Научная статья на тему 'Конкретно-социологический подход к изучению электорального поведения населения: сущность и особенности'

Конкретно-социологический подход к изучению электорального поведения населения: сущность и особенности Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
1390
416
Поделиться

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Хамутовская С. В.

В статье выявлена сущность конкретно-социологического подхода к изучению электорального поведения населения, основные его достоинства и недостатки, возможности применения в социологическом исследовании электорального поведения граждан Беларуси. Проанализированы интерпретации данного подхода различными авторами: П. Лазарсфельдом и Б. Берельсоном, Д. Батлером и Д. Стоуксом, С. Хасбандсом и П. Данливи, С. Липсетом и С. Рокканом и др.

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Хамутовская С. В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THE CONCRETE-SOCIOLOGICAL APPROACH TO STUDYING ELECTORAL BEHAVIOUR OF THE POPULATION: ESSENCE AND FEATURES

In article the essence of the concrete-sociological approach to studying electoral behaviour of the population, its basic merits and demerits, opportunities of application in sociological research of electoral behaviour of citizens of Belarus is revealed. Interpretations of the given approach by various authors are analysed: P. Lazarsfeld and B. Berelson, D. Butler and D. Stokes, S. Hasbands and Danlivi, S. Lipset, S. Rokkan and others.

Текст научной работы на тему «Конкретно-социологический подход к изучению электорального поведения населения: сущность и особенности»

С. В. ХАМУТОВСКАЯ,

Институт социологии НАН Беларуси, г. Минск

КОНКРЕТНО-СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ: СУЩНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ

В статье выявлена сущность конкретно-социологического подхода к изучению электорального поведения населения, основные его достоинства и недостатки, возможности применения в социологическом исследовании электорального поведения граждан Беларуси. Проанализированы интерпретации данного подхода различными авторами: П. Лазарсфельдом и Б. Берельсоном, Д. Батлером и Д. Стоуксом, С. Хасбандсом и П. Данливи, С. Липсетом и С. Рок-каном и др.

Электоральное поведение населения - неотъемлемая составляющая политических и избирательных процессов. Оно может быть определено как форма участия граждан в политической жизни, которая включает политически значимые потребности, мотивы, ориентации, предпочтения, установки и социальные действия электората как специфической социальной общности, проявляемые в ходе избирательных кампаний и выборов в органы государственной власти. Актуальность изучения электорального поведения обусловлена тем, что данный феномен выступает важным социально-политическим показателем, с помощью которого можно определить уровень развития демократии и особенности формирования демократических институтов, характер и динамику взаимодействия государства и граждан, степень политической активности населения, особенности становления гражданского общества в той или иной стране.

Исследование электорального поведения является традиционным вопросом для политической социологии, политологии, социальной психологии. На протяжении всей истории существования политического процесса и выборов как его части велся поиск закономерностей участия людей в политической жизни, постепенно происходил переход от эмпирики к построению теоретических моделей и различных схем электорального поведения. В социологической науке сложились три основных теоретико-методологических подхода к изучению электорального поведения, каждый из которых по-своему интерпретирует механизм политического выбора: конкретно-социологический, социально-психологический и рационально-инструментальный. Цель данной статьи - выявить сущность, достоинства и недостатки конкретно-социологического подхо-

да, определив возможности его применения в социологическом исследовании электорального поведения населения Беларуси с учетом особенностей белорусской политической системы, избирательного законодательства и практики проведения выборов.

Основы конкретно-социологического подхода к анализу электорального поведения были заложены в результате исследования, осуществленного в 1948 г. группой ученых, возглавляемой известным американским социологом австралийского происхождения П. Лазарсфельдом. Указывалось, что суть данного подхода заключается в том, что большинство избирателей голосуют исходя не из собственных сознательных политических предпочтений, а из принадлежности к той или иной большой социальной группе (классу). Именно такие группы обеспечивают базу электоральной поддержки конкретным политическим партиям, кандидатам. Подчеркивалось, что тип голосования конкретной большой группы напрямую зависит от положения последней в обществе [6, с. 272].

В качестве ведущих переменных в конкретно-социологическом подходе рассматриваются классы, группы, религия, возраст, профессия и другие социально детерминированные характеристики. Их влияние на электоральное поведение считается наиболее важным по сравнению, например, с партийной идентификацией, которая, по мнению представителей названного подхода, может быть следствием рационализации электорального выбора, но никак не его причиной. Так, в результате эмпирических исследований П. Лазарсфель-да и Б. Берельсона, проведенных во время президентских кампаний 40-50-х годов ХХ в. в Соединенных Штатах Америки (США), когда ежемесячно интервьюировались небольшие группы зарегистрированных избирателей, направленных на изучение воздействия на электоральное поведение различных факторов, было выявлено следующее:

1) люди с высоким социальным статусом (определяемым уровнем доходов, образованием, профессией) демонстрируют большую приверженность к конкретной политической системе и политически более активны по сравнению с теми, чей статус ниже;

2) мужчины в большей степени, чем женщины, проявляют, участвуя в политической жизни, в том числе в выборах, личностный потенциал; политические позиции женщин часто опосредуются политическими предпочтениями мужчин как лидеров тех или иных первичных групп;

3) политическое участие старших возрастных групп носит, как правило, спокойный, ответственный характер, молодежи - экстремистский, обусловленный стремлением к абсолютным целям;

4) сельские жители меньше включены в политический процесс, чем городские.

В результате корреляционного анализа статистических рядов было установлено, что среди католиков, людей с малым достатком, рабочих и жителей городов обозначилась тенденция голосовать за представителей Демократической партии, а среди протестантов англосаксонского происхождения, с бе-

лым цветом кожи, живущих в комфортабельных домах в сельской местности и городских пригородах и принадлежащих к среднему классу, - за республиканцев. Кроме того, обнаружилось, что сторонниками реформ в исследуемый период выступали скорее мужчины, люди среднего возраста, специалисты, имеющие высшее образование и стабильный доход, жители крупных городов, чем женщины, молодежь и пожилые, рабочие и предприниматели, малообразованные люди, богатые или бедные, жители мелких населенных пунктов.

В итоге были сделаны выводы о том, что, во-первых, в целом конкретносоциологический подход позволяет получать данные вероятностного характера, хорошо поддающиеся измерению, а, во-вторых, акт голосования следует рассматривать как своего рода проявление солидарности индивида с соответствующей большой социальной группой (классом) [10, с. 176]. Подобное поведение электората получило название экспрессивного.

Позднее П. Лазарсфельд, Б. Берельсон и У. Макфи отметили, что, на их взгляд, предвыборные мероприятия и агитационные кампании не обладают большой эффективностью [6, с. 234]. Исходя из результатов их исследований, например, всего лишь половина опрошенных, главным образом люди с уже сложившейся политической позицией, уделяли минимальное внимание публикациям в газетах накануне выборов. Следовательно, П. Лазарсфельд пришел к заключению, что средства массовой информации, агитация и тому подобное в избирательном процессе, как правило, не создают новых политических установок и ориентаций, а лишь усиливают уже сформировавшиеся [8, с. 40-42]. Важной является идентификация индивидов с абстрактной политической общностью, возникающей на основе однотипных социальных факторов. Появилась даже гипотеза, что подобная идентификация ведет к выработке у людей одинаковых или сходных идейно-политических позиций.

В дальнейшем различные авторы по-разному интерпретировали конкретносоциологический подход, внося в него свои дополнения. Так, английские исследователи Д. Батлер и Д. Стоукс, изучая поведение британского электората в 60-х годах XX в., подтвердили наличие тенденции «классового голосования», возможного по двум основным причинам:

1) поддержка той или иной партии в силу веры в то, что она адекватно представляет интересы того класса, к которому принадлежит избиратель при отсутствии враждебности по отношению к иным классам;

2) голосование как проявление классового конфликта [7, с. 301].

В отличие от точки зрения П. Лазарсфельда, не отрицая личностной мотивации индивидов, Д. Батлер и Д. Стоукс предположили, что электоральный выбор тесно связан с партийной идентификацией, являющейся производной от социальной принадлежности. «Само сознание партийной принадлежности -чувство преданности или лояльности по отношению к определенной политической партии - рассматривалось ими как проявление «групповой» психологии той социальной общности, к которой принадлежит избиратель» [4, с. 128].

Английские исследователи С. Хасбандс и П. Данливи, ставя на первое место позицию избирателя в социальной иерархии, вместо партийной иден-

тификации предлагали прежде всего учитывать конкуренцию политических альтернатив в средствах массовой информации. На их взгляд, выбор определяется не столько политическими убеждениями и ориентациями различных больших социальных групп, сколько представлением и интерпретацией их интересов в газетах, на радио, телевидении. Отражение интересов в средствах массовой информации, в свою очередь, частично связано с формированием доминирующей идеологии [2, с. 285]. Из сказанного видно, что в целом С. Хас-бандс и П. Данливи считают, что электоральный выбор опосредуется главным образом таким фактором, как коллективное восприятие групповых интересов, в определенной степени находящее воплощение в доминирующей идеологии и политической конкуренции.

Известные американские социологи С. Липсет и С. Роккан дополнили конкретно-социологический подход «генетической моделью» формирования партийных систем и соответствующих им структур избирательных предпочтений на Западе, согласно которой выбор граждан определяется пятью факторами: социальным положением, уровнем доходов, местом жительства, уровнем образования и религиозной принадлежностью [9, с. 50]. Они утверждали также, что различия между большими социальными группами подготавливают социальную базу для политических конфликтов, одновременно создавая проблемное пространство политики и социальную основу политических партий. По мнению этих исследователей, дальнейшее развитие электорального поведения обусловлено степенью влияния на него четырех возможных типов конфликта: между центром и периферией, государством и церковью, городом и селом, собственниками и рабочими [1, с. 44].

Любой из конфликтов порождает раскол в обществе, определяющий, в свою очередь, структурирование поддержки партий и беспартийных кандидатов на выборах. Как показали проведенные С. Липсетом и С. Рокканом исследования, наиболее часто встречается такой тип раскола, как дифференциация на собственников и рабочих, а в обществах, разделенных по этническому или религиозному принципу, соответственно преобладают этнические и конфессиональные факторы.

Американский исследователь Р. Инглхарт к модели С. Липсета и С. Роккана добавил «идеологический фактор», позволяющий объяснить изменения политических предпочтений избирателей развитых стран. По его мнению, в общественном сознании жителей индустриальных государств система традиционных ценностей (например, размежевание на «консерваторов - либералов», «правых - левых») постепенно вытесняется системой постматериальных ценностей. Последняя присуща, преимущественно, высокообразованным и успешно приспособившимся к условиям жизни информационного общества социальным группам [3, с. 23]. По «генетической модели» С. Липсета и С. Роккана предполагалось, что индивиды, имеющие скромные доходы, невысокий уровень образования, статус мелкого служащего или рабочего, скорее всего, будут являться приверженцами социал-демократических партий, пропаганди-

рующих либеральные ценности. Высокообразованные люди с хорошим достатком и значительным социальным статусом составят электоральную базу партий консервативного толка. Религиозная часть населения представлялась приверженной соответственно тем политическим партиями, которые каким-то образом связаны с религией. Р. Инглхарт считал, что описанный его предшественниками алгоритм выбора был характерен для развитых стран Западной Европы примерно до 80-х годов XX в., при этом во многих из них (например, Франции и Англии) религиозный фактор и связанные с ним конфликты не играли решающей роли. Конфликт между буржуазией и рабочими, определявший политические предпочтения избирателей стран Западной Европы и США в первой половине XIX в., в дальнейшем уступил место иным причинам, обусловливающим электоральный выбор в первую очередь постматери-альным ценностям.

Более детальный анализ конфликтов, влияющих на электоральное поведение, предложил Г. Б. Пауэлл в работе «Современные демократии. Участие, стабильность и сила», выделив два главных типа раскола: экономический и культурный. Первый отражает модернизационные процессы, социальное размежевание на богатых и бедных, второй - состояние религиозных, этнических, языковых традиций. По мнению Г. Б. Пауэлла, экономический раскол в большей степени влияет на уровень участия избирателей в голосовании, который выше в модернизированных странах [11, с. 189].

Таким образом, из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что центральным понятием конкретно-социологического подхода к анализу электорального поведения, к которому так или иначе обращается большинство авторов, является солидарность и идентификация индивидов с классом или большой социальной группой. Главным достоинством данного подхода является то, что с его помощью становится возможным выявление социальной базы тех или иных политических сил, он может успешно применяться для определения сходств и различий в политических ориентациях и поведении больших социальных групп исходя из социально-демографических характеристик электората. Но при этом к основным недостаткам относится то, что крайне мало внимания уделяется личностным мотивам голосования, влиянию политических партий на выбор избирателей, экономическим факторам и т. п.

В целом теоретическое содержание конкретно-социологического подхода разработано достаточно детально, но, как показали дальнейшие исследования, его эмпирическая адекватность, т. е. способность прогнозировать исходы выборов в Западной Европе и США, оказалась невысокой. Чрезмерная сконцентрированность представителей конкретно-социологического подхода на «со-циодемографических характеристиках электората как главных переменных политического анализа, преувеличенное значение, придаваемое изначальной политической приверженности, неспособность различать нюансы в спектре воздействий, оказываемых агитационной кампанией, обнаружили слабые стороны социологически ориентированных исследователей» [5, с. 116].

При попытке адаптации конкретно-социологического подхода к анализу электорального поведения в посткоммунистических странах, в том числе и в Беларуси, также была выявлена его определенная ограниченность и необходимость учитывать специфику политической системы последних. Это объясняется тем, что, как и другие, получившие распространение на Западе концепции и подходы к изучению электорального поведения, конкретно-социологический подход был разработан для обществ с укоренившейся демократией и устоявшимися политическими структурами, институтами и связями, социальными расколами. В посткоммунистических странах (например, в Болгарии, Венгрии, России) наиболее ярко выраженным является не раскол между собственниками и рабочими, как на Западе, а раскол между городским и сельским населением, отдельными регионами [1, с. 46]. Так, выбор жителей села, как правило, характеризуется тяготением к консерватизму, возврату к прошлому, а жители городов настроены более толерантно по отношению к тем или иным возможным переменам. Также на сегодняшний день, к примеру, в Беларуси не наблюдается резких границ между большими социальными группами, но есть дифференциация внутри них (рабочие государственных и коммерческих предприятий, студенты государственных и частных вузов и др.). Кроме того, выбор избирателей может определяться соображениями идеологического характера, симпатией к личностным качествам кандидатов, иными факторами. Объяснить электоральный выбор, исходя исключительно из принадлежности избирателя к той или иной большой социальной группе (классу), невозможно в результате усложнения социально-стратификационной структуры и развития социальной мобильности в белорусском обществе. Поэтому для анализа электорального поведения жителей нашей страны представляется необходимым использование конкретно-социологического подхода в комплексе с иными теоретико-методологическими подходами, разработанными в зарубежной политической социологии, в частности с социально-психологическим и рационально-инструментальным, что обеспечит системное социологическое изучение электорального поведения населения как сложноструктурированного социально-политического феномена и важного атрибута демократической политической системы. Теоретический синтез предоставляет более широкие возможности для изучения электорального поведения населения Беларуси как государства, находящегося в процессе системной трансформации, позволяет эффективнее преодолевать трудности в исследовательской практике, связанные с существующими различиями между эмпирической базой рассматриваемых западных подходов и реальным электоральным поведением населения нашей республики.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Литература

1. Голосов, Г. В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов / Г. В. Голосов // Полис. - 1997. - № 4. - С. 44-55.

2. Данливи, П. Политическое поведение: институциональный и эмпирический подходы / П. Данливи // Политическая наука: новые направления. - М., 1999. - С. 281-296.

3. Инглхарт, Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества / Р. Ингл-харт // Полис. - 1997. - № 4. - С. 6-32.

4. Кузнецова, Т. Избирательная система Великобритании: дис. ... канд. политолог. наук: 22. 00. 03 / Т. Кузнецова. - М., 2002. - 184 с.

5. Морозова, Е. Г Политический рынок и политический маркетинг: концепции, модели, технологии / Е. Г Морозова. - М.: РОССПЭН, 1999. - 246 с.

6. Berelson, B. Voting: A Study of Opinion Formation in a Presidential Campaign / B. Berel-son, F. Paul, P. Lazarsfeld, W. McPhee. - Chicago: University of Chicago Press, 1954. - 395 p.

7. Butler, D. Political change in Britain: The evolution of electoral choice / D. Butler, D. Stokes. -2end ed. - New York, 1974. - 500 p.

8. Lazarsfeld, P. The People Choice: how the voter makes up his mind in a presidential campaign / P. Lazarsfeld, B. Berelson, H. Gaudet. - 3d ed. - New York : Columbia University Press, 1968. - 178 p.

9. Lipset, S. Party systems and voter alignments: cross-national perspectives / S. Lipset, S. Rok-kan. - New York: Free Press, 1967. - 554 p.

10. Political and Economic Democracy / еd. by M. Ascoli, F. Lehmann. - New York: W. W. Norton & Company, Inc. Publisher, 1937. - 336 p.

11. Powell, G. B. Contemporary Democracies. Participation, Stability and Violence / G. B. Powell. -Cambridge; Massachusetts; London: Harvard University Press, 1982. - 279 p.

S. V. KHAMUTOUSKAYA

THE CONCRETE-SOCIOLOGICAL APPROACH TO STUDYING ELECTORAL BEHAVIOUR OF THE POPULATION: ESSENCE AND FEATURES

Summary

In article the essence of the concrete-sociological approach to studying electoral behaviour of the population, its basic merits and demerits, opportunities of application in sociological research of electoral behaviour of citizens of Belarus is revealed. Interpretations of the given approach by various authors are analysed: P. Lazarsfeld and B. Berelson, D. Butler and D. Stokes, S. Hasbands and P. Danlivi, S. Lipset and S. Rokkan and others.