Научная статья на тему 'Канцерогены производственной среды и онкологическая заболеваемость на углеперерабатывающих производствах Кузбасса'

Канцерогены производственной среды и онкологическая заболеваемость на углеперерабатывающих производствах Кузбасса Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
939
89
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Политравма
Scopus
ВАК
Область наук
Ключевые слова
КАНЦЕРОГЕНЫ / CARCINOGENS / ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / PRODUCTION ACTIVITY / РИСК РАКА / RISK OF CANCER

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Дудкина О.А., Минина В.И., Ларин С.А., Мун С.А., Глушков А.Н.

Производственная деятельность человека невозможна без контакта с вредными химическими веществами. В промышленности, сельском хозяйстве и быту сегодня очень широко применяются химические вещества, в частности, опасные для здоровья канцерогены. В результате этого происходит рост уровня онкологической заболеваемости, особенно у людей, непосредственно занятых в производственной сфере. Приводится обзор результатов исследования рабочих Кемеровской ТЭЦ и АО «КОКС». У работников предприятий выявлено увеличение онкологической заболеваемости органов дыхания, органов желудочно-кишечного тракта и кожи. Установлена действительная канцерогенная опасность Кемеровской ТЭЦ и АО «КОКС». Приводятся рекомендации для снижения онкологической заболеваемости.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Дудкина О.А., Минина В.И., Ларин С.А., Мун С.А., Глушков А.Н.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Канцерогены производственной среды и онкологическая заболеваемость на углеперерабатывающих производствах Кузбасса»

Статья принята к публикации 15.09.2010 г.

КАНЦЕРОГЕНЫ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ СРЕДЫ И ОНКОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ НА УГЛЕПЕРЕРАБАТЫВАЮЩИХ ПРОИЗВОДСТВАХ КУЗБАССА

CARCINOGENS OF PRODUCTION ENVIROMENT AND ONCOLOGIC MORBIDITY AT KUZBASS MINING ENTERPRISES

Дудкина О.А. Минина В.И. Ларин С.А. Мун С.А. Глушков А.Н.

Dudkina O.A. Minina V.I. Larin S.A. Mun S.A. Glushkov A.N.

Институт экологии человека Сибирского отделения РАН, Institute of Human ecology,

г. Кемерово, Россия Kemerovo, Russia

Производственная деятельность человека невозможна без контакта с вредными химическими веществами. В промышленности, сельском хозяйстве и быту сегодня очень широко применяются химические вещества, в частности, опасные для здоровья канцерогены. В результате этого происходит рост уровня онкологической заболеваемости, особенно у людей, непосредственно занятых в производственной сфере.

Приводится обзор результатов исследования рабочих Кемеровской ТЭЦ и АО «КОКС». У работников предприятий выявлено увеличение онкологической заболеваемости органов дыхания, органов желудочно-кишечного тракта и кожи. Установлена действительная канцерогенная опасность Кемеровской ТЭЦ и АО «КОКС». Приводятся рекомендации для снижения онкологической заболеваемости.

Ключевые слова: канцерогены; производственная деятельность; риск рака.

Production activity of human is not possible without contact with harmful chemical substances. In industry, agriculture and everyday life chemical substances are broadly used, including dangerous carcinogens. As result, the level of oncologic morbidity increases, particularly in people who directly work in production industry.

The results of examination of the workers of Kemerovo heat power plant and JC «COKE» are presented. In these workers the increase of oncologic diseases of respiratory, gastrointestinal organs and skin has been identified. The real carcinogenic danger of Kemerovo heat power plant and JC «COKE» has been determined. The recommendations for decreasing of oncologic morbidity are given.

Key words: carcinogens; production activity; risk of cancer.

Происходящий в настоящее время рост заболеваемости злокачественными новообразованиями (ЗН) связывают с повышением уровня загрязнения внешней среды различными агентами, обладающими канцерогенными свойствами. Исследования в области эпидемиологии рака показали, что до 90 % всех случаев возникновения онкологических заболеваний обусловлено воздействием канцерогенов (КГ) окружающей среды. Из них 70-80 % связывают с воздействием химических факторов [7, 8, 21, 24, 28, 29, 31].

В настоящее время, в век промышленности, в истории изучения ЗН важное место отводят проблеме профессионального рака, поскольку именно с ним были связаны первые случаи опухолей, когда устанавливалась их этиологическая

№ 1 [март]

связь с воздействием общих производственных факторов, а затем с воздействием конкретных причинных агентов [19, 22]. По определению экспертов ВОЗ (1971 г.), «...профессиональный канцероген

— это канцероген, который вызывает злокачественные опухоли у мужчин и женщин в результате их профессии.». Исходя из этого, академик Л.М. Шабад определяет понятие профессиональный рак как «заболевание, связанное с длительным воздействием определенной производственной вредности, которой люди подвергаются в силу своей профессии».

Цель данного обзора — обобщение имеющихся данных по влиянию канцерогенных факторов окружающей среды на людей, занятых на профильных производствах Кемеровской области.

— Й

Показатели заболеваемости ЗН как биологические индикаторы канцерогенного воздействия окружающей среды на человека рассматривают многие ученые [1-3, 6-8, 17, 24, 26, 28-31]. Установлено, что из 7000 химических веществ, исследованных на канцерогенность, около 1500 в той или иной степени являются канцерогенно опасными и почти половина из них — опасными для человека [21]. Поэтому одной из наиболее сложных и актуальных проблем в гигиене и онкологии остается регламентирование канцерогенных веществ и канцерогенных факторов в окружающей среде.

Большинство исследователей подразделяют КГ на следующие группы:

- химические соединения и вещества (нитрозосоединения, некоторые ароматические углеводороды

и лекарственные препараты, аф-латоксин и другие токсины пищевых продуктов);

- физические (ионизирующее излучение, ультрафиолетовое и гамма-излучения);

- эндогенные вещества, образующиеся при нарушениях метаболизма и ряде заболеваний (холестерин, эстрогены, андрогены и

др.);

- вирусы.

Наиболее изученной и значимой для практической онкологии группой факторов, несомненно, являются химические КГ, крупнейшим источником которых в окружающую среду является производственная деятельность человека. Имеющиеся эпидемиологические данные, а также оценка профессиональных факторов канцерогенного риска для человека, проводимая Международным Агентством Изучения Рака [9], показали, что около 50 химических веществ, сложных смесей и факторов, которые чаще всего встречаются на рабочем месте, достоверно повышают риск развития злокачественных опухолей и являются доказанными КГ для человека. Согласно «Перечню веществ, продуктов, производственных процессов, бытовых и природных факторов, канцерогенных для человека», введенному МЗ РФ в 2004 г. [18], и «Санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам» от 2008 г. [10], доказано или предполагается канцерогенное действие следующих профессиональных вредностей: асбеста, акрилонитрила, мышьяка и его соединений, бериллия (только экспериментальные данные), дихлордиметилового эфира, хрома, полициклических ароматических углеводородов (ПАУ), оксида железа, изопропилового спирта, иприта, никелевых руд, талька (возможно, из-за загрязнения асбестом), винилхлорида, токсических веществ, образующихся при сварочных работах, древесной пыли, урана и радона. В международном и Российском перечнях производственных процессов (в том числе характерных и для Кузбасса), канцерогенная опасность которых для человека безусловно доказана, имеют место следующие:

- производство кокса, переработка каменноугольных смол, газификация угля;

- производство чугуна и стали (агломерационные фабрики, доменное и сталеплавильное производства, горячий прокат) и литье из них;

- производство алюминия [9, 10, 21].

Промышленные канцерогены

Огромное число работ посвящено изучению онкологической заболеваемости (особенно риску возникновения рака легкого) среди рабочих, занятых на углеперерабатывающих и коксохимических производствах, с убедительным доказательством канцерогенности каменноугольных смол и пеков. Каменноугольные смолы и пеки — основные продукты коксохимического, металлургического производств, а также топливной, алюминиевой промышленности и др., являются побочными продуктами сухой перегонки или коксования угля и представляют собой сложные смеси ароматических и гетероциклических соединений, сажистых образований, механических примесей угля и кокса.

Технологии коксования угля относятся к одному из наиболее старых промышленных производств. К безусловным канцерогенам, содержащимся в угле и/или образующимся в процессах его переработки и сжигания, относятся следующие:

- бенз(а)пирен (БП);

- каменоугольные смолы, пеки и их возгоны;

- бериллий, кадмий, мышьяк, никель и их соединения;

- тетрахлордибензо-р-диоксин;

- сажи;

- 2-нафтиламин;

- радон.

Люди, занятые в углеперераба-тывающей и коксохимической отраслях производства, подвержены раку легкого, кожи и мочевого пузыря. Поскольку подавляющее большинство занято в этой сфере длительное время, становится возможным выполнять онкоэпидеми-ологические исследования, результаты которых являются базой для отнесения процесса коксования угля к, бесспорно, канцерогенно опасным для человека [10].

Основной источник поступления ПАУ в окружающую среду — горение угля и других видов топлива при температурах около 800°С и свыше 5000°С, поэтому дополнительными источниками канцерогенов, наряду с вышеперечисленными, являются автотранспорт и предприятия топливно-энергетического комплекса [4].

По показателю энергоэффективности Россия отстает от среднего для Европы уровня более чем в 5 раз, а по удельным показателям выбросов в атмосферу, сбросов в водные объекты, образования отходов на единицу продукции российские предприятия в несколько раз превышают аналогичные за рубежом. Российская теплоэнергетика, работающая на твердом органическом топливе, является одним из основных крупнотоннажных источников загрязнения окружающей среды. В настоящее время удельный вес теплоэлектростанций (ТЭС) в энергетическом балансе страны не менее 80 %. По существующим оценкам, ТЭС потребляют более трети добываемого в мире топлива. Средний КПД ТЭС едва достигает 30 %, у самых лучших он составляет 40 % [12].

В составе дымовых выбросов теплоэлектростанций (ТЭС), поступающих в окружающую среду, особое место занимают естественные радионуклиды и ПАУ [13]. При отборе проб снега в направлении движения господствующих ветров с интервалом 5-10 км даже на расстоянии 50 км от города, имеющего ТЭС, БП определяется в количестве 18 мкг/м2, что на порядок превышает фоновое содержание БП в пробах, отобранных с подветренной стороны. Кроме ПАУ, в состав дымовых выбросов входят такие потенциально опасные для здоровья человека вещества, как сернистый и серный ангидриды, окислы азота, угарный газ, зола, микроэлементы, входящие в состав топлива, и др. [5, 11]. Электростанции, работающие на органическом топливе, кроме локального загрязнения, способны давать и глобальные эффекты (парниковый эффект).

Для оценки реальной опасности ТЭС актуальное значение имеет информация о состоянии онкологи-

I 92

ПОЛИТРАВМА

ческой заболеваемости и онкологической смертности населения, проживающего в районах размещения ТЭС. В 1999 г. в этой сфере было проведено исследование среди населения Тульской и Рязанской областей, где имеются давно работающие ТЭС [13]. В ходе исследования, в которое были включены более 3200 человек, выявлено, что коэффициент достоверности заболеваемости ЗН населения, проживающего в областях воздействия ТЭС, в каждый изучаемый год превышал 30, что свидетельствует о высокой статистической надежности полученных показателей. Отмечена положительная динамика роста заболеваемости населения практически всеми видами рака в областях ТЭС, особенно рака желудка, рака легкого и рака кожи.

Канцерогенные производства Кузбасса

Особенно актуальным изучение канцерогенных факторов, связанных с профессиональной деятельностью человека, становится на территории Кузбасса, где сконцентрированы предприятия угледобывающей и углеперерабатывающей отраслей промышленности. На территории области из 1209 предприятий, контролируемых Комитетом по выбросам загрязняющих веществ, расположены 30 предприятий черной и цветной металлургии; 127 предприятий угледобычи и углепереработки; 19 объектов теплоэнергетики; 14 предприятий химии; 88 предприятий машиностроения и металлообработки; 194 предприятия стройиндустрии; 300 предприятий железнодорожного, автомобильного транспорта и дорожного хозяйства, а также предприятия сельского хозяйства, пищевой, легкой, мебельной промышленности; большое количество котельных и др. Ежегодный объем выбросов загрязняющих веществ в воздушный бассейн региона составляет 1500 тыс. тонн, до 55 % которого обеспечивает угольная промышленность. Для сравнения, объем выбросов загрязняющих веществ в атмосферу по соседним регионам составляет: Республика Алтай — 11,9 тыс. тонн, Алтайский Край — 243,8 тыс. тонн, Республи-

ка Хакасия — 90,1 тыс. тонн, Новосибирская область — 195,5 тыс. тонн [20]. Среднегодовые приземные концентрации веществ, значимо превышающих предельно допустимые концентрации в атмосферном воздухе среди крупных промышленных центров Кузбасса, составляют: по г. Кемерово — БП

- 2,5 ПДК, аммиак - 1,7 ПДК, диоксид азота — 1,4 ПДК, формальдегид - 1,7 ПДК; в г. Новокузнецк

— формальдегид — 5,0 ПДК, БП — 5,0 ПДК, диоксид азота — 1,1 ПДК; в г. Прокопьевск — БП — 3,5 ПДК, взвешенные вещества — 2,8 ПДК, диоксид азота — 1,7 ПДК [23].

В связи с тем, что социально-экономическое развитие Кемеровской области основано на увеличении объемов производства в базовых отраслях промышленности, оказывающих канцерогенное влияние на здоровье населения, особый интерес представляет выявление взаимосвязей между количеством добытого и переработанного угля и уровнем заболеваемости населения ЗН. Были сопоставлены стандартизованные показатели заболеваемости ведущими формами ЗН и показатели объемов добычи и переработки угля в отдельных отраслях промышленности Кузбасса (млн. т/год): обогащение угля, металлургия (в том числе производство кокса), электроэнергетика и коммунальное хозяйство (котельное и печное отопление) [15].

Динамика стандартизованных показателей заболеваемости населения Кемеровской области раком легкого с 1990 по 2005 гг. почти полностью совпадает с динамикой объемов добычи угля с 1981 по 1996 гг. Между ними имеет место прямая сильная корреляционная взаимосвязь (к = 0,78). Сдвиг во времени между показателями добычи угля и заболеваемости раком легкого составил 9 лет. Также показатели заболеваемости раком легкого взаимосвязаны с объемами обогащения угля и его переработки в металлургии и коммунальном хозяйстве (к = 0,77; к = 0,77; к = 0,83, соответственно). Для рака желудка были выявлены аналогичные корреляции, а показатели рака кожи оказались взаимосвязаны с объемами добычи и обогащения

угля, с объемами его переработки в металлургии, и (в отличие от рака легкого и рака желудка) в электроэнергетике.

Для рака легкого статистически значимыми факторами, влияющими на заболеваемость, стали добыча и переработка угля в металлургии; для рака желудка — обогащение и переработка угля в металлургии; для рака кожи — добыча и обогащение угля и переработка его в металлургии и электроэнергетике. В связи с этим, при разработке новой стратегии социально-экономического развития Кемеровской области необходимо учитывать влияние наращивания объемов добычи и переработки угля в базовых отраслях промышленности на рост заболеваемости ЗН.

Среди различных классов техногенных КГ в нашем регионе наиболее распространенными и опасными являются ПАУ, а одним из ведущих предприятий, источников несомненной канцерогенной опасности в Кузбассе, является коксохимическое производство, включенное в реестр Перечня МАИР [9]. В значительной степени коксохимическое производство определяет неблагоприятную экологическую ситуацию в г. Кемерово, являясь как источником различных канцерогенов в водно-воздушном бассейне, так и представляя опасность для рабочих предприятия, так как данная когорта является значимой в структуре населения города.

Для выявления причинно-следственных связей между онкологической заболеваемостью и уровнем канцерогенной нагрузки были обследованы работники Кемеровского АО «КОКС» [16]. Когорту наблюдения составили 3437 человек, уволившихся с завода в период с 1976 по 2000 гг., со стажем работы не менее 3 лет. Из всей когорты была выделена контрольная группа работников (569 человек), не связанных непосредственно с производством кокса (заводоуправление, медсанчасть, охрана и т.д.). Опытную группу составили 2868 человек, работавших в цехах: коксовом, смолопереработки, пеко-коксовом и т.д.

На рисунке 1 представлены результаты наблюдения. Общая он-

№ 1[март]2011

^ 93

кологическая заболеваемость в опытной группе на 70 % достоверно превышает контрольный уровень. Наибольший удельный вес в онкологической заболеваемости на АО «КОКС» заняли злокачественные опухоли кожи, органов желудочно-кишечного тракта и дыхания. Именно по этим формам рака выявлены достоверные различия между контрольной и опытной группами. Наиболее выраженные различия (в 3 раза) характерны для опухолей органов дыхания.

На рисунке 2 показана зависимость онкологической заболеваемости от стажа работы. Видно, что различия между контрольной и опытной группами отсутствуют при стаже работы 3-4 года, но уже через 5-6 лет уровень заболеваемости в опытной группе по сравнению с контролем достоверно возрастает в 2 раза. Далее, с увеличением стажа вплоть до промежутка 17-23 лет, показатели в контрольной группе сохраняются на исходном уровне, в то время как в опытной наблюдается их неуклонный рост. И, наконец, после 24 лет стажа показатели в обеих группах выравниваются и далее не изменяются, оставаясь на одинаково высоком уровне. Это говорит о том, что чрезвычайная канцерогенная нагрузка в особо опасных цехах проявляется значительно раньше, чем в относительно чистых подразделениях завода.

В сфере электроэнергетики с целью выявления влияния производственного фактора и стажа работы на показатели онкологической заболеваемости было проведено исследование рабочих Кемеровской ТЭЦ [14]. Когорту наблюдения составили 1416 человек, проработавших на данном предприятии не менее 3 лет и уволившихся с предприятия с 1976 по 2004 гг. Из всей когорты была выделена группа сравнения из 1025 человек, непосредственно занятых на основных рабочих местах производства (ко-тельно-турбинный цех, котельно-турбинное отделение, химический цех, топливно-транспортный цех, цех централизованного ремонта, цех тепловой автоматики и измерений, электроцех, автоколонна). Контрольную группу составили 391 человек, по роду деятельности

Рисунок 1

Уровни заболеваемости злокачественными новообразованиями у работников АО «КОКС» при разных условиях труда

Примечание: «Опыт» — группа рабочих, выполняющих основные производственные операции; «Контроль» — сотрудники, не контактирующие с основными производственными операциями (заводоуправление, медпункт, экоаналитическая лаборатория).

Рисунок 2

Зависимость интенсивных показателей заболеваемости злокачественными новообразованиями от стажа работы на АО «КОКС»

Примечание: «Опыт» — группа рабочих, выполняющих основные производственные операции; «Контроль» — сотрудники, не контактирующие с основными производственными операциями (заводоуправление, медпункт, экоаналитическая лаборатория).

не связанных с основными технологическими процессами на Кемеровской ТЭЦ (заводоуправление, отдел материально-технического снабжения, отдел капитального строительства, хозяйственный цех, служба безопасности, военизированная охрана, жилищно-коммунальный отдел, детские комбинаты).

В контрольной группе работников было выявлено 9 больных ЗН, в группе сравнения — 64. Таким образом, доля заболевших ЗН на Кемеровской ТЭЦ среди работников, непосредственно занятых в производстве, статистически значимо превышает контрольный показатель. Относительный риск (ОР) возникновения ЗН у работников

^ 94

ПОЛИТРАВМА

группы сравнения статистически значимо выше контрольного (2,7).

Более детальный анализ показал, что у работников основных производственных цехов статистически значимо чаще, чем в контрольной группе, возникали ЗН органов желудочно-кишечного тракта (19,5 %о), в основном рака желудка (11,7 %) и рака легкого (11,7 %). Наибольшие ОР возникновения ЗН в группе сравнения по отношению к контрольной выявлены для раков желудочно-кишечного тракта — 15,9 (в частности, для рака желудка — 9,7) и рака легкого — 9,7.

Взаимосвязи между стажем работы и уровнями заболеваемости ЗН на Кемеровской ТЭЦ представлены в таблице. Видно, что при стаже работы до 10 лет различия между группами незначительны. С увеличением стажа работы (10-30 лет) удельный вес больных ЗН в группе сравнения значимо превышает контрольный показатель в 2,6 раза и продолжает увеличиваться. ОР возникновения ЗН в группе сравнения при стаже работы от 10 лет (2,6) статистически значимо выше, чем при том же стаже работы во вспомогательных подразделениях Кемеровской ТЭЦ.

Очевидна значительная канцерогенная нагрузка на рабочих Ке-

меровской ТЭЦ и АО «КОКС», ведущая к увеличению риска развития рака легкого и желудка при комбинированном воздействии канцерогенно опасных веществ. Осуществляемая в настоящее время модернизация производств, помимо улучшения технико-экономических показателей, вероятно, будет способствовать уменьшению канцерогенной нагрузки и, таким образом, снижению онкологической заболеваемости у работников данных предприятий и населения г. Кемерово в целом. Однако, наряду с мерами по модернизации производства и улучшению техники безопасности, становится очевидной необходимость в пересмотре действующих нормативов по профессиональному стажу работы в сторону их сокращения с 10 до 5-6 лет на АО «КОКС».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, существуют веские основания считать, что воздействие окружающей среды Кузбасса, а точнее ее производственные канцерогенные факторы, оказывают неблагоприятное влияние на человеческий организм, вызывая многочисленные онкологические заболевания. Для снижения онкологической заболеваемости в про-

изводственных условиях можно

рекомендовать следующее:

1. Определить количество работающих, подвергающихся воздействию известных профессиональных канцерогенных факторов, установить распространенность этих факторов.

2. Проводить комплексную работу на производствах: санитарно-гигиеническую, направленную на исключение или (в случае невозможности устранения воздействия канцерогенных факторов) снижение уровня антропогенного загрязнения окружающей среды и улучшения условий труда; са-нитарно-просветительскую — популяризация здорового образа жизни; медико-профилактическую — выделение групп высокого онкориска, разработка и применение новых средств защиты от химических КГ, прежде всего образующихся в процессах переработки угля [27], ранняя диагностика заболеваемости ЗН и оптимизация оказания медицинской помощи выявленным больным.

3.Создать условия для экономического стимулирования проектирования и строительства «чистых» предприятий и улучшения гигиенических условий в существующих предприятиях.

Таблица

Относительные риски возникновения ЗН при разных условиях труда и стаже работы на Кемеровской ТЭЦ

(Ларин С.А. и др., 2007)

Контроль Опыт

Стаж работы (лет) кол-во кол-во °/оо кол-во кол-во °/оо ОР

работников больных работников больных

3 года 20 0 0,00 39 1 25,64 1,6

4-9 лет 193 4 20,73 470 13 27,66 1,2

10-30 лет 158 5 31,65 410 34 82,93* 2,6*

31 и более 20 0 0,00 106 16 150,94 7,5

Примечание: ОР - относительный риск между группами контроля и сравнения; * р < 0,01 - статистически значимые различия между работниками контроля и группы сравнения.

Литература:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Борисенкова, Р.В. Канцерогенная опасность никеля и его со-бединений /Р.В. Борисенкова, Л.Л. Гвоздева, Л.А. Луценко //Медицина труда и промышленная экология. - 2001. - № 1.

- С. 27-31.

2. Величковский, Б.Т. Главнейшая задача экологии человека в России /Б.Т. Величковский //Гигиена и санитария. - 2003.

- № 3. - С. 6-9.

3. Волкотруб, Л.Б. Картографирование как метод выявления территорий повышенного онкологического риска в индустриальных

95

№ 1[март] 2011

городах /Л.Б. Волкотруб //Гигиена и санитария. - 2001. - № 1.

- С. 72-74.

4. Онкологическая заболеваемость в Кузбассе и новые подходы к профилактике рака /А.Н. Глушков, С.А. Ларин, В.В. Браилов-ский [и др.] //ТЭК и ресурсы Кузбасса. - 2002. - С. 111-114.

5. Диденко, Л.Г. Элементный состав аэрозольных выбросов тепловой станции, работающей на угле /Л.Г. Диденко, И.Я. Попова, Ю.П. Боярский //Гигиена и санитария. - 1990. - № 6. - С. 40-41.

6. Заболеваемость злокачественными новообразованиями в регионе Сибири и Дальнего Востока. Состояние онкологической службы и пути ее улучшения /Е.Л. Чойнзонов, Л.Ф. Писарева, Н.В. Чердынцева [и др.] //Бюллетень СО РАМН. - 2004. - № 2.

- С. 41-47.

7. Заридзе, Д.Г. Канцерогенность экотоксикантов в когортных исследованиях индустриальных популяций /Д.Г. Заридзе, С.А. Ильичева, О.В. Шаньгина //Гигиена и санитария. - 2003.

- № 6. - С. 71-74.

8. Ильницкий, А.П. Канцерогенные факторы и профессиональный рак /А.П. Ильницкий //Первичная профилактика рака. - 2005.

- № 2. - С. 4-11.

9. Канцерогенные вещества: справочник МАИР /под ред. В.С. Ту-русова. - М.: Медицина, 1987. - С. 333.

10. Канцерогенные факторы и основные требования к профилактике канцерогенной опасности: санитарно-эпидемиологические правила и нормативы. - М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2008. - С. 31.

11. Киреев, Г.В. Содержание канцерогенных веществ в воздухе рабочей зоны предприятий теплоэнергетики /Г.В. Киреев,

B.П. Татарский, Е.Б. Маркова //Гигиена и санитария. - 1990.

- № 10. - С. 36-37.

12. Козярин, И.П. Современная энергия и её воздействие на окружающую среду /И.П. Козярин, О.П. Гульчий //Гигиена и санитария. - 1991. - № 10. - С. 16-21.

13. Комлева, В.А. Эпидемиологическое изучение онкологической заболеваемости и смертности населения, проживающего в районах размещения ТЭС и АЭС /В.А. Комлева //Гигиена и санитария. - 1999. - № 1. - С. 10-13.

14. Заболеваемость злокачественными новообразованиями у рабочих Кемеровской ТЭЦ /С.А. Ларин, С.А. Мун, А.Н. Глушков [и др.] //Вопросы онкологии. - 2007. - Т. 53, № 4. - С. 396399.

15. Заболеваемость злокачественными новообразованиями в Кемеровской области /С.А. Мун, С.А. Ларин, А.Н. Глушков [и др.] //Здравоохранение РФ. - 2008. - № 4. - С. 30.

16. Оценка относительных рисков развития онкологических заболеваний у работников ОАО «Кокс» города Кемерово //С.А. Мун,

C.А. Ларин, С.Ф. Зинчук [и др.] //Бюллетень СО РАМН. - 2005.

- № 4. - С. 69-72.

17. Одинцова, М.Н. Гигиенические аспекты формирования заболеваемости раком легкого в регионе Сибири и Дальнего Востока: Автореф. дис. ... канд. мед. наук /М.Н. Одинцова. - Томск, 1999.

- С. 24.

18. Перечень веществ, продуктов, производственных процессов, бытовых и природных факторов, канцерогенных для человека. Гигиенические нормативы ГН 1.1.725-98 /МЗ России. - М., 2004.

- С. 51.

19. Смулевич, В.Б. Профессия и рак /В.Б. Смулевич. - М.: Медицина, 2000. - С. 384.

ПОЛИТРАВМА

20. Хорошилова, Л.С. Проблемы антропогенной экологической опасности и их решение /Л.С. Хорошилова, А.В. Хорошилов //Вестник КемГУ. - 2009. - № 4. - С. 107-110.

21. Худолей, В.В. Канцерогены: характеристики, закономерности, механизмы действия /В.В. Худолей. - СПб.: НИИ химии СпбГУ, 1999. - С. 419.

22. Шабад, Л.М. О циркуляции канцерогенов в окружающей среде /Л.М. Шабад. - М.: Медицина, 1973. - С. 35.

23. Экологическая обстановка в Сибирском федеральном округе //ЭКО Бюллетень ИнЭкА. - 2008. - № 6. - С. 14-15.

24. Bostrom, C.E. Review Cancer risk assessment, indicators, and guidelines for polycyclic aromatic hydrocarbons in the ambient air /C.E. Bostrom, P. Gerde, A. Hanberg //Environ Health Perspect.

- 2002. - N 3. - Р. 451-488.

25. Bruske-Hohlfeld, I. Environmental and occupational risk factors for lung cancer /I. Bruske-Hohlfeld //Methods Mol. Biol. - 2009. - Vol. 472. - Р. 3-23.

26. Darby, S. Radon in homes and risk of lung cancer: collaborative analysis of individual data from 13 European case-control studies /S. Darby //BMJ. - 2005. - N 3. - Р. 223-227.

27. Glushkov, A.N. The new approaches to immunoprevention and immunotherapy of neoplasms /A.N. Glushkov //Russian J. Immunology. - 2002. - Vol. 7, N 2. - P. 219-228.

28. Grimsrud, T.K. Evidence of carcinogenicity in humans of water-soluble nickel salts /T.K. Grimsrud, A. Andersen //Occup. Med. Toxicol.

- 2010. - N 8. - Р. 5-7.

29. Logue, J.M. Spatial variation in ambient air toxics concentrations and health risks between industrial-influenced, urban, and rural sites /J.M. Logue, M.J. Small, D. Stern //Air Waste Manag. Assoc.

- 2010. - N 3. - Р. 271-286.

30. Morello-Frosch, R.A. Air toxics and health risks in California: the public health implications of outdoor concentrations /R.A. Morello-Frosch, T.J. Woodruff, D.A. Axelrad //Risk Anal. - 2000. - N 2. - Р. 273-291.

31. Seilkop, S.K. Respiratory cancer risks associated with low-level nickel exposure: an integrated assessment based on animal, epidemiological, and mechanistic data /S.K .Seilkop, A.R. Oller //Regul. Toxicol. Pharmacol. - 2003. - Vol. 37, N 2. - P. 173-190.

Сведения об авторах: Information about authors:

Дудкина О.А., аспирант, Институт экологии человека Сибирско- Dudkina O.A., postgraduate, Institute of Human Ecology, Kemerovo,

го отделения РАН, г. Кемерово, Россия. Russia.

Минина В.И., к.б.н, старший научный сотрудник, Институт эколо- Minina V.I., candidate of biological science, senior researcher, Insti-

гии человека Сибирского отделения РАН, г. Кемерово, Россия. tute of Human Ecology, Kemerovo, Russia.

Ларин С.А., к.м.н, старший научный сотрудник, Институт эколо- Larin S.A., MD, senior researcher, Institute of Human Ecology, Kem-

гии человека Сибирского отделения РАН, г. Кемерово, Россия. erovo, Russia.

Мун С.А., к.м.н, старший научный сотрудник, Институт экологии Mun S.A., MD, senior researcher, Institute of Human Ecology, Kem-

человека Сибирского отделения РАН, г. Кемерово, Россия. erovo, Russia.

Глушков А.Н., д.м.н., профессор, директор, Институт экологии Glushkov A.N., PhD, professor, director, Institute of Human Ecology,

человека Сибирского отделения РАН, г. Кемерово, Россия. Kemerovo, Russia.

Адрес для переписки: Address for correspondence:

Дудкина О.А., ул. Спортивная 22-43, г. Кемерово, Россия, 650004 Dudkina O.A., Sportivnaya st., 22-43, Kemerovo, Russia, 650004

Тел: 8 (3842) 72-07-65; +7-960-915-5116 Tel: 8 (3842) 72-07-65; +7-960-915-5116

E-mail: ol-dudckina@yandex.ru E-mail: ol-dudckina@yandex.ru

№ 1[март] 2011

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.