Научная статья на тему 'Колонизационная и землеустроительная политика самодержавия в Степном крае в период проведения Столыпинской аграрной реформы (часть 1)'

Колонизационная и землеустроительная политика самодержавия в Степном крае в период проведения Столыпинской аграрной реформы (часть 1) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
384
97
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НОРМАЛЬНОЕ ИЛИ СРЕДНЕТИПИЧНОЕ КИРГИЗСКОЕ ХОЗЯЙСТВО / ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВА И ЗЕМЛЕДЕЛИЯ / ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ / ОБЩЕЛЕТОВОЧНЫЕ ПРОСТРАНСТВА И ПРИЗИМОВОЧНЫЕ ПАСТБИЩА / NORMAL OR MEDIUM-TYPICAL KYRGYZ ECONOMY / THE GENERAL DIRECTORATE OF LAND MANAGEMENT AND AGRICULTURE / RESETTLEMENT MANAGEMENT / SUMMER PASTURE SPACE AND WINTER PASTURES

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кузнецов Д.В.

Рассматривается деятельность правительственных переселенческих и землеустроительных органов и местной администрации в сфере организации мероприятий по созданию благоприятных условий, обеспечивающих эффективное проведение колонизационной и землеустроительной политики в Степном крае. На основе обширного фактического материала автор показывает, что эти мероприятия были направлены на обеспечение законных прав и интересов не только крестьян-новоселов, прибывающих в Степной край в ходе осуществления Столыпинской аграрно-переселенческой политики, но и местных жителей казахов, занимающихся кочевым и оседлым скотоводством или земледельческим трудом. Особое внимание уделено политике центральных и местных органов власти в сфере образования переселенческих участков на землях кочевых инородцев (казахов) и выдачи последним денежных компенсаций и кредитов. Отмечено, что изъятие земельных площадей у местного кочевого населения под устройство переселенческих и хуторских участков неизбежно приводило к утеснению землепользования последнего, нарушало традиционный образ жизни, зачастую наносило ущерб ведению скотоводческого хозяйства. Этот вопрос был предметом особых рассмотрений как либеральной общественности, так и правительства, Министерства внутренних дел (МВД) и Главного управления землеустройства и земледелия (ГУЗиЗ). В ходе исследования данного вопроса представителями указанных ведомств было установлено: недовольство казахов изъятием земельных площадей, как правило, вызывалось не столько их действительными нуждами, сколько бессистемностью и беспорядочным характером их землепользования, объясняющимися спецификой и особенностями ведения кочевого хозяйства, обусловленными наличием архаического общинно-правового строя и его несоответствием нарождающимся капиталистическим отношениям в Степном крае.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Кузнецов Д.В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Colonization and land management policy of the autocracy in the Steppe region in the period of stolypin agrarian reform

The article discusses the activities of the government resettlement and land management units and local authorities in the organization of events on-NIJ will create favorable conditions to ensure the efficient conduct of colonization and land management policies in the steppe region. On the basis of extensive factual material, the author shows that these activities were aimed at ensuring the legitimate rights and interests not only by settlers peasants arriving in Steppe Region in the implementation of the Stolypin agrarian and resettlement policy, but also local residents Kazakhs occupying nomadic and sedentary pastoralists or agricultural labor. Particular attention is paid, to policies of central and local authorities in the field of education-cision intersection areas on the lands of nomadic aliens (Kazakh) and the issuance of the last monetary compensation and loans. The author notes that the seizure of land from the local nomadic population under the resettlement unit and hamlet areas will inevitably lead to the oppression of the last land, violated the traditional way of life, often prejudice the maintenance of livestock farming. This question has been the subject of specific races, looking at how the liberal community and the government, the Ministry of Internal Affairs and the Main Department of Land Management and Agriculture. The study of this issue by representatives of these departments has been found that dissatisfaction with the Kazakhs seizure of land, as a rule, is not so much their real needs as unsystematic and indiscriminate nature of their land, explains the specifics and peculiarities of doing nomadic economy, due to the presence of the archaic communal legal system and its inconsistency emerging capitalist relations in the steppe region.

Текст научной работы на тему «Колонизационная и землеустроительная политика самодержавия в Степном крае в период проведения Столыпинской аграрной реформы (часть 1)»

/ О.В. Шумакова, О.Н. Крюкова // Экономика и предпринимательство. - 2016. - № 1 (ч. 2). -С. 289-293.

5. Хорошун Т. Обеспечим и себя, и соседей / Т. Хорошун // Омский пригород. - 2016. -45. - С. 3.

6. Омские аграрии сформировали 22% от зернового запаса России урожая 2015 // Комсомольская правда. - 2016. - 20 февр. - С. 7.

7. Оценка рынка труда города Омска для нужд корпораций / В.В. Алещенко [и др.]. -Омск : Литера, 2016. - 112 с.

8. Стратегия социально-экономического развития Омской области до 2025 года // Ом. вестн. - 28.06.2013 г. - № 30. - С. 47-55.

9. В Омской области «Агро-Дружино» построит овощехранилище, а ГК «Титан» -свинокомплекс [Электронный ресурс]. URL: http://www.eda.omskinform.ru/news/1221 (дата обращения: 05.11.2016).

10. «Золотая осень» - урожай перспектив и наград // 100% в Омске. - 2015. - № 5 (68). - С. 10-12.

11. Более 20 проектов в АПК Омской области будет реализовано в 2016 году [Электронный ресурс]. URL: http://www.omskportal. ru/ru/govemment/News/2016/01/13/145268095158 5.html (дата обращения: 10.11.2016).

5. Horoshun T. Obespechim i sebja, i sosedej / T. Horoshun // Omskij prigorod. - 2016. - 45. - S. 3.

6. Omskie agrarii sformirovali 22% ot zernovogo zapasa Rossii urozhaja 2015 // Komsomol'skaja pravda. -2016. - 20 fevr. - S. 7.

7. Ocenka rynka truda goroda Omska dlya nuzhd korporacij / V.V. Aleshhenko [i dr.]. - Omsk : Litera, 2016. - 112 s.

8. Strategija social'no-jekonomicheskogo razvitija Omskoj oblasti do 2025 goda // Om. vestn. - 28.06.2013 g. -№ 30. - S. 47-55.

9. V Omskoj oblasti "Agro-Druzhino" postroit ovoshhehranilishhe, a GK "Titan" - svinokompleks [Jelektronnyj resurs]. URL: http://www.eda.omskinform. ru/news/1221 (data obrashhenija: 05.11.2016).

10. "Zolotaja osen'" - urozhaj perspektiv i nagrad // 100% v Omske. - 2015. - № 5 (68). - S. 10-12.

11. Bolee 20 proektov v APK Omskoj oblasti budet realizovano v 2016 godu [Jelektronnyj resurs]. URL: http://www.omskportal.ru/ru/government/News/2016/01/1 3/1452680951585.html (data obrashhenija: 10.11.2016).

Алещенко Виталий Викторович, д-р

экон. наук, Омский ГАУ, vv.aleschenko@omgau.org, Крюкова Ольга Николаевна, канд. экон. наук, Омский ГАУ, on.kryukova@omgau.org.

Aleshchenko Vitaly Viktorovich, Dr. Econ. Sci., Omsk SAU, vv.aleschenko@omgau.org; Kryukova Olga Nikolaevna, Cand. Econ. Sci., Omsk SAU, on.kryukova@omgau.org.

УДК 94(47).08:332.3

Д.В. Кузнецов

Омский аграрный техникум, Омск

КОЛОНИЗАЦИОННАЯ И ЗЕМЛЕУСТРОИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА САМОДЕРЖАВИЯ В СТЕПНОМ КРАЕ В ПЕРИОД ПРОВЕДЕНИЯ СТОЛЫПИНСКОЙ АГРАРНОЙ РЕФОРМЫ (ЧАСТЬ 1)

Рассматривается деятельность правительственных переселенческих и землеустроительных органов и местной администрации в сфере организации мероприятий по созданию благоприятных условий, обеспечивающих эффективное проведение колонизационной и землеустроительной политики в Степном крае. На основе обширного фактического материала автор показывает, что эти мероприятия были направлены на обеспечение законных прав и интересов не только крестьян-новоселов, прибывающих в Степной край в ходе осуществления Столыпинской аграрно-переселенческой политики, но и местных жителей - казахов, занимающихся кочевым и оседлым скотоводством или земледельческим трудом. Особое внимание уделено политике центральных и местных органов власти в сфере образования пересе-

© Кузнецов Д.В., 2017

ленческих участков на землях кочевых инородцев (казахов) и выдачи последним денежных компенсаций и кредитов. Отмечено, что изъятие земельных площадей у местного кочевого населения под устройство переселенческих и хуторских участков неизбежно приводило к утеснению землепользования последнего, нарушало традиционный образ жизни, зачастую наносило ущерб ведению скотоводческого хозяйства. Этот вопрос был предметом особых рассмотрений как либеральной общественности, так и правительства, Министерства внутренних дел (МВД) и Главного управления землеустройства и земледелия (ГУЗиЗ). В ходе исследования данного вопроса представителями указанных ведомств было установлено: недовольство казахов изъятием земельных площадей, как правило, вызывалось не столько их действительными нуждами, сколько бессистемностью и беспорядочным характером их землепользования, объясняющимися спецификой и особенностями ведения кочевого хозяйства, обусловленными наличием архаического общинно-правового строя и его несоответствием нарождающимся капиталистическим отношениям в Степном крае.

Ключевые слова: нормальное или среднетипичное киргизское хозяйство, Главное управление землеустройства и земледелия, Переселенческое управление, общелетовочные пространства и призимовоч-ные пастбища.

Введение

Период активного проведения центральной и местной администрацией политики сельскохозяйственного освоения Степного края, как и азиатской части России в целом, характеризуется значительным увеличением численности населения. Наряду с естественным приростом, существенным фактором явилось переселение, особенно интенсивно осуществлявшееся в годы проведения столыпинского курса аграрной политики самодержавия. Достаточно указать на то, что, например, Акмолинская область оказалась на втором месте после Алтая по количеству прибывших переселенцев [1; 2].

В то же время в данном регионе традиционно проживали нерусские народности. Наиболее значительную часть составляли казахи (по тогдашней терминологии - киргизы). В рассматриваемый период у этой категории местного населения отмечены стадия разложения родо-племенных отношений, кочевой и полукочевой образ жизни и хозяйственной деятельности, характерный для периода расцвета феодального строя. Организуя процесс переселений в азиатскую Россию в период интенсивного проведения столыпинского курса, самодержавие неизбежно столкнулось с необходимостью каким-то образом учитывать этот фактор наличия кочевых представителей аборигенного населения в переселенческой политике.

Цель исследования: показать, каким образом и в какой мере учитывало самодержавие интересы нерусского кочевого и оседлого (прежде всего, казахского) населения при проведении столыпинского курса аграрно-переселенческой и землеустроительной политики и как эта политика повлияла на характер и организацию его жизни и хозяйственной деятельности.

Методы исследования: логически-аналитический, историко-генетический, исто-рико-сравнительный, историко-системный.

Результаты исследования

Прежде всего нужно было осуществить серьезное и всестороннее изучение ситуации в Степном крае в связи с колонизацией [3]. Еще до начала проведения самодержавием столыпинского курса аграрно-переселенческой политики, в 1896-1902 гг., в Степном крае работала специальная экспедиция под руководством известного статистика Ф.А. Щербины, обследованы 171200 казахских хозяйств и 8475 русских в 16 уездах Акмолинской, Семипалатинской и Тургайской областей [4; 5; 6]. Работа экспедиции заключалась в следующем: 1) сплошная хозяйственная перепись всего казахского населения, которая давала бы возможность произвести массовый учет хозяйств, населения и скота, и выяснить, какими площадями пастбищ в течение какого срока пользуются

отдельные киргизские группы; 2) составление бюджетных учетов, на основании которых можно было бы определить продовольственные и другие потребности средней казахской семьи и средства для их удовлетворения; 3) исследования естественно-исторических условий: рельефа местности, почвенных особенностей, лесной и травяной растительности и водных источников [7].

Для характеристики казахских хозяйств определяющим экономическим признаком экспедиция Щербины выбрала количество находившихся в них лошадей, поскольку скотоводство было главным занятием казахов. В основе методики определения необходимой для ведения хозяйства земли было введено понятие «среднетипичного» или «нормального» хозяйства с несколькими основными признаками, характеризующими как сам состав, так и экономическое положение хозяйства: общей численностью скота, испольным скотом, распространением заработков, в частности, батрачеством, развитием найма рабочих, в частности, найма батраков, распространением и размерами земледелия и потребления муки и мяса.

По определению Щербины, «нормальное или среднетипичное киргизское хозяйство, как хозяйство скотоводческое, должно удовлетворять все свои потребности преимущественно от скотоводства и... обходиться без подсобных заработков, а с другой стороны, размеры скотоводства не могут вызывать необходимости в найме работников». Подробный анализ собранных цифровых материалов и бюджетных исследований показал, что норма, достаточная для устойчивого существования и поступательного развития казахского хозяйства и для того, чтобы семья имела в своем распоряжении средства, необходимые для удовлетворения всех ее обычных потребностей, составляет 24 единицы скота в переводе на лошадей старше 2 лет. «Поэтому хозяйство в 24 единицы скота было принято в основу учета земельных норм и начисления по ним угодий, потребных для обеспечения хозяйственного быта киргиза-скотовода» [8].

Установленные Щербиной размеры землепользования и количества скота, необходимые для нормального существования казахов, подвергались критике [9; 10]. Так, выступивший в декабре 1902 г. на заседании Западносибирского отдела Русского географического общества (ЗСОРГО) старший топограф Семипалатинской партии Т.И. Седельников доказывал, что эти нормы, необходимые для средней казахской семьи, научно ничем не обоснованы, а выбраны на основе произвольных расчетов, так как неверна сама методика определения «среднетипичного киргизского хозяйства». Его «Щербина получил как среднее из непригодного, даже с его точки зрения, материала, а именно 17 непропорционально подобранных и нетипичных и крайне разнородных бюджетов. С научной точки зрения такой вывод не имеет никакого значения - это чисто фиктивная величина, у которой нет ничего общего с живой конкретной действительностью, исключительные признаки отдельных семей своей 1/17 частью вошли в характеристику среднего хозяйства. Установить норму можно только при определенных условиях места и времени: изменения ценности одного и того же количества скота в зависимости от различия в системе хозяйства. Почему одна и та же норма в 24 единицы принята для различных неоднородных местностей? Для грубости нормы благосостояния нет серьезного корректива в других множителях формулы вывода норм. «Надбавки» и «накидывания» делались для подкрепления шаткости основных выводов, но едва ли достигли цели. По заключению Седельникова, норма Щербины в 24 единицы скота на хозяйство - это «случайный вывод случайных разнородных данных, поэтому с научно-теоретической точки зрения она не имеет никакой ценности» [11].

Земельные нормы, установленные экспедицией Щербины, подверглись критическому обсуждению и на состоявшемся в 1907 г. по инициативе Столыпина особом ме-

ждуведомственном совещании о землеустройстве казахов под председательством и.о. товарища министра внутренних дел А.И. Лыкошина. Оно было созвано для выработки основных начал правительственной политики в Степном крае. Отметив факт экономического расслоения казахов, совещание признало тем не менее необходимым применять однообразные землеустроительные нормы, в пределах данной местности и данного хозяйственного типа, для всей массы инородческих хозяйств. Во избежание же хозяйственной и бытовой ломки при сплошном землеустройстве казахов совещание постановило предоставить Главноуправляющему землеустройством и земледелием делать исключения для отдельных групп хозяйств как в сторону повышения норм, так и в сторону их понижения [12]. Таким образом, основная задача, поставленная правительством перед совещанием Лыкошина, заключалась в том, что оно должно было изыскать необходимые методы и средства для изъятия значительных дополнительных земельных площадей из казахского землепользования с целью увеличения размеров переселенческого фонда.

Нормы земельного обеспечения казахов, установленные экспедицией Щербины, по мнению совещания, построены на шатких данных, поэтому они устарели и должны быть изменены в сторону сокращения. В связи с этим необходима посылка новых экспедиций, которые могли бы обосновать необходимость резкого уменьшения этих норм. Уже в феврале 1907 г. был решен вопрос о посылке такой экспедиции в Акмолинскую и Семипалатинскую области. Ее руководителем был назначен статистик В.К. Кузнецов, исследования которого охватывали, впрочем, не только эти районы, но и всю Сибирь [13]. Им были выработаны новые уменьшенные земельные нормы. Теперь они были сведены к площади, необходимой для содержания 16 единиц скота в переводе на лошадь [14]. Переселенческое управление немедленно принялось вводить эти нормы в действие [15].

Анализ документов показывает, что: 1. При изъятии земель из пользования у инородцев-казахов для образования переселенческих участков или осуществления прирезок к крестьянским поселкам в тех случаях, когда там происходило доприселение и возникала необходимость в увеличении душевых долей, администрация решала этот вопрос таким образом, чтобы так или иначе компенсировать такие изъятия другими, не занятыми земельными участками, на которые пока никто не претендовал, но которые были пригодны для использования под скотоводческое хозяйство. 2. В тех случаях, когда администрация отказывалась компенсировать изъятие земель у инородцев, она исходила из имеющихся конкретных условий, которые, по ее заключениям, позволяли вести среднесостоятельное скотоводческое хозяйство без таковой компенсации, не нанося местному населению ущерба. 3. Подход, которым руководствовалась администрация при выборе тех или иных компенсационных мер для решения вопроса об изъятии земель из пользования инородцев, был довольно жестким и дифференцированным. Например, если в одних случаях местное начальство считало возможным изъять земли у инородцев, считая, что у них есть возможность использовать оставшиеся площади для выпаса и содержания скота, то в других случаях администрация, наряду с предоставлением обменных площадей в качестве компенсации, производила выселение инородцев в другие местности с выдачей им денежного пособия для того, чтобы они могли завести скотоводческое хозяйство на новом, пригодном для него месте [16, Д. 3].

Наряду с принятием местной администрацией решений о выдаче денежной компенсации выселяемым аулам кочевников-казахов с земель, предназначенных под переселенческие участки, существовала практика выплаты денежных пособий на устройство инородцев в других местах отдельным семьям кочевых инородцев. При этом, как и в

приведенных выше примерах, администрация выдавала деньги не всем подряд, а лишь наиболее нуждающимся, то есть тем, для кого выселение с привычных мест грозило полным разорением. Так, в ноябре 1910 г. на имя крестьянского начальника первого участка Омского уезда поступило предложение от казаха бедняка Смагула Маймакова, проживающего в ауле № 5 Покровской вол., о предоставлении ему денежного пособия в связи со сносом его зимовки и 27 ноября 1910 г. к заведующему с предложением найти возможность «уважить ходатайство просителя о выдаче ему вознаграждения за зимовку». Отвечая на это предложение заведующий указал, что зимовка киргиза 5 аула Покровской волости Смагула Маймакова, находящаяся на урочище Каратерек, была им описана и измерена. «Опись эта рассмотрена в заседании временной комиссии 6 ноября 1910 г. Постановленной комиссией предписано выдать. Маймакову 95 руб., каковая сумма будет выдана, как только на то откроют кредит» [16, Д. 3].

Изъятие земельных площадей у местного кочевого населения под устройство переселенческих и хуторских участков неизбежно приводило к утеснению его землепользования, нарушало традиционный образ жизни, зачастую наносило ущерб ведению скотоводческого хозяйства. Об этом свидетельствуют многочисленные и неоднократные жалобы на постановления уездных временных комиссий со стороны инородцев [16, ДД. 2, 3, 6]. По словам А.Д. Колесникова: «.изъятие земель проводилось насильственным путем, нарушались вековые традиции народа. Это явно снижало авторитет и эффективность реформы» [17]. В какой степени такое утеснение было опасно для инородцев и какие меры предпринимали местные власти в этом направлении? Эти вопросы были предметом особых рассмотрений как либеральной общественности, так и правительства, МВД и Главного управления землеустройства и земледелия (ГУЗиЗ).

Местные власти обращали внимание на беспорядочный характер «народной» колонизации и высказывались за необходимость его регулирования [18]. В условиях низкой правовой и экономической культуры и практического отсутствия гражданского правосознания у крестьян Сибири значение работы местных административных органов особенно возрастало. При отсутствии земств в Сибири административные учреждения, чиновники Переселенческого управления, наряду с полицией, оказывались фактически единственной силой, сдерживающей мощный натиск переселенческой стихии. Особенно сильно эта роль местных органов администрации и Переселенческого управления проявлялась в южных районах Западной Сибири (степные области и Алтай), куда направлялся основной поток переселенцев и где процесс образования переселенческих поселков и землеустроительных работ шел очень интенсивно. Поэтому естественно, что на административных органах этого уезда лежала основная тяжесть ответственности по приему и обустройству переселенцев. Тем не менее, несмотря на громадный приток переселенцев в этот степной регион, порядок отвода переселенческих участков и землеустройства был здесь более сложным и медленным, что объяснялось «трудностью этого дела, а также стремлением к более справедливому выделу киргизских земельных излишков» [19].

В целях упрощения и удешевления исследований земель, подлежащих изъятию у казахов, в 1909 г. Переселенческое управление при участии заведующих статистическими работами в Акмолинском, Семиреченском и Сырдарьинском районах разработало специальную программу, в которой разъяснялось, что статистико-экономическое обследование производится под наблюдением и с ответственностью заведующего переселенческим делом в районе, причем последний обязан согласовывать статистическое обследование с районами почвенно-ботанических экспедиций, партий по гидротехническим изысканиям и агрономическим мероприятиям, а также наблюдать, чтобы стати-

стики, почвоведы, ботаники, агрономы и гидротехники, в устранение всяких задержек в разработке добытых данных, своевременно осведомляли друг друга о результатах своей деятельности [20]. Программа была призвана обеспечить более компетентный отбор земель с учетом степени их качественной пригодности для образования колонизационного фонда, а также лучшую координацию и согласованность в действиях представителей различных ведомств, ответственных за поведение правительственной земельной политики в крае.

В феврале 1909 г. состоялось совещание комиссии ГУЗиЗ и Переселенческого управления под председательством товарища главноуправляющего сенатора Иваницко-го. На данном совещании комиссии, наряду с другими аспектами организации переселенческого дела, специально рассматривался вопрос о выработке мер, обеспечивающих оптимальное соблюдение интересов кочевого населения Туркестана и Степного края при отграничении земельных площадей под переселенческие и запасные участки. В специально выработанной на основе этого проекта инструкции предусматривалось, что «при обращении в распоряжение государства состоящих в пользовании киргизов земель необходимо соблюдать, чтобы киргизам оставлялось то количество земель, которое необходимо для обеспечения их хозяйства при имеющихся условиях их быта. Площадь, подлежащая оставлению, должна определяться отдельно для каждой обособленной по землепользованию группы киргизов.

В случае обнаружения явной недостаточности для какой-либо группы киргизов следуемого ей земельного обеспечения вследствие нахождения в этой группе отдельных хозяйств с большим количеством скота и крупными размерами запашек и укосов, в пользовании группы могут оставаться сверх причитающегося обеспечения, земельные площади в мере действительной потребности. Вопрос этот разрешается Советом Министров по представлению Главноуправляющего землеустройством и земледелием.

При определении следуемого киргизам замельного обеспечения в общелетовоч-ных пространствах и призимовочных пастбищах, состоящих в пользовании не только местных, но и вкочевывающих киргизов, должны быть оставляемы земли и на долю последних, в количестве, какое причитается им согласно установленным размерам земельного обеспечения, по средней продолжительности вкочевок и по среднему числу вкочевывающих за последнее время кибиток. При обращении в распоряжение государства излишков земель киргизов наблюдается, чтобы замежеванные в государственный фонд площади не преграждали сообщения между оставленными в пользовании киргизов земельными угодьями» [20; 21].

Данные решения значительно ограничивали работу местных переселенческих органов в Степном крае, в связи с чем темпы образования переселенческих участков здесь были более медленными, чем в других районах Сибири (исключая таежные зоны). Это происходило потому, что прием прибывающих в степные области ходоков и переселенцев был затруднен особыми узаконениями, охраняющими неприкосновенность казахского землепользования. Как отмечалось в отчетной справке Переселенческого управления и ГУЗиЗ, составленной в 1907 г. для членов Государственной думы, «.. .в степных областях с кочевым киргизским населением отвод земель для переселения стеснен требованием закона о сохранении в пользовании киргизов пространств, достаточных для ведения кочевого хозяйства. Размеры таких площадей определяются по закону на основании произведенного ранее статистического обследования хозяйственного быта киргизов» [22].

Таким образом, при организации переселенческого дела правительство и местная администрация накладывали известные ограничения на переселение в южные районы

Западной Сибири (Алтай и степные области). При этом они предупреждали крестьян, собирающихся ехать именно в эти районы, что «необходимо... иметь в виду, что ни самовольное поселение среди киргизских степей, ни устройство на арендованных у киргизов землях не могут служить основанием к замежеванию этих земель впоследствии под переселенческие участки» [23]. А.А. Кауфман считал, что местная администрация чрезмерно опекает интересы казахского населения в ущерб переселенцам и резко критиковал ее за такие действия. Он считал, что результаты поиска дополнительных резервов колонизационного фонда в степных областях могут быть успешными, «если безусловно обязательная, со всех точек зрения, охрана законных земельных и хозяйственных нужд киргизского населения, перестанет переходить в то принципиально-враждебное к переселенцам отношение, какое проявляли и по сей час проявляют некоторые местные администраторы, смешивающие интересы киргизского народа с интересами говорящих от его имени богачей» [24].

В целом, по данным экспедиции Щербины, в качестве излишков из землепользования кочевников-казахов было намечено к изъятию 21 млн дес., а общая площадь земли составляла 168 млн дес. Между тем, к 1907 г. под переселение было изъято только 4 млн дес. [25; 26] и, несмотря на это, чуть ли не каждое такое изъятие возбуждало протест со стороны казахов. Типичным примером в этом плане является дело по образованию переселенческих участков «Бастерек» и «Аткрылган» в Курганской волости Омского уезда. Из материалов дела видно, что Общее присутствие Акмолинского областного управления отклонило жалобу доверенного от 25 кибитковладельцев-казахов 3 аула Ибрагима Манабаева, ходатайствующего об отмене постановления Омской временной комиссии об образовании участков на площадях, смежных с территориями зи-мовых стоянок, пашен, сенокосов и других пространств, которыми пользовались эти 25 семейств [16, Д. 7].

Заключение

Этот случай очень характерен и вместе с тем нагляден, поскольку показывает, что недовольство казахов изъятием земельных площадей, как правило, вызывалось не столько их действительными нуждами, сколько бессистемностью и беспорядочным характером их землепользования, объясняющимися спецификой и особенностями ведения кочевого хозяйства, обусловленными наличием архаического общинно-правового строя и его несоответствием нарождающимся капиталистическим отношениям в Степном крае [27; 28]. Живя только скотоводством, с постоянным переходом с места на место, казахи не могли использовать громадные пространства чернозема для целей земледелия. Скотоводческо-кочевое хозяйство в силу своей специфики не способно обеспечить стабильное благосостояние кочевника, поскольку, помимо прочих причин, «продукты животноводства, как продукты скоропортящиеся, не поддаются накоплению, слишком же большие стада, когда это богатство в обществе скотоводов некому продать и нельзя обратить в деньги, тоже не могли дать больших накоплений. А без накоплений невозможно расширенное производство и вообще хозяйственный прогресс [25]. Очевидно, именно поэтому в письме к Кривошеину от 14 апр. 1910 г. Столыпин требовал безотлагательно наделять казахов землей по переселенческим нормам, даже не считаясь с их согласием [26].

D. V. Kuznetsov

Omsk Agricultural College, Omsk

Colonization and land management policy of the autocracy in the Steppe region in the period of stolypin agrarian reform

The article discusses the activities of the government resettlement and land management units and local authorities in the organization of events on-NIJ will create favorable conditions to ensure the efficient conduct of colonization and land management policies in the steppe region. On the basis of extensive factual material, the author shows that these activities were aimed at ensuring the legitimate rights and interests not only by settlers peasants arriving in Steppe Region in the implementation of the Stolypin agrarian and resettlement policy, but also local residents - Kazakhs occupying nomadic and sedentary pastoralists or agricultural labor. Particular attention is paid, to policies of central and local authorities in the field of education-cision intersection areas on the lands of nomadic aliens (Kazakh) and the issuance of the last monetary compensation and loans. The author notes that the seizure of land from the local nomadic population under the resettlement unit and hamlet areas will inevitably lead to the oppression of the last land, violated the traditional way of life, often prejudice the maintenance of livestock farming. This question has been the subject of specific races, looking at how the liberal community and the government, the Ministry of Internal Affairs and the Main Department of Land Management and Agriculture. The study of this issue by representatives of these departments has been found that dissatisfaction with the Kazakhs seizure of land, as a rule, is not so much their real needs as unsystematic and indiscriminate nature of their land, explains the specifics and peculiarities of doing nomadic economy, due to the presence of the archaic communal legal system and its inconsistency emerging capitalist relations in the steppe region.

Keywords: normal or medium-typical Kyrgyz economy, the General Directorate of Land Management and Agriculture, Resettlement management, summer pasture space and winter pastures.

Список литературы

1. Обзор Акмолинской области за 1907 г. Омск, Акмолинский статистический комитет. 1908. -117 с.

2. Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. Д. 151. Документальные материалы по сельскому хозяйству и переселенческому делу в Сибири. Оп. 1. Дело 5.

3. Кузнецов Д.В. О некоторых аспектах изучения казахского землепользования в связи с колонизацией Степного края в конце XIX - начале ХХ в. // Степной край: зона взаимодействия русского и казахского народов (ХУШ-ХХ вв.) 2-я Междунар. науч. конф. Тез. докл. и сообщ. - Омск ; Кокчетав, 2001. - С. 76-79.

4. Историография Казахстана // Очерки истории исторической науки в СССР. - М., Изд-во АН СССР, 1963. - Т. III. - С. 751-760.

5. Волкова Т.П. Некоторые проблемы источниковедческого изучения материалов Ф.А. Щербины // Вопр. историографии Казахстана. - Алма-Ата, АН Каз. ССР, 1983. - С. 224-237.

6. Кусаинов К.К. Русские дореволюционные исследования Казахстана // Изв. АН Каз. ССР. Сер. Обществен. наук. - Алма-Ата, 1990. - Вып. 5. -С. 34-39.

7. Материалы по земельному вопросу в Азиатской России. Степной край / сост. В.А. Трех-святский. - Пг., Тип. И.Ф. Вайсберга, 1917. -Вып. 1. - 135 с.

References

1. Obzor Akmolinskoj oblasti za 1907 g. Omsk, Akmolinskij statisticheskij komitet. 1908. - 117 s.

2. Gosudarstvennyj arhiv Novosibirskoj oblasti (GANO). F. D. 151. Dokumental'nye materialy po sel'skomu hozyajstvu i pereselencheskomu delu v Sibiri. Opis' 1. Delo 5.

3. Kuznecov D.V. O nekotoryh aspektah izuche-niya kazahskogo zemlepol'zovaniya v svyazi s koloni-zaciej Stepnogo kraya v konce XIX - nachale XX v. // Stepnoj kraj: zona vzaimodejstviya russkogo i kazahskogo narodov (XVIII-XX vv.) 2-ya Mezhdunar. nauch. konf. Tez. dokl. i soobshch. - Omsk ; Kokchetav, 2001. - S. 76-79.

4. Istoriografiya Kazahstana // Ocherki istorii istoricheskoj nauki v SSSR. - M., Izd-vo AN SSSR, 1963. - T. III. - S. 751-760.

5. Volkova T.P. Nekotorye problemy istochni-kovedcheskogo izucheniya materialov F.A. Shcher-biny // Vopr. istoriografii Kazahstana. - Alma-Ata, AN Kaz. SSR., 1983. - S. 224-237.

6. Kusainov K.K. Russkie dorevolyucionnye issledovaniya Kazahstana // Izv. AN Kaz. SSR. Ser. Obshchestven. nauk. - Alma-Ata, 1990. - Vyp. 5. -S. 34-39.

7. Materialy po zemel'nomu voprosu v Aziatskoj Rossii. Stepnoj kraj / sost. V.A. Trekh-svyatskij. - Pg., Tip. I.F. Vajsberga, 1917. - Vyp. 1. -135 s.

8. Материалы по киргизскому землевладению, собранные и разработанные экспедицией по исследованию степных областей. Акмолинская область. Акмолинский уезд. - СПб., Департамент земледелия, 1907. - Т. III. - Ч. 1. - 410 с.

9. Чиркин Г.Ф. Землеотводное дело в киргизской степи и необходимость землеустройства киргиз // Вопр. колонизации. - 1908. - № 3. -С. 59-78.

10. Флексор Д. Переселенческое дело в Сибири. Официальная записка, составленная чиновником особых поручений Д. Флексором // Вопр. колонизации. - 1909. - № 4. - С. 206-339.

11. Государственный архив Омской области (ГАОО). Фонд 86. Западно-Сибирский отдел русского географического общества (ЗСОРГО) 17631922. - Опись 1. - Дело 117. - Л. 49.

12. Румянцев П.П. Киргизский народ в прошлом и настоящем. - СПб., 1910. - 66 с.

13. Сборник статистических сведений об экономическом положении переселенцев в Сибири. Западная Сибирь. Восточная Сибирь. Вып. 1 / сост. В.К. Кузнецов. - СПб. : Тип. «Экономия», 1912. - 208 с.

14. Скляров Л.Ф. Переселение и землеустройство в Сибири в годы Столыпинской аграрной реформы. - Л., Изд-во Ленингр. ун-та. - 1962. -588 с.

15. Кузнецов Д.В. Образование переселенческих участков в областях Степного края в начале ХХ в. // Степной край: зона взаимодействия русского и казахского народов (ХУШ-ХХ вв.) Меж-дунар. науч. конф. Тез. докл. и сообщ. - Омск, 1998. - С. 93-96.

16. Государственный архив Омской области (ГАОО). Фонд 354. Акмолинско-Семипалатинское (Омское) управление земледелия и государственных имуществ. - 1904-1917 гг. - Опись 1. Дела 24, 6, 7, 11, 14.

17. Колесников А.Д. Шербакулю 100 лет. Очерки истории. - Омск, Ред. газ. «Омский вестник». - 1993. - 215 с.

18. Шмурло Е. Русские поселения за южным алтайским хребтом на китайской границе. (Из «записок» ЗСОИРГО). - Омск : Тип. штаба Сиб. воен. окр., 1898. - Кн. XXV. - 64 с.

19. Переселение в Степной край в 1906 г. (области Акмолинская и Семипалатинская). - СПб. : Изд. Переселенческого управления. - 1906. - Вып. XXVII. - 60 с.

20. Землеотводное и землеустроительное дело за Уралом в 1909 году. Ч. 1. - СПб., Изд. Переселенческого управления ГУЗиЗ. 1910. 386 с.

21. Землеустройство киргиз // Вопр. колонизации. - 1909. - № 4. - С. 357-358.

22. Современное положение переселенческого дела и его нужды. Справка ПУ и ГУЗиЗ для гг. членов Гос. думы. - СПб., Изд. Переселенче-

8. Materialy po kirgizskomu zemlevladeniyu, sobrannye i razrabotannye ehkspediciej po issledovaniyu stepnyh oblastej. Akmolinskaya oblast'. Akmolinskij uezd. - SPb., Departament zemledeliya, 1907. - T. III. - Ch. 1. - 410 s.

9. Chirkin G.F. Zemleotvodnoe delo v kirgizskoj stepi i neobhodimost' zemleustrojstva kir-giz // Vopr. kolonizacii. - 1908. - № 3. - S. 59-78.

10. Fleksor D. Pereselencheskoe delo v Sibiri. Oficial'naya zapiska, sostavlennaya chinovnikom osobyh poruchenij D. Fleksorom // Vopr. kolonizacii. -1909. - № 4. - S. 206-339.

11. Gosudarstvennyj arhiv Omskoj oblasti (GAOO). Fond 86. Zapadno-Sibirskij otdel russkogo geograficheskogo obshchestva (ZSORGO) 17631922. - Opis' 1. - Delo 117. - L. 49.

12. Rumyancev P.P. Kirgizskij narod v prosh-lom i nastoyashchem. - SPb., 1910. - 66 s.

13. Sbornik statisticheskih svedenij ob ehkono-micheskom polozhenii pereselencev v Sibiri. Zapad-naya Sibir'. Vostochnaya Sibir'. Vyp. 1 / sost. V.K. Kuznecov. - SPb. : Tip. "EHkonomiya", 1912. -208 s.

14. Sklyarov L.F. Pereselenie i zemleustrojstvo v Sibiri v gody Stolypinskoj agrarnoj reformy. - L., Izd-vo Leningr. un-ta, 1962. - 588 s.

15. Kuznecov D.V. Obrazovanie pereselen-cheskih uchastkov v oblastyah Stepnogo kraya v nachale XX v. // Stepnoj kraj: zona vzaimodejstviya russkogo i kazahskogo narodov (XVIII-XX vv.) Mezhdunar. nauch. konf. Tez. dokl. i soobshch. -Omsk, 1998. - S. 93-96.

16. Gosudarstvennyj arhiv Omskoj oblasti (GAOO). Fond 354. Akmolinsko-Semipalatinskoe (Omskoe) upravlenie zemledeliya i gosudarstvennyh imushchestv. - 1904-1917 gg. - Opis' 1. Dela 2-4, 6, 7, 11, 14.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Kolesnikov A.D. Sherbakulyu 100 let. Ocherki istorii. - Omsk, Red. gaz. "Omskij vestnik", 1993. - 215 s.

18. Shmurlo E. Russkie poseleniya za yuzhnym altajskim hrebtom na kitajskoj granice. (Iz "zapisok" ZSOIRGO). - Omsk : Tip. shtaba Sib. voen. okr., 1898. - Kn. XXV. - 64 s.

19. Pereselenie v Stepnoj kraj v 1906 g. (oblasti Akmolinskaya i Semipalatinskaya). - SPb. : Izd. Pere-selencheskogo upravleniya, 1906. - Vyp. XXVII. - 60 s.

20. Zemleotvodnoe i zemleustroitel'noe delo za Uralom v 1909 godu. Ch. 1. - SPb. : Izd. Perese-lencheskogo upravleniya GUZiZ, 1910. - 386 s.

21. Zemleustrojstvo kirgiz // Vopr. kolonizacii. -1909. - № 4. - S. 357-358.

22. Sovremennoe polozhenie pereselenches-kogo dela i ego nuzhdy. Spravka PU i GUZiZ dlya gg. chlenov Gos. dumy. - SPb., Izd. Peres. upr., 1907. - 58 s.

ского управления, 1907. - 58 с.

23. Переселение в Степной край в 1906 г. (области Акмолинская и Семипалатинская). - СПб. : Изд. Переселенческого управления. - 1906. - Вып. XXVII. - 60 с.

24. Кауфман А.А. Колонизация Сибири в ее настоящем и будущем / А.А. Кауфман // Сиб. вопр. -1905. - № 1. - С. 171-201.

25. Шахматов В.Ф. Казахская пастбищно-кочевая община. - Алма-Ата : Изд-во АН Каз. ССР, 1964. - 207 с.

26. Ваганов О.А. Земельная политика царского правительства в Казахстане (1907-1914 гг.) // Ист. зап. - М. : Изд-во АН СССР. - 1950. - Т. 31. -С. 61-87.

27. Чиркин Г.Ф. Землеустройство киргизов в связи с колонизацией степи // Вопр. колонизации. -1908. - № 2. - С. 44-68.

Кузнецов Дмитрий Викторович, канд. ист. наук, доцент, Омский аграрный техникум, dv.kuznetsov@omgau.org.

23. Pereselenie v Stepnoj kraj v 1906 g. (oblasti Akmolinskaya i Semipalatinskaya). - SPb. : Izd. Pereselencheskogo upravleniya, 1906. - Vyp. XXVII. -60 s.

24. Kaufman A.A. Kolonizaciya Sibiri v ee nastoyashchem i budushchem // Sib. vopr., 1905. -№ 1. - S. 171-201.

25. Shahmatov V.F. Kazahskaya pastbishchno-kochevaya obshchina. - Alma-Ata : Izd-vo AN Kaz. SSR, 1964. - 207 s.

26. Vaganov O.A. Zemel'naya politika carsko-go pravitel'stva v Kazahstane (1907-1914 gg.) // 1st. zap. - M. : Izd-vo AN SSSR. - 1950. - T. 31. -S. 61-87.

27. Chirkin G.F. Zemleustrojstvo kirgizov v svyazi s kolonizaciej stepi // Vopr. kolonizacii. - 1908. -№ 2. - S. 44-68.

Kuznetsov Dmitry Viktorovich, Cand. Hist. Sci., Ass. Prof., Omsk Agricultural College, dv.kuznetsov@omgau.org.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.