Научная статья на тему 'Коммунистическая идея как объект игры в романе В. Войновича "Москва 2042"'

Коммунистическая идея как объект игры в романе В. Войновича "Москва 2042" Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
780
225
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ / САТИРА / АНТИУТОПИЯ / ДИСКУРС / ДОКТРИНА / КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ / COMMUNISTIC IDEA / SATIRE / ANTI-UTOPIA / DISCOURSE / THE DOCTRINE / THE CONCEPT OF THE PERSON

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Васильева-шальнева Татьяна Борисовна

Данная статья представляет собой исследование романа В.Войновича "Москва 2042". Автор рас-крывает особенности произведения в аспекте игровой стратегии, объектом которой является ком-мунистическая мифология. Антиутопия "Москва 2042" великолепная сатира на советский образ жизни с использованием фантастических форм миромоделирования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

COMMUNISTIC IDEA AS OBJECT OF GAME IN V.VOINOVICH'S NOVEL "MOSCOW 2042"

Given article represents research of the novel of V.Voinovich "Moscow 2042". Author opens features of product in aspect of the game strategy which object is the communistic mythology. Anti-Utopia "Moscow 2042" magnificent satire on the Soviet way of life with use of fantastic forms piacemodeal.

Текст научной работы на тему «Коммунистическая идея как объект игры в романе В. Войновича "Москва 2042"»

ВЕСТНИК ТГГПУ. 2011. №3(25)

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

УДК 882-3

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ КАК ОБЪЕКТ ИГРЫ В РОМАНЕ В.ВОЙНОВИЧА ”МОСКВА 2042”

© Т.Б.Васильева-Шальнева

Данная статья представляет собой исследование романа В.Войновича "Москва 2042". Автор раскрывает особенности произведения в аспекте игровой стратегии, объектом которой является коммунистическая мифология. Антиутопия "Москва 2042" - великолепная сатира на советский образ жизни с использованием фантастических форм миромоделирования.

Ключевые слова: Коммунистическая идея, сатира, антиутопия, дискурс, доктрина, концепция личности.

Роман В.Войновича "Москва 2042" является частью обширной антиутопической традиции, характерной для развития русской литературы второй половины ХХ века. Сюжетно-событийный ряд произведения определен фантастическим компонентом: русский писатель-диссидент Виталий Карцев переносится из Мюнхена 1982 года в Москву 2042, где оказывается в центре внимания как юбиляр-классик "предварительной литературы", получает возможность прочитать собственный (еще даже не задуманный) роман, оказывается вовлеченным во всевозможные - и комические, и драматические - ситуации; затем следует возвращение Карцева в Мюнхен и - собственно - начало творческого процесса, связанного с отражением впечатлений от увиденного.

Композиционно произведение организуется иронически-юмористическим дискурсом рассказчика (хотя дискурс произведения В.Войно-вича - сатирический), в который вовлекаются форма сновидений, фрагменты романа, отчеты-доносы, компоненты информативного характера (связанные с пояснением некоторых особенностей существования коммунистического общества).

С точки зрения жанровой специфики произведение представляется образованием синтетическим: помимо черт, присущих антиутопии, в нем наблюдается "... воссоздание шаблонов научной фантастики, модулируются жанровые признаки авантюрного, любовного, философского романов, а также традиции былины и волшебной сказки" [1]. Учитывая тот факт, что в концепто-сфере произведения доминирует раскрываемая в различных аспектах коммунистическая идея, сказочная по своей сути, именно на выявлении особенностей ее функционирования остановимся более подробно.

Путешествие Карцева (как и путешествие героя в волшебной сказке) инициировано внешними обстоятельствами ("бедой", по В.Проппу, можно считать вынужденную эмиграцию героя, обусловливающую повышенный интерес к СССР, в результате чего Карцев не может отказаться от представившейся возможности посетить Москву). В системе образов-персонажей произведения можно выделить "помощников" героя и "вредителей". К первой группе относятся литературный агент Леопольд Зильберович; журналист "Нью-Йорк Таймс", который спонсирует поездку Карцева в будущее; Искрина Романовна, создающая для Карцева исключительно комфортные условия существования в коммунистической республике. Ко второй группе относятся Сим Симыч Карнавалов, вмешивающийся в частную жизнь Карцева с целью реализации личных амбиций; ученый Эдисон Ксенофонто-вич, пытающийся отравить Карцева и некоторые другие. Женские образы-персонажи (Степанида Зуева-Томпсон и Полякова Искрина Романовна) вносят в судьбу героя "прекрасное" и "премудрое" начала (далее наблюдается смысловая перекодировка женских образов: любвеобильная

Степанида оказывается ловкой актрисой, рациональной, жесткой, работающей на КГБ, а в идейной Искрине начинает доминировать женская сущность). Имеются в произведении и варианты волшебных объектов: эликсир жизни и напиток смерти соотносятся с образами живой и мертвой воды.

Далее обратимся к рассмотрению концепто-сферы произведения, семантическим стержнем которой является коммунистическая идея. В. Войнович выявляет несостоятельность коммунистической модели построения государства путем доведения до абсурда основополагающих ком-

понентов коммунистической доктрины. Автор использует игровые приемы, вовлекая идеологические конструкции в стихию комического.

Обращает на себя внимание, что коммунизм построен в отдельно взятом городе. Топос Москвы представлен изолированным от иных пространств (способ отъединения - огораживание Москвы колючей проволокой и объектами, оборудованными оружием массового поражения). Москва окружена тремя кольцами враждебности (социалистический союз; страны социалистического лагеря; капиталистические страны). Топос также имеет кольцеобразную топографию, отражающую модель "центр-периферия". Московская коммунистическая республика (Москореп) образовалась в результате августовской революции, которую возглавили генералы КГБ, осознающие необходимость радикальных перемен в существовании социалистического государства. Геронтократия была побеждена, в результате чего власть сосредоточилась в руках волевых, инициативных профессионалов во главе с Алексеем Букашевым, позднее провозглашенным Гениа-лиссимусом (в этом наименовании объединилась семантика понятий Генеральный секретарь партии, Генералиссимус и гений) Верховный пятиугольник и Редакционная комиссия являются органами управления Московской республики.

В своем произведении В.Войнович виртуозно обыгрывает сущностные компоненты понятия "коммунизм": материальное изобилие, равенство граждан, реализация принципа "от каждого по способностям, каждому - по потребностям", свобода в отношениях между мужчинами и женщинами, создание особого человека коммунистической формации (все эти черты заявлены в "Манифесте Коммунистической партии" К.Маркса и Ф.Энгельса).

Материальное изобилие накануне августовской революции создавалось искусственно: в Москву свозились продукты и товары со всей страны. Концентрация материальных благ вызвала резкое увеличение их приобретения несознательными гражданами, вернуть которых к сознательности помогли карательные меры. В Мос-корепе обязательными для удовлетворения были признаны пять потребностей (дыхательные, питательные, жидкостные, покровные и жилищные). Иные потребности удовлетворяются избирательно (согласно заслугам перед руководите -лями республики). Вообще в республике существует декларируемое равенство при фактической социальной иерархии: имеются "комуняне" с общими потребностями, повышенными, а также (единицы) принадлежат к группе граждан с не-регламентируемыми потребностями. Например,

питательные и жидкостные потребности комунян первой группы удовлетворяются следующим меню: свинина вегетарианская, щи "лебедушка" (из лебеды), кисель овсяный, заварной, вода чистая. Комуняне с повышенными потребностями имеют право на масло, сыр, ветчину и т.д., но только на ячменный кофе. При визите к представителю третьей группы - председателю Редакционной комиссии Горизонту Тимофеевичу Разину -Карцеву предлагается настоящий кофе, качественные спиртные напитки и т.д. Браки для граждан репродуктивного возраста заключаются по рекомендации органов власти на 4 года, после чего автоматически распадаются; для иных граждан существует экспериментальный публичный дом ордена Ленина и имени его жены. Дети ко-мунян воспитываются в предкомобах (предприятиях коммунистического образования), в которых им с первых лет жизни насаждаются идеологические штампы вербального (учат славить Ге-ниалиссимуса) и мировоззренческого характера (например, внушается идея о героизме доноса на друга, учителя и т.д.). Однако процесс воспитания не признается единственно возможным способом улучшения человеческой природы. Для этого в Москорепе существует институт по созданию нового коммунистического человека. Опираясь на законы генетики, ученые работают над созданием идеального трудящегося (скрещивая пролетария и колхозницу), идеального писателя (скрещивая художника слова с философом-марксистом) и т. д.

Как видим, в произведении "Москва 2042" коммунистическая идея становится объектом авторской игры, однако обращает на себя внимание, что обыгрываются прежде всего компоненты социально-экономического и политического характера. Вместе с тем коммунистическая идея имеет в произведении В. Войновича и проекцию личностного, нравственно-этического плана.

В системе образов-персонажей выделяются персонажи, чья художественная судьба завершается гибелью, и смерть эта окружена героическим ореолом. Следует отметить, что эти образы-персонажи, с одной стороны, являются носителями коммунистической идеологии, а с другой стороны, эти образы (с большей или меньшей степенью опосредованности) соотносятся с христианским учением.

Это наблюдение, парадоксальное на первый взгляд, оказывается проясненным, если обратиться к работе Н.Бердяева "Истоки и смысл русского коммунизма". Указывая на знаковые отличия коммунистической и христианской идей, великий русский философ выявляет (хотя справедливости ради отметим, что не ставит пе-

Т.Б.ВАСИЛЬЕВА-ШАЛЬНЕВА

ред собой подобной задачи) их типологическую общность. Эта общность связана с апелляцией к личности, способной служить идее (идее Бога или идее справедливого мироустройства). В частности, Н.Бердяев пишет, что " . лучший тип коммуниста, т.е. человека целиком захваченного служением идее, способного на огромные жертвы и на бескорыстный энтузиазм, возможен только вследствие христианского воспитания человеческих душ." [2]. Другими словами, и христианство, и коммунистическая идеология апеллируют к человеческой личности, сущностными характеристиками которой выступают: способность к опосредованному поведению, мотивация которого не связана с достижением личных благ; способность к сознательному руководству своим поведением и верность избранным принципам, его определяющим; экстериоризация.

С этой моделью в романе оказываются соотносимыми такие образы-персонажи, как молодой мюнхенский коммунист-террорист, отец Звездо-ний, Алексей Букашев. Образ коммуниста-террориста является эпизодическим; его появление в экспозиционных главах связано с сюжетным мотивом перелета в будущее и дружеским общением с Карцевым. Юноша мечтает, возвратившись из коммунистического будущего, предоставить членам своей организации доказательства позитивного осуществления идеи справедливого мироустройства. Его представления о коммунизме облечены в идиллически-утопичес-кую форму, в которой отражаются представления о светлом и спокойном христианском рае: ". молодые, здоровые, бессмертные, влюбленные друг в друга будут гулять . , вести философские беседы и слушать тихую музыку" [3]. Образ коммуниста-террориста вновь оказывается в поле зрения Карцева в финале его путешествия. В заключительных главах образ молодого коммуниста предстает как жертва страшных экспериментов по созданию идеального человека будущего. Подвергающийся жесточайшим истязаниям, вызывающим прямые аналогии с мучениями первых христиан, юноша остается верен своим мечтам об идеальном коммунистическом строе. Из контекста последней беседы Карцева с ученым-экспериментатором проясняется последующая - трагическая - судьба героя.

Генерал-майор религиозной службы отец Звездоний - еще один знаковый в рассматриваемом аспекте образ-персонаж. Отец Звездоний контролирует духовно-идеологическую сферу жизни граждан коммунистической республики, так как в Москорепе произошло присоединение церкви к государству при отказе от веры в Бога. (Подобным образом моделируемая ситуация ак-

туализирует понимание религиозного характера русской революции: ".коммунизм сам хочет быть религией,. он претендует ответить на религиозные запросы человеческой души, дать смысл жизни" [2]). На протяжении практически всего романа образ Звездония выписан в пародийно-ироническом ключе; в финальных главах этот образ приобретает мученический ореол. Во время государственного переворота и установления монархии Карнавалова отец Звездоний принимает смерть на кресте (актуализируется семантика распятия), но не отрекается от веры в Ге-ниалиссимуса, выступающего в представлении Звездония гарантом стабильности осуществленной коммунистической идеи.

Именно Гениалиссимус (он же Алексей Бу-кашев) является третьим образом-персонажем рассматриваемой семантики. Профессионал высочайшего уровня, прогрессивный генерал КГБ Букашев понимает всю абсурдность социалистической модели, реализуемой в СССР (во время одной из дружеских бесед с Карцевым он отмечает, что можно служить идиотской системе, но при этом не быть идиотом). Взяв на себя ответственность за решение о необходимых в стране преобразованиях, возглавив августовскую революцию, сделав все возможное для построения коммунизма (в который он действительно верил), Букашев с ужасом осознал тупиковость избранной модели жизнеустройства. Так, на смену задаче воплощения коммунистической идеи пришла задача ее дискредитации путем выявления абсурдности всех ее компонентов. Вектор художественной судьбы Букашева связан с его изоляцией, которая является следствием и внешних (Верховный пятиугольник, возмущенный постоянным вмешательством Букашева в фиксированную модель управления, оставляет его в "космической командировке"), и внутренних (стремление самоустраниться) факторов. Трагическое разочарование в коммунистической идее не ломает стоической натуры Букашева, предпочитающего смерть карнавальной присяге самопровозглашенному монарху. Христианское начало актуализируется в образе Букашева опосредованно, аллюзийно. Во время перелета из Мюнхена в Москву Карцев обращает внимание на висящую в космическом пространстве капсулу с человеком в ней. Карцеву кажется, что этот человек - Букашев, и он не ошибается. Глаза человека в капсуле полны такой болью, что вызывают у Карцева мысль об узнике, приговоренном к смертной казни (аллюзия на роман Ф.М.Достоевского "Идиот": эпизод рассказа князя Мышкина о картине с изображенным на ней преступником и т.д.).

Как видим, три образа-персонажа романа оказываются связанными с семантикой личного героизма. Мечта (молодой коммунист), вера (отец Звездоний), убеждения (Букашев) выступают как различные варианты проявления коммунистической идеи в личностной проекции.

Таким образом, в романе "Москва 2042" наблюдается следующая особенность: на уровне социально-экономических, политических, бытовых реалий воплощения коммунистической идеи она становится объектом блестящей авторской игры (сатиры); на нравственно-этическом уровне - объектом своеобразной сакрализации.

COMMUNISTIC IDEA AS OBJECT OF GAME IN V.VOINOVICH’S NOVEL "MOSCOW 2042”

T.B.Vasileva-Shalneva

Given article represents research of the novel of V.Voinovich "Moscow 2042". Author opens features of product in aspect of the game strategy which object is the communistic mythology. Anti-Utopia "Moscow 2042" - magnificent satire on the Soviet way of life with use of fantastic forms piacemodeal.

Key words: Communistic idea, satire, anti-Utopia, discourse, the doctrine, the concept of the person.

Васильева-Шальнева Татьяна Борисовна - кандидат филологических наук, доцент кафедры русской литературы XX-XXI веков и методики преподавания Института филологии и искусств Казанского (Приволжского) федерального университета.

E-mail: t.b.vs@list.ru

1. Хлебникова Е.А. Жанровое своеобразие прозы В.Войновича: автореф. дис. ... канд. филол. наук. - Астрахань, 2006 // URL: http:www.aspu.ru/ images/lile/autorefs/hlebnikola.doc (дата обращения 5.05.2011).

2. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма // URL: www.vehi.net/derdyaev/istoki/06.html (дата обращения 5.05.2011).

3. Войнович В. Москва 2042 // URL: lib.rus/ec/d/ 59677 (дата обращения 5.05.2011).

Поступила в редакцию 30.05.2011

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.