Научная статья на тему 'Клинико-эпидемиологические аспекты Эпштейн-Барр вирусной инфекции'

Клинико-эпидемиологические аспекты Эпштейн-Барр вирусной инфекции Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

CC BY
678
114
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭПШТЕЙН-БАРР ВИРУСНАЯ ИНФЕКЦИЯ / ИНФИЦИРОВАННОСТЬ / ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ / EPSTEIN-BARR VIRUS INFECTION / INFECTION / MORBIDITY

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Касымова Е.Б., Башкина О.А., Галимзянов Х.М., Енгибарян К.Ж., Кантемирова Б.И.

Эпштейн-Барр вирусная инфекция в России на протяжении многих лет оставалась вне зоны внимания врачей практического здравоохранения, что было связано, прежде всего, с недостаточными возможностями лабораторной диагностики, возрастающей ролью герпеса 4 типа в инфекционной патологии человека, а также отсутствием эффективных методов лечения. В настоящее время внедрение в практику новых методов диагностики и лечения этого заболевания позволило существенно изменить ситуацию. В последние годы во всем мире, в том числе и в Астраханском регионе, отмечается тенденция к распространению Эпштейн-Барр вирусной инфекции. По данным сероэпидемиологических исследований, первичное инфицирование, как правило, протекает в виде неверифицированной респираторной инфекции и многих других заболеваний, что делает невозможным регистрацию таких случаев. Профилактика инфекции является трудной задачей, так как слишком большое количество людей вовлечено в социальную и сексуальную активность при практически повсеместном носительстве вируса. Наиболее серьезные проблемы связаны с эпидемиологическими аспектами данного герпеса и его осложнениями, касающимися, в первую очередь, репродуктивного здоровья человека.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Касымова Е.Б., Башкина О.А., Галимзянов Х.М., Енгибарян К.Ж., Кантемирова Б.И.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Clinical and epidemiologic aspects of Epstein-Barr virus infection

Epstein-Barr virus infection in Russia for many years remained outside the attention of practical physicians, which was associated primarily with inadequate laboratory diagnosis, the growing role of herpes type 4 in human infectious pathology, and the lack of effective methods of treatment. Currently, the situation has changed significantly with the introduction into practice of new methods of diagnosis and treatment. In recent years worldwide, including in the Astrakhan region, there is a tendency towards the spread of Epstein-Barr virus infection. According to seroepidemi-ologic studies, primary infection usually occurs in the form of unverified respiratory infection and many other diseases, which makes it impossible to register such cases. Prevention of the infection is a difficult task, since too many people are involved in social and sexual activity with almost ubiquitous carriage of the virus. The most serious problems are associated with the epidemiological aspects of this herpes and its complications, primarily concerning human reproductive health.

Текст научной работы на тему «Клинико-эпидемиологические аспекты Эпштейн-Барр вирусной инфекции»

ПРОБЛЕМНЫЕ СТАТЬИ

УДК 616.022.6-08-036.2

© Е.Б. Касымова, О.А. Башкина, Х.М. Галимзянов, К.Ж. Енгибарян, Б.И. Кантемирова, 2017

14.01.00 - Клиническая медицина

КЛИНИКО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЭПШТЕЙН-БАРР ВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ1

Касымова Екатерина Башировна, кандидат медицинских наук, доцент кафедры профилактической медицины и здорового образа жизни, ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» Минздрава России, Россия, 414000, г. Астрахань, ул. Бакинская, д. 121, тел.: (8512) 52-41-43, e-тай: katerina.kasymova@yandex.ru.

Башкина Ольга Александровна, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой факультетской педиатрии, ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» Минздрава России, Россия, 414000, г. Астрахань, ул. Бакинская, д. 121, тел.: 8-927-570-99-31, e-mail: bashkina1@mail.ru.

Галимзянов Халил Мингалиевич, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой инфекционных болезней, ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» Минздрава России, Россия, 414000, г. Астрахань, ул. Бакинская, д. 121, тел.: (8512) 52-41-43, e-mail: agma@astranet.ru.

Енгибарян Каринэ Жоржиковна, кандидат медицинских наук, доцент кафедры факультетской педиатрии, ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» Минздрава России, Россия, 414000, г. Астрахань, ул. Бакинская, д. 121, тел.: (8512) 52-41-43, e-mаil: mo2309@yandex.ru.

Кантемирова Бэла Исмаиловна, доктор медицинских наук, директор Научно-исследовательского института краевой инфекционной патологии, ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» Минздрава России, Россия, 414000, г. Астрахань, ул. Бакинская, д. 121, тел.: (8512) 38-50-66, e-mаil: agmanauka@mail.ru.

Эпштейн-Барр вирусная инфекция в России на протяжении многих лет оставалась вне зоны внимания врачей практического здравоохранения, что было связано, прежде всего, с недостаточными возможностями лабораторной диагностики, возрастающей ролью герпеса 4 типа в инфекционной патологии человека, а также отсутствием эффективных методов лечения. В настоящее время внедрение в практику новых методов диагностики и лечения этого заболевания позволило существенно изменить ситуацию. В последние годы во всем мире, в том числе и в Астраханском регионе, отмечается тенденция к распространению Эпштейн-Барр вирусной инфекции. По данным сероэпидемиологических исследований, первичное инфицирование, как правило, протекает в виде неверифицированной респираторной инфекции и многих других заболеваний, что делает невозможным регистрацию таких случаев. Профилактика инфекции является трудной задачей, так как слишком большое количество людей вовлечено в социальную и сексуальную активность при практически повсеместном носительстве вируса. Наиболее серьезные проблемы связаны с эпидемиологическими аспектами данного герпеса и его осложнениями, касающимися, в первую очередь, репродуктивного здоровья человека.

Ключевые слова: Эпштейн-Барр вирусная инфекция, инфицированность, заболеваемость.

CLINICAL AND EPIDEMIOLOGIC ASPECTS OF EPSTEIN-BARR VIRUS INFECTION

Kasymova Ekaterina B., Cand. Sci. (Med.), Associate Professor, Astrakhan State Medical University, 121 Bakinskaya St., Astrakhan, 414000, Russia, tel.: 8-927-079-11-12, e-mail: katerina.kasymova@yandex.ru.

Bashkina Ol'ga A., Dr. Sci. (Med.), Professor, Head of Department, Astrakhan State Medical University, 121 Bakinskaya St., Astrakhan, 414000, Russia, tel.: 8-927-570-99-31, e-mail: bashkina1@mail.ru.

Galimzyanov Khalil M., Dr. Sci. (Med.), Professor, Head of Department, Astrakhan State Medical University, 121 Bakinskaya St., Astrakhan, 414000, Russia, tel.: (8512) 52-41-43, e-mail: agma@astranet.ru.

Engibaryan Karine Zh., Cand. Sci. (Med.), Associate Professor, Astrakhan State Medical University, 21 Bakinskaya St., Astrakhan, 414000, Russia, tel: 8-927-552-74-90, e-mail: mo2309@yandex.ru.

1Работа выполнена в рамках реализации гранта Президента Российской Федерации по государственной поддержке молодых ученых - кандидатов наук за проект «Алгоритмы прогнозирования течения и персонализированной фармакотерапии хронических герпесвирусных инфекций в педиатрической практике» МК-7065.2016.7.

Kantemirova Bela I., Dr. Sci. (Med.), Director, Research Institute of the Regional Infectious Pathology, Astrakhan State Medical University, 121 Bakinskaya St., Astrakhan, 414000, Russia, tel.: (8512) 38-50-66, e-mail: agmanauka@mail.ru.

Epstein-Barr virus infection in Russia for many years remained outside the attention of practical physicians, which was associated primarily with inadequate laboratory diagnosis, the growing role of herpes type 4 in human infectious pathology, and the lack of effective methods of treatment. Currently, the situation has changed significantly with the introduction into practice of new methods of diagnosis and treatment. In recent years worldwide, including in the Astrakhan region, there is a tendency towards the spread of Epstein-Barr virus infection. According to seroepidemi-ologic studies, primary infection usually occurs in the form of unverified respiratory infection and many other diseases, which makes it impossible to register such cases. Prevention of the infection is a difficult task, since too many people are involved in social and sexual activity with almost ubiquitous carriage of the virus. The most serious problems are associated with the epidemiological aspects of this herpes and its complications, primarily concerning human reproductive health.

Key words: Epstein-Barr virus infection, infection, morbidity.

Проблемы герпесвирусных инфекций, особенно вируса Эпштейн-Барр (ВЭБ), не теряют своей актуальности, несмотря на проведение многочисленных исследований в области вирусологии. Заболевания, вызываемые вирусами семейства герпеса, являются одними из наиболее распространенных инфекционных заболеваний, а спектр клинических проявлений, развитие которых они обусловливают, чрезвычайно широк. Это определяет не только медицинскую, но и огромную социальную значимость проблемы [2, 3, 5]. Сегодня одним из наименее изученных вопросов, связанных с ВЭБ, особенно в Российской Федерации, является его эпидемиология [1]. Это подтверждается отсутствием четкой информации об учете заболеваемости Эпштейн-Барр вирусной инфекцией (ВЭБИ) на территории страны, в том числе и в Астраханском регионе.

Предполагается несоответствие между действительно существующей распространенностью и отчетной информацией государственных органов о заболеваемости, вызванной вирусами семейства герпеса среди населения, так как в данной системе сбора статистического материала для этого предположения есть определенные гипотезы:

1) широкий полиморфизм клинической картины, с которым сталкиваются врачи различных медицинских специальностей;

2) вариабельность лабораторных показателей, затрудняющая своевременную диагностику;

3) отсутствие информации о больных с вновь установленным диагнозом от некоторых медицинских организаций (например, частных медицинских центров);

4) отсутствие обращения за помощью части инфицированного населения в связи с отсутствием симптоматики и др.

Немаловажным аспектом, безусловно, является и недостаточное количество работ по изучению частоты встречаемости различных проявлений ВЭБИ, осложнений инфекции, а также системных форм заболевания и др. [3].

Первыми сведениями о ВЭБИ можно считать данные английского вирусолога M. Epstein и канадского вирусолога I. Barr, выделивших его из лимфомы Беркитта (1964 г.) [2, 7]. В последующем стали появляться работы клинико-эпидемиологической направленности, посвященные частоте инфи-цированности, росту заболеваемости, возможности передачи вируса и т.д.

Несколько лет назад экспертами Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) была представлена общая эпидемиологическая картина, свидетельствующая о практически 60 % инфицированности детей первых двух лет жизни и 90-100 % взрослых [2]. Первичное инфицирование ВЭБ до 40 % случаев манифестирует в виде неверифицированной респираторной инфекции, у 18-25 % больных диагностируется инфекционный мононуклеоз, после которого в 15-25 % случаев отмечается хроническое или рецидивирующее течение инфекции [8, 9, 12]. Имеющиеся данные указывают на прогрессирующий рост инфицированности и заболеваемости ВЭБИ во всем мире [8]. Вызывает настороженность тот факт, что рост заболеваемости опережает темпы прироста населения Земли. Вместе с тем не существует цельной картины распространенности этого заболевания в мире.

Считается, что в развивающихся странах и в семьях с низким и средним социально-экономическим уровнем инфицирование вирусом более чем у 50 % детей происходит в первые 3 года жизни [8]. Имеются наблюдения, свидетельствующие о том, что в развитых странах и в материально обеспеченных семьях первая встреча с вирусом может произойти в подростковом

возрасте [7, 8]. Однако в такой экономически развитой стране, как, например, Япония, сероконверсия к ВЭБ происходит у 70 % детей уже к 3 годам жизни [15].

Исследователи приводят несколько разрозненные данные о распространенности инфицирования ВЭБ. Так, по сведениям А.П. Кудина, в Китае инфицирование ВЭБ отмечено у более 80 % детей первого года жизни [5]. В странах Латинской Америки, Центральной Африки, Южной Азии инфици-рованность детей первых 4 лет жизни составляет 80-90 %, тогда как в США, Австралии, странах Западной Европы такой же процент регистрируется в группе детей не только младшего, но и дошкольного возраста [5, 7, 8, 10, 11, 12, 13]. Поэтому однозначно утверждать, что срок инфицирования зависит от возраста ребенка и уровня жизни в экономически развитых и развивающихся странах, по-видимому, нельзя. При этом все авторы сходятся во мнении о том, что в разных странах уровень инфицированных среди взрослых составляет 80-90 % и более [2].

В России также отмечается неуклонный рост больных ВЭБИ, что связано не только с улучшением качества диагностики, но и с истинным ростом их числа [2, 4, 5]. Заболеваемость острой ВЭБИ (ОВЭБИ) в нашей стране в 2008 г. составила 12,1 на 100 000 населения, что в 2 раза больше по сравнению с 2000 г. Это подтверждается подъемом заболеваемости по Санкт-Петербургу у детей до 14 лет (в 2000 г. - 85,21, в 2005 г. - 185,1, в 2007 г. - 239,41 на 100 000 населения), которая остается на стабильно высоком уровне: в 2008 г. - 188,9, в 2009 г. - 210,8 на 100 000 детей. В Москве заболеваемость ОВЭБИ составляет от 16,4 в 2000 г. до 20,8 на 100 000 населения в 2008 г.

В Ставропольском крае за последние годы показатели заболеваемости ОВЭБИ у детей до 14 лет увеличились с 2,16 на 100 000 населения в 1989 г. до 13,92 в 1995 г., 20,58 - в 2000 г. и 23,09 - в 2004 г. По данным Управления Роспотребнадзора по Пензенской области, отмечается увеличение заболеваемости ОВЭБИ у детей в 6 раз: от 6,4 случаев на 100 000 населения в 2002 г. до 38,5 в 2012 г. Согласно исследованиям, проведенным в Саратове, среднегодовая заболеваемость составляет 4,7 на 100 000 населения.

В Республике Беларусь заболеваемость ОВЭБИ выросла с 3,73 на 100 000 населения в 1991 г. до 13,22 на 100 000 населения в 2006 г. На территории Украины за период с 1985 по 2004 гг. заболеваемость ОВЭБИ возросла в 60 раз. В Республике Молдова она составила: в 2004 г. - 1,56, в 2005 г. - 1,97, в 2006 г. - 2,23 на 100 000 населения.

В результате анализа данных ПЦР-диагностики герпесвирусных инфекций, проведенных на базе Научно-исследовательского института краевой инфекционной патологии ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» Минздрава России и ГБУЗ АО «Областная инфекционная больница им. А.М. Ничоги» г. Астрахани за 2006-2015 гг. обнаружилась тенденция к росту частоты встречаемости ВЭБИ (рис. 1). Из представленной на рисунке 1 диаграммы отчетливо видно, что уровень частоты встречаемости ВЭБИ уже в 2015 г. составил 80,6 % по сравнению с «точкой отсчета» проводимых исследований: 2006 г. - 16,4 %. Возможно, что внедрение оценочных лабораторных тестов в практику медицины способствовало повышению первоначального распознавания больных ВЭБИ и обусловило снижение доли ошибочных диагнозов при обращении в медицинские организации.

0

—Ф—ВПГ 1-2 типа

—■—ЦМВ —А—ВЭБ

2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 Год

Рис. 1. Частота герпесвирусных инфекций среди детского населения Астраханской области по данным ПЦР-диагностики за период 2006-2015 гг.

По данным Управления Роспотребнадзора по Астраханской области, показатель заболеваемости инфекционным мононуклеозом в 2000 г. составил 4,63, а в 2015 г. - уже 21,47 на 100 000 детского населения (федеральное статистическое наблюдение - форма 2 «Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях») (рис. 2). Обращает внимание, что подъем заболеваемости отмечается с 2009 г., пик приходится на 2012-2013 г.

Рис. 2. Динамика заболеваемости инфекционным мононуклеозом среди детей за период 2000-2015 гг. по данным Управления Роспотребнадзора по Астраханской области

Анализ возрастной структуры больных инфекционным мононуклеозом показал, что среди заболевших встречались дети всех возрастных групп. Наибольший процент встречаемости зафиксирован в группе младшего и дошкольного возрастов, что согласуется с литературными данными (рис. 3).

500 450 400 350 300 250 200 150

со л Я

<и «

Д 100

50 0

Ё.

гМ

I

гШ

и

1

я

и

I

I

2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015

Год

□ до 1 года Ш 1-2 лет § 3-6 лет Ш до 14 лет В до 17 лет

Рис. 3. Распределение больных инфекционным мононуклеозом по возрасту по данным Управления Роспотребнадзора по Астраханской области (форма № 2 «Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях)

Инфекционный мононуклеоз представляет собой лишь незначительную часть от всех возможных вариантов ВЭБИ [4, 11], поэтому только на основе официальных данных регистрации этого заболевания невозможно организовать эффективную систему эпиднадзора за ВЭБИ с полноценными информационно-аналитической, диагностической и управленческой подсистемами.

Данных относительно заболеваемости хронической ВЭБИ (ХВЭБИ) как в отечественной, так и в зарубежной литературе не найдено. Однако, учитывая высокую частоту хронизации заболевания после перенесенной ОВЭБИ (20,0-37,5 %) и существование первично-хронических форм, следует признать, что количество больных ХВЭБИ, видимо, достаточно велико. Именно по этим причинам система эпидемиологического надзора за ВЭБИ до настоящего времени не является окончательно сформированной и нуждается в строгом научном обосновании. Кроме того, имеются трудности экономического характера, не позволяющие полностью обеспечить лабораторную базу современными диагностическими препаратами и оборудованием.

Активность клинических проявлений ВЭБИ напрямую связана с состоянием иммунной системы организма, которая непосредственно влияет на развитие инфекционного процесса при ВЭБИ путем увеличения или снижения активности тех или иных своих компонентов [1, 4]. И, наоборот, у больных ВЭБИ пациентов всегда находят те или иные проявления иммунодефицита [5, 6, 9, 12], что позволяет рассматривать ВЭБИ как болезнь иммунной системы. Так, иммунный статус больных ОВЭБИ позволил выявить значимый дисбаланс в состоянии Т-клеточного звена иммунитета. Общее количество Т-лимфоцитов и их субпопуляций превышало возрастные нормы при двукратном снижении выработки естественных киллерных клеток. Индекс соотношения CD4/CD8 был снижен и составлял у детей с острой ВЭБИ 1,23 ± 0,06, у здоровых детей - 1,65 ± 0,03 (р < 0,05). При хроническом течении ВЭБИ состояние Т-системы было более компенсировано, однако количество киллеров было сниженным (хотя и недостоверно). Несмотря на активность клеточного звена иммунитета у ВЭБ-инфицированных детей, выявлялось снижение маркера активации, пролиферации и дифферен-цировки Т-лимфоцитов - интерлейкина-2, что было особенно выражено при хроническом течении инфекции.

Процент фагоцитирующих клеток в обеих группах инфицированных детей был достоверно ниже показателей условно здоровых детей. Вместе с тем при хроническом течении активность и поглощающая способность гранулоцитов значительно превышали показатели детей с острым течением. Дисбаланс в соотношении процента фагоцитирующих клеток и фагоцитарного числа свидетельствует о напряжении системы фагоцитоза при еще достаточных компенсаторных возможностях функций нейтрофилов. Переваривающая способность фагоцитирующих клеток независимо от стадии инфекционного процесса снижалась в обеих группах. Так, у детей с острой ВЭБИ показатель завершенности фагоцитоза составил 0,64 ± 0,034, у детей с хроническим течением ВЭБИ - 0,46 ± 0,022, что было достоверно ниже, чем у здоровых сверстников. Незавершенность фагоцитоза и снижение числа фагоцитирующих клеток у обследованных детей подтверждают предположение об участии вируса Эп-штейна-Барр в апоптозе нейтрофильных лейкоцитов.

Обращает на себя внимание дисбаланс синтеза провоспалительных цитокинов, в частности, ин-терлейкина-6, интерлейкина-8, фактора некроза опухоли - основных регулирующих факторов специфических реакций клеточного звена иммунитета. Полученные результаты свидетельствуют о преобладающем влиянии провоспалительных цитокинов у детей, инфицированных ВЭБ. Так, установлено, что у большинства детей с острой ВЭБИ уровни исследуемых цитокинов были достоверно высокими. При хроническом течении инфекционного процесса продукция интерлейкинов была увеличена в 1,5 раза по сравнению c показателями детей с острой ВЭБИ и группы контроля.

У детей с острой ВЭБИ концентрация циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) составила 176,6 ± 56,55 ед. опт. пл. (при возрастной норме 55,2 ± 4,28 ед. опт. пл.). У детей с хроническим течением инфекции уровень ЦИК был несколько ниже, хотя также значимо превышал нормальные показатели (122,8 ± 20,11 ед. опт. пл.). Это расценивалось как прогрессирование патологического процесса вследствие оседания иммунных комплексов на определенных тканях. Развитие такой воспалительной реакции у ВЭБ-инфицированных детей, видимо, и обусловливает формирование в последующем случаев хронических заболеваний, в том числе аутоиммунных, аллергических и других.

Нарушения иммунного статуса приводили к активации условно-патогенной микрофлоры, вирусных и грибковых инфекций. В микробном спектре слизистой ротоглотки пациентов с ОЭБВИ обнаружено: Streptococcus viridans - 34 %, Candida albicans - 8 %, Staphilococcus epidermidis - 12 %, Streptococcus рyogenes - 4 %, Klebsiella pneumonia - 2 %. У 42 % пациентов выявлена ассоциация бактерий, у 32 % обследованных - серологические маркеры активной формы хламидийной инфекции,

у 22 % больных - микоплазмоза.

Проведенные иммунологические исследования позволили обосновать необходимость включения в схему терапии хронической формы инфекционного мононуклеоза и противовирусных и имму-нокорригирующих препаратов.

Вследствие тесной связи ВЭБИ с состоянием иммунитета вирус может служить своеобразным маркером иммунных нарушений как у отдельно взятого человека, так и в популяции в целом [1, 2]. Если учесть, что в последнее время наблюдается неуклонный рост у населения как иммунных нарушений, так и распространенности данного герпеса, то с этих позиций становится очевидной необходимость дальнейшего изучения эпидемиологии герпесвирусной инфекции как показателя иммуноде-фицитных состояний у населения.

Исследования in vivo и in vitro показали, что регуляторные белки ВЭБИ могут влиять на репликацию ВИЧ [2]. Кроме того, замечено, что у ВИЧ-инфицированных ВЭБИ может приводить к развитию лимфом, волосатой лейкоплакии и лимфоидным интерстициальным пневмонитам [8].

Активно обсуждается этиологическая роль вируса в запуске системных аутоиммунных заболеваний (антифосфолипидного синдрома, ревматоидного артрита, рассеянного склероза, вульгарной пузырчатки, гигантоклеточного артериита, гранулематоза Вегенера, узелкового полиартериита и др.), идиопатического фиброзирующего альвеолита (синдрома Хэммена-Рича), синдрома хронической усталости, аутоиммунных заболеваний печени (аутоиммунного гепатита, первичного билиарного цирроза печени, первичного склерозирующего холангита и др.) [8, 9, 10, 12]. Однако мнения исследователей в этом вопросе расходятся. Так, E.I. Rigopoulou и соавторы (2012), критически проанализировав публикации исследований взаимосвязи ВЭБИ и аутоиммунных заболеваний печени, пришли к выводу, что причинно-следственная связь прослеживается, но сформулированные теории не убедительны [14].

0. Barzilai и соавторы (2007) представили предварительные результаты ретроспективного ко-гортного исследования 1 595 образцов сывороток больных из 23 групп различных аутоиммунных заболеваний, доказывающих индуцирующую роль ВЭБИ в их развитии [6].

В доступной литературе не обнаружено ни одного исследования, в результате которого были бы получены маркеры неблагоприятного течения первичной ВЭБИ и даны рекомендации практикующим специалистам. Публикации по этому вопросу редки, а сведения обрывочны и противоречивы. Поэтому перед врачом, к которому обращается пациент с ВЭБИ, всегда встает вопрос: что предпринять в каждом конкретном случае, чтобы максимально снизить риск развития хронической ВЭБИ и ВЭБ-ассоциированных патологических состояний? Как следует вести пациентов отделений трансплантологии (ВЭБ-серонегативных или ВЭБ-серопозитивных), которым пересаживают трансплантат от донора с ВЭБ-серопозитивными стволовыми клетками? Однозначно ответить на эти вопросы крайне трудно.

На основании приведенных данных целесообразно вести единый учет ежегодно выявляемых случаев ВЭБИ, выводить единый интенсивный показатель заболеваемости и единую динамику эпидемического процесса, объективно отражающую его характер. Это позволит повысить общую информативность исследования, разработать новые подходы к диагностике, раннему распознаванию осложнений, проведению эффективной терапии.

Список литературы

1. Дранкин, Д. И. Эпидемиология инфекционного мононуклеоза / Д. И. Дранкин, Н. А. Заяц // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. - 1982. - № 1. - С. 26-33.

2. Исаков, В. А. Герпес : патогенез и лабораторная диагностика. Руководство для врачей / В. А. Исаков,

B. В. Борисова, Д. В. Исаков. - СПб. : Лань, 1999. - 192 с.

3. Касымова, Е. Б. Динамика герпесвирусных инфекций у детей Астраханской области по данным ПЦР-диагностики / Е. Б. Касымова, О. А. Башкина, Х. М. Галимзянов, Р. Ш. Зулькарнеев // Астраханский медицинский журнал. - 2012. - Т. 7, № 2. - С. 116-119.

4. Касымова, Е. Б. Ключевые вопросы диагностики и лечения инфекционного мононуклеоза / Е. Б. Касымова, О. А. Башкина, Х. М. Галимзянов // Астраханский медицинский журнал. - 2016. - Т. 11, № 3. -

C. 38-44.

5. Кудин, А. П. Хроническая ВЭБ-инфекция и хронические ВЭБ-ассоциированные заболевания / А. П. Кудин // Медицинские новости. - 2006. - Т. 1, № 8. - С. 25-31.

6. Barzilai, O. Epstein-Barr virus and cytomegalovirus in autoimmune diseases : are they truly notorious? A preliminary report / O. Barzilai, Y. Sherer, M. Ram, D. Izhaky, J. M. Anaya, Y. Shoenfeld // Ann. N. Y. Acad. Sci. -2007. - Vol. 1108. - P. 567-577.

7. Bennett, N. J. Gamma-herpesvirus latency requires T cell evasion during episome maintenance / N. J. Bennett, J. S. May, P. G. Stevenson // PLoS Biology. - 2005. - Vol. 3, № 4. - P. e120.

8. Cohen, J. I. Epstein-Barr virus infection / J. I. Cohen // N. Engl. J. Med. - 2000. - Vol. 343, № 7. -P. 481-492.

9. Dalrymple, W. Infectious mononucleosis. Relation of bed rest and activity to prognosis / W. Dalrymple // Postgrad. Med. - 1964. - Vol. 35. - P. 345-349.

10. Katz, B. Z. Chronic Fatigue Syndrome Following Infectious Mononucleosis in Adolescents: A Prospective Cohort Study / B. Z. Katz, Y. Shiraishi, C. J. Mears, H. J. Binns, R. Taylor // Pediatrics. - 2009. - Vol. 124, № 1. -P. 189-193.

11. Mark, H. Epstein-Barr virus infectious mononucleosis / H. Mark // Fam. Physician. - 2004. - Vol. 70, № 7. - P. 1279-1287.

12. Okano, M. Epstein-Barr virus infection and its role in the expanding spectrum of human diseases / M. Okano // Acta Paediatr. - 1998. - Vol. 87, № 1. - P. 11-18.

13. Rickinson, A. B. Epstein-Barr virus / A. B. Rickinson, Eds D. M. Knipe, P. M. Howley // Fields Virology. -2001. - № 2. - P. 2575-2627.

14. Rigopoulou, E. I. Epstein-Barr virus as a trigger of autoimmune liver diseases / E. I. Rigopoulou, D. S. Smyk, C. E. Matthews, C. Billinis, A. K. Burroughs, M. Lenzi, D. P. Bogdanos // Adv. Virol. - 2012. -P. 987471.

15. Yang, E. V. The chronic mononucleosis syndrome / E. V. Yang / J. Infect. Dis. - 2003. - Vol. 122, № 3. -P. 205-212.

References

1. Drankin D. I., Zayats N. A. Epidemiologiya infektsionnogo mononukleoza [Epidemiology of infectious mononucleosis]. Zhurnal mikrobiologii, epidemiologii i immunobiologii [Journal of Microbiology, Epidemiology and Immunobiology], 1982, no. 1, pp. 26-33.

2. Isakov V. A., Borisova V. V, Isakov D. V. Gerpes: patogenez i laboratornaya diagnostika. Rukovodstvo dlya vrachey [Herpes: pathogenesis and laboratory diagnosis. Guidelines for doctors]. Saint Petersburg, Lan', 1999, 192 p.

3. Kasymova C. B., Bashkina O. A., Galimzyanov H. M., Zulkarneev R. Sh. Dinamika gerpesvirusnykh in-fektsiy u detey Astrakhanskoy oblasti po dannym PTsR-diagnostiki [The dynamics of herpesvirus infections in children of the Astrakhanian region according to the PCR diagnostics]. Astrakhanskiy meditsinskiy zhurnal [Astrakhan Medical Journal], 2012, vol. 7, no. 2, pp. 116-119.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Kasymova C. B., Bashkina O. A., Galimzyanov H. M. Klyuchevye voprosy diagnostiki i lecheniya infektsionnogo mononukleoza [Key issues of diagnosis and treatment of infectious mononucleosis]. Astrakhanskiy meditsinskiy zhurnal [Astrakhan Medical Journal], 2016, vol. 11, no. 3, pp. 38-44.

5. Kudin A. P. Khronicheskaya VEB-infektsiya i khronicheskie VEB-assotsiirovannye zabolevaniya [Chronic EBV infection and EBV-associated chronic diseases]. Meditsinskie novosti [Medical News], 2006, vol. 1 (8), pp. 25-31.

6. Barzilai O., Sherer Y., Ram M., Izhaky D., Anaya J. M., Shoenfeld Y. Epstein-Barr virus and cytomegalovirus in autoimmune diseases: are they truly notorious? A preliminary report. Ann. N.Y. Acad. Sci., 2007, vol. 1108, pp. 567-577.

7. Bennett N. J., May J. S., Stevenson P. G. Gamma-herpesvirus latency requires T cell evasion during episome maintenance. PLoS Biology, 2005, vol. 3, no. 4, pp. e120.

8. Cohen J. I. Epstein-Barr virus infection. N. Engl. J. Med., 2000, vol. 343, no. 7, pp. 481-492.

9. Dalrymple W. Infectious mononucleosis. Relation of bed rest and activity to prognosis. Postgrad. Med., 1964, vol. 35, pp. 345-349.

10. Katz B. Z., Shiraishi Y., Mears C. J., Binns H. J., Taylor R. Chronic Fatigue Syndrome Following Infectious Mononucleosis in Adolescents: A Prospective Cohort Study. Pediatrics, 2009, vol. 124, no. 1, pp. 189-193.

11. Mark H. Epstein-Barr virus infectious mononucleosis, Fam. Physician, 2004, vol. 70, no. 7, pp. 1279-1287.

12. Okano M. Epstein-Barr virus infection and its role in the expanding spectrum of human diseases. Acta Paediatr, 1998, vol. 87, no. 1, pp. 11-18.

13. Rickinson A. B., Eds Knipe D. M., Howley P. M.. Epstein-Barr virus. Fields Virology, 2001, no. 2, pp. 2575-2627.

14. Rigopoulou, E. I., Smyk D. S., Matthews C. E., Billinis C., Burroughs A. K., Lenzi M., Bogdanos D. P. Epstein-Barr virus as a trigger of autoimmune liver diseases. Adv. Virol., 2012, pp. 987471.

15. Yang E. V. The chronic mononucleosis syndrome. J. Infect. Dis., 2003, vol. 122, no. 3, pp. 205-212.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.