Научная статья на тему 'Казаки тюрки? Трактовка проблемы этнического происхождения казачества в неопантюркистской историографии (на примере новых книг Мурада Аджи (Аджиева М. Э. ))'

Казаки тюрки? Трактовка проблемы этнического происхождения казачества в неопантюркистской историографии (на примере новых книг Мурада Аджи (Аджиева М. Э. )) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
1479
101
Поделиться
Ключевые слова
TüRKS / КАЗАКИ / ТЮРКИ / ЭТНОГЕНЕЗ / НЕОПАНТЮРКИЗМ / ИСТОРИОГРАФИЯ / МУРАД АДЖИ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Юрченко И. Ю.

В статье представлен историографический анализ концепции тюркского происхождения казачества популярного писателя-пантюркиста Мурада Аджи. Рассмотрена библиография и научная критика работ этого автора в контексте доктрины неопантюркизма. Приведены последние научные данные международных генографических исследований проблемы в рамках проекта The Genographic Project.

ARE COSSACKS THE TÜRKS? INTERPRETATION OF THE PROBLEM OF THE ETHNIC COSSACKS ORIGIN IN NEO PAN-TURKISM HISTORIOGRAPHY (BY THE EXAMPLE OF MURAD ADJI'S NEW BOOKS)

The article presents a historiographical analysis of the concept of the Cossacks' türkish origin of the popular pan-turkish writer Murad Adji. The bibliography and scientific criticism of this author's works in the context of the Neo Pan-Turkism is reviewed. We present the latest scientific data of the genographic international research in the framework of the Genographic Project

Текст научной работы на тему «Казаки тюрки? Трактовка проблемы этнического происхождения казачества в неопантюркистской историографии (на примере новых книг Мурада Аджи (Аджиева М. Э. ))»

УДК 930(470)”20”

Юрченко Иван Юрьевич

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Московского авиационного института (Национального исследовательского университета); доцент Межвузовского центра по историческому образованию в технических вузах РФ ¡уап kazzak@mail.ru

КАЗАКИ - ТЮРКИ? ТРАКТОВКА ПРОБЛЕМЫ ЭТНИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ КАЗАЧЕСТВА В НЕОПАНТЮРКИСТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ (НА ПРИМЕРЕ НОВЫХ КНИГ МУРАДА АДЖИ (АДЖИЕВА М.Э.))

В статье представлен историографический анализ концепции тюркского происхождения казачества популярного писателя-пантюркиста Мурада Аджи. Рассмотрена библиография и научная критика работ этого автора в контексте доктрины неопантюркизма. Приведены последние научные данные международных генографических исследований проблемы в рамках проекта The Genographic Project.

Ключевые слова: казаки, тюрки, этногенез, неопантюркизм, историография, Мурад Аджи.

В последнее время в исторических научных и околонаучных кругах оживленную дискуссию вызвали весьма популярные сегодня произведения известного историка-тюрколога Мурада Аджи (Аджиева М.Э.). Вот что сообщает он о себе в автобиографии, размещенной на персональном сайте [1]: Аджиев Мурад Эскендерович (Мурад Аджи), по национальности кумык, родился 9 декабря 1944 г. в Москве. В 1969 г. досрочно окончил географический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова и был принят в целевую аспирантуру. Кандидат наук, доцент. Тема диссертации связана с экономико-математическим моделированием при освоении Сибири, после защиты работал в Министерстве цветной металлургии СССР, в отделе экономического прогнозирования. В 1975 г. был избран по конкурсу на кафедру географии в Финансовоэкономический институт (ВЗФЭИ). Кроме основной работы, занимался научной журналистикой, вел передачи на телевидении. Автор более четырехсот статей и трех десятков научно-популярных книг, в том числе для детей и юношества. Работал в журнале «Вокруг света».

Кинокомпания «Бег» по произведениям Мурада Аджи сняла уже два документальных фильма, представленных Федеральным агентством по культуре и кинематографии: «Дыхание Армагеддона» и «Мурад Аджи». Желающие могут ознакомиться с этими

Yurchenko Ivan Yuryevich

PhD in History, Associate Professor of the Department of History, Moscow Aviation Institute (National Research University); Associate Professor of the Centre for Inter-University History Education in technical higher education institutions of the Russian Federation ivankazzak@mai l. ru

ARE COSSACKS THE TURKS? INTERPRETATION OF THE PROBLEM OF THE ETHNIC COSSACKS ORIGIN IN NEO PAN-TURKISM HISTORIOGRAPHY (BY THE EXAMPLE OF MURAD ADJI’S NEW BOOKS)

The article presents a historiographical analysis of the concept of the Cossacks’ turkish origin of the popular pan-turkish writer Murad Adji. The bibliography and scientific criticism of this author’s works in the context of the Neo Pan-Turkism is reviewed. We present the latest scientific data of the genographic international research in the framework of the Genographic Project.

Key words: Cossacks, Turks, ethnogenesis, Neo Pan-Turkism, historiography, Murad Adji,

The Genographic Project.

фильмами в интернете, они выложены в свободном доступе на RuTube [2]. Слишком смелые, если не сказать спекулятивные, этнологические и лингвистические построения писателя вызвали довольно много откликов. В качестве примера можно привести статьи в «Литературной России» кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника Института российской истории РАН Николая Никитина «Феномен Мурада Аджи» [3] и доктора филологических наук Игоря Добродомова «Есть апломб, нет фактов» [4]. Более обстоятельная историографическая критика концепций Мурада Аджи была представлена Дмитрием Олейниковым в популярной книге «История России в мелкий горошек» [5], а более глубокий историографический анализ, как творчества самого Мурада Аджи, так и его историографической критики (в том числе и Д. Олейникова), заинтересованные читатели могут найти в объемной и весьма интересной статье С.М. Перевалова [6]. Поэтому здесь мы не будем касаться общих вопросов, а рассмотрим одну прикладную проблему, представляющую историографический интерес. С этой точки зрения произведения Мурада Аджи интересны именно тем, что этот автор не только занимает пантюркистские позиции, но и открыто признает это.

Задача этой публикации показать основные концептуальные положения современного неопантюркизма и степень его «науч-

ности». Как уже отмечал в монографии [7] и ряде других публикаций [8] автор статьи, в современной историографии казачества проблема его этноидентификации является наиболее дискуссионной и вызывает самые противоречивые оценки историков и этнографов. Во многом этому способствует политическая ангажированность и недостаточная изученность данной научной проблемы. Это открывает простор для разнообразных политических и откровенно псевдонаучных спекуляций на эту тему. Результатом такого положения дел становятся политические провокации, активное разыгрывание «казачьей карты» в межэтнических конфликтах. В связи с этим хотелось бы обратить внимание на некоторые историографические аспекты данной темы, а именно рассмотреть особенности пантюрки-стского взгляда на проблему этноидентифи-кации северокавказского казачества. Более подробную историографическую критику неопантюркизма Мурада Аджи автор уже представлял в другой работе [9], поэтому здесь можно ограничиться лишь краткой справкой.

Пантюркизм как идеологическое течение зародился в общем потоке националистических учений конца XIX - начала XX вв. Пик своей популярности пантюркизм пережил в Османской империи в годы Первой мировой войны. Поражение Турции в войне и приход к власти Кемаля Ататюрка отправили пантюркизм в отставку с политической арены новой Турции. Ситуация изменилась после развала Советского Союза и нарастания дезинтегра-ционных процессов в СНГ. Хотя сегодня официальная Анкара, казалось бы, не имеет ничего общего с пантюркизмом, в последние годы наметился отчетливый неопантюркистский ренессанс, причем, прежде всего, в странах СНГ и в том числе на российском Северном Кавказе. В качестве примера можно привести статью Игоря Бокова «Пантюркизм - новый вызов российскому Кавказу» [10]. В этой статье политолог отмечает такие особенности Кавказа, которые позволяют использовать его в качестве своеобразного испытательного полигона для «обкатки» пантюркизма как инструмента вмешательства во внутренние дела региона. В этой связи можно отметить информацию, распространенную Агентством политических новостей Казахстана в связи с открытием газопровода «Голубой поток». В статье Вадима Нифонтова, опубликованной на официальном сайте Агентства, открытие газопровода «Голубой поток» и нефтепровода «Баку-Тбилиси-Джейхан» прямо связывается с пантюркизмом. Как сообщает автор статьи, во внешней политике Анкары «...доктрин всего три: кемализм, неоосманизм (он же "турец-

кий панисламизм") и пантюркизм. Правда, пантюркизм сейчас находится в кризисе, но это не значит, что будущего у него совсем нет» [11].

В этой связи привлекает внимание тот факт, что в последние годы широкими тиражами выходят, буквально одно за другим, весьма респектабельные издания Мурада Аджи - автора, открыто заявляющего о своих пантюркистских взглядах в многочисленных книгах и статьях. Перечень только значительных по объему книг Аджи Мурада, вышедших в последние годы приведен в библиографии [12]. Кроме того в 2008 г. были переизданы крупными тиражами наиболее известные книги этого автора [13]. Недавно, в 2010 г. вышла новая книга Аджи Мурада «Без Вечного Синего Неба» [14]. Наконец, совсем недавно некоторые книги были переведены и опубликованы на английском языке [15].

Вот что пишет Мурад Аджи о советской академической науке и пантюркизме: «Честных исследователей в России было немало, но их всегда опекали академические «генералы», далекие от настоящей науки. во сто крат тяжелее было ученым-тюркам: за ними приглядывали специально приставленные «интернационалисты», всегда готовые обвинить в пантюркизме. А это - тюрьма, ссылка и в лучшем случае - отстранение от работы. Но что такое «пантюркизм», не скажет никто. И - чем плохой «пантюркизм» отличается от хорошего «панславизма»? Тоже не объяснить» [16, с. 23-24]. Что касается оценок «плохой пантюркизм» и «хороший панславизм», то это явная натяжка. С точки зрения политических оценок советская идеология осуждала и панславизм, и пантюркизм, и пангерманизм, и панамериканизм. Приведем две короткие цитаты из Советского энциклопедического словаря. «Пантюркизм, реакционная шовинистическая доктрина турецкой буржуазно-

помещичьей верхушки.» и «Панславизм, .в России с середины 19 в. националистическая идеология и завоевательные стремления русской буржуазии» [17].

Перейдем теперь к вопросу тюркской этноидентификации казачества в интерпретации Мурада Аджи. Надо сказать, что эта тема проходит через все творчество этого автора, начиная с публикации «Мы - из рода половецкого» и заканчивая последней книгой «Без вечного синего неба», изданной в 2010 г. [14, с. 281-283]. Для последующего анализа мы обратимся к концептуальной и наиболее объемной книге «Азиатская Европа» [16]. Сразу необходимо отметить, что написание цитируемых имен и названий оставлено в редакции самого Мурада Аджи. По этому вопросу

есть отдельная научная критика, и вдаваться в лингвистические проблемы транскрибирования тех или иных тюркских слов не позволяет ограниченный объем статьи.

Уже в предисловии от автора последний специально («о казаках разговор особый» [16, с. 12]) обращается к проблеме северокавказского казачества: «жителей Шамхалии прежде называли кипчаками, хазарами, кавказскими татарами. Потом местные казаки (ставропольские и терские) стали славянами, правда, до XIX века и они были кавказскими татарами, говорили на нашем языке, иные сохранили родной язык до сих пор». В качестве доказательства этого тезиса автор ссылается на повесть Льва Толстого «Казаки». Как пишет Мурад Аджи, в этом произведении «прекрасно показаны тюркские корни казаков, назван их родной язык». Позже, только «с 1863 года многие кавказские кипчаки отвернулись от предков, заговорили только по-русски и станицами пошли служить в колониальные войска России» [16, с. 11]. Прежде всего, автор книги утверждает тезис о том, что казаки это самостоятельный (не русский/славянский по происхождению) народ (этнос). Обосновывает он это утверждение тем, что при советской власти «национальностью человека распоряжались, как и его имуществом, по усмотрению властей» [16, с. 48]. Надо отметить, что факты такого рода «исправления статистики» действительно имели место. Далее автор книги утверждает: «первыми при советском режиме лишились имени казаки. Этих потомков степняков после декрета о расказачивании назвали русскими, они и стали первыми советскими новыми русскими». Отдельно Мурад Аджи останавливается на северокавказском казачестве: «кубанских и ставропольских казаков поначалу причислили к украинцам, а потом и из них сделали русских» [16, с. 48].

По мнению Мурада Аджи казаки, несомненно, принадлежали к тюркским народам. Это доказывается сравнением характерных предметов одежды казаков и кумыков. Среди традиционной тюркской одежды названы армяк, епанча, кафтан, башлык, шушун, шуба, клобук и сапоги. Мурад Аджи пишет: «сравним национальную одежду казаков (разумеется, не царские гимнастерки, а настоящую, старинную!) и кумыков - абсолютно одинаковая, до мелочей» - и делает вывод - «потому что принадлежала одному народу» [16, с. 98-99]. Автор книги сетует, что казаки отказались от предков, но это не дает права называть их самих и их историю русскими.

Историю казаков Мурад Аджи начинает со времен древнего Рима, когда «доверчивые степняки, как мыши в мышеловку, шли на службу к римскому императору. с этих федератов начинается всемирная история каза-

чества - тюрков, которые за деньги шли к неприятелю воевать против своего народа» [16, с. 120]. На арене российской истории казаки появляются в годы царствования Ивана Грозного, когда последний, отчаявшись взять Казань своими силами, был вынужден нанять донских казаков [16, с. 352]. Происхождение российского казачества Аджи Мурад объясняет следующим образом. «Самый страшный удар» пришелся тюркам не от русских, а от хана Батыя. Последний приказал уничтожить тюркскую знать (узденей). До этого тюркская знать имела семь сословных степеней. Но «когда монголы уничтожили аристократию кипчакского народа, в Дешт-и-Кипчаке остались КАЗАКИ (так в оригинале - И.Ю.) - свободное сословие» [16, с. 360]. Отсюда Мурад Аджи выводит и происхождение Казахстана: «Тогда и появилось название «Казакстан», что означало «Земля казаков». По мысли автора, это название «подразумевало, что на завоеванной монголами земле не осталось истинных тюркских аристократов (узденей)». Из всего этого делается следующий вывод: «Глубокий, очень глубокий смысл хранит то название. Тюркская знать ушла в южные, недоступные для монголов земли, - сухие степи Средней Азии (нынешний Узбекистан), Северный Кавказ, а также в Европу». Тезис насчет недоступности для монголов Северного Кавказа и, особенно, Средней Азии выглядит, мягко говоря, несколько странно. Но зато сделанный вывод подразумевает, что казаки это, если и не холопы, то тюркские простолюдины, не знающие своей истории, адатов (законов) и чести, а значит не имеющие представления «о благородстве, о положении, о правах человека в обществе».

После монголов и Батыя роль главного эксплуататора, колонизатора и разжигателя междоусобий среди тюрок перенимает «коварная» Москва: «Москву всегда отличало редкое качество - оригинальность. кульком пряников она купила в 1570 году донского атамана Сарык-Азмана, и он за небольшую плату грабил польские и литовские караваны, на которые указывала Москва» [16, с. 988]. Не менее оригинален и сам автор книги, когда он объясняет происхождение Войска Донского: «Дон московиты называли Татарией - землей Войска Донского. В слове таился мотив их будущей политики: земли, не принадлежавшие царю, но входившие в Русскую церковную епархию, назвали татарскими. Что из этого вышло, увидели потом.». Так Аджи Мурад делает вывод о том, что «Москва прикармливала донских кипчаков щедрыми подачками, точно так в свое время поступали римляне и греки с воинами Атиллы (с тюрками-федератами). История повторилась вновь. и вновь кипчаки были нужны в качестве «пу-

шечного мяса» [16, с. 369]. Благодаря такой политике, со времен Ивана Грозного Москва ссорила тюрок и прокладывала путь колониальной экспансии на Кавказ. В это время Москва «за деньги уговорила в Казакстане Орду Больших ногаев» перейти из Азии в Европу. В результате «Донские и кавказские кипчаки быстро почувствовали пришельцев: в степи начались кровопролитные войны на выживание. Дон и Терек оказались отделенными друг от друга, воевали тогда все, разумеется, кроме Московского князя, который занял позицию «третьего радующегося», выжидая, пока противники ослабеют» [16, с. 370]. При этом «двуличная Москва» оставалась союзником и Дона и Кавказа, хотя воевала чужими руками против обоих. Единственными, кто разгадал коварство Москвы, были крымские татары. Затем, под предлогом защиты Дона от мусульман, Москва начала колонизацию и насильственную русификацию казаков. Теперь слово казак «уже означало не степное сословие, как прежде, а «участник казачьего войска» [16, с. 372]. Наконец «Петр I в Азовских походах окончательно завоевал донских казаков их же руками и ввел в 1723 году на Дону наказное атаманство». Атаманов назначали из русских, и они заставляли казаков учить русский язык и носить русскую одежду, а непокорных ссылали в Сибирь целыми станицами. Это утверждение подтверждается ссылкой на некие государственные архивы, однако ни одного конкретного документа автор не указывает. Возможно потому, что «попасть туда сможет не всякий» [16, с. 373].

В заключение хотелось бы отметить, что научная проблема этноидентификации казачества на сегодняшний день еще далека от окончательного решения. В частности, вопрос о тюркском компоненте в составе ранних казачьих обществ остается открытым. В этом контексте особенный интерес представляют исследования генетиков, которые в последние годы, благодаря успехам в расшифровке генома человека и начавшимся активным прикладным исследованиям в этой области, совершили настоящий прорыв в области этнической истории. Среди подобных исследований для проблемы северокавказского казачества представляют наибольший интерес результаты, полученные в ходе полевых экспедиций по Дону и Кавказу учеными из лаборатории популяционной генетики ГУ МГНЦ РАМН в рамках международного проекта «Ге-нография» (The Genographic project) [18]. Результаты генетического анализа казаков были изложены в докладе ведущего научного сотрудника, кандидата биологических наук О.П. Балановского на круглом столе «Генетика -

мост между естественными и гуманитарными науками», в работе которого довелось участвовать и автору данной статьи, проходившем 27 июня 2009 г. в рамках Съезда генетиков и селекционеров, посвященного 200-летию со дня рождения Ч. Дарвина и V Съезда Вави-ловского общества 21-27 июня 2009 г. в Москве на базе Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН и МГУ им. М.В. Ломоносова. Докладчик любезно предоставил информацию и комментарии автору данной статьи, присутствовавшему на этом круглом столе. Исходные данные и материалы этих и других международных генетических исследований имеются в открытом доступе на сайте Лаборатории популяционной генетики ГУ МГНЦ РАМН [19]. Позднее обобщенные результаты и выводы исследователей были опубликованы в ведущих зарубежных [20] и отечественных научных журналах [21]. Исследователи пришли к выводу о том, что «казачьи группы, сформировавшиеся на границах со степными и горскими народами Предкавказья и Северного Кавказа, не испытывали значительного дрейфа генов. Зато они в полной мере подвергались влиянию миграций в ходе богатой событиями истории этого региона» [21, с. 407]. Интересные результаты были получены при анализе полиморфизма Y-хромосомы у терских и кубанских казаков. Полученные результаты авторы статьи обобщили следующим образом: «Оказалось, что терское казачество вобрало в себя более четверти местных, автохтонных кавказских гаплотипов Y-

хромосомы. Кубанское же казачество не имеет генетического сходства с кавказскими народами (хотя проживает с ними бок о бок уже два века), и его генетический портрет совпадает с портретом населения Южной России и Украины» [21, с. 407]. Методы генетического анализа позволили точно определять и разделять наследственность по мужской и женской линиям. Причем, если факт устойчивых брачных обычаев «похищения невест» и, следовательно, наследования генетических признаков по женской линии никогда «не был секретом», то точное количественное определение «мужского вклада» горских народов в генофонд терского казачества было представлено впервые. Это позволило генетикам сделать следующий, во многом не традиционный для отечественной историографии, вывод: «Можно полагать, что в ходе раннего периода жизни терских казаков на Кавказе их отношения с окружающими народами были более мирными, чем впоследствии в период Кавказской войны, и терские казаки включили большое число мужчин - выходцев из окружающих горских народов» [21, с. 407].

Таким образом, наличие неславянских и в том числе кавказских и тюркских компонентов в этническом облике российского казачества нельзя сегодня подвергать сомнению. Это объясняет многие черты сходства в культуре и облике казаков и северокавказских на-

родов, на которые не устает обращать внимание Мурад Аджи. Но эти факты отнюдь не означают, что можно согласиться с пантюркист-ской концепцией казачьей этнической истории.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

1. Мурад Аджи. [Официальный сайт]. URL: http://www.adji.ru (дата обращения: 08.04.2011).

2. Дыхание Армагеддона; Мурад Аджи // RuTube. Всё Видео! [сайт]. URL: http://rutube.ru/tracks/tag.html?t=%CD%D5%D2%C1%D4%20%C1%C4%D6%C9 (дата обращения: 08.04.2011).

3. Никитин Н. Феномен Мурада Аджи // Литературная Россия. 2005. № 15.

4. Добродомов И. Есть апломб, нет фактов // Литературная Россия. 2007. № 26.

5. Олейников Д. Книга - полынь // Володихин Д., Елисеева О., Олейников Д. История России в мелкий горошек. М., 1998.

6. Перевалов С.М. Восстание дилетантов: российская историография на рубеже веков // Вестник Владикавказского научного центра. 2002. № 3.

7. Юрченко И.Ю. Северокавказское казачество в этноконфессиональных конфликтах региона XVIII-XX веков. М., 2009.

8. Юрченко И.Ю. К вопросу об этнической идентификации казачества Северного Кавказа // Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Сборник научных трудов гуманитарного факультета МАИ. Выпуск III. М., 2004; Его же. Взаимодействие государства и казачества и проблема социальной и этнической идентификации казаков в современной историографии // Государственная служба казачества: история, современность, перспективы. Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Старый Оскол, 30 марта 2010 г.) / отв. ред. Г.О. Ма-циевский. Старый Оскол, 2010; Его же. Исторический феномен казачества и проблема его этносоциальной идентификации в российских диссертационных исследованиях последних лет по педагогике // Вестник МГОУ. Серия: История и политические науки. 2010. № 4-5; Его же. Проблемы исследований раннего этногенеза северокавказского казачества в контексте новейших генетических исследований // Народы Евразии. История, культура и проблемы взаимодействия: материалы международной научно-практической конференции 5-6 апреля 2011 г. Пенза-Баку, 2011.

9. Юрченко И.Ю. Проблема этноидентификации северокавказского казачества в интерпретации новейшего неопантюркизма в произведениях Мурада Аджи (Аджиева М.Э.) // Наше Отечество. Страницы истории. Сборник научных трудов. Выпуск 5 / под ред. проф. В.С. Порохни. М., 2009.

10. Боков И. Пантюркизм - новый вызов российскому Кавказу // Политический журнал. 2008. № 13(190). URL: http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=187&tek=8381&issue=224 (дата обращения: 08.04.2011).

11. Нифонтов В. Турки продолжают строить мост // АПН Казахстан. URL: http://www.apn.kz/publications/article66.htm (дата обращения: 08.04.2011).

12. Аджиев Мурад. Мы - из рода половецкого! Из родословной кумыков, карачаевцев, казаков, балкарцев, гагаузов, крымских татар, а также части русских и украинцев. Рыбинск, 1992; Его же. Полынь Половецкого поля: Из родословной кумыков, карачаевцев, балкарцев, казаков, казахов, татар, чувашей, якутов, гагаузов, крымских татар, части русских, украинцев и других народов, ведущих свое начало от тюркского (кипчакского) корня и забывших его. М., 1994; Его же. Тайна святого Георгия, или подаренное Тенгри: из духовного наследия тюрков. М., 1997; Его же. Европа. Тюрки. Великая Степь. М., 1998; Его же. Кипчаки. Древняя история тюрков и Великой Степи. М., 1999; Его же. Полынь Половецкого поля. 2-е изд., доп. и перераб. М., 2000; Его же. Кипчаки. Огузы. Средневековая история тюрков и Великой Степи. М., 2001; Его же. Европа. Тюрки. Великая Степь. М., 2004; Его же. Тюрки и мир: сокровенная история. М., 2004; Его же. Азиатская Европа. М., 2006; Его же. Дыхание Армагеддона. М., 2006; Его же. Полынь Половецкого поля. М., 2006; Его же. Древняя история тюрков и Великой Степи: Книга для школьников и их родителей. М., 2007; Его же. Средневековая история тюрков и Великой Степи: Книга для школьников и их родителей. М., 2006.

13. Аджи Мурад. Полынь Половецкого поля. М., 2008; Его же. Европа. Тюрки. Великая Степь. М., 2008; Его же. Тюрки и мир: сокровенная история. М., 2008; Его же. Азиатская Европа. М., 2008; Его же. Дыхание Армагеддона. М., 2008.

14. Аджи Мурад. Без Вечного Синего Неба: Очерки нашей истории. М., 2010.

15. Adji Murad. Asia's Europa. Vol. 1 (Europe, Turkic, the Great Steppe) (Аджи Мурад. Азиатская Европа) / перевод А. Киселева. М.: АСТ, 2005; Idem. The KiPCHAkS. Vol. 1 // Мурад Аджи. Официальный сайт. uRl: http://www.adji.ru/book11.html (дата обращения: 08.04.2011); Idem. THE KIpChAKS and THE OGUZ. Vol. 2 (Аджи Мурад. Кипчаки. Огузы.) // Мурад Аджи. Официальный сайт. URL: http://www.adji.ru/book12.html (дата обращения: 08.04.2011).

16. Аджи Мурад. Азиатская Европа. М., 2008.

17. Советский энциклопедический словарь / под ред. А. М. Прохоров и др. 2-е изд. М., 1983.

18. The Genographic Project - Human Migration, Population Genetics, Maps, DNA - National Geographic [сайт], URL: www.nationalgeographic.com/genographic (дата обращения 01.04.2011).

19. Генофонд: лаборатория геногеографии // Лаборатория популяционной генетики ГУ МГНЦ РАМН. М., 2003-2008 [сайт]. URL: http://www.genofond.ru (дата обращения: 01.04.2011).

20. Balanovsky O., Rootsi S., Pshenichnov A. et al. Two sources of the Russian patrilineal heritage in their Eurasian context // Amer. J. Hum. Genet. 2008. V. 82. № 1.

21. Балановская Е.В., Балановский О.П. Генетические следы исторических и доисторических миграций: континенты, регионы, народы // Вестник ВОГиС. 2009. Том 13. № 2.