Научная статья на тему 'Казенные и частные подряды и поставки хлеба купечеством Удмуртии в город Рыбинск во второй половине XVIII 70-х годах xix века'

Казенные и частные подряды и поставки хлеба купечеством Удмуртии в город Рыбинск во второй половине XVIII 70-х годах xix века Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
907
155
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КУПЕЧЕСТВО / УДМУРТИЯ / КАЗЕННЫЙ / ЧАСТНЫЙ / ПОДРЯДЫ / ПОСТАВКИ / ПЕРЕВОЗКИ / ХЛЕБ / РЕЧНЫЕ СУДА / ПАРОХОДЫ / КАМА / ВОЛГА / РЫБИНСК / MERCHANT CLASS / UDMURTIA / STATE PROPERTY / PRIVATE / CONTRACT / DELIVERY / TRAFFIC / GRAIN / RIVER BOAT / STEAMBOAT / KAMA / VOLGA / RYBINSK

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Обухова Галина Ивановна

Рассматриваются проблемы организации и выполнения купечеством Удмуртии казенных и частных подрядов и поставок хлеба в г. Рыбинск во второй половине XVIII 70-х гг. XIX века; персональный состав купцов-подрядчиков; количество перевозимых грузов и динамика их по десятилетиям; способы доставки грузов до г. Рыбинска водным путем и определение прибыльности подрядов для купечества Удмуртии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The role of merchants of Udmurtia in state and private deliveries of grain to the town of Rybinsk in the second part of the eighteenth century and in the seventies of the nineteenth century

The article deals with the role of merchantry of Udmurtia in state and private deliveries of grain to the town of Rybinsk in the second part of the eighteenth century and in the seventies of the nineteenth century. This problem is studied on the basis of the documents of the provinces archives.

Текст научной работы на тему «Казенные и частные подряды и поставки хлеба купечеством Удмуртии в город Рыбинск во второй половине XVIII 70-х годах xix века»

УДК 94(470.51.)045 Г.И. Обухова

КАЗЕННЫЕ И ЧАСТНЫЕ ПОДРЯДЫ И ПОСТАВКИ ХЛЕБА КУПЕЧЕСТВОМ УДМУРТИИ В ГОРОД РЫБИНСК ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII - 70-х ГОДАХ XIX ВЕКА

Рассматриваются проблемы организации и выполнения купечеством Удмуртии казенных и частных подрядов и поставок хлеба в г. Рыбинск во второй половине XVIII - 70-х гг. XIX века; персональный состав купцов-подрядчиков; количество перевозимых грузов и динамика их по десятилетиям; способы доставки грузов до г. Рыбинска водным путем и определение прибыльности подрядов для купечества Удмуртии.

Ключевые слова: купечество, Удмуртия, казенный, частный, подряды, поставки, перевозки, хлеб, речные суда, пароходы, Кама, Волга, Рыбинск.

Один из выдающихся исследователей хлебной торговли в дореволюционной России ученый и статистик В.П. Безобразов писал: «В движении вывозной хлебной торговли и хлебных грузов в Вятском крае господствуют два противоположных направления: одно к северу, к Северной Двине и Архангельскому порту (как для вывоза за границу, так и для продовольствия Архангельской губернии), другое к югу, к Волге, Рыбинску и Петербургу»1. Эти два направления в развитии хлебной торговли обозначились уже во второй половине XVIII в., но первоначально преобладало северное направление, сформировавшееся еще в XVII веке.

Несмотря на значительное количество общих работ по истории торговли Вятской губернии, написанных как дореволюционными исследователями и статистиками (В.П. Безобразов, П. Голубев, П. Наумов, Н. Романов, И. Савинов, Н. Спасский), так и современными учеными (А. В. Эммаусский,

А.И. Комисаренко, М.С. Судовиков; Н.Н. Латышев; Б.Г. Плющевский, М.В. Гришкина, Н.П. Лиген-ко), проблема торговли края с крупнейшими центрами реализации хлеба в России в XVIII - 70-х гг. XIX в. остается изученной лишь в общих чертах2.

Целью данной статьи является исследование развития хлебной торговли купечества Удмуртии с одним из крупнейших центров хлебной торговли во второй половине XVIII - 70-х гг. XIX века городом Рыбинском3.

Предмет изучения - организация перекупки купечеством городов Сарапула, Елабуги и Малмы-жа крупных партий хлеба и хлебопродуктов у крестьян-скупщиков и крестьянства как в целях выполнения государственных подрядов на поставку хлеба в казну и военное ведомство, так и в целях перепродажи хлеба частным лицам. Основными направлениями в исследовании проблемы является выявление группы купцов городов края, принимавших активное участие в выполнении подрядов и поставок хлеба и хлебопродуктов в казну и частным лицам; определение масштабов их деятельности, динамики и соотношения закупочных, оптовых и продажных цен на хлеб и хлебопродукты во второй половине XVIII - 70-х гг. XIX века, способов организации доставки грузов до г. Рыбинска водным путем; определение прибыльности подрядов для купечества Удмуртии.

Источниковую базу исследования составили законодательные акты, опубликованные в «Торговом Уставе» Свода Законов Российской империи4. Большое значение для изучения проблемы имеют архивные материалы Вятского губернского статистического комитета; делопроизводственные материалы Вятского губернского правления; губернаторские отчеты; делопроизводственные материалы Сарапульского, Елабужского и Малмыжского магистратов; частноправовые акты нижних земских судов городов Сарапула, Елабуги и Малмыжа (Государственный архив Кировской области, далее -ГАКО; Национальный архив Республики Татарстан, далее - НАРТ; Центральный Государственный архив Удмуртской Республики, далее - ЦГА УР); отчеты, ведомости начальников и смотрителей судовых дистанций, договоры на перевозку грузов; книги биржевых комитетов; судебные дела (НАРТ; Государственный архив Горьковской области, далее - ГАНО); периодическая печать - «Коммерческая газета», «Вятские губернские ведомости», «Казанские губернские ведомости» и т.д.

Так, еще В.Н. Татищев в набросках к своему «Лексикону Российскому, историческому, географическому, политическому и гражданскому» упоминал о Вятской провинции, что «сия провинция, хотя многими лесами и болотами наполнена, однако ж, жит от избытка немалое число к городу Архангельскому и вниз до Астрахани отпущают, к тому медов и зверя довольство»5.

Регион Прикамья (Сарапульский, Елабужский и Малмыжский уезды), тяготевший к Среднему Поволжью, отличался, по мнению академика И.П. Фалька, «благоприятным климатом и имел много хорошей пахотной земли»6. Плодородие почв Прикамья отмечено и в «Камеральном описании Вятской губернии»: «К реке Каме места больше чернозем и весьма хорошая земля», а также в материалах анкеты Вольного Экономического общества 1793 г.: «Болот и озер весьма мало, а гористые места и земля больше чернозем, глинистой и пещаной мало, а потому и хлебопашество производится доста-точно»7. В ответах на анкету ВЭО по Елабужскому уезду сказано о крестьянах, что они «более всякого хлеба продают ржаную муку, овес, горох, конопляное семя, ячменную и полбенную крупу, отчего себе получают пропитание и подати оплачивают»8. В описании Малмыжского уезда также отмечалось плодородие земель: «Материк земли по большей части чернозем, а хлеб сеют рожь, овес, ячмень, пшеницу, горох, семя льняное и конопляное и полбу»9.

Роль купечества в хлебной торговле с городами Верхнего Поволжья подчеркивалась в «Географическом описании Вятского наместничества» 1796 г.: «Елабужские купцы и мещане производят торг... закупом частию хлеба в зерне и молотого и отвозят вверх по Волге реке на вольную продажу»10. В «Описании г. Сарапула», составленном городничим А. Дуровым для «Географического описания Вятского наместничества», о занятиях жителей сообщалось, что «граждане, яко то: купцы, мещане и крестьяне более всего торг производят хлебный, скупая привозимой из округи вотяками и разными поселянами в город на рынок и на пристани Камы реки. Более всего ржаную муку и рожь продают приезжающим Пермского наместничества разных городов купцам и мещанам в казенные и партикулярные заводы и подряжаются по способности у казенных комиссионеров для Санкт-Петербургских магазинов с поставкою вверх по Волге до города Рыбинска и вверх по Каме до пермских городов к пристани и без поставки здесь на месте, равно и вольнаго собственными своими судами развозят для продажи по способности цен вверх и вниз по Каме и Волге рекам до разных городов и селениев...»11. Городничий А. Дуров упоминает здесь не только о скупке хлеба, привозимого в город крестьянами, но и о дальнейшей его перепродаже комиссионерам казенного ведомства, а также о вывозной торговле в другие города, сплаве купеческими судами крупных партий хлеба на Нижегородскую ярмарку и вверх по Волге - в Рыбинск.

Уже в конце XVIII в. Вятская губерния становится местом закупок крупных партий зерна и муки для казенных хлебных магазинов Санкт-Петербурга. Российское законодательство разрешало купцам 1-й гильдии «входить в казенные подряды и откупы и заключать частные контракты и маклерские условия на всякую сумму»12. Права купечества 2-й и 3-й гильдии заключать подряды ограничивались определенной суммой: для 2-й гильдии - не свыше 15000 руб. сереб., для 3-й - до 6000 руб. сереб.13 Среди купечества г. Сарапула выделилась группа купцов и мещан, постоянно участвующих в скупке и перепродаже хлеба и хлебопродуктов как в казну, так и частным лицам. В «Обывательской книге» г. Сарапула за 1787 г. на свое занятие хлебной торговлей указал 21 человек: купцы Дмитрий Ваулин, Александр Закиров, Дмитрий Зайцев, Иван Курбатов, Михаил Курбатов, Егор Курбатов, Степан Курбатов, Матвей Корелин, Иван Мощевитин, братья Федот и Трифон Мощевитины, Егор Мартьянов, Степан Мартынов, Николай Смагин, Петр и Иван Фофановы, Василий Шишов, Григорий Щербаков, Тихон Месников с сыновьями Иваном и Василием14.

Как отмечал в своем исследовании В.Н. Яковцевский, для хлебной торговли в XVIII - 60-х гг.

XIX в. «скорость оборота купеческого капитала определялась сезонностью производства товаров (сельское хозяйство), сезонностью путей сообщения и размером капитала»15. Большое значение при перевозке грузов водным путем имели расходы купцов на приобретение речных судов, оснащение их всем необходимым, наем рабочих и другие транспортные расходы, связанные с особенностью судоходства. Участие в перевозке грузов подрядчика освобождало купца от авансирования части капитала на перевозку, позволяя ему все же сохранить достаточную прибыль, необходимую для закупок новой партии товара, что ускоряло оборот капитала. Но наличие многоступенчатой системы движения товара от производителя к потребителю (крестьянин - скупщик - купец - оптовый купец - подрядчик -транспортировщик - продавец - потребитель) приводило иногда к сбою системы, в результате которой купцы-хлеботорговцы часто разорялись. Так, 5 апреля 1788 г. купец 3-й гильдии г. Сарапула Григорий Щербаков заключил договор с сарапульскими 3-й гильдии купцами братьями Трифоном и Федотом Петровыми Мощевитиными о доставке «своим коштом водяною коммуникацией на собственных судах до г. Рыбинска 1000 кулей провианта» для комиссионера Казанской адмиралтейской конторы подпоручика Алексея Миронова16. В договоре был указан срок доставки «не позднее 25 июля»,

с условием, что Мощевитины или их приказчик обеспечат выгрузку в течение 3 дней. Купцы Моще-витины обязались уплатить Щербакову за доставку каждого куля по 1 руб. 10 коп., всего - 1100 руб. с выплатой задатка 700 руб. и окончательным расчетом в г. Рыбинске. Провиант был доставлен в г. Рыбинск в срок, но Мощевитины продержали суда «за не выгрузкою товара три недели». В результате подрядчик Григорий Щербаков не смог заключить договор на обратный путь о перевозке грузов, вынужден был заплатить 8 рабочим за ожидание выгрузки 83 руб. 35 коп., продал с убытком в 320 руб. два своих судна, а по приезде в г. Сарапул Мощевитины так и не уплатили ему оставшуюся сумму 400 руб.17 Несоблюдение контракта, а также другие обстоятельства привели к тому, что Григорий Щербаков вынужден был перейти в мещанское сословие18. Для ведения крупной торговли, выполнения казенных подрядов купцам 3-й гильдии, вышедшим из крестьян, не хватало капиталов. Городским думам и ратушам под страхом наказания было запрещено выдавать купцам так называемые кредитные письма, или аттестаты, или поручительства, на какую то ни было сумму19. В этих условиях купцы вынуждены были оформлять для выполнения казенного подряда поручительства друг за друга, отвечая за все не только капиталом, но и собственным имуществом. Например, 22 декабря 1792 г. купцы г. Сарапула Андрей Ехлаков, Иван Мартынов, Михаил Кузнецов, Федор Мощевитин и Степан Курбатов дали «доверие» купцу Илье Корелину в том, что если он вступит в казенный подряд, то «мы ему нижеписанную сумму (4500 руб. - Г. О.) верим на 4 года», если он, «обязавшись в какой-либо подряд, сделается неисправен, то мы в состоянии заплатить собственным коштом и имением»20. Купец Илья Корелин действительно подрядился на поставку хлеба казне в г. Рыбинск на сумму 5987 руб. 80 коп., но подряд выполнить не сумел. Для возмещения убытков казне им было уплачено только 2100 руб. Остальные деньги - 4142 руб. 69 с половиной копеек вместе с судебными издержками администрация решила взыскать с его поручителей, но и у них не оказалось нужной суммы. Часть их имущества была распродана, а самих поручителей отдали в «кабалу» сарапульским купцам Терентию Полстовалову с товарищами, с условием уплаты за каждого по 25 руб. в год21.

Наживали первоначальный капитал на скупке хлеба и дальнейшей его перепродаже в казну многие зажиточные крестьяне. В 1786 г. экономический крестьянин с. Тихих Гор Андрей Мыльников с братьями Тимофеем, Федором, Василием и сыном Герасимом, скопив капитал на перекупке хлеба, объявил капитал 5200 руб. в купечество г. Елабуги. К 1792 г. Андрей уже сам имел 8 приказчиков-скупщиков из крестьян, торговал хлебом, строил и покупал мельницы, ездил на Макарьевскую ярмарку. Его брат Тимофей также занимался торговлей хлебом, имел 2 речных судна - коломенки и выполнял подряды на поставку хлеба в Рыбинск. В декабре 1796 г. в Малмыжском магистрате ела-бужскому купцу 2-й гильдииТимофею Мыльникову было оформлено от купцов поручительство для выполнения казенного подряда на сумму 5000 руб.22 Среди елабужских купцов специализировались на торговле хлебом купцы 2-й гильдии Андрей Мыльников, Иван Вавилов, 3-й гильдии - Иван Шишкин, Иван Загуменнов, Савва Некрасов, Тимофей Кыштымов.

Городские магистраты обязаны были собирать сведения о ценах на хлеб и основные продукты питания на городских рынках и в уездах, а затем представлять их губернскому начальству. Ведомости, составленные в магистратах, показывают не только сезонные колебания цен, но и существенную разницу между закупочными ценами в уезде и отпускными из лавок в городе. Например, в г. Вятке

1 пуд ржи стоил у вольных продавцов от 43 до 44 коп., а в лавке - 46 коп.; пуд ржаной муки стоил у вольных продавцов от 47 до 49 коп., в лавке - 52 коп.23 По данным Малмыжского магистрата в 1785 г. четверть «доброй ржаной муки» стоила в феврале месяце 2 руб., а с апреля по август её цена возросла до 2 руб.40 коп.; цена четверти овсяной крупы также возросла за этот период с 4 руб. до 4 руб. 40 коп.24 По указу от февраля 1790 г., вятский губернатор Ф.Ф. Желтухин должен был ежемесячно представлять в Сенат на основе рапортов городничих и нижних земских судов итоговые ведомости о ценах на хлеб и фураж в городах и уездах Вятской губернии25. В августе 1791 г. петербургский вице-губернатор П.И. Новосильцев затребовал у вятского губернатора Ф.Ф. Желтухина сведения о возможности подрядить желающих к поставке в 1792 г. в запасные магазины Санкт-Петербурга «водною коммуникацией 70-80 тысяч 9-ти пудовых кулей муки или 50-60 тысяч кулей ржи»26. Губернатор, переговорив с купечеством, в рапорте сообщил, что местное купечество запрашивает слишком высокие цены. По его мнению, лучше вести дальнейшие переговори с купцами Сарапуль-ского и Елабужского округов, где «на хлеб цены весьма умеренные от 14 до 18 коп. пуд муки, а рожью быть и дешевле», а так как купцы «из этих городов обычно отвозят хлеб до Рыбинска», то, возможно, что купечество или местные промышленники согласятся выполнить эту поставку или часть её

27. Первыми предложили свои условия елабужские купцы 2-й гильдии Андрей Мыльников, Иван Вавилов,

3-й гильдии - Иван Шишкин, Иван Загуменнов, Савва Некрасов, Тимофей Кыштымов и дворцовый крестьянин Петр Рудознаев. Купцы предлагали поставить муку на своих судах до Рыбинска, всего

15 тыс. кулей, по цене 3 руб. 50 коп. за куль с выдачей в задаток двух частей всей суммы28. Губернатор Ф. Ф. Желтухин высказал сомнение в том, что купцы смогут закупить необходимый провиант и осуществить его доставку, так как они, кроме поручных записей, не представили никакого денежного залога. В торгах на выполнение подряда в казну приняли также участие несколько групп сарапуль-ских купцов и макарьевские купцы 1-й гильдии Иван Серебренников и Иван Жарков. Большинство из купцов брались выполнить подряд лишь частично: от 1000 кулей (купец г. Сарапула Федот Мощеви-тин) до 20000 кулей (купец г. Сарапула Матвей Судаков с товарищами); цена за поставку одного куля колебалась от 3 руб. 30 коп. (елабужский купец Егор Лепаев с товарищами) до 3 руб. 70 коп. (купец г. Сарапула Матвей Судаков с товарищами). Макарьевские купцы 1-й гильдии Иван Серебренников и Иван Жарков соглашались поставить 25000 кулей 9-пудового веса до Санкт-Петербурга с платой за провоз с одного куля - 3 руб., но мука должна быть заготовлена казенными комиссионерами. Кроме этого они настаивали на том, что конвой, сопровождающий суда, должен быть на казенном содержании, требовали «для заготовления судов и найма людей выдать по 1 руб. на каждый куль, по нагрузке в суда еще по 50 коп., да по 50 коп. в Рыбинске и Волочке»29. Переговоры с купечеством затянулись до конца ноября 1791 года.

В 1794 г. правительство попыталось решить проблему обеспечения войск хлебом за счет сбора с «коронного ведомства поселян и владельческих крестьян» особой хлебной подати: с души мужского пола по 1 четверику ржи и с 2 душ мужского пола по 1 гарнцу круп. С Вятской губернии следовало собрать 50421 четверть и 6 четвериков ржи и 6236 четвертей и 5 четвериков круп. Половина этого количества провианта должна была быть отправлена в Санкт-Петербург, другая половина - в Архан-гельск30. Были опрошены нижние земские суды Сарапульского, Елабужского и Малмыжского уездов о возможности привлечения купцов для отправки грузов водой до Санкт-Петербурга через Рыбинск,

о затратах на строительство барок для «верхового хода», на наем и оплату лоцманов, водоливов и рабочих. По сведениям, предоставленным купцами в нижние земские суды, строительство одной барки, оснащенной для «верхового хода», длиной 17 сажень и шириной 11 аршин обходилось в 278 руб. 70 коп.; плата лоцману - 65 руб., водоливу - 50 руб., 40 рабочим до г. Рыбинска по 30 руб. каждому - 1200 руб.; всего - 1658 руб. 50 коп.31

Казенные подряды на поставку продовольствия были предметом пристального внимания правительства. В ноябре 1795 г. Екатерина II предписала правителю Вятского наместничества Ф.Ф. Жел-тухину: «Для наполнения здешних запасных провиантских магазинов. стараться искупить во вверенной вам Вятской губернии потребное количество хлеба, с наблюдением, как при покупке, так и при доставлении ...сюда. казенной пользы»32. Для заготовления в Вятской губернии 15000 кулей ржаной муки 9-пудового веса было отпущено 40 тыс. руб. ассигнациями. Но пока чиновники собирались начать закупку, цены резко возросли. В декабре 1795 г. губернатор Ф.Ф. Желтухин вынужден был сообщить генерал-провиантмейстеру Новосельцеву, что из-за закупок хлеба для винокуренных и других заводов Вятской губернии, а также неурожая хлеба в Пермской и Сибирской губерниях цены «во многих округах от 35 до 40 коп. поднялись», поэтому он отправил в 3 округа, где «цены показаны в 32 и 33 коп. пуд ржаной муки», благонадежного комиссионера. Для закупок также были привлечены Вятский, Нолинский и Орловский земские исправники33. Медлительность и неповоротливость бюрократического аппарата приводила к тому, что условия заключенных контрактов на поставку продовольствия в казну часто нарушали сами чиновники, при этом взыскать деньги с казны купцу-подрядчику удавалось далеко не всегда. В 1795 г. малмыжский купец 3-й гильдии Степан Чайников просил магистрат о содействии ему в возмещении убытков, понесенных из-за несоблюдения контракта со стороны провиантмейстера Петрова, по вине которого приготовленные к нагрузке хлеба для поставки 10000 четвертей ржи в казну, суда и нанятые рабочие остались без употребления34.

В конце XVIII - начале XIX в. на территории Сарапульского, Елабужского и Малмыжского уездов закупалось продовольствие для военного ведомства и Адмиралтейства, городов Архангельска, Санкт-Петербурга, Рыбинска, Казани, Нижнего Новгорода, Астрахани, Пермской губернии, винокуренных и металлургических заводов Вятской губернии, а также для Камско-Воткинского и Ижевского оружейного заводов и местных военных и этапных команд. Только для Камско-Воткинского завода

ежегодная потребность составляла от 140 до 180 тыс. пудов ржаной муки, от 40 до 60 тыс. пудов овса. На состояние хлебного рынка и закупочные цены оказывали влияние многие факторы, в том числе такие, как неурожаи, объявленные поставки в казну, спрос на внешних рынках и вывоз за границу.

Заводские комиссионеры Камско-Воткинского и Ижевского оружейного заводов часто прибегали для закупки продовольствия к посредничеству купцов и мещан, а также крестьян-скупщиков35. В 1808 г. комиссионеры коллежский асессор Трофимов и титулярный советник Иванов заключили контракты на поставку продовольствия с 8 купцами и 2 мещанами г. Сарапула, а также 2 чиновниками и 10 крестьянами. Всего было заготовлено муки ржаной - 68881 пуд. 15 фун.; крупы ячной - 227 пуд.; овса - 13579 пуд. 30 фун.36

Сарапульские купцы скупали рожь и ржаную муку у крестьян ближайших селений для последующей их перепродажи казенным комиссионерам разных ведомств, а также для сплава на Нижегородскую ярмарку и в г. Рыбинск. В 1806 г. купцом Николаем Ижболдиным было отправлено на вольную продажу в г. Рыбинск муки ржаной 7800 пуд. В 1810 г. сарапульский купец Степан Егоров Курбатов продал комиссионерам 17000 пуд. ржаной муки для поставки в г. Рыбинск, купец Григорий Ижболдин - 42000 пуд. ржаной муки, купец Михаил Ижболдин - 2000 пуд. ржаной муки и 1000 пуд. ржи. Вся мука и рожь были скуплены ими у крестьян мелкими партиями37.

Часто купцы сами выступали конкурентами комиссионеров, так как их не всегда устраивали закупочные цены и несвоевременность выплаты денег заводскими конторами. Заводской комиссионер губернский секретарь Питерский 4 декабря 1812 г., жалуясь начальству на конкуренцию купцов, писал в донесении: «Купечество и мещанство сарапульское, как я приметил, в торговый день, отъезжая за город версту и более, на дороге с торговыми поселянами дают им в задаток по малому количеству денег, почему поселяне в город привозят уже по договору со сдачею тому лицу, от которого отдан задаток»38.

Все это приводило к возвышению цен и существенной разнице между ценами в уезде, городе и за пределами губернии, чем и пользовались купцы, играя на разнице цен и получая от этого немалую прибыль.

Так, в 1817 г. 1 пуд ржаной муки стоил в Сарапульском уезде 1 руб. 5 коп.; в г. Сарапуле купцы продавали куль 9-пудового веса уже по цене от 9 руб. 45 коп. до 10 руб. 35 коп.; четверть ячневой крупы в уезде стоила12 руб.; а в городе от 16 руб. 24 коп. до 16 руб. 40 коп.; цена четверти овса в уезде - от

60 коп. до 1 руб. 80 коп.; в городе - от 3 руб. 66 коп. до 3 руб. 90 коп.39. По данным Л.В. Милова и И.Д. Ковальченко, разница в средних ценах на рожь и ржаную муку за 10 лет с 1809 по 1818 г. между ценами в Вятке и основными направлениями вывоза - гг. Архангельском и Петербургом была настолько существенной, что позволяла купцам, несмотря на значительные транспортные издержки и наем рабочих, получать большую прибыль. Так, в Вятке четверть ржи стоила 7 руб. 29 коп., в Архангельске -

14 руб. 36 коп., а в Петербурге - 17 руб. 35 коп.; 9-пудовый куль ржаной муки в Вятке продавали по цене 9 руб. 71 коп., в Архангельске - 16 руб. 8 коп., а в Петербурге - 19 руб. 55 коп.40

В.Н. Яковцевский подсчитал, что даже перевозка хлеба и хлебопродуктов сначала гужом по ужасным дорогам Вятской губернии к Ношульской пристани, а затем дальнейшая транспортировка его водным путем к Архангельску в 1815 г. позволяла подрядчику иметь прибыль от 54% до 74% на затраченный капитал41. В начале XIX в. купцы начинают внимательно отслеживать рыночную конъюнктуру, используя не только своих приказчиков и торговых агентов, но и получая сведения о ценах на хлеб и об объявлении торгов и закупок продовольствия по казенному ведомству из газет разных губерний, в которых систематически стала публиковаться подобная информация. В 1819 г. в Пермской губернии был неурожай хлеба, вызвавший необходимость закупок его для Гороблагодатских заводов, этим немедленно воспользовались сарапульские купцы, увеличившие сразу закупочные цены на 5 коп. по сравнению с крестьянами. Сарапульские купцы мотивировали увеличение цен тем, что «употребили на закупку свой собственный капитал», который им нужен для дальнейших торговых оборотов, а также необходимостью учета цен в Рыбинске, поскольку «муку продают партиями от 5000 до 10000 пуд., оставшуюся от отправки в Рыбинск весною сего года»42.

Большое влияние на внутренний хлебный рынок оказывали и международные события: на длительность периода ориентации вятских купцов на торговые связи с Архангельском оказала влияние и континентальная блокада Англии. Как отмечено в статье «Взгляд на торговлю Вятской губернии», опубликованной в газете «Вятские губернские ведомости» (далее ВГВ - Г. О.), именно континентальная блокада обеспечила в период с 1807 по 1813 г. «цветущее состояние» вятской торговли43. В ста-

тье также указывалось на наметившееся «уменьшение отпуска товаров к Архангельскому порту», которое «вознаграждается открытием нового выгоднейшего сбыта в Петербург».

Заметную роль в хлебной торговле для сарапульского и елабужского купечества в первой четверти XIX в. стал играть Рыбинск. Активная внешняя политика и необходимость обеспечения армии продовольствием привели к законодательному определению размеров подрядов для всех гильдий купечества: купцы 1-й гильдии могли брать подряды на сумму до 50 тыс. руб.; 2-й гильдии - от 12 до 50 тыс. руб.; 3-й гильдии - до 12 тыс. руб. В 1824 г. купцам 1-й гильдии уже разрешено заниматься банковским и страховым делом; 2-й гильдии - вести внешнюю торговлю с оборотом до 300 тыс. руб. в год и стоимостью подрядов, откупов и маклерских услуг до 50 тыс. руб. за сделку; 3-й гильдии -брать откупа и подряды, оказывать маклерские услуги на сумму до 20 тыс. руб. в год44. Необходимость дальнейшего развития и совершенствования транспорта побудила правительство в этом же году ввести сборы на водные и сухопутные пути сообщения - по 10% с податного рубля45.

В Своде Учреждений и Уставов торговых, изданном в 1857 г., в ст.2 определялось, что «сверх общего, всем родам торговли свойственного промысла закупки и продажи товаров, к торговым действиям причисляются: 1) промышленность в построении, покупке, починке и найме кораблей и купеческих судов и в отправлении оных; 2) купеческие приказы о закупке, продаже, перевозке и поставке товаров, или так называемые дела комиссионные, экспедиционные и маклерские .4) вступление в

46

казенные подряды и откупы» .

Для перевозки грузов купцы использовали как свои собственные суда разного типа (коломенки, расшивы, тихвинки, барки, шитики), разного размера и разной грузоподъемности, так и наемные су-да47. На каждое приобретенное судно по ст. 792 Торгового Устава владелец должен был оформить купчую крепость и уплатить пошлины в казну. В купчей крепости указывались: «1) мера корабля или судна; 2) сколько поднимает груза; 3) время и место построения, где, в каком году и месяце построено; 4) из какого дерева; 5) род корабля или судна. или название»48. Оформлением крепостных актов на суда на гербовой бумаге стоимостью 90 коп. сереб. занимались магистраты или ратуши тех городов, где было построено судно, а если оно строилось из казенного леса, то в лесном ведомстве оформлялся специальный билет49.

Перевозка грузов регулировалась обязательственным правом, оформлялась особыми договорами и контрактами, наиболее подробно разработанными для речных и морских перевозок грузов. В книге III Свода Уставов Торговых, который назывался «Об особенностях договоров и обязательств по торговому судостроению и мореплаванию», появился раздел «О найме кораблей и судов под грузы». В нем были детально регламентированы все случаи найма корабельщиков и судовщиков (ст. 879-921); их служителей (ст. 922-999); кораблей и судов под грузы (ст. 1000-1004); особенности заключения и оформления договоров (ст. 1005); обязанности сторон и их исполнение (ст. 1015-1035); пени и неустойки за нарушение договоров и причинение ущерба (ст. 2006) и др.50

В 1820 г. сарапульские и елабужские купцы отправляли грузы сразу в двух направлениях: к Нижегородской ярмарке через Казань и в Рыбинск. В Нижний Новгород ими было сплавлено 19 судов с грузом 103393 пуд., оцененным на сумму 281063 руб.; купцы и мещане г. Орлова Вятской губернии отправили 18 судов с грузом 156400 пуд., стоимостью 204895 руб.; елабужские купцы и мещане - 12 судов, груз - 36493 пуд., цена - 159400 руб.51

В 1820-1827 гг. с разных пристаней купцами гг. Сарапула и Елабуги в г. Рыбинск было сплавлено

28 судов с хлебным грузом 349880 пудов на сумму 329045 руб.52 Отчеты смотрителей водных дистанций зафиксировали рост динамики количества отправленных судов. Если в 1820 г. купцами было отправлено всего 3 судна с грузом весом 30570 пуд. с товаром стоимостью 29167 руб., то в 1822 г. -

3 судна с грузом 27304 руб. большей стоимостью - 36522 руб.; в 1823 г. - уже 7 судов с грузом 113806 пуд., стоимостью - 155201 руб.; а в 1827 г. - 15 судов с грузом 178200 пуд., стоимостью - 108155 руб.53

Купцы гг. Сарапула и Елабуги начинали осваивать новый водный маршрут с осторожностью, поэтому первые партии грузов были не очень большими и предназначались сначала на вольную продажу, кроме того, необходимо учесть, что в этот период большинство купцов этих городов состояли в 3-й гильдии и не могли торговать на сумму более 12-20 тыс. руб. в год. 8 мая 1820 г. елабужский купец Федор Чернов отправил в своей коломенке, которую обслуживали 32 рабочих, на вольную продажу в г. Рыбинск ржаной муки 650 кулей стоимостью 7200 руб., 500 четвертей (далее - четв.) овса (3500 руб.), крупу полбенную 40 четв. на 600 руб.54 Через 4 дня 12 мая елабужский купеческий брат

Савва Шабалин также отправил в Рыбинск коломенку с 37 рабочими, нагруженную 800 кулями ржаной муки и 300 четв. овса общей стоимостью 4900 руб.55

Конкурентами сарапульских и елабужских купцов в казенных подрядах и частных перевозках в этот период были купцы г. Орлова Вятской губернии, которые начали заниматься поставками в г. Рыбинск раньше. Орловский купеческий сын Максим Отрыганьев подрядился 17 мая 1820 г. у чистопольского купца Матвея Мешкиничева доставить тремя своими барками, обслуживаемыми 113 рабочими, 3750 кулей ржаной муки стоимостью 41200 руб. на вольную продажу до г. Рыбинска.

17 июля того же года Максим Отрыганьев отправил с Чистопольской пристани барку с 36 рабочими уже со своей кладью: 1200 кулей ржаной муки стоимостью 13200 руб.56 Крупную торговлю с г. Рыбинском вел орловский купец Василий Изергин, который 17 июля 1820 г., нагрузив в Чистополе 7 своих барок с 9925 кулями ржаной муки, оцененной в 99250 руб., весом более 78600 пуд. и сопровождаемой 892 рабочими, отправил на вольную продажу в г. Рыбинск57. Подрядами с казной на поставку и перевозку хлеба занимался орловский купец Зиновий Жаворонков, имевший собственные речные суда. По контракту с комиссионером господином Верзиным он нагрузил на пристани в Чистополе и отправил в г. Рыбинск с перегрузкою в санкт-петербургскую казну 5 своих барок с 220 рабочими и грузом в 7400 кулей ржаной муки стоимостью 39295 руб.58

В первой четверти XIX в. орловские купцы практически занимали почти монопольное положение в заключении подрядов на поставку продовольствия с казной, этому способствовало благоприятное географическое положение г. Орлова, на пути к которому пересекались потоки грузов, идущих к северу и югу. Только в 1822 г. до г. Рыбинска из Вятской губернии было отправлено 36 судов разного типа с 50127 кулями ржаной муки и ржи стоимостью 579022 руб. Среди купцов-подрядчиков преобладали орловские купцы: Василий Изергин, Андрей Синцов, Зиновий Жаворонков, Феоктист Изергин, Петр Изергин, Дмитрий Отрыганьев, Евтихей Юферев, мещанин Яков Булычев, Пантелей Синцов59.

Вятская губерния обеспечивала перевозку грузов как гужевым, так и водным транспортом, так как большое количество крестьян (более 2000 человек) занимались извозом60. По данным И. Савинова, в 30-е годы XIX в. ежегодно из Вятской губернии уходило для занятия бурлачеством до 32000 человек61.

В 1827 г. круг сарапульских и елабужских купцов, торгующих с г. Рыбинском ржаной мукой, рожью и овсом, заметно расширился; сюда вошли купцы г. Сарапула 2-й гильдии Гавриил Колчин, Григорий Ижболдин, 3-й гильдии Александр Варачев, Александр Стригин, Андрей Леньков, Кирилл Ижболдин, Николай и Алексей Дедюхины; елабужские купцы: 3-й гильдии Федор Фирстов, Федор Шабалин, Семен Котельников и 2-й гильдии Федор Чернов62.

Самыми значительными поставками этого года были поставки 19 мая 1827 г. купца 2-й гильдии г. Сарапула Григория Ижболдина с пристани в с. Колесникове в 4 барках со 140 рабочими 4700 кулей ржаной муки стоимостью 32900 руб. до г. Рыбинска на вольную продажу; купеческого сына Алексея Дедюхина, отправившего в этот же день с пристани в с. Березовке и с. Колесникове по одной барке с 2400 кулями ржаной муки стоимостью 20000 руб., барки обслуживали 72 рабочих; и купца Гавриила Колчина из г. Сарапула в двух шитиках с 66 рабочими 2100 кулей ржаной муки и 200 четв. овса стоимостью 11000 руб.63 Поставки елабужских купцов по стоимости груза составляли от 3000 до 8000 руб.

В конце XVIII - начале XIX в. торговля купцов носила комплексный характер, специализация на одном виде товара еще не проявлялась, так как шел процесс первоначального накопления капитала и купец ориентировался, прежде всего, на спрос на рынке.

Основными предметами торговли для сарапульского, елабужского и малмыжского купечества были хлеб и хлебопродукты, значительное место в торговом обороте составляли лес и лесные изделия, а также продукция деревообработки, изделия кустарной промышленности, особенно текстильной и кожевенной; продукция купеческой промышленности еще не являлась преобладающей64. Кроме того, необходимо учитывать, что торговый оборот в этот период всех названных купцов не ограничивался только Рыбинском: купцы продолжали сплавлять хлеб и хлебопродукты в гг. Казань и Нижний Новгород, а также другие города Нижнего Поволжья, вплоть до Астрахани65. Следует отметить, что, как правило, крупные партии муки в г. Рыбинске чаще всего закупали не местные купцы, а приезжающие туда специально к моменту прихода хлебных караванов комиссионеры различных ведомств. Объявляя при регистрации груза и судна смотрителю водной дистанции о том, что везут груз «на вольную продажу», купцы, прежде всего, учитывали, что закупочные цены, которые предлагали

комиссионеры от казны на местах, всегда были ниже, чем рыночные на месте продажи, поэтому они стремились ориентироваться на рыночную конъюнктуру в месте сбыта.

Отрицательную роль в дальнейшем развитии торговли купечества Вятской губернии с верхним и нижним Поволжьем сыграла начавшаяся в 30-е гг. XIX в. с г. Астрахани эпидемия холеры. Карантинные мероприятия и боязнь правительства распространения холеры на новые районы привели к частичному запрещению перевозки товаров по Волге, что не могло не сказаться и на исполнении казенных подрядов, а также на хлебной торговле в целом66.

В середине 30-х гг. вновь наметилось оживление торговли с г. Рыбинском. Значительная роль Рыбинска в концентрации хлебной торговли подчеркивалась статистическими данными, опубликованными в «Коммерческой газете» за 1835 г.: «С Рыбинской пристани хлеб и другие товары, приходящие снизу Волги на здешнюю пристань, отправляются отсюда большей частию в Петербург». За период с весны по 16 июля сюда пришло следующее количество грузов: муки ржаной и ржи - 994545 кулей; пшеницы - 223577 кулей; овса - 746706 кулей; гречневых круп - 181510 кулей; гороха - 25828 кулей; разного хлеба - 77930 кулей; семени льняного - 162585 кулей; сала - 1040795 пудов67.

В 1835 г. в г. Елабуге в 1-й гильдии состоял один купец, в 3 гильдии - 51. «Главный предмет занятий здешнего купечества есть торговля хлебом. Его скупают с ноября по март месяц в самом городе в торговые дни и у окрестных помещиков, грузят на барки и весною при первом вскрытии воды сплавляют до пристаней Нижнего Новгорода, Рыбинска, Костромы и Ярославля. В истекшем 1835 г. сплавлено до 20000 четв. на 9 барках. Преимущественно сим торгом занимаются купцы Федор Чернов, Иван и Иван же и Василий Шишкины, Григорий Стрельников и Николай Репин, обороты первого, как говорят, простирались до 20000 руб.»68. И. Савинов в «Описании г. Елабуги», опубликованном в 1839 г., особенно подчеркивает, что елабужские купцы «делают в продолжение года три и четыре оборота так, что находятся в беспрестанном движении, одно покупая, другое променивая»69. Отпускная торговля в 1839 г. из Вятской губернии шла «по Вятке и Каме Волгою в Рыбинск, Санкт-Петербург, частию в Казань, Нижний Новгород и Астрахань. Торговлю эту производят купцы городов: Вятки, Орлова, Слободского, Глазова, Елабуги, Сарапула, Уржума и Нолинска. И тут в числе предметов отпуска первенство принадлежит хлебным продуктам, которых в 1839 г. отправлено в Рыбинск и продано для снабжения казенных и частных заводов Вятской и Пермской губерний на сумму до 2500000 руб.»70

Малмыжские купцы в этот период продолжают заниматься торговлей лесом и лесными изделиями, отправляя грузы на Нижегородскую ярмарку. В 1838 г. малмыжские купцы отправили на Нижегородскую ярмарку 6 судов с грузом в 48491 пуд., стоимостью 61374 руб.; в 1839 г. - 7 судов с грузом в 20682 пуд. на сумму 68614 руб. В 1840 г. на Нижегородскую ярмарку было отправлено только

4 судна крестьянами с грузом всего 7690 пуд. на 5228 руб.71 По рапортам начальников 3-й и 5-й дистанций VI округа путей сообщения с Камского устья до Нижегородской ярмарки была отправлена

22 июля 1840 г. барка малмыжского купца Герасима Леденцова с компаньоном Егором Окуловым с грузом на 14371 руб. 36 коп. (овес, лубья, рогожи, кули, липовые плахи и мочало); в 1849 г. крестьянин Трофим Сергеев предъявил билет на плот малмыжского купца Трифона Чернова с грузом бревен, шестов, лубьев, мочала на 1190 руб., груз был отправлен с Армянской пристани до Саратова, обслуживали перевозку лоцманы и 21 рабочий72.

В первой половине XIX в. развивались и усовершенствовались водные пути сообщения и транспортные средства. В этот период появились и новые пристани: на реке Каме выделяются в 1839 г.

8 главных пристаней (среди них Сарапульская, Каракулинская и Елабужская); на реке Вятке с притоками - 32 пристани (среди них - Малмыжская).

По данным книг на записку судов, проходящих по реке Волге в 1840 г., из Елабуги была отправлена в г. Рыбинск коноводная машина с 2 барками с грузом 1500 кулей ржаной муки весом 62560 пуд., стоимостью 31500 руб.; одна коломенка с грузом 17600 пуд. на сумму 6900 руб. и 1 барка с грузом 14456 пуд. стоимостью 9282 руб.73 Обнаружены также сведения в другой книге о проводке коноводной кабестанной машиной елабужским купцом 1-й гильдии Федором Черновым трех барок и одной коломенки с грузом ржаной муки, овса, круп, льняного семени, кулей и мочала весом более 112010 пуд. на сумму 34107 руб.74 Применение кабестанов позволяло перевезти за один рейс до 200300 тыс. пуд. груза. Внедрение кабестанных машин с конной тягой, а затем и пароходов значительно увеличило возможности грузоподъемности судов, а также сократило сроки доставки грузов и исполь-

зование труда бурлаков. В 1840 г. сарапульский купец Михаил Савельев Колчин, используя кабе-станную машину, смог перевезти большое количество различных грузов. Так, выполняя подряд на перевозку казенных лесов в г. Рыбинск 4 подчалками, купец Михаил Колчин отправил туда еще на своем подчалке под коноводную машину мочала 19000 пуд. (5911 руб.40 коп.); 8000 лубьев (685 руб.); 26143 куля (2614 руб. 30 коп.); 14900 рогож (1490 руб.); а также с сарапульской пристани подчалок с мукой ржаной в 600 кулях (3600 руб.); 200 четвертями овса (400 руб.) и коломенку до Нижнего Новгорода со 100 четвертями ржи (600 руб.), 1400 кулями ржи (8400 руб.); крупой ячной 50 четвертей (1250 руб.), овсом 150 четвертями (300 руб.)75.

В 1846 г. с разных пристаней на рр. Каме и Вятке было отправлено купцами и комиссионерами в г. Рыбинск 11 судов с грузом хлеба и хлебопродуктов - 137070 пуд. стоимостью на 2796780 руб. 76 Так, 7 июня 1846 г. сарапульским купцом Трофимом Ивановым Шитовым было отправлено с Богородицкой пристани в г. Рыбинск по подряду с чиновником особых поручений Бартеневым для Морского ведомства муки ржаной в кулях - 2250 (6800 руб.) и 500 пуд. мочала (200 руб.)77, а 8 июня -коломенка с 1850 кулями ржаной муки стоимостью 5700 руб.

Елабужский купец 3-й гильдии Иван Шишкин отправил 21 июня 1846 г. с коноводной машиной

2 подчалка: в первом - 3368 кулей ржаной муки на сумму 13472 руб.; во втором - 2167 кулей муки на сумму 8748 руб., овса - 3750 четв. на сумму 8437 руб. и еще ржаной муки - 3445 кулей на 13780 руб. Весь груз по контракту с надворным советником Серно-Соловьевичем нужно было доставить с Чистопольской пристани в г. Рыбинск, с дальнейшей перегрузкой в санкт-петербургские магазины. По этому же маршруту планировал доставить груз с Челнинской пристани сначала в г. Рыбинск, а затем и в Санкт-Петербург елабужский купец Иван Иванович Стахеев, он должен был поставить ржаной муки 6000 кулей ценой 15000 руб.78 Кроме этого, на вольную продажу отправляли хлеб и хлебопродукты в 1846 г. в г. Рыбинск сарапульские купцы Александр Колчин, Трофим Дедюхин, Максим Седов, Иван Шитов.

К 1849 г. в Камско-Вятском бассейне было уже 23 значительные пристани, с которых сплавлялось ежегодно грузов на 5793863 руб.50 коп.79 Об интенсивности движения судов с пристаней Ела-бужского уезда в 1849 г. свидетельствуют следующие данные: с пристани Икское-Устье на Каме отправлено было три судна с товаром на 50000 руб.; с Пьяноборской пристани - одно судно с товаром на 10000 руб., мимо пристани проследовало 231 судно с грузом на 1441234 руб.; Свиногорской пристани - одно судно с грузом на 10000 руб.; Слудской пристани на р.Вятке - два судна с грузом на 30000 руб., мимо проследовало 105 судов и 150 плотов с грузом на 1245000 руб.80 Небольшое количество судов, отправляемых с пристаней самого Елабужского уезда, объяснялось тем, что елабужские купцы чаще отправляли хлебные грузы непосредственно с тех пристаней, где концентрировались скупленные хлебные товары. Постройка судов под коноводные машины обходилась для купцов недешево: «Судно коломенка пильного дела длиной в 20, шириной в 8 сажень, вышиною в 20 четвертей стоит примерно 4000 руб., машинный подчалок такой же величины пильного дела до 3000 руб., сплавное судно тоже до 3000 руб., барка до 1500 руб., машинная лодка до 100 руб. серебром»81. Большое значение для грузоотправителей, купцов-подрядчиков и поставщиков имели цены на перевозку грузов. Поэтому, несмотря на сложности в использовании из-за громоздкости, кабестанные и коноводные машины получили большое распространение, так как удешевляли перевозку груза, увеличивая грузоподъемность судов и обеспечивая купцам несколько оборотов капитала. «За доставку хлеба водою платится до Рыбинска, если доставляется на ходовых судах, то до 1 руб., а если на коноводных машинах, то до 80 коп. сереб. с четверти 9-пудового веса»82. В отчете за 1850 г. городской голова г. Елабуги писал, что главным неудобством при отправке хлебных грузов по Волге к г. Рыбинску является «встречающееся мелководье, поэтому нередко во всех сих местах товар погружается в паузки»83. Земский исправник г. Сарапула, характеризуя состояние торговли города в 1850 г., писал, что «главный предмет сбыта есть хлеб ржаной в зерне и муке, овес. Чрез Сарапульский уезд с северо-востока к югу протекает судоходная р. Кама; на ней имеется 3 пристани удобные для нагрузки суден, а именно: Вятская, Каракулинская и Чегандинская, на эти пристани привозится в значительном количестве хлеб, скупаемый хлебопромышленниками в уезде, и отсюда отправляется в приволжские города, преимущественно в Рыбинск и Астрахань большими партиями»84.

В 1852 г. с Сарапульской, Каракулинской, Елабужской и Оханской пристаней было отправлено в г. Рыбинск купцами Иваном Шитовым, Кириллом Стахеевым, Иваном Стахеевым и Кузьмой Ста-хеевым 4 судна с ржаной мукой - 40500 пуд. на сумму 9000 руб.; овса - 2600 четв. стоимостью 2080

руб.; овса в 2550 кулях на сумму 2040 руб.; общая стоимость грузов - 4120 руб. Среди перечисленных купцов были те, кто подрядился доставить груз через г. Рыбинск в Санкт-Петербург; елабужский купец Кирилл Стахеев заключил договор со статским советником фон Остеном о доставке с Караку-линской пристани в своем подчалке в казну ржаной муки 6000 пуд. и ржи 6000 пуд. на 12000 руб.; сарапульский купец Иван Шитов обязался с Сарапульской пристани доставить в расшиве 2800 четв. овса и 1000 кулей овса стоимостью 3800 руб. сначала в Рыбинск, а затем, перегрузив в коломенку, в Санкт-Петербург в казну85.

Дальнейшие подрядные операции сарапульского, елабужского и малмыжского купечества по поставке хлеба и хлебопродуктов в казну и их доставке в гг. Рыбинск и Санкт-Петербург неразрывно связаны с процессом становления камского и волжского пароходств.

Еще в 1821 г. известный владелец заводов господин Всеволожский попытался использовать построенный при Пожевском заводе пароход, имевший две паровые машины по 16 сил каждая, для перевозки казенных грузов до г. Рыбинска86. Начало пароходства по Каме традиционно связывают с именами судовладельца А. В. Татаринова и его компаньонов Ивана и Михаила Савельевых Колчи-ных. В 1841 г. ими был построен и опробован кабестанный пароход «Надежда», поднимавший 600000 пуд., для перевозки хлебных грузов в Санкт-Петербург для военного ведомства. Но поломка шкивного вала во время перевозки привела к срыву сроков поставки. По некоторым данным, А.В. Татаринов продал один из своих пароходов Михаилу Колчину, попытавшемуся продолжить дело.

С внедрением первых пароходных машин за весенне-летнюю навигацию купцы могли перевезти больше грузов, снижались затраты на рабочую силу, можно было сделать несколько оборотов капитала, что увеличивало прибыль. Среди купечества появились желающие расширить свою торговопредпринимательскую деятельность за счет коммерческой буксировки грузов и пассажирских перевозок. Новое дело оставалось по-прежнему достаточно рискованным. Михаил Савельевич Колчин вынужден был даже продать за долги 20 марта 1851 г. с аукционного торга паровые машины «Надежда» и «Опыт» с завозным пароходом за 9021 руб. сер. 87 Но его брат Иван Савельевич Колчин выкупил в 1857 г. пароход «Надежда», а потом, записавшись купцом второй гильдии, основал в Нижнем Новгороде свое первое судоремонтное заведение, ставшее крупным промышленным предприятием, выпускавшим позднее собственные суда88.

С развитием пароходства в середине и в конце 50-х гг. XIX в. в поставку и перевозку хлебных грузов включаются постепенно и представители малмыжского купечества, накопившие к этому времени достаточные капиталы. В 50 - 60-х гг. XIX в. малмыжские купцы не только отправляют лес на низовые пристани, но и начинают заниматься перевозкой грузов на баржах и пароходах. В 1849 г. крестьянин Трофим Сергеев предъявил билет на плот малмыжского купца Трифона Чернова с грузом бревен, шестов, лубьев, мочала на 1190 руб., груз был отправлен с Армянской пристани до Саратова, обслуживали перевозку лоцманы и 21 рабочий; в 1852 г. на завозном судне малмыжского купца Ивана Батуева были отправлены с Саратовской пристани обратно до Малмыжа якорные снасти весом 400 пуд. стоимостью 400 руб.89 4 февраля 1869 г. Василий Васильевич Подошевников, потомственный почетный гражданин, купец 2-й гильдии г. Малмыжа, взял поставку у потомственного почетного гражданина, санкт-петербургского 1-й гильдии купца Владимира Леонтьевича Кекина и по доверенности его двух братьев Федора и Алексея на доставку за их буксирным пароходом «Американец» в навигацию на трех баржах разного кулевого хлеба в 9-пудовых кулях в 2 рейса до г. Рыбинска с Ма-инской пристани - 9000 кулей: семени льняного - 1000 четвертей, муки ржаной - 5000 кулей, ржи -3000 четвертей и овса в кулях 9-пудового веса - 1500 четвертей. Подрядчик обязался поставить по вскрытию реки баржи на Маинскую пристань, а нагрузку должны осуществлять на свой счет Кекины за 5 дней. Доставка должна производиться в г. Рыбинск первым и вторым рейсом, выгрузку в течение

10 дней обеспечивает Кекин, рядная плата за доставку с куля - по 1 рублю 12,5 коп. сереб., «за полный фрахт - 11250 руб.», при заключении контракта - 400 руб., при погрузке - 2000 руб., а оставшуюся сумму выплатить после успешной доставки в Рыбинск90. Как отмечает С.Л. Мельников, «в 5070-е гг. XIX века одним из центров камского пароходства стала Елабуга». Свои пароходы имели: «купцы Вяхирев («Елабуга»), П. Ваулин («Русский», «Полтава»), А.П. Землянов («Крылья», «Крым», «Друг», «Ялта»), А. П. Гирбасов («Русский»); владельцы торговых домов Елабужского уезда Стахее-вы («Веста»), Ушковы («Химик»)91.

В 60-70-е гг. XIX в. бывший сарапульский, а затем нижегородский купец 2-й гильдии Иван Савельевич Колчин занимался как частными, так и казенными подрядами на перевозку грузов, перевозил

арестантов на баржах для Главного тюремного управления, пассажиров по рекам Каме, Волге, Туре, Тоболу, Томи, Иртышу, Оби. В 1864 г. вместе с компаньоном И.И. Игнатовым они основали еще один завод на реке Туре у Тюмени - Жабынский, на котором выпускались пароходы разного типа92.

Таким образом, к концу 50-х - началу 70-х гг. XIX в. постепенно складывается система коммерческих грузоперевозок частных и казенных грузов купечеством Удмуртии. Купечество начинает использовать коноводные машины, кабестаны и пароходы, занимается организацией и созданием сначала товариществ, а затем и акционерных обществ, сыгравших большую роль в становлении транспортной системы и развитии всероссийского рынка. Среди купечества городов Сарапула, Ела-буги и Малмыжа выделяются купеческие династии, специализирующиеся на транспортировке частных и казенных грузов в разных направлениях, одним из которых становится г. Рыбинск, крупный центр перевалочной хлебной торговли на пути к Санкт-Петербургу.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Безобразов В.П. Хлебная торговля в Северо-Восточной России (в Камском бассейне и Приуральском крае) // Труды экспедиции, снаряженной Императорским Вольным Экономическим Обществом и Русским географическим обществами, для исследования хлебной торговли и производительности в России. СПБ., 1870. Т. 2. С. 502.

2 См.: Безобразов В.П. Указ. соч.; Голубев П. Историко-статистический сборник сведений по вопросам экономического и культурного развития Вятского края. Вятка, 1896: Наумов П. Материалы для истории торговли Вятской губернии. Вятка, 1903; Романов Н. Краткие очерки уездов Вятской губернии. Вятка, 1875; Савинов И. Заметки о Вятском крае // Вестн. имп. Рус. геогр. о-ва. 1858. Ч. 24, № 10. С. 110 - 140; Спасский Н. Статистическое описание Вятской губернии и справочные сведения. Вятка, 1875. См. также: Эммаусский А.В. Исторический очерк Вятского края XVП-XVШ вв. Киров, 1956; Комисаренко А.И. Хлебные ресурсы Вятки в середине XVIII века [К вопросу о развитии купеч. винокур. пром-ти] // Промышленность и торговля в России XVII-XVIII вв. М., 1983. С. 224-232; Бердинских В.А., Судовиков М.С. Социально-экономические аспекты истории провинциального купечества России второй половины XIX - начала XX в. (по материалам Вятско-Камского региона) // Вятская земля и актуальные проблемы отечественной истории: сб. науч. статей. Киров, 2000. С. 1930; Латышев Н.Н. Удмурты накануне реформы 1861 г. Ижевск, 1939; Гришкина М.В. Крестьянство Удмуртии в XVIII веке. Ижевск, 1977; Гришкина М.В. Удмуртия в эпоху феодализма (конец XV - первая половина XIX в.) Ижевск, 1991; История Удмуртии: Конец XV-XX век / под ред. К.И.Куликова. Ижевск, 2004; Плющевский Б.Г. Г осударственные крестьяне Вятской губернии в первой половине и в середине XIX века: автореф. дис. ... канд. ист. наук. Ижевск, 1953; Лигенко Н.П. Купечество Удмуртии. Вторая половина XIX - начало XX в.: монография. Ижевск, 2001.

3 Под территорией Удмуртии для данного периода традиционно подразумевается часть территории Глазовско-го, Сарапульского, Елабужского и Малмыжского уездов Вятской губернии, вошедшая после формирования в состав Удмуртской автономной области (современной Удмуртской Республики).

4 Свод законов (далее - СЗ). СПБ., 1857. Т. 11, ч. 2.

5 Татищев В.Н. Избранные произведения / под общ. ред. С.Н. Валка. Л., 1979. С. 227, 228.

6 Фальк И.П. Обозрение округа Казанского. Записки путешествия академика Фалька // Полн. Собр. ученых путешествий по России. СПб., 1824. Т. 6. С. 194,195.

7 ГАКО. Ф. 583. Оп. 600. Д. 28. Л. 207; Ф. 582. Оп. 2 в. Д. 194. Л. 165.

8 ГАКО. Ф. 582. Оп. 2 в. Д. 194. Л. 101 об.

9 ГАКО. Ф. 583. Оп. 600. .28. Л. 247 об. - 248.

10 ГАКО. Ф. 582. Оп. 2 е. Д. 59. Л. 120.

11 ГАКО. Ф. 582. Оп. 2е. Д. 59. Л. 78 - 80 об.

12 СЗ. СПб., 1857. Т. 11, ч. 2. Ст. 77.

13 Там же. Ст.79, 90.

14 ГАКО. Ф. 583. Оп. 600. Д. 622. Л. 77 - 84.

15 Яковцевский В.Н. Купеческий капитал в феодально-крепостнической России. М., 1953. С. 108, 109.

16 ГАКО. Ф. 9 Оп. 3. Д. 60. Л. 75.

17 Там же. Л. 75 об.-76.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18 ГАКО. Ф. 9. Оп. 3. Д. 80. Л. 159; Д. 2. Л. 58-62; Д. 60. Л. 9 об.-10.

19 СЗ. СПб., 1857. Т. 11, ч. 2. Ст. 106.

20 ГАКО. Ф. 9. Оп. 3. Д. 91. л. 21 об.

21 ГАКО. Ф. 582. Оп. 140. Д. 140. Л. 42-43.

22 Обухова Г.И. Крестьянство Удмуртии и его роль в формировании купечества края в XVIII в. // История, историография и источниковедение Удмуртии: сб. статей / под ред. А.Н. Кутявина. Ижевск, 1991. С. 30, 31.

23 ГАКО. Ф. 582. Оп. 4. Д. 183. Л. 47.

24 ГАКО. Ф. 9. Оп. 3. Д. 11. Л. 10-109.

25 ГАКО. Ф. 583. Оп. 600. Д. 337. Л. 1.

26 ГАКО. Ф. 582. Оп. 2а. Д. 167. Л. 1-1 об.

27 Там же. Л. 3-4.

28 Там же. Л. 20-20 об.

29 Там же. Л. 37-38 об.

30 ГАКО. Ф. 582. Оп. 2 д. Д. 288. Л. 3-8,

31 Там же. Л. 319-319 об., 632-632 об., 696, 970-971.

32 ГАКО. Ф. 582. Оп. 2 д. Д. 231. Л. 1-2.

33 Там же. Л. 10-81 об, 82, 158-158 об.

34 Обухова Г.И. Указ. соч. С. 33.

35 Обухова Г. И. О роли купцов и комиссионеров в обеспечении Камско-Воткинского завода сырьем и продовольствием в первой половине XIX в. // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: материалы V региональной науч. конф., декабрь 2002 г. Екатеринбург, 2003. С. 70-72.

36 Там же. С.70.

37 ГАКО. Ф. 582. Оп. 5. Д. 166. Л. 110-111; Оп. 1. Д. 37. 88-88 об.

38 ЦГА УР. Ф. 212. Оп. 1. Д. 68. Л. 1-100 об., 65-66.

39 ЦГА УР. Ф. 212. Оп. 1. Д. 925. Л. 26-27

40 Ковальченко И.Д., Милов Л.В. Всероссийский аграрный рынок: XVIII - начало XX в.: Опыт количественного анализа. М., 1974. С. 231, 232. См. также: Миронов Б.Н. Внутренний рынок России во второй половине XVIII -первой половине XIX в. Л., 1981.

41 Яковцевский В.Н. Указ. соч. С. 112, 113.

42 ЦГА УР. Ф. 212. Оп. 1. Д. 2032. Л. 13 об.

43 Взгляд на торговлю Вятской губернии // Прибавление к № 26. ВГВ. 1841. № 13. С. 43 - 45.

44 СЗ. СПб., 1857. Т. 11. Кн. 2. Разд. 4. О торговых правах по гильдиям. Ст. 77-88.

45 Отечественная история. Энциклопедия. М., 2000. Т. 3. (К - М). С. 213.

46 СЗ. СПб., 1857. Т. 11. Свод Учреждений и уставов торговых. Кн. 1. Ст. 2

47 См. описание разных типов судов: Судоходство по р. Каме и её притокам Вятке, Вишере, Чусовой, Белой и

другим. Извлечено из отчета инженера П. Михайлова, командированного осенью 1876 г. для ознакомления с нуждами судоходства по р. Каме и её притокам. СПБ., 1877. С. 29-32; Обухова Г.И. Частные и казенные подряды купечества Удмуртии на перевозку грузов в начале XIX - 70-х гг. XIX в. // Краеведение в развитии провин-

циальной культуры России: материалы 2-й науч. конф. Киров, 2009. С. 92-102.

48 СЗ. СПб., 1857. Т. 11. Свод Учреждений и уставов торговых. Кн. 3. Разд. 1. Ст. 792.

49 Там же. Ст.793, 794.

50 Там же. Ст. 879-1056.

51 Обухова Г.И. Торговля купечества Вятской губернии с Казанью в первой половине XIX века // История и историки в Казанском университете: к 125-летию Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете: сб. науч. ст. и сообщений / сост. и отв. ред. С.И. Ионенко, Г.П. Мягков. Казань, 2005. С. 276.

52 НАРТ. Ф. 84. Оп. 1. Д. 1-4.

53 Там же. Д. 1-4.

54 Там же. Д. 1. Л. 9 об.

55 Там же. Л. 13.

56 Там же. Л. 16 - 17.

57 Там же. Л. 17.

58 Там же. Л. 20 об.

59 Там же. Д. 2. Л. 14-31 об.

60 Савинов И. Статистический очерк Вятского края // Вестник Императорского Русского географического общества. 1860. № 5. С. 10, 11.

61 Там же. С. 11, 12.

62 НАРТ. Ф. 84. Оп. 1. Д. 4. Л. 1-44.

63 Там же. Л. 17, 44-44 об.

64 См.: Обухова Г.И. Деятельность лесопромышленников города Сарапула и проблема сохранения лесов в публицистике Вятской губернии первой половины 60-х гг. XIX века // Россия и Удмуртия: история и современность: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 450-летию добровольного вхождения Удмуртии в состав Российского государства. Ижевск, 20-22 мая 2008 г. / сост. и общ. ред. В.В. Пузанова, А.Е. Загребина. Ижевск, 2008. С. 459-469.

65 См.: Обухова Г.И. Торговля купечества Вятской губернии с Казанью в первой половине XIX века. С. 269-278; Её же. Купцы Вятской губернии на Нижегородской ярмарке в первой половине XIX века // Герценка: Вятские записки: научно-популярный альманах. Киров, 2005. Вып. 8. С. 107-115; Её же. Мензелинская ярмарка и ее роль в развитии торговли Прикамья в 50-70-х гг. XIX века // Седьмая науч.-практ. конф. преподавателей и со-

трудников УдГУ, посвящ. 245-летию г. Ижевска. Ижевск, 2005. Ч. 1. С. 166-170; Её же. Глазовское купечество и Нижегородская ярмарка в 1-й пол. XIX века // Материальная и духовная культура народов Урала и Поволжья: история и современность: материалы межрегион. науч.-практ. конф., посвящ. памяти исследователя культуры удмуртского народа Н.Г. Первухина. Глазов, 2005. С. 18-20.

66 Смирнов Д.Н. Нижегородская старина. Н. Новгород, 1995. С. 415, 416.

67 Коммерческая газета. 1835. 22 августа. № 101. С. 398.

68 ГАКО. Ф. 582. Оп. 81. Д. 895. Л. 106-106 об.

69 Савинов И. Описание Елабуги // Прибавление к № 22. ВГВ. 1839. № 11. С. 43, 44.

70 Прибавление к № 26. ВГВ. 1841. № 13. С. 43 - 45.

71 ЦАНО. Ф. 1711. Оп. 379. Д. 11. Л. 14 об.-29 об., 36-53, 55 об.-71; НАРТ. Ф. 84. Оп. 1. Д. 9. Л. 23; Д. 41. Л. 19

об.-20; Д. 195. Л. 99 об.-100.

72 НАРТ. Ф. 84. Оп. 1. Д. 9. Л. 23; Д. 41. Л. 19 об.-20; Д. 195. Л. 99 об.-100.

73 Там же. Д. 12. Л. 1-67.

74 Там же. Д. 9. Л. 11-11 об.

75 Там же. Л. 23-23 об.

76 Там же. Д. 76. Л. 1-40.

77 Там же. Л. 18 об .-19, 19 об.-20.

78 Там же. Л. 20 об.-21.

79 Латышев Н.Н. Удмурты накануне реформы 1861 г. Ижевск, 1939. С. 39.

80 ГАКО. Ф. 574. Оп. 1. Д. 12. Л. 91.

81 Там же.

82 Там же. Д. 13. Л. 121 об.

83 Там же. Л. 122 об.

84 Там же. Д. 12. Л. 66-67 об.

85 Там же. Д. 195. Л. 1-108.

86 Судоходство по р. Каме и её притокам Вятке, Вишере, Чусовой, Белой и другим... С. 27, 28.

87 ЦГА УР. Ф. 237. Оп. 1. Д. 91. Л. 21, 89 об.

88 Мельников С.Л. Пионеры пароходства в Удмуртии: купеческая династия И.С. Колчина - У.С. Курбатова // материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 450-летию добровольного вхождения Удмуртии в состав Российского государства. Ижевск, 20-22 мая 2008 г. / Сост. и общ. ред. В.В. Пузанова, А.Е. Загребина. Ижевск, 2008. С. 470, 471.

89 НАРТ. Ф. 84. Оп. 1. Д. 9. Л. 23; Д. 41. Л. 19 об.-20; Д. 195. Л. 99 об.-100.

90 Там же. Д. 5. Л. 27 об.

91 Мельников С. Л. Пути сообщения как фактор межрегионального воздействия во второй половине XIX - начале

XX в. (на примере Вятской и Казанской губерний) // История и историки в Казанском университете... С. 279-286.

92 Мельников С.Л. Пионеры пароходства в Удмуртии: купеческая династия И.С. Колчина - У.С. Курбатова.

С. 472, 473.

Поступила в редакцию 17.02.10

G.I. Obuhova, senior lecturer

The role of merchants of Udmurtia in state and private deliveries of grain to the town of Rybinsk in the second part of the eighteenth century and in the seventies of the nineteenth century

The article deals with the role of merchantry of Udmurtia in state and private deliveries of grain to the town of Rybinsk in the second part of the eighteenth century and in the seventies of the nineteenth century. This problem is studied on the basis of the documents of the provinces archives.

Keywords: merchant class, Udmurtia, state property, private, contract, delivery, traffic, grain, river boat, steamboat, Kama, Volga, Rybinsk

Обухова Галина Ивановна, ст. преподаватель ГОУВПО «Удмуртский государственный университет»

426034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 2)

E-mail: obuhova53 @mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.