко наблюдаем в международной политике США. Стоит ли нам подражать или быть более принципиальными и дальновидными?

В конце XIX века была сформулирована концепция так называемого дуализма, согласно которой международное и национальное право действуют в различных сферах, представляют собой самостоятельные правовые системы, которые не находятся в соподчинении: «формально международное и национальное право как системы никогда не могут вступить в конфликт. Может иметь место нечто иное, а именно конфликт обязательств или неспособность государства поступить во внутреннем праве так, как того требует от него международное право».

Позднее австрийский правовед, основатель теории «нормативизма» Г. Кельзен сформулировал основы концепции примата международного права над национальным, согласно которой оно выступает в качестве верховного правопорядка, не ограниченного иными правопорядками, и само определяет сферу действия национального права. Сегодня все больше специалистов полагают, что ради мира и решения глобальных проблем международное сообщество должно сплотиться и признать примат международного права, во всяком случае при расхождении его предписаний с нормами национального права. И так называемый принцип «конституционной идентичности», который в последнее время отстаивает Конституционный Суд нашей страны и используемый впервые в Постановления Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 № 21-П, согласно которому не все решения Европейского Суда по правам человека должны исполняться в России в безусловном

3 См.: Документ Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ // Вестник МИД. 1991. №20. С.27-28. Цит. по: Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. Учебник. М., 1996. С. 219.

ОБРАЗОВАНИЕ И ПРАВО № 6 • 2020

порядке, если не соответствуют Конституции РФ, и в котором де-юре был признан примат национального права над международным, только усугубляет разрыв различных правопорядков.

И сам «принцип конституционной сдержанности», который вывели судьи национального Конституционного Суда своими решениями и особыми мнениями, и «принцип конституционной идентичности» не способны преодолеть того водораздела, образовавшегося в деятельности высшей судебной власти, а также самой жизнью простых граждан.

Мы можем лишь отчасти согласиться с мнением Председателя КС РФ В.Д. Зорькиным в том, что необходима глубокая «перезагрузка», в том числе и мировоззренческая, в плане легитимизации действующего права и принципа социальной справедливости: «Я глубоко убежден, что разрывы между массовыми представлениями о справедливом и должном и кодифицированной правовой нормативностью всегда и везде снижают или даже обрушивают действенность права. А вслед за этим грозят обрушить и устойчивую экономику, и устойчивую социальность, и устойчивую государственность» [4]. Однако «... участие России в Конвенции, соблюдению которой призван обеспечивать ЕСПЧ, было и продолжает быть обусловленным задачей надлежащей реализации прежде всего именно этого конституционного положения. Соответственно, гармонизация национального права и его с положениями Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (включая её толкование в решениях ЕСПЧ) допустима постольку, поскольку она не вступает в противоречие с Конституцией (включая выявляемый конституционно-правовой смысл тех или иных законодательных положений)» [5]. Вообще, это весьма странное утверждение Председателя Конституционного Суда, учитывая то обстоятельство, что наша Конституция в своих многочисленных статьях как калька повторяет Европейскую конвенцию о защите прав и свобод. При этом, в соответствии с одним из последних решений Конституционного Суда1, Россия вправе не учитывать решение ЕСПЧ в случаях и в частях, противоречащих конституционным ценностям, защищаемым её Основным Законом (как будто они у нас уже сформировались, вместе с конституционным сознанием граждан и судей всех уровней) (!).

Положение о том, что мы должны восстановить суверенитет и примат российской Конституции над международными законами звучат несколько странно, учитывая не только ст. 15 ч. 4

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации» // Собрании законодательства Российской Федерации от 22 июня 1998 г. № 25 ст. 3004.

ОБРАЗОВАНИЕ И ПРАВО № 6 • 2020

Конституции страны, но и преамбулу основного закона страны, в которой сказано о том, что Россия является «частью мирового сообщества» и доктрина примата международного права над национальным была выстрадана предшествующим этапом развития нашего государства. Но встает вопрос — будет ли Российская Федерация через несколько лет исполнять решения Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ)? Хотя Конституционный Суд страны своим решением практически «приостановил» практику исполнения невыгодных России решений ЕСПЧ, не соответствующих национальным интересам и правовым традициям нашей страны. Граждане России не смогут дальше искать справедливость в ЕСПЧ, а у российского правосудия — нет необходимости повышать культуру толкования права и правоприменения. Встает вопрос: а как же нужно изменить ст.15 ч.4, когда она входит в главу 1 Конституции основ конституционного строя? Без Конституционного Собрания Российской Федерации, закон о котором уже более 25 лет не принимается, это сделать просто невозможно либо Президент имел в виду что-то другое? Оказывается проще просто внести в текст конституции изменения

Другой момент. Это запрет для государственных служащих иметь второе или третье гражданство. Президент предложил на конституционном уровне закрепить обязательные требования к лицам, которые занимают должности, критически важные для обеспечения безопасности и суверенитета страны. А именно: главы субъектов Федерации, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, Председатель Правительства, его заместители, федеральные министры, руководители иных федеральных органов, а также судьи не могут иметь иностранное гражданство, вид на жительство либо иной документ, который позволяет постоянно проживать на территории другого государства. Однако изменения, касающиеся наличия недвижимости у слуг народа так и не были предметом обсуждения конституционной комиссии.

Спрашивается, а разве ранее в законодательстве не было требования о запрете иметь двойное или тройное гражданство и что мешало ранее соблюдать требования федерального закона? Так, например, согласно Федеральному закону от 27.07.2004 г. «О государственной гражданской службе Российской Федерации» п. 7 ст.16 нельзя замещать должности при наличии гражданства другого государства (других государств), если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации2. В чем объективная необходимость закрепления этой статьи

2 Федеральный закон от 27 июля 2004 г № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской

именно в действующей Конституции? Неужели правовая природа Конституции заключается в том, чтобы в ней были отражены требования, предъявляемые к занятию должностей министерского или судейского уровня, например, для мировых судей?

Ещё более жёсткие требования должны предъявляться к лицам, претендующим на должность Президента Российской Федерации, о постоянном проживании на территории России не менее 25 лет, а также отсутствии иностранного гражданства или вида на жительство в другом государстве, причём не только на момент участия в выборах, но и когда бы то ни было ранее. Также выглядят пока не ясными с юридической точки зрения поправки об укреплении местного самоуправления и единства с государственной властью. Понятно, что это предложение связано отчасти и теми проблемами, которые годами не решаются на уровне органов муниципальной власти, тем паче, когда тут и там становятся известны случаи о коррупционных скандалах руководителей муниципальных органов против, которых возбуждают уголовные дела о многомиллиардных мошеннических схемах с муниципальной собственностью. Поэтому эта ситуация не может, конечно, не беспокоить центральную власть и общество, учитывая то обстоятельство, что качество жизни населения падает с каждым годом. То есть речь идет не только о закреплении принципа единой системы публичной власти и мягком присоединении «местной» власти к «государственной», но и о расширении со стороны государственной власти контроля за муниципальными органами при условии расширения полномочий со стороны «добросовестных» органов местного самоуправления. Россия, по сути, превратилась в унитарное централизованное государство, местное самоуправление будет фактически ликвидировано. Желающие стать депутатами должны будут иметь гражданство только российское, проживать в ней не менее 25 лет, сдавать экзамены на соответствие своей должности и иметь десятилетний опыт депутатства на более низких уровнях власти, и Президент будет иметь право снимать их с должностей за утрату доверия, совершенного преступления и невозможности по другим причинам выполнять свои обязанности. Чем не «единая система публичной советской власти»?

Особенным моментом является возрождение Государственного Совета, появившегося ещё в имперский период и существовавшее с 18101906 гг. по 1906-1917 гг. Возрождение этого органа может иметь положительное значение для российской государственности, но только при усло-

Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации от 2 августа 2004 г. № 31 ст. 3215.

вии участия самого широкого круга представителей гражданского общества и государства. В 2000 году по инициативе действующего Президента России Государственный Совет был возрожден как скорее совещательный орган, в работе которого по началу участвовали главы всех регионов. И, вероятно, по своему политическому и социальному значению может быть и стоило закрепить конституционный статус данного органа с последующей разработкой и принятием органического закона «О Государственном Совете в Российской Федерации». Да только тогда ещё более усложняется порядок разработки и принятия решений в государстве и непонятной взаимосвязи Общественной палаты, Президента, Правительства и Государственного Совета.

Нынешний Президент стоял перед выбором: что сделать с платформой для своего постпрезидентства — либо изменить статус Совета Безопасности, главой которого он является (расширить полномочия), как это сделали в Казахстане, либо усилить Государственный Совет или все-таки усилить Государственную Думу, предоставив ей формально право формировать правительство на основе парламентского большинства. Изменение формы государства, путем перераспределения полномочий по формированию правительства, предоставив парламенту и фракциям политических партий «право» утверждать премьер-министра и всех министров, кроме, конечно же, «силовых» министров, существенно не меняет политической ситуации. Президент никогда не откажется от привилегии иметь право назначать силовые ведомства напрямую, пусть даже при условии формальной консультации с Советом Федерации?

Во всех этих новациях, некоторым, это может напомнить «парламентскую республику» (но в любой момент, президент может снять председателя, его замов и любого министра в случае ненадлежащего исполнения обязанностей или в связи с утратой доверия). Однако все же Президент пояснил, что для России это не дилемма - Россия всегда была сильна единоначалием, а потому она должна оставаться «президентской республикой», пусть и не «классической» президентской республикой как, например, в США или Франции, когда Президент является главой исполнительной власти, а так называемой «президентской» или «суперпрезидентской» с путинским лицом.

Некоторым либералам близка мысль о «парламентской республике», однако Президент тут же оговорился и сказал, что для России всегда важен был центр силы и она не может существовать в качестве «смешанной республики». Возникает вопрос, а зачем же такой реверанс в пользу

ОБРАЗОВАНИЕ И ПРАВО № 6 • 2020

«парламентской республики»? А это только лишь для заигрывания с «пятой колонной», которая всего боится, особенно усиления центральной власти. Если трансферт будет напоминать казахский или китайский вариант, появляется целых четыре позиции, куда может переместиться нынешний Президент: спикер Госдумы (на худой случай), премьер-министр (второй случай), председатель Совета Федерации (вероятнее), председатель Госсовета (еще правдоподобнее), Председатель Совета Безопасности (в точку), ну или сразу на несколько мест: 3,4 и 5.

К тому же, усилением этой позиции, стало предложение нового порядка назначения руководителей силовых ведомств по итогам консультаций с Советом Федерации. Такой подход сделает, по его мнению, работу силовых, правоохранительных органов более прозрачной и в большей степени подотчётной обществу. Принцип назначения по итогам консультаций с Советом Федерации может быть применён и в отношении прокуроров регионов. Сегодня они назначаются по согласованию с региональным законодательным собранием, что на практике может приводить к определённым, в том числе неформальным, обязательствам перед местными властями, а значит, и к рискам потерять объективность и беспристрастность.

Ключевую роль в обеспечении законности и прав граждан играет судебная система - Конституционный и Верховный Суд. Важным должно оставаться не только профессионализм судей, но и доверие к ним со стороны общества. «Справедливость и моральное право принимать решения, затрагивающие судьбы людей, всегда в России имели первостепенное значение. Основной закон должен закреплять и защищать независимость судей, принцип их подчинения только Конституции и федеральному законодательству», -сказал Президент в своем послании. «При этом считаю необходимым предусмотреть в Конституции полномочия Совета Федерации по представлению Президента России отрешать от должности судей Конституционного и Верховного Судов в случае совершения ими проступков, порочащих честь и достоинство, а также в иных случаях, предусмотренных федеральным конституционным законом, свидетельствующих о невозможности сохранения лицом статуса судьи». Конечно, это не та реформа судебной власти и судебного корпуса (кадровая), которая необходима сегодня в условиях коррупционности, бюрократизма и нравственного разложения госаппарата, чтобы выступить одним из стержней укрепления государственности. Но зачем спрашивается необходимо, чтобы у Совета Федерации было право отрешать от должности судей Верховного и Кон-

ОБРАЗОВАНИЕ И ПРАВО № 6 • 2020

ституционного судов? Неужели они недостаточно послушны и подконтрольны сегодня президентской власти, ведь президент назначает практически всех судей?

Кроме того, для повышения качества отечественного законодательства, для надёжной защиты интересов граждан Президент предложил усилить роль Конституционного Суда, а именно: наделить его возможностью по запросам Президента проверять конституционность законопроектов, принятых Федеральным Собранием, до их подписания главой государства, а также оценивать на соответствие Конституции не только законы, но и иные нормативно-правовые акты органов государственной власти как федерального, так и регионального уровня. А что это означает? Что теперь и впредь Уставные и Конституционные Суды субъектов Российской Федерации практически де-юре и де-факто становятся подконтрольными Конституционному Суду страны? А может быть они вообще не нужны, о чем ранее мы уже писали [6]?

Безусловно, эти новации не могут по значимости сравниться и с теми, которые лежали в основе конституционной реформы 1991-1993 гг., когда страна полностью отказалась от советской модели устройства и выбрала путь демократического правового государства по западному образцу. История показала, что такое некритичное заимствование конституционно-правовых и иных институтов не только не соответствуют нашим культурно-политическим традициям и менталитету, но и не вписывается в наш уровень правового и нравственного сознания. Конечно,характерной особенностью сегодняшней, так называемой, «конституционной реформы», является то, что она находится в процессе юридического (после необходимо будет принять около 30 федеральных законов) и фактического воплощения, в постоянном развитии под воздействием сложных экономических, политических процессов и науч-но-доктринальных факторов, и в целом, под прессом глобальных мировых и национальных противоречий.

По большому счету смысл любой «конституционной реформы» в том, чтобы обеспечить устойчивость государства и права в текущих условиях, повысить жизнеспособность власти и скорректировать развитие государства на определенную перспективу. В недавно вышедшей совместной В.Е. Чиркина и Т.Я. Хабриевой последней работе «Цветные революции» и «арабская весна» в конституционном измерении» авторы вполне обоснованно утверждают, что одной из причин проводимых конституционных реформ или революций всегда вызвана вполне конкретными социальными и политическими причинами. Например,

так называемая «арабская весна» - это, по мнению авторов, «системное явление, обусловленное множеством взаимосвязанных глобальных, региональных и национальных факторов - как объективных (социально-демографических, экономических, политических, технологических, социокультурных и т.п.), так и субъективных (уровень притязаний, реализация потребности в политической свободе, самореализация, неудовлетворенность авторитарным политическим режимом, готовность к массовым акциям протеста, делеги-тимизация власти и т.д.)» [7].

Российская Федерация, как ни странно, не так далеко ушла от стран, в которых недавно произошла «арабская весна» или «цветная революция», учитывая не только политический режим и тренды развития социально-экономической сферы, но и другие обстоятельства. Так же ка и у них, у нас существуют следующие социальные проявления: недовольство властью обществом, которое достигает критической степени; невысокий уровень развития и жизни большинства общества; стремление общества к улучшению социально-экономических условий существования; требование оппозиции ликвидировать антидемократические проявления в существующих процессах и конституционном строе; признание и воплощение большего объема прав человека, ликвидация авториторизма, обновление персонального состава некоторых высших органов государства, смещение президентов, являющихся олицетворением авторитаризма и часто государственной коррупции, протест против подтасовок на выборах в пользу действующих элит (Россия, Белоруссия, Казахстан); социальная незащищенность большей части населения; постоянная пропаганда выгодной власти идеологии и мировоззрения; бесконтрольное разбазаривание национальными ресурсами и благосостоянием всего народа; коррупция и насилие со стороны власти; слабость или застой проводимых реформ; отсутствие справедливого правосудия и свобод и т.д. Таким образом, прошедшая в России так называемая «конституционная реформа», по нашему мнению, не является глубинной и фундаментальной, в силу вышеперечисленных и неперечисленных обстоятельств, а является скорое попыткой имитации воплощения и реализации некоторых ожиданий общества с целью придать легитимность осуществляемым в стране «преобразованиям» и подготовкой к предстоящим парламентским и прези-

дентским выборам, а самое главное - предоставить возможность Президенту избираться вновь на новые срок на должность.

Список литературы:

[1] Вышинский А.Я. Вопросы международного права и международной политики. - М., 1949. С.481.

[2] Есешкин М.М. Основные направления государственной деятельности Н.С. Хрущева (1953-1964 гг.): историческое исследование: Дисс... канд. юрид. наук. - М., 2007.

[3] Згоржельская, С. С. Концепция общенародного государства в проекте Конституции СССР 1964 г.: Дисс...канд. юрид. наук. - М., 2006.

[4] Зорькин В.Д. Буква и дух Конституции. / Российская газета № 7689. 09.10.2018 г.

[5] Зорькин В.Д. Право против хаоса: монография / В.Д. Зорькин. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Норма: ИНФРА-М, 2018. - С. 59-60.

[6] Теплова Д. О. Конституционное правосудие в России: to be or not to be? // Образование и право. 2019. № 9. С. 114-119.

[7] Хабриева Т.Я. «Цветные революции» и «арабская весна» в конституционном измерении: политолого-юридическое исследование: монография / Т.Я. Хабриева, В.Е. Чиркин. М.: ИЗиСП: Норма: ИНФРА-М, 2018. - С. 15.

Spisok literatury:

[1] Vyshinskij A.Ya. Voprosy mezhdunarodnogo prava i mezhdunarodnoj politiki. - M., 1949. S.481.

[2] Eseshkin M.M. Osnovnye napravleniya gosudarstvennoj deyatel'nosti N.S. Hrushcheva (1953-1964 gg.): istoricheskoe issledovanie: Diss. kand. yurid. nauk. - M., 2007.

[3] Zgorzhel'skaya, S. S. Koncepciya obshchenarodnogo gosudarstva v proekte Konstitucii SSSR 1964 g.: Diss...kand. yurid. nauk. - M., 2006.

[4] Zor'kin V.D. Bukva i duh Konstitucii. / Rossijskaya gazeta № 7689. 09.10.2018 g.

[5] Zor'kin V.D. Pravo protiv haosa: monografiya / V.D. Zor'kin. 2-e izd., ispr. i dop. - M.: Norma: INFRA-M, 2018. - S. 59-60.

[6] Teplova D. O. Konstitucionnoe pravosudie v Rossii: to be or not to be? // Obrazovanie i pravo. 2019. № 9. S. 114-119.

[7] Habrieva T.Ya. «Cvetnye revolyucii» i «arabskaya vesna» v konstitucionnom izmerenii: politologo-yuridicheskoe issledovanie: monografiya / T.Ya. Habrieva, V.E. Chirkin. M.: IZiSP: Norma: INFRA-M, 2018. - S. 15.

ОБРАЗОВАНИЕ И ПРАВО № 6 • 2020

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.