Научная статья на тему 'Категория интенсивности как средство манипулятивного речевого воздействия в текстах печатных СМИ'

Категория интенсивности как средство манипулятивного речевого воздействия в текстах печатных СМИ Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
65
8
Поделиться
Журнал
Научная мысль Кавказа
ВАК
Область наук
Ключевые слова
МАНИПУЛЯЦИЯ / MANIPULATION / КАТЕГОРИЯ ИНТЕНСИВНОСТИ / INTENSITY CATEGORY / МАНИПУЛЯТИВНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ / MANIPULATIVE TECHNOLOGIES / ВЕРБАЛЬНАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ / VERBAL MANIPULATION

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Радченко Иван Иванович

Настоящая статья посвящена изучению семантико-синтаксических особенностей выражения категории интенсивности как манипулятивного средства речевого воздействия текстов печатных СМИ на читателя. Автор показывает, как с помощью разноуровневых средств категории интенсификации в газетных текстах достигается эффективность использования языка как средства передачи информации и воздействия на адресата.

Intensity Category as a Means of Manipulative Verbal Influence of Publicistic Texts

The article is devoted to studying of semantic and syntactical aspects of intensity category expression as a means of manipulative verbal influence of publicistic texts on a reader. The author highlights the way instruments of intensity category in press texts reach the efficient language usage on various levels in order to convey information and affect the recipient.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Категория интенсивности как средство манипулятивного речевого воздействия в текстах печатных СМИ»

и когнитивный аспекты. Тамбов: ТГТУ, 2007. 288 с. С. 3.

8. Степанов Ю.С. Альтернативный мир, дискурс, факт и принципы причинности // Язык и наука конца ХХ в. М.: РГГУ, 1995. С. 35-73.

9. Цветков О.Ю. Коммуникативная среда побудительного высказывания. Дис. ... канд. филол. наук. Череповец, 2002. 188 с.

10. Муллаянова Г.И. Побудительная модальность: Императив, ситуации и их реализация в современном французском языке. Дис. ... канд. филол. наук. Нижний Новгород, 1997. 134 с.

11. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Пуллина, 2004. 180 с.

12. Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. М.: ТОО ТК "Петрополис", 1998. 432 с.

13. Макарова Виктория. Техника аргументации в современном российском и литовском политехническом дискурсе (на материале ежегодних президентских посланий 2000 - 2007 гг.): Дис. ... д-ра филол. наук. Вильнюс, 2008. 180 с. С. 9.

14. Олешков М.Ю. Системное моделирование институционального дискурса (на материале устных дидактических документальных фильмов). // DELIST. RU.ARTICLE [Электронный ресурс]. URL:_http:// www.kuzspa.ru/diss/conf_27_28/3_oleshkov.doc].

15. Франко О.Б. Систематические и прагматические параметры побудительного дискурса (на материале немецких художественных произведений ХХ века): Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Киев, 2007. 22 с.

3 сентября 2012 г.

УДК 81'42

КАТЕГОРИЯ ИНТЕНСИВНОСТИ КАК СРЕДСТВО МАНИПУЛЯТИВНОГО РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В ТЕКСТАХ ПЕЧАТНЫХ СМИ

И.И. Радченко

Изучению феномена речевого воздействия в целом и вербальной манипуляции в частности посвящен целый ряд научных трудов в области лингвистики, философии, социологии, культурологии и других наук (Н.Д. Арутюнова, А. Вежбицкая, Н.Н. Богомолова и др.) [1].

В настоящее время разрабатываются различные подходы к исследованию и классификации манипулятивных стратегий и тактик, а также средств их репрезентации.

Однако на современном этапе развития лингвистической науки возможности использования вербальных средств манипуляции, прежде всего в текстах печатных СМИ, еще не изучены в полной мере. Изучение способов и средств манипуляции определяет и необходимость установления корреляции между понятиями "манипуляция" и "интенсивность".

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Категория интенсивности - это семантическая категория, в основе которой лежит понятие градации количества в широком смысле этого слова. Интенсивность есть количествен-

Радченко Иван Иванович - кандидат филологических наук, докторант кафедры русского языка и культуры речи Педагогического института Южного федерального университета, 344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33, e-mail: ogneva@zsro.ru, т. 8(863)2404538.

ная мера оценки качества, мера экспликатив-ности, показатель содержания коммуникации с позиции исследователя текста, мера экспрессивности, эмоциональности, оценочности, сигнализирующая о градуальности.

Предмет данного исследования - интенсивность как средство репрезентации речевого манипулятивного воздействия в текстах печатных СМИ.

Человек, будучи по своей природе социален, не может существовать вне общества. В то же время личность в социуме информационно зависима, и информационное воздействие на индивидуума усугубляет эту зависимость. Процесс обмена, распространения и хранения информации неразрывно связан с функционированием коммуникативно-информационных каналов, которые способны ускорять, усложнять и вносить динамику в социально-коммуникативные процессы, происходящие в обществе.

Стратегия речевого манипулирования в средствах массовой коммуникации широ-

Ivan Radchenko - Ph.D. in Philology, the Russian Language and Speech Standards Department at the Teacher Training College of the Southern Federal University, 33, B. Sadovaya Street, Rostov-on-Don, 344082, e-mail: ogneva@zsro.ru, ph. +7(863)2404538.

ко использует манипулятивные технологии, которые складывались под влиянием культурно-исторических, социальных, экономических, политических факторов, обусловленных выбором форм и средств информационного воздействия на социум.

Н.Н. Оломская отмечает: "Под манипу-лятивной технологией понимается комплекс методов и приемов, которые используются адресантом для достижения определенных целей, обусловленных выбором оптимальных средств и способов целенаправленного воздействия на социум или/и индивидуум посредством коммуникативно-информационных каналов" [2].

Форма, в которой существует информация, может заключать в себе не только лингвистические, но и экстралингвистические характеристики. Мы в своем исследовании ограничимся рассмотрением только лингвистических форм манипулятивного воздействия на читателей.

Использование речевых конструкций, образных и экспрессивных средств языковой реализации должно быть регламентировано целью манипулятивной стратегии.

Речевые стратегии манипулирования необходимо рассматривать с точки зрения когнитивного описания, поскольку стратегическая организация должна быть четко спланирована и выверена для осуществления адекватного воздействия, подчиненного выполнению конкретной цели. О.Н. Морозова выделяет две основные разновидности базовой модели диалогического взаимодействия: модели комфортно-психологического общения и модели дискомфортно-психологического общения, где "первая группа включает в себя пять типов моделей: познавательно-информативную, убеждающую, экспрессивную, суггестивную и ритуальную, вторая состоит из четырех моделей: модели заискивающего, обвиняющего, расчетливого и отстраненного общения" [3, с. 207]. С помощью комфортно-психологических моделей говорящий реализует "установки и цели, инициирует диалогическое взаимодействие в соответствии с собственными намерениями и задачами: намерен информировать, сообщить, рассказать (в случае с познавательно-информативной моделью), убедить (убеждающая модель), за-

ставить (экспрессивная или суггестивная), поддержать (ритуальная модель)" [3, с. 207], в то время как модели дискомфортно-психологического общения порождаются адресатом, испытывающим дискомфортное состояние, поэтому у реципиента возникает потребность выхода из этого состояния, из диалога и, в результате, он выбирает "одну из дискомфортно-психологических моделей, название которых и отражают выбранный им способ разрыва интеракции: обвиняющий, заискивающий, расчетливый и отстраненный" [3, с. 208].

Надо отметить, что в исследуемом языковом материале современных российских газетных текстов мы встретили взаимное влияние и проникновение различных моделей как комфортно-психологического, так и дискомфортно-психологического общения при том, что целью нашего исследования была экспрессивная модель.

Положение о сочетании экспрессивных и информативных единиц в языке публицистики подкрепляется и следующим тезисом В.Г. Костомарова о сущности экспрессивности в языке газеты: "Экспрессию можно определить как свойство какого-либо элемента придавать высказыванию оценочный характер, выступающий именно конструктивно-языковой чертой в противопоставленности стандартизованным единицам" [4]. Характеризуя язык современной публицистики, Е.А. Земская отмечает: "Язык современных газет может служить зеркалом современной жизни. Он отражает все то хорошее и плохое, что свойственно нашей действительности: отказ от показухи и лицемерия, от казенного бюрократизма и безликости, демонстрирует раскованность, раскрепощенность, стремление выразить свое личное мнение, повышенную экспрессивность, порождающую и высокий гражданский пафос, и резкость, доходящую до грубости" [5].

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Интенсификация как показатель степени усиления есть количественная характеристика качественной (экспрессивной) стороны речи, количественное выражение возвышения экспрессивного над предметно-логическим содержанием высказывания. Признав, "что экспрессивность раскрывает качественную сторону высказывания, является признаком речевого произведения, отражающим его сущность, целесообразно трактовать интенсивность

как признак признака, как количественную характеристику экспрессивности" [6]. Очевидно, что категория интенсивности обнаруживает взаимосвязь с категориями количества и качества. По словам Е.И. Шейгал, "категория интенсивности находится на пересечении категорий количества (неопределенного, недискретного количества) и качества (поддающегося количественной оценке)" [7].

Для современных средств массовой коммуникации характерно обращение к человеку, к различным сферам его жизни. Несомненный интерес представляет изучение национально-культурных ипостасей языкового образа человека, особенностей их репрезентации в текстах различных стилей и жанров, в газетах разных направлений. Интересным представляется изучение характеристики любого человека, отражающей описание его темперамента, социальные условия его деятельности, что находит свое выражение и в определенных языковых средствах. Функциональный подход, изучающий язык в действии, ориентирован на языковую личность не только объекта исследования другого лица, но и отражает в языке личность самого адресанта.

Как правило, пишущий высказывает свои личные эмоции, категорически утверждает, навязывает свое мнение. При этом для воздействия на читательскую аудиторию в максимальной мере используется словообразовательный и фразеологический потенциал языка, средства создания экспрессивности, образности, эмоциональной окраски значений, подчеркивающих их стилистическую значимость.

Использование данных экспрессивных средств позволяет автору фиксировать внимание читателя на определенных участках текста, помогая тем самым оценить их относительную значимость, иерархию образов, идей, чувств и таким образом передать отношение говорящего к предмету речи.

В силу этого качественные, количественные и качественно-количественные средства интенсификации образуют определенный эстетический контекст и выполняют целый ряд смысловых функций, одной из которых является повышение экспрессивности и, в конечном счете, выполнение воздействующей функции авторского газетного текста на читателя, навязывание ему определенного мнения.

Рассмотрим это на конкретных примерах.

Открыто позиция журналиста выражается в таких приемах, как агитация и антиагитация, которые, как правило, явно проявляются в тексте.

Журналисты при этом максимально используют различные средства интенсификации. Например: Сама идея, что оперный певец с роскошным баритоном, отшлифованным в Ла Скала, снизошел до эстрады, была смелой и неожиданной для советского искусства (Комсомольская правда 24 окт. 2009 г.). При всей своей популярности, в жизни Муслим (Магомаев) был очень доступным, чистым и даже наивным человеком (там же).

В данных примерах при характеристике известного певца и композитора Муслима Ма-гомаева автор статьи умело использует средства интенсификации для описания его таланта (лексические интенсивы: роскошным баритоном, отшлифованным в Ла Скала).

При описании характера Магомаева используются интенсификаторы - сочетания прилагательных и наречия "очень": очень доступным, чистым.

Однако открытое проявление авторской позиции очень часто заменяется на скрытое. При этом пишущим приводятся какие-либо аргументы для обоснования его точки зрения, но они, как правило, не являются доказательными для защищаемого или опровергаемого тезиса. Такое явление получило название "псевдоаргументация". Для ее выражения журналистами также используются языковые средства интенсификации, а также фразеологизмы: Все думают, что работа чиновника медом намазана, но на самом деле, это изнурительный труд (Вечерний Ростов. 23 окт. 2009 г.)

В данном примере с помощью интенсивов медом намазана и изнурительный труд автором статьи не дается прямой законченной формулировки оценки работы чиновника, но в то же время он умело подводит аудиторию к нужным ему (отрицательным) выводам путем совмещения контрастной читательской (положительной) и авторской (отрицательной) модальностей.

Очень часто журналистский текст бывает насыщен словами, которые занимают в тексте особое положение и создают определенную установку на его понимание и интерпретацию, при этом данные слова, как прави-

ло, несут на себе и эмоциональную нагрузку, выражаемую, в том числе, и употреблением слов в переносном значении: Все понимают, что Черноморский флот - "флот престижа", "пиар-флотилия" (Российская газета. 27 окт. 2010 г.). Здесь в качестве интенсива используется метафора-неологизм "пиар-флотилия".

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Журналист так или иначе осуществляет выбор - описывает одни факты и оставляет без внимания другие. Таким образом, аудитории всегда преподносится уже оцененная с той или иной позиции информация. Жур-налист берет то самое важное, то самое интересное, то самое необычное, то самое показательное, и оценка осуществляется за счет указания на проявление признаков факта выше или ниже привычной для читателя нормы интенсивности: "Олимпийский" ломился от зрителей, после каждого богатырского удара Сафина вопивших: "Марат, мы тебя любим!" (Комсомольская правда. 24 окт. 2009 г.).

В данном примере автор выражает свою позицию по отношению к грандиозному матчу М. Сафина такими лексическими интенсивами, как ломился, вопивших, богатырский, что довольно ярко характеризует и уровень поведения болельщиков на спортивных соревнованиях, и причину необыкновенного успеха Сафина, и в то же время создает иллюзию близости к простому читателю употреблением разговорных единиц.

Надо отметить, что арсенал используемых журналистами средств интенсификации очень широк. От наиболее продуктивных лексических средств выражения категории интенсивности до морфологических и синтаксических. Но наиболее часто авторами употребляются одновременно разноуровневые средства интенсификации, что придает высказыванию еще большую тональность и в конечном итоге служит более эффективному воздействию на читающую аудиторию, при этом контрастно сопоставляются интенсивы и деинтенсивы, создавая дополнительный эффект экспрессии.

Акция, направленная против привилегий, имела более глубокий смысл - протест против беспредела власть имущих и полной незащищенности обычных граждан (Наше время. 20 мая 2010 г.).

В данном примере кваликативный интенсив, выраженный сравнительной степенью прилагательного более глубокий, усиливает

смысл авторской позиции, нашедшей свое отражение в содержании второй части предложения, где с помощью интенсива и де-интенсива, выраженных морфологически ("беспредела" и "незащищенности"), автор, на контрастном сопоставлении, описывает положение "власть имущих" и "полной незащищенности обычных людей", где слово "полной" усиливает смысл деинтенсива "незащищенности".

Еще более интересно в этом же плане построение следующей фразы: В ситуации "синих ведерок" есть один нюанс - это не просто протест, это осмеяние (Наше время. 20 мая 2010 г.).

Здесь использованием квантитативного интенсива есть один нюанс подчеркивается авторское отношение к бессмысленности подобных протестных действий и в то же время отмечается тот маленький плюс, который, с точки зрения автора, все же есть в этих действиях - и который выражается использованием повтора это, причем повтора, построенного не на усилении предыдущего смысла, а на частичном отрицании за счет противопоставленных контрастно по смыслу интенсивов и деинтенсива: ...это не просто протест, это осмеяние.

Этот же авторский прием, когда последующая часть фразы отрицая усиливает предыдущую, мы наблюдаем и в следующем предложении: Ох как же хочется партии власти (в широком смысле этого слова) все изменить так, чтобы ничего не менять! (Наше время. 20 мая 2010 г.).

"Чтобы там не говорили, но доходы депутатов довольно точно повторяют картину с избирателями. А именно: налицо огромный разрыв между "богатыми" и "бедными". (Российская газета. 20 мая 2010 г.).

В приведенном примере квалитативный интенсив, выраженный наречным сочетанием довольно точно, демонстрирует авторскую позицию, его точку зрения на социальное расслоение общества.

Следует иметь ввиду многоступенчатость языкового процесса интенсификации: слова различных частей речи, включающие аффиксы со значением усиления; фразеологизмы, использующие компоненты-интенсифика-торы, являются одновременно и результатом этого процесса и средством создания синтаксических единиц, более детально, индиви-дуализированно и объективно выражающих

субъективное отношение к свойствам характеризуемых предметов и явлений.

В сложноподчиненном предложении в выражении категории интенсивности органично участвуют как главная, так и придаточная части. При этом данная категория выражается через определенную систему средств, которые моделируются по соответствующим правилам и объединяются значением гра-дуированности объема признака, качества действия. Но и здесь в качестве интенсифи-каторов используются местоименные соотносительные слова, утраченные или получившие иную окраску в современном русском языке. Можно говорить о целостном полицентрическом, функционально-семантическом поле интенсивности, ядром которого является, по-видимому, среди интенсификаторов наречие очень (со значением "высокая степень признака" - статического или динамического) и его нейтральные синонимы - гораздо, сильно и весьма, которые стали архаичными. Они указывают на эмоциональное небезразличие говорящего к предмету сообщения, сильное впечатление, которое производит на говорящего неожиданность такой высокой степени проявления признака, необходимость обратить внимание на этот признак и привести свое поведение в соответствие с требованиями ситуации.

Анализ текстов газет показывает сложную семантическую структуру и полифункциональность любого интенсифицирующего средства, характерную для современного русского языка. Все рассмотренные единицы, прежде всего, в той или иной степени отсылают читателя к объективной реальности, указывая на степень признака, превышающую нормальную (обычную). Вместе с тем во всех случаях интенсификации говорящий выражает свою заинтересованность в ситуации, обусловленную интенсифицированным признаком, аффективность - высокую степень включенности субъекта в высказывание. Коммуникативная цель интенсификации состоит не только в том, чтобы показать, что признак превышает норму, сколько в том, чтобы ввести в высказывание аффективный компонент значения, усилить таким образом "эмотив-ную" сторону оценки - отношение субъект -объект и тем самым более эффективно воздействовать на адресата.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Можно предположить, что в каждом интенсифицирующем языковом средстве за-

ложены элементы, которые отражают классическую модель речевой коммуникации Р.О. Якобсона, включающую в себя шесть факторов: адресант, адресат, контекст, сообщение, контакт и код [8]. В соответствии с этим применение интенсифицирующего средства несет в себе одновременно: заинтересованность адресанта в ситуации; желание усилить воздействие на адресата; указание на силу реального признака; внимание к способу сообщения (выбор стилистически, оценочно, эмоционально окрашенных средств интенсификации); стремление обеспечить контакт с собеседником (реализовать фатическую функцию); возможность выбора оптимального кода сообщения. Эффективность таких языковых средств явно связана с присутствием в сознании читателя представления о норме проявления интенсивности названного в тексте действия или признака, и указание на проявление их выше или ниже этой нормы призвано создавать эффект обманутого ожидания, т.е. вызывать определенные эмоции, способствующие воздействующей функции текста.

ЛИТЕРАТУРА

1. Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл // Теория референции. М.: Наука, 1976. С. 179-205; Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. М.: Языки русской культуры, 1997. 685 с.; Богомолова Н.Н. Социальная психология печати, радио и телевидения. М.: МГУ, 1991. 126 с.

2. Оломская Н.Н. Манипулятивные речевые стратегии воздействия в дискурсе РЯ // Лингвистика и межкультурная коммуникация. Красноярск: Научно-инновационный центр, 2011. С. 199.

3. Морозова О.Н. Лингвориторическая парадигма согласованной коммуникации: Дис. ... д-ра филол. наук, Краснодар. 2005. 326 с.

4. Костомаров В.Г. Русский язык на газетной полосе. М.: Наука, 1971. С. 158.

5. Земская Е.А. Цитация и виды ее трансформации в заголовках современных газет // Поэтика. Стилистика. Язык и культура (памяти Т.Г. Винокур). М.: МГУ, 1996. С. 157.

6. Туранский И.И. Семантическая категория интенсивности в английском языке. М.: Высшая школа, 1990. С. 152.

7. Шейгал Е.И. Интенсивность как компонент семантики слова в современном английском языке: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 1984. С. 17.

8. Якобсон Р.О. Лингвистика и поэтика // Структурализм: "за" и "против". М.: Прогресс, 1975. С. 198.

28 августа 2012 г.