Научная статья на тему 'Коммуникативное поведение персонажей как отражениеих ценностных приоритетов в романе А. Иванова «Географ глобус пропил»'

Коммуникативное поведение персонажей как отражениеих ценностных приоритетов в романе А. Иванова «Географ глобус пропил» Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
69
7
Поделиться
Ключевые слова
ALEKSEY IVANOV / VALUES / HIERARCHY / PERSONALITY / DIGNITY / FREEDOM / DESTINY / VALUE PRIORITY / COMMUNICATIVE BEHAVIOR / АЛЕКСЕЙ ИВАНОВ / ЦЕННОСТИ / ИЕРАРХИЯ / ЛИЧНОСТЬ / ДОСТОИНСТВО / СВОБОДА / СУДЬБА / ЦЕННОСТНЫЙ ПРИОРИТЕТ / КОММУНИКАТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Савенкова Людмила Борисовна

Статья посвящена размышлениям об экзистенциальных ценностях, которые являются приоритетными для героя романа Алексея Иванова «Географ глобус пропил». Выдвигается тезис о том, что о них можно судить по особенностям коммуникативного поведения персонажа. В целом оно скорее реактивное, чем проактивное. Он готов к помощи чужим людям, при необходимости может дать отпор агрессивно настроенному коммуниканту, но по своей инициативе не вступает в контакты с незнакомыми. В коммуникации в официально-деловой обстановке Виктор Служкин предпочитает стратегию сотрудничества независимо от того, кем является его собеседник. В то же время он не признает ценности иерархии. Для него любой человек это личность, которая должна иметь свободу собственного выбора и уважать чужой. Вряд ли верно характеризовать Виктора как человека, не сумевшего или не желающего адаптироваться к социальным условиям постперестроечной России: не случайно он получает контрастные оценки со стороны разных персонажей: неудачник, шут, человек с непомерной гордыней, друг, с которым легко, «лавина». Несовпадение оценок обусловлено несовпадением ценностных приоритетов субъектов оценки.

COMMUNICATIVE BEHAVIOR OF CHARACTERS AS A REFLECTION OF THEIR VALUE PRIORITIES IN A. IVANOV’S NOVEL “THE GEOGRAPHER DRANK HIS GLOBE AWAY”

The article is devoted to reflections on existential values that are a priority for the protagonist of Aleksey Ivanov’s novel “The Geographer Drank His Globe Away”. There is a thesis that these values can be seen in the manifestations of the character’s communicative behavior. On the whole, it is more reactive than proactive. He is ready to help strangers, if necessary, he can rebuff an aggressively minded communicant, but on his own initiative he never comes into contact with strangers. Communicating in a formal and business setting, Sluzhkin prefers a strategy of cooperation regardless of his interlocutor’s status. At the same time, he rejects the value of hierarchy. For him, any person is an identity who must have freedom of his own choice and respect the choice of others. It is hardly right to characterize Victor as a man who was unable or is unwilling to adapt to the social conditions of “post-perestroika” Russia. It is not accidental that different characters have contrasting opinion of him: a loser, a buffoon, a man with an exorbitant pride, a friend with whom you get on well, or an “avalanche”. The disparity between these estimates is due to the disparity of value priorities of the evaluation subjects.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Коммуникативное поведение персонажей как отражениеих ценностных приоритетов в романе А. Иванова «Географ глобус пропил»»

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2017. №4(50)

УДК 808.1: 398.91

КОММУНИКАТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПЕРСОНАЖЕЙ КАК ОТРАЖЕНИЕИХ ЦЕННОСТНЫХ ПРИОРИТЕТОВ В РОМАНЕ А. ИВАНОВА «ГЕОГРАФ ГЛОБУС ПРОПИЛ»

© Людмила Савенкова

COMMUNICATIVE BEHAVIOR OF CHARACTERS AS A REFLECTION OF THEIR VALUE PRIORITIES IN A. IVANOV'S NOVEL "THE GEOGRAPHER DRANK HIS GLOBE AWAY"

Liudmila Savenkova

The article is devoted to reflections on existential values that are a priority for the protagonist of Alek-sey Ivanov's novel "The Geographer Drank His Globe Away". There is a thesis that these values can be seen in the manifestations of the character's communicative behavior. On the whole, it is more reactive than proactive. He is ready to help strangers, if necessary, he can rebuff an aggressively minded communicant, but on his own initiative he never comes into contact with strangers. Communicating in a formal and business setting, Sluzhkin prefers a strategy of cooperation regardless of his interlocutor's status. At the same time, he rejects the value of hierarchy. For him, any person is an identity who must have freedom of his own choice and respect the choice of others. It is hardly right to characterize Victor as a man who was unable or is unwilling to adapt to the social conditions of "post-perestroika" Russia. It is not accidental that different characters have contrasting opinion of him: a loser, a buffoon, a man with an exorbitant pride, a friend with whom you get on well, or an "avalanche". The disparity between these estimates is due to the disparity of value priorities of the evaluation subjects.

Keywords: Aleksey Ivanov, values, hierarchy, personality, dignity, freedom, destiny, value priority, communicative behavior.

Статья посвящена размышлениям об экзистенциальных ценностях, которые являются приоритетными для героя романа Алексея Иванова «Географ глобус пропил». Выдвигается тезис о том, что о них можно судить по особенностям коммуникативного поведения персонажа. В целом оно скорее реактивное, чем проактивное. Он готов к помощи чужим людям, при необходимости может дать отпор агрессивно настроенному коммуниканту, но по своей инициативе не вступает в контакты с незнакомыми. В коммуникации в официально-деловой обстановке Виктор Служкин предпочитает стратегию сотрудничества независимо от того, кем является его собеседник. В то же время он не признает ценности иерархии. Для него любой человек - это личность, которая должна иметь свободу собственного выбора и уважать чужой. Вряд ли верно характеризовать Виктора как человека, не сумевшего или не желающего адаптироваться к социальным условиям постперестроечной России: не случайно он получает контрастные оценки со стороны разных персонажей: неудачник, шут, человек с непомерной гордыней, друг, с которым легко, «лавина». Несовпадение оценок обусловлено несовпадением ценностных приоритетов субъектов оценки.

Ключевые слова: Алексей Иванов, ценности, иерархия, личность, достоинство, свобода, судьба, ценностный приоритет, коммуникативное поведение.

Роман А. Иванова «Географ глобус пропил» не раз становился объектом внимания филологов и с точки зрения взаимосвязи с русской литературной классикой [Московкина], и с позиций жанровой принадлежности [Сысоева], и в аспекте топики [Мокрушина], и в ракурсе образа главного героя [Ребель], [Беляков], [Никольский], [Глембоцкая] и др. Исследователи сходятся в том, что Виктор Служкин - «плохой хороший

человек», принимающий общие экзистенциальные ценности, осознающий на их фоне свою неидеальность, но не пытающийся перемениться. С. Беляков характеризует духовное состояние героя как «остаточный гуманизм, сохранившийся в сознании позднесоветского человека. Веру в коммунизм он утратил, веры в Бога не обрел, но в его душе остался нравственный закон, который переступить нельзя» [Беляков, с. 18].

Система ценностей - фактор, который организует деятельность личности, включает ее в разнообразные социальные взаимоотношения, в том числе отражаясь и на особенностях коммуникации. К сожалению, скромные рамки статьи не позволяют описать все ценности, значимые для главного героя. Однако можно попытаться определить, каковы его ценностные приоритеты. В упомянутых выше работах филологов рассматривается вопрос, к чему тяготеет Виктор Служкин: он не может адаптироваться к социальной обстановке постперестроечной России или не хочет этого? Думается, аргументированно ответить можно, пронаблюдав за коммуникативным поведением героя.

Автор изображает контакты Служкина в разных коммуникативных условиях: 1) с незнакомыми людьми - случайное, разовое; 2) с людьми, с которыми формально его связывают иерархические отношения; 3) с друзьями и приятелями; 4) в семье. Ограничимся здесь только первыми двумя позициями.

Незнакомых людей он рассматривает как среду обитания и ведет себя с ними соответственно ситуации. Так, не имея лишних денег, он предпочитает не платить за проезд в электричке и разыгрывать глухонемого перед контролерами, чтобы сэкономить себе на пиво. Этот поступок не заставляет его испытывать муки совести, поскольку выбирать надо между конкретным собственным комфортом и, как он, видимо, полагает, абстрактным благом государства, которое, в свою очередь, не заботится о нем. В другой ситуации он готов прийти на помощь незнакомым (уже конкретным) людям: когда при сплаве по реке двое мужчин зовут участников похода причалить к берегу, а ученики выдвигают различные версии мотива этого действия (от «Может, помощь какая нужна?..» до «А вдруг они нас убьют?»), географ решает подплыть, объясняя этот шаг репликой «Мало ли что» [Иванов, с. 414]. Зато поняв, что перед ним пьяные, которые готовы утопить подростков, не давших им бутылку водки, Служкин «отключает» доброту. Когда лодка с горе-агрессорами перевернулась и ученикам стало жаль искупавшихся в ледяной воде мужиков, Виктор прогоняет чужаков от костра, хотя и знает, что его поступок может обернуться для них трагедией. Здесь проявляются сразу несколько ценностных приоритетов героя: ценность «свои» (он знает, что отвечает за детей); ценность «достоинство»: до драматического финала незнакомцы его демонстративно оскорбляли словами («А ты заткнись, не с тобой базар!» [Там же, с. 415]; «Ты вообще заглохни, к-козел!..» [Там же, с. 417]) и действием: один из незнаком-

цев при всех демонстративно плеснул ему водой в лицо). И главная ценность - «свобода»: мужики сами выбрали агрессивную линию поведения, и поэтому географ оставляет за собой право на свободу реакции.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Об официально обусловленной коммуникации можно судить по общению Виктора с педколлективом и учащимися. Читатель наблюдает за событиями из жизни героя на протяжении целого учебного года. Если говорить о педколлективе, надо отметить две детали.

Первое: в ситуации поисков работы Служкин стремится к демонстрации благожелательности, хотя и видит, что реакция на его появление в кабинете директора школы неоднозначна. Почувствовав необоснованную неприязнь со стороны сидевшей к нему спиной женщины (как потом оказалось, завуча Розы Борисовны), он, тем не менее, пытается расположить ее к себе. Вот какие авторские ремарки обрамляют их диалог: с достоинством уселся у стены позади женщины - это вызвало у нее видимое даже по спине раздражение - не торопясь, перечислил - через плечо спросила - Спина стала еще более недоброжелательной - молчал, фотогенично улыбаясь -холодно заявила - твердо возразила - вкрадчиво сказал - ледяным тоном произнесла - снова разложила бумаги веером, а потом все же обернулась к улыбавшемуся по-прежнему Служкину -услужливо подсказал - губы ее брезгливо вздрогнули - осторожно сказал [Там же, с. 12-14]. Эти ремарки свидетельствуют: для Розы Борисовны значима ценность иерархии, а для Служкина -уважение к личности независимо от ее социального статуса. В диалоге он корректен, вежлив и даже услужлив, но не раболепен. Претензия на коммуникативное равноправие позже обрекает молодого человека на роль постоянного объекта агрессии завуча. Ремарки к высказываниям Служкина-учителя в следующем разговоре с Розой Борисовной указывают на его искреннее желание сотрудничать (мрачно признался, начал оправдываться, покорился, попробовал пойти на мировую), однако его попытки коммуникативного взаимодействия натыкаются на отторжение (ненатурально удивилась, разозлилась, с ледяным торжеством осадила его) [Там же, с. 29-31].

Второе: из всех остальных педагогов Служ-кин за время работы вступает в контакт только с молодой учительницей Кирой Валерьевной, причем это действие обусловлено его личным ген-дерным интересом. В учительской, где он проверяет тетради, он не пытается включаться в какие-либо беседы (справедливости ради можно заметить, что коллеги Служкина по работе обрисованы как весьма примитивные личности). При этом

обращает на себя внимание то, что этих коллег автор, глядя на ситуацию глазами героя, называет училками. Стало быть, тот смотрит на них как школьник. Кроме этого, есть только упоминание о разовом минимизированном общении географа с двумя учительницами в скандальной ситуации, когда он просил их отменить свои уроки у «зон-деркоманды», чтобы вынудить учеников убрать собачий помет. (Кстати, рассказывая Будкину об этом инциденте, Виктор вновь дважды использует номинацию училка; это слово он употребляет и в разговоре с Веткой). Такое коммуникативное поведение позволяет заключить: общение по работе (и, видимо, сама эта работа) рассматривается Служкиным только как необходимость, а не как ценность. Он не хочет вникнуть в тот круг дел, которым будет заниматься. Он работает учителем только потому, что возможности получать заработную плату в другом месте нет.

Виктор не умеет и не хочет держать дистанцию со школьниками (впервые придя в класс, он не отреагировал на грубую фразу девятиклассника из-за двери «Географ, открывай, хуже будет! ...», затем - на слова «Идите в баню!», «Пакет-то че пинаете!» и т. п.), позволил себе реплики (Я вижу, класс у вас развеселый; Для уроков вам будет необходима общая тетрадь... чтобы записывать свои умные мысли. Или глупые. Какие есть, в общем; Ладно, девятый„вэ" ... Сейчас я прочитаю список класса, а вы меня поправляйте, если я буду неправильно произносить фамилии... [Там же, с. 25-28]) и т. п.), которые были бы вполне уместны в общении, к примеру, в университетской аудитории. В этом проявляется стремление Служкина общаться со школьниками на равных, уважать в каждом личность и ожидать ответного уважения к себе. Он игнорирует ценность «иерархия», которая в условиях школы насаждается, но автоматически не «включается»: ученики воспринимают коммуникативную тактику молодого учителя как проявление его слабости. Не рассматривая подробно общение героя с учениками (за стенами школы), отметим лишь: девятиклассники потянулись к Служ-кину (не случайно они пришли поздравить его с днем рождения), но так и не смогли однозначно определить свои отношения с ним. Мальчишки разговаривают с ним на «ты», вместо имени и отчества используют прозвище «Географ», но в то же время в критических ситуациях ждут от него ответственности взрослого, опеки, ждут, что он будет для них примером, поскольку, как выражается Маша, «он же учитель, а не так, не пришей кобыле хвост» [Там же, с. 436]. Поведение Служкина в походе отчасти верно характеризует Овечкин: «Он. как это. бросил нас в

воду, и выплывайте сами, как сумеете...» [Там же, с. 435]. Именно такую стратегию и выбрал Географ в самом начале похода, считая, что «научить ничему нельзя», что стать примером для подражания он не может, а потому надо учить путем создания ситуаций, из которых следует искать выход. Любопытно, что Служкин использует тот же образ, что и Овечкин: «Конечно, я откачаю, если кто утонет, но вот захлебываться он будет по-настоящему» [Там же, с. 359]. Почему он избрал такой путь? Потому что главные ценности для Служкина - личность и ее свобода. С его точки зрения, каждый человек должен сам для себя решить, что для него главное, важное и достойное. Девятиклассники для него не дети: они люди. Важное понятие для Служки-на - судьба. Но судьба - это не рок, от которого невозможно скрыться. Это жизненный путь, который надо проложить самому. Поэтому герой не собирается никому указывать, что хорошо, а что плохо. Эту свою мысль он формулирует афористически: «Все указатели судьбы годятся только на то, чтобы сбить с дороги» [Там же, с. 359]. Себе же он отводит роль «вопроса, на который каждый из них (учеников - Л.С.) должен ответить» [Там же, с. 436]. Почти в конце повествования герой осмысляет смысл похода - научить, не уча, не навязывая позицию: «. может, именно любви я и хотел научить отцов - хотя я ничему не хотел учить» [Там же, с. 479]. Он хочет, чтобы каждая личность формировалась самостоятельно, осознавая свое достоинство и право на такое же достоинство и выбор собственного пути любым другим человеком. При этом речь о праве не на любое поведение: «. я, как мог, старался, чтобы отцы стали сильнее и добрее, не унижаясь и не унижая» [Там же].

Можно много рассуждать о том, повлияли ли на склад характера Виктора Служкина эпоха, государство, ближайшее социальное окружение, в конце концов - школа. И, вероятно, каждый раз надо будет отвечать: да, повлияли. Однако подчеркнем: рядом со Служкиным в то же время создавались характеры Колесникова и Ветки, Буд-кина и Сашеньки Руневой, Нади и Лены Анфи-мовой. И их ценностные системы отнюдь не совпадают.

Подводя итог размышлениям, вернемся к заданному в начале исследования вопросу: Служ-кин не может адаптироваться к окружающей его социальной обстановке или не хочет этого? С мнением Е. В. Никольского, что Служкин - «интеллигент, почти утративший свою интеллигентность, разочарованный в жизни, инфантильный, не умеющий ни реализовать себя, ни адаптироваться к новым условиям» [Никольский, с. 135-

136], нельзя согласиться, если стоять на позиции самого героя. Это для людей, которые мечтают сделать карьеру, приобрести вес в обществе, добиться материального благополучия и т. д., важно найти пути ко всем перечисленным целям. Но Служкину этого не нужно. Вспомним его разговор с Будкиным и Надей: Будкин мечтает о романтике дальних странствий, хочет посмотреть мир. Надя, которую он зовет с собой, заявляет, что готова отправиться с ним только в «полукругосветное» плавание - до Америки (то есть ее мечта - материальное благоденствие). Служкин же отвечает, что ему «в Речниках интереснее, чем в Сингапуре», а затем иронически добавляет: «Земля плоская и очень маленькая. И всем ее хватает. А мы живем в ее центре» [Иванов, с. 314]. Но наряду с иронией здесь и серьезный посыл: Географ любит свою малую родину и ощущает себя частью не только пермской земли, но благодаря ей - и вселенной. Так что кажется закономерным, что «у него нет к самому себе вопросов» [Никольский, с. 130]. Думается, Виктор вполне адаптирован к окружающим его условиям. Он сумел реализовать свои ценностные приоритеты. Самое важное - это личность с ее внутренней свободой и гармония с самим собой.

Список литературы

Беляков С. Географ и его боги // Вопросы литературы. 2010. № 2. С. 8-22 // Журнальный зал. URL: http://magazines.russ.ru/voplit/2010/2/be2.html (дата обращения: 23.08.2017).

Глембоцкая Я. Плохой хороший человек (о Викторе Зилове и Викторе Служкине) // Товарищество сибирских драматургов «Dram-Sib». URL: http://dramsib.livejournal.com/29545.html (дата обращения: 23.08.2017).

Иванов А. В. Географ глобус пропил. СПб.: Азбука-классика, 2005. 512 с.

Мокрушина О. А. Топос постсоветской школы в русской литературе рубежа ХХ-ХХ1 веков: дис. ... канд. филол. наук. Пермь, 2014. 217 с.

Московкина Е. А. Мотивы русской классической литературы в романе А. Иванова «Географ глобус пропил» // Культура и текст. 2014. №3(18). С. 60-75.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Никольский Е. В. Проблема героя времени в романе Алексея Иванова «Географ глобус пропил» // Пушкинские чтения - 2014. Художественные стратегии классической и новой литературы: жанр, автор, текст: Материалы XIX междунар. науч. конф. / Под общ. ред. В. Н. Скворцова. СПб.:ЛГУ им. А. С. Пушкина, 2014. С. 128-135.

Ребель Г. Явление Географа, или Живая вода романов Алексея Иванова // Октябрь. 2006. № 4. // Журнальный зал. URL: http://magazines.russ.ru/october/ 2006/4/re8.html (дата обращения: 20.09.2016).

Сысоева О. А. Жанровая специфика романа Алексея Иванова «Географ глобус пропил» // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 2 (32): в 2-х ч. Ч. II. C. 184-186.

References

Beliakov, S. (2010). Geograf i ego bogi [Geographer and His Gods]. Voprosy literatury, No 2, pp. 8-22. URL: http://magazines.russ.ru/voplit/2010/2/be2.html (accessed: 23.08.2017). (In Russian)

Glembotskaia, Ia. Plokhoi khoroshii chelovek (o Viktore Zilove i Viktore Sluzhkine) [A Bad Good Man (about Victor Zilov and Victor Sluzhkin)]. Tovarishchestvo si-birskikh dramaturgov "Dram-Sib". URL: http://dramsib.livejournal.com/29545.html (accessed: 23.08.2017). (In Russian)

Ivanov, A. V. (2005). Geograf globus propil [The Geographer Drank His Globe Away]. 512 р. St. Petersburg, Azbuka-klassika. (In Russian)

Mokrushina, O. A. (2014). Topos postsovetskoi shko-ly v russkoi literature rubezha XX-XXI vekov: dis. ... kand. filol. nauk [Topos of Post-Soviet Schools in Russian Literature at the Turn of the Twentieth Century: Ph.D. Thesis]. 217 p. Perm'. (In Russian)

Moskovkina, E. A. (2014). Motivy russkoi klassi-cheskoi literatury v romane A. Ivanova "Geograf globus propil" [Russian Classical Literature Motives in A. Ivanov's Novel "A Geographer Who Drank a Globe Away"]. Kul'tura i tekst, No 3 (18), рр. 60-75. (In Russian)

Nikol'skii, E. V. (2014). Problema geroia vremeni v romane Alekseia Ivanova "Geograf globus propil" [The Problem of the Hero of Time in A. Ivanov's Novel "The Geographer Drank His Globe Away"]. Pushkinskie cht-eniia - 2014. Khudozhestvennye strategii klassicheskoi i novoi literatury: zhanr, avtor, tekst: Materialy XIX mezhdunar. nauch. konf. / Pod obshch. red. V. N. Skvortsova, рр. 128-135. St. Petersburg, LGU im. A. S. Pushkina. (In Russian)

Rebel', G. (2006). lavlenie Geografa, ili Zhivaia voda romanov Alekseia Ivanova [The Geographer's Phenomenon, or the Living Water of Aleksey Ivanov's Novels]. Oktiabr', No 4. URL: http://magazines.russ.ru/october/ 2006/4/re8.html (accessed: 20.09.2016). (In Russian)

Sysoeva, O. A. (2014). Zhanrovaia spetsifika romana Alekseia Ivanova "Geograf globus propil" [Genre Specificity of Aleksey Ivanov's Novel "The Geographer Drank His Globe Away"]. Filologicheskie nauki. Voprosy teorii i praktiki. Tambov: Gramota, No 2 (32): Ch. 2, pp. 184186. (In Russian)

The article was submitted on 04.12.2017 Поступила в редакцию 04.12.2017

Савенкова Людмила Борисовна,

доктор филологических наук, профессор,

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Южный федеральный университет, 344006, Россия, Ростов-на-Дону, Б. Садовая, 105. savenkova@sfedu.ru

Savenkova Liudmila Borisovna,

Doctor of Philology, Professor,

Southern Federal University, 105 Bolshaya Sadovaya Str., Rostov-on-Don, 344006, Russian Federation. savenkova@sfedu.ru