Научная статья на тему 'КАНАДСКАЯ ВЕРСИЯ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО МИФА - ПЕНЕЛОПИАДА МАРГАРЕТ ЭТВУД'

КАНАДСКАЯ ВЕРСИЯ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО МИФА - ПЕНЕЛОПИАДА МАРГАРЕТ ЭТВУД Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
408
69
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МАРГАРЕТ ЭТВУД / ПЕНЕЛОПИАДА / ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЙ МИФ / ТРАНСФОРМАЦИЯ / ИСТОРИЯ / ФЕМИНИЗМ / АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА КАНАДЫ / ПРИРОДА / MARGARET ATWOOD / PENELOPIAD / ANCIENT GREEK MYTH / TRANSFORMATION / HISTORY / FEMINISM / ENGLISH CANADIAN FICTION / NATURE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Федосюк Ольга Аркадьевна

В статье впервые в российском зарубежном литературоведении сделана попытка рассмотреть роман крупнейшей канадской писательницы Маргарет Этвуд Пенелопиада (2005) не только в контексте ее творчества, но и в контексте англоязычной литературы Канады последних десятилетий. Роман Пенелопиада вышел в рамках международного проекта Мифы британского издательства Кэнонгейт, предложившего некоторым известным писателям переписать древние мифы на современный лад. Отмечая, что данный роман стал первым полноценным произведением Этвуд на историческую тему, автор приходит к выводу, что писательница коренным образом трансформировала древнегреческий миф в соответствии с основными феминистскими установками, характерными как для ее собственных социо-политических убеждений, так и для общественных умонастроений Канады последних десятилетий в целом. Существенно, что Этвуд в своих феминистских исканиях шла в русле традиции, заложенной и развиваемой другими канадскими англоязычными писательницами того времени. Отчасти стилизовав повествование под древнегреческую трагедию, Этвуд в отличие от Гомера поставила в центр романа Пенелопу и ее служанок и сделала акцент на судьбе женщины. В своем романе Маргарет Этвуд также затронула исконно канадскую тему тесного контакта человека и природы. Концепт водной стихии и, в частности, образ моря проходят через все повествование. В источниковую базу исследования вошли некоторые основополагающие работы российских мифологов и литературоведов, а также ряд монографий и статей зарубежных авторов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

A Canadian version of the ancient Greek myth: Margaret Atwood’s The Penelopiad

The present article is the first attempt in the Russian literary criticism to discuss The Penelopiad (2005) by major Canadian writer Margaret Atwood in the context of both her prose and the English Canadian fiction of the last decades. The novel was published within the British publisher’s Canongate international project that offered some famous contemporary authors to rewrite ancient Greek myths. Noting that Penelopiad was the first Atwood’s novel totally devoted to history, the author concludes that the writer transformed the ancient Greek myth according to her personal feminist beliefs as well as to the main Canadian doctrine on women. The article stresses the fact that Atwood’s feminist ideas closely correspond to those of the English Canadian female writers of the period. Although Atwood partially stylized her novel as an ancient Greek tragedy, she focused on Penelope and her servants but not on Odyssey as Homer did; on the whole, she emphasized women’s destiny. The article also dwells upon such a typical Canadian theme as a close contact with nature. The concept of the waters and, particularly, the image of the sea pervade the novel. The article is based on some fundamental works of the Russian mythologists and literary critics as well as on a number of monographs and articles of the Western researchers.

Текст научной работы на тему «КАНАДСКАЯ ВЕРСИЯ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО МИФА - ПЕНЕЛОПИАДА МАРГАРЕТ ЭТВУД»

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ И ЯЗЫКОЗНАНИЕ

УДК a 897/898.09

Канадская версия древнегреческого мифа -Пенелопиада Маргарет Этвуд

Ольга Аркадьевна Федосюк,

литературовед, переводчик, член правления РОИК 129594, Российская Федерация, Москва, 2-я ул. Марьиной Рощи, 12, кв. 134. Тел: 8 926 792 56 34, e-mail: olgafedos@yandex.ru

В статье впервые в российском зарубежном литературоведении сделана попытка рассмотреть роман крупнейшей канадской писательницы Маргарет Этвуд Пенелопиада (2005) не только в контексте ее творчества, но и в контексте англоязычной литературы Канады последних десятилетий. Роман Пенелопиада вышел в рамках международного проекта Мифы британского издательства Кэнонгейт, предложившего некоторым известным писателям переписать древние мифы на современный лад.

Отмечая, что данный роман стал первым полноценным произведением Этвуд на историческую тему, автор приходит к выводу, что писательница коренным образом трансформировала древнегреческий миф в соответствии с основными феминистскими установками, характерными как для ее собственных социо-политических убеждений, так и для общественных умонастроений Канады последних десятилетий в целом. Существенно, что Этвуд в своих феминистских исканиях шла в русле традиции,

256

заложенной и развиваемой другими канадскими англоязычными писательницами того времени. Отчасти стилизовав повествование под древнегреческую трагедию, Этвуд в отличие от Гомера поставила в центр романа Пенелопу и ее служанок и сделала акцент на судьбе женщины.

В своем романе Маргарет Этвуд также затронула исконно канадскую тему тесного контакта человека и природы. Концепт водной стихии и, в частности, образ моря проходят через все повествование.

В источниковую базу исследования вошли некоторые основополагающие работы российских мифологов и литературоведов, а также ряд монографий и статей зарубежных авторов.

Ключевые слова: Маргарет Этвуд, Пенелопиада, древнегреческий миф, трансформация, история, феминизм, англоязычная литература Канады, природа

A Canadian version of the ancient Greek myth: Margaret Atwood's The Penelopiad

Olga A. Fedosyuk

Literary critic, translator, the RACS Board Member 129594, the Russian Federation, Moscow, 2-ya ul. Maryinoy Roshchi, 12, kv. 134. Tel.: 89267925634, e-mail: olgafedos@yandex.ru

The present article is the first attempt in the Russian literary criticism to discuss The Penelopiad (2005) by major Canadian writer Margaret Atwood in the context of both her prose and the English Canadian fiction of the last decades. The novel was published within the British publisher's

257

Canongate international project that offered some famous contemporary authors to rewrite ancient Greek myths. Noting that Penelopiad was the first Atwood's novel totally devoted to history, the author concludes that the writer transformed the ancient Greek myth according to her personal feminist beliefs as well as to the main Canadian doctrine on women. The article stresses the fact that Atwood's feminist ideas closely correspond to those of the English Canadian female writers of the period. Although Atwood partially stylized her novel as an ancient Greek tragedy, she focused on Penelope and her servants but not on Odyssey as Homer did; on the whole, she emphasized women's destiny. The article also dwells upon such a typical Canadian theme as a close contact with nature. The concept of the waters and, particularly, the image of the sea pervade the novel. The article is based on some fundamental works of the Russian mythologists and literary critics as well as on a number of monographs and articles of the Western researchers.

Key words: Margaret Atwood, Penelopiad, ancient Greek myth, transformation, history, feminism, English Canadian fiction, nature

***

258

«Как ты блажен, Одиссей многохитрый, рожденный Лаэртом!

Ты жену приобрел добродетели самой высокой [...] Да! Между смертными слава ее добродетели вечно Будет сиять на земле.

И на полные прелести песни певцов вдохновят олимпийцы».

Одиссея, XXIV, 192-198

Это один из двух эпиграфов, которые Маргарет Этвуд (род. в 1939 г.), крупнейшая канадская писательница, предпослала своему роману «Пенелопиада» (2005). Роман вышел в рамках международного проекта «Мифы», начатого шотландским издательством «Кэнонгейт» в 1999 г. Целью проекта было предложить некоторым известным прозаикам переписать античные мифы на современный лад, и от Канады была выбрана Маргарет Этвуд.

Этвуд подошла к реализации данного проекта в соответствии со своими феминистскими взглядами и постмодернистской творческой манерой. Эти особенности мировоззрения писательницы и ее художественной манеры довольно полно исследованы в зарубежном и отечественном литературоведении [2, 5, 12]. Как справедливо замечает профессор Воронежского государственного университета А. Е. Воротникова, канадская писательница создала неканоническую трактовку мифа в духе феминистской теории [2, с. 251], поставив в центр повествования не Одиссея, а его жену Пенелопу. Другие российские исследователи - Н. Ю. Обжогина и К. В.Филиппова также отмечают, что М. Этвуд дала в своем романе феминистское переосмысление «Одиссеи» Гомера «с помощью

259

принципов постмодернизма: пародии и иронии» [5, с. 36].

С этим мнением нельзя не согласиться, однако есть некоторые аспекты, которые требуют дополнительного изучения, - мы имеем в виду анализ «Пенелопиады» в контексте творчества М. Этвуд и - если взять шире - в контексте англоязычной канадской литературы последних десятилетий ХХ в. В это время феминистское движение стало поистине массовым в стране, и, что немаловажно, некоторые видные канадские англоязычные писательницы сыграли значительную роль в продвижении феминистских идей и реальном освобождении женщин от устаревших общественных условностей и гендерных стереотипов.

Кроме того, Маргарет Этвуд всегда - и особенно остро в 1960-1970-х гг. - ощущала себя канадкой, в необычной художественной форме обращаясь к теме национальной идентичности. Как одну из ключевых фигур канадского культурного Возрождения 1960-1970-гг. характеризует Этвуд российский литературовед и переводчик Николай Пальцев [6, с. 5], выделяя ее приверженность «исконно канадскому» началу [6, с. 18].

В данной статье мы сосредоточим свое внимание на выявлении специфики романа Маргарет Этвуд как канадской версии античного мифа с учетом особенностей ее творчества и общей социально-политической и литературной ситуации в Канаде конца ХХ - начала XXI вв.

260

Маргарет Этвуд - крупнейшая современная писательница Канады

Издательство «Кэнонгейт» неслучайно выбрало Маргарет Этвуд для своего проекта - она, действительно, центральная фигура в современной литературной и общественной жизни Канады. Ее творчество - яркое и чрезвычайно сложное явление в духовной жизни Канада, известность писательницы уже давно перешагнула национальные границы. Поэтесса, прозаик, литературный критик, эссеистка, феминистка и общественный деятель, Этвуд является автором шестнадцати поэтических сборников, семнадцати романов, повестей и сборников рассказов, множества эссе и критических работ. Она лауреат двадцати двух премий, включая две премии Генерал-губернатора Канады, премию принца Астурийского по литературе (Испания), премию Пен Гарольда Пинтера (Великобритания), премию Франца Кафки (Чехия). Писательница неоднократно номинировалась на Нобелевскую премию, в последний раз в 2017 г.

Маргарет Этвуд - активная участница многих общественных кампаний; знаменательно, что, когда в 2012 г. правительство Стивена Харпера сократило финансирование канадских исследований за рубежом, Этвуд в числе некоторых других представителей канадской интеллигенции высказалась против этого решения - на сайте Международного Совета изучения Канады размещено ее видеообращение.

261

Обращение к истории

Роман «Пенелопиада» вышел в 2005 г. одновременно на двадцати восьми языках в тридцати трех издательствах. Он занимал первые места в списке бестселлеров в Канаде, в 2007 г. был поставлен в Национальном центре искусств (Канада) и в театре «Свон» в Стратфорде-на-Эйвоне (Великобритания).

Следует отметить, что конец 1990-х - 2000-е гг. отмечены в творчестве Этвуд интересом к истории Северной Америки и Европы. В романе «Она же Грейс» (1996) действие разворачивается в Канаде и США XIX в., роман «Слепой убийца» (2000) охватывает период середины 1930-х гг. в Канаде, США и Европе. Однако только роман «Пенелопиада» полностью посвящен одной европейской стране, притом древнейшей цивилизации, существовавшей много столетий назад.

Такой замысел потребовал определенной подготовки - в своих примечаниях к роману М. Этвуд пишет о тех источниках, которыми она пользовалась в работе над «Пенелопиадой», в частности, она опиралась на «Одиссею» Гомера и «Мифы Древней Греции» Роберта Грейвза.

Однако писательница не только использовала сведения о мифах Древней Греции, но и отчасти стилизовала роман под древнегреческую трагедию, представление которой «открывали сатирические сценки, пародирующие сюжет исполнявшегося следом действа» [7, с. 189]. Такими сатирическими сценками стали стихотворные и прозаические вставки - песни, исполняемыми хором служанок, и суд над Одиссеем (расшифровка видеозаписи, выполненная служанками).

262

Эти вставки вкраплены в основную часть текста «Пе-нелопиады» - рассказ Пенелопы о своей жизни спустя несколько тысячелетий. Находясь в Аиде - царстве мертвых, она предлагает совершенно иную, отличную от гомеровской версию событий.

Демифологизация античного мифа и его феминистская

трактовка

В своей работе «Поэтика мифа» видный представитель российской мифологической школы Е. М. Мелетин-ский замечает: «Не следует забывать, что поэтика мифологизирования не только организует повествование, но<...> служит средством метафорического описания ситуации в современном обществе <...> с помощью параллелей из традиционных мифов, которые порождены иной стадией исторического развития. Поэтому при использовании традиционных мифов самый их смысл резко меняется, часто на прямо противоположный» [4].

Исследователь сравнительной мифологии в культуре и цивилизации А. В. Ващенко также выделяет трансформацию как важнейшую мифологическую тему всякого мифа [1, с. 111].

Подобную трансформацию мы видим в «Пенелопиа-де» - Маргарет Этвуд демифологизирует известный древнегреческий миф, намеренно снижая героический пафос, характерный для поэмы Гомера: Пенелопа в ее романе предстает обыкновенной женщиной, а Одиссей -не героем, а кривоногим хитрецом с грудью бочкой: «Дворец его отца находился на Итаке, каменистом козьем островке; сам же он был одет, как простой мужлан, а держался, словно важная шишка из провинции» [7, с. 41].

263

Более того, дегероизируя Одиссея и оттесняя его на задний план, Этвуд ставит в центр повествования женщин - Пенелопу и ее служанок. Таким образом, «Пене-лопиада» - это, пользуясь феминистской терминологией, не history, а herstory, в которой события подаются с женской точки зрения. Пенелопа в начале романа говорит, что ей надоели сплетни, то, как из нее «лепят сказку» [7, с. 15], поэтому теперь сказку расскажет она сама.

Нужно сказать, что феминистские идеи пронизывали творчество всех известных канадских англоязычных писательниц второй половины ХХ в. - Этель Уилсон, Маргарет Лоренс, Элис Манро, Мэриан Энгел и, конечно же, Маргарет Этвуд. Социо-политические убеждения писательницы формировались в 1960-1970-х гг., в период второй волны североамериканского феминизма, «и ее проза отражает изменения в общественном климате, приведшие к тому, что женское освободительное движение впервые стало политической проблемой» [10].

В этот период Канада постепенно становится признанным международным сообществом лидером в деле защиты женских прав и гендерного равенства, в предотвращении насилия в отношении женщин. Равноправие по признаку пола конституционно закреплено в Канадской хартии прав и свобод, которая является составной частью конституции страны. Упомянутые выше писательницы этого периода сделали очень много, чтобы общество осознало необходимость изменить свое отношение к женщинам, дать им право голоса, показать их неравное положение по сравнению с мужчинами.

Уже в своем первом прозаическом произведении романе «Лакомый кусочек» (1969) Маргарет Этвуд выступила против доминирования мужчин, взгляда на женщину как на красивый, но обезличенный предмет потребле-

264

ния. Писательницу привлекла проблема «отношения полов в потребительском обществе, где мужчины смотрят на женщин, как на товар, или как на собственность, которая повышает их социальный статус» [11, с. 280]. Роман завершается впечатляющим эпизодом - героиня выпекает торт в виде нарядной женщины, то есть лакомого кусочка - своего рода обобщенного образа женщины-куколки. Она не только сама съедает кусок этого торта, но и предлагает его своим приятелям. Нельзя не согласиться с точкой зрения шведского литературоведа Каролины Китаноски, утверждающей, что протагонистка романа поглощает стереотипный имидж пассивной женщины, возведенный в идеал потребительской культурой 1950-1960-х гг. [9, с. 15].

Феминистские идеи были развиты писательницей в последующих произведениях - романах «Постижение» (1972) и «Мадам Оракул» (1976), сборнике рассказов «Пожирательница грехов» (1977), романах «Мужчина и женщина в эпоху динозавров» (1979), «Телесные повреждения» (1981), «Рассказ служанки» (1985), «Кошачий глаз» (1988), «Она же Грейс» (1996), «Слепой убийца» (2000).

Поэтому феминистская трактовка мифа об Одиссее в «Пенелопиаде» явилась логическим продолжением раздумий Этвуд о женщине, ее предназначении и личной идентичности. В начале романа Пенелопа вспоминает о своем раннем детстве, когда она « оценила преимущества самостоятельности <. > осознала, что в этом мире <. > должна заботиться о себе сама. Рассчитывать на поддержку семьи не приходилось» [7, с. 23]. Однако проявить самостоятельность ей пока не удается - выйдя замуж за Одиссея и переехав в отдаленную область Итаку, девочка-подросток, дочь царя Спарты, попадает в пол-

265

ную зависимость от родственников мужа и его няни Эв-риклеи. Тем не менее, постепенно Пенелопа обретает зрелость, преодолевает зависимость от окружающих ее людей, становится самостоятельной женщиной и берет власть в свои руки. В отличие от гомеровского эпоса в образе Пенелопы в романе Этвуд подчеркивается ее независимая позиция, ум и изворотливость, а не покорность и смирение.

Высокое и низкое

В соответствии с каноном древнегреческой трагедии Этвуд совмещает в своем романе высокое и низкое - повествование о Пенелопе и Одиссее перебивается, как мы уже упоминали, партиями хора служанок, убитых Одиссеем за то, что одна из них выдала женихам секрет Пенелопы.

Двенадцать служанок Пенелопы - дети «нищих родителей, родителей-рабов, родителей - земледельцев и слуг» [7, с. 24]. Они работали от рассвета до заката, убирая грязь; как они сами себя называют: «Грязные девчонки - вот кем мы были. Если хозяин или сын хозяина, гость или сын гостя желал переспать с нами, мы не могли отказать» [7, с. 24-25]. Служанки полностью осознают свое унизительное положение, тотальную зависимость от хозяев, но при этом они полны решимости отомстить Одиссею за то, что он повесил их, и постоянно преследуют его в Аиде. Феминистская тема получает еще одну неожиданную трактовку в романе, поскольку служанки в Аиде - это не забитые, лишенные каких-либо прав женщины, а активные и даже агрессивные представительницы женского пола, готовые отомстить Одиссею.

266

Нужно сказать, что бесправие женщин в услужении -тема не новая для Маргарет Этвуд. Она блестяще раскрыла ее в романе «Она же Грейс» (1996), действие которого разворачивается в США и Канаде середины XIX в. Главная героиня романа Грейс Маркс - молодая девушка, рано потерявшая родителей, начинает работать служанкой еще подростком. Она нанимается прислугой в семью Паркинсов, где встречает прачку Мэри Уитни, которая в какой-то степени заменяет ей мать. Сын Паркинсонов соблазняет Мэри, она забеременела и не в силах выдержать эту позорную ситуацию, делает сама себе аборт и умирает от потери крови. Этвуд достигает высочайшей художественной силы в описании сцены смерти Мэри, ощущающей свое полное бессилие перед лицом тех обстоятельств, в которых она оказалась. Роман Этвуд воспринимается как протест против унизительного и бесправного положения женщины в Канаде XIX в., общества, где, очевидно, доминировали мужчины. Вместе с тем, нельзя не заметить, что двадцатью годами раньше аналогичную сцену, но без летального исхода описала в своем романе «Кудесники» (1974) одна из лучших писательниц Канады Маргарет Лоренс.

В «Пенелопиаде» Этвуд решает тему отношений Одиссея и служанок одновременно в феминистском и ироническом постмодернистском ключе - как уже было сказано выше, она рисует служанок Пенелопы настолько независимыми и мстительными, что Одиссей испытывает страх при виде их. Пенелопа вспоминает: «Это все служанки. Он еще издали замечает, как они направляются в нашу сторону. И ему становится не по себе. Он просто места себе не находит. Они причиняют ему боль. Ему хочется оказаться где угодно, лишь бы подальше от них. Кем угодно, только бы не собой» [7, с.181].

267

В финальной сцене романа опять звучит хор служанок - они не собираются отступать:

Мы знаем: ты здесь, И тебя мы зовем Здесь, в мрачном Аиде, Тебя мы найдем Найде-о-м... Найде-о-м ... Найде-о-о-м . Служанки расправляют крылья и улетают прочь в облике сов. [7, с. 186-187]

Природа как истинно канадская тема

В прозе Этвуд конца 1960-1970-х гг. явственно звучит исконно канадская идея о слитности человека и природы. Об этом тесном эмоциональном и физическом взаимодействии с природной стихией писали многие поэты и прозаики англоязычной Канады ХХ в.: М. Остензо, Э. Уилсон, Э. Берни, Э. Парди, Дж. Ньюлав, М. Энгел, Д. Коупленд и другие. В своих первых поэтических и прозаических произведениях Маргарет Этвуд продолжала эту традицию в своей творческой манере.

Живая природа предстает антиподом потребительской цивилизации в первом романе писательницы «Лакомый кусочек»; духовное возрождение протагонистки Мэриан Мак-Элпин начинается с непосредственного физического контакта с землей, когда она и ее приятель Дункан приходят в парк на окраине города. Именно здесь они оба ощущают себя людьми.

268

Наиболее ярким произведением Этвуд на данную тему стал роман «Постижение» (1972), в одном из эпизодов которого главная героиня постигает свое первородство через тотальное отождествление с природой, полное физическое соединение с землей и водой. Сливаясь с миром природы, она словно исцеляется, вновь обретает чувство жизни: «Лежу навзничь на песке, голова покоится на камне, безвредная, как планктон, волосы расплылись по воде, колышутся, текут. <. > я делаю шаг в сторону и ложусь в высокую траву. Там сидит лягушка, леопардовая, в крапинку <...> предок. Она - одна со мной, блестящая, недвижимая, только гордо дышит» [8, с. 186, 188].

В последующих прозаических произведениях Этвуд несколько отходит от этой темы общности человека и природы, а в цикле «Трилогия Беззумного Аддама» (2003-2013) она обращается к проблемам экологии, генной инженерии, попыткам сохранить многообразие живой природы. Поэтому «Пенелопиаду» можно в какой-то степени считать возвращением к более традиционной трактовке данной темы.

Физический мир в романе представлен, прежде всего, водной стихией, и это, несомненно, связано с тем, что матерью Пенелопы была наяда - нимфа водных источников. Столкновение с водной стихией происходит у Пенелопы в самом раннем детстве - отец бросил ее в море из-за предсказания оракула. Но дочь наяды, конечно, выжила: «Вода - наша колыбель, наша родная стихия» [с. 21]. Пенелопа смогла удержаться на воде, к тому же стая уток пришла ей на помощь и доставила ее к берегу. После этого случая Пенелопу стали называть уточкой, и это прозвище сохранилось на всю жизнь.

269

На свадьбе Пенелопы ее мать произносит напутственную речь, в которой подчеркивает близость ее дочери к водной стихии:

«<...> Вода терпелива. Капля камень точит. Помни об этом, дитя мое. Помни, что наполовину ты - вода. Если не сможешь сломить преграду, обойди ее. Вода это может» [7, с. 53].

Таким образом, вода в «Пенелопиаде», как и романе «Постижение», воспринимается как «первоначало, исходное состояние всего сущего» [3]. Собственно, характер Пенелопы, ее мягкость, незлобивость, умение найти выход из трудной ситуации и обойти сложности в какой-то мере объясняются ее происхождением, родством с матерью-наядой.

Кроме того, через весь роман проходит образ моря -извечного древнегреческого символа. Море окружает остров Итака, где живет после замужества Пенелопа; Одиссей и Пенелопа могли любоваться морем из окна своей спальни, и Пенелопа особо выделяет этот факт; Пенелопа постоянно смотрела на гавань, ожидая Одиссея, отправившегося в свои странствия; море в древней Греции было одним из немногих средств коммуникации, ибо по морю на Итаку приплывали гонцы, приносившие вести о том, что происходит в мире.

Заключение

Наше небольшое исследование канадской версии мифа об Одиссее и Пенелопе в романе «Пенелопиада» Маргарет Этвуд позволяет нам сделать следующие выводы.

Обращение к истории явилось продолжением дискурса прошлого и настоящего, начатого писательницей в ее

270

некоторых предыдущих романах, однако только «Пене-лопиада» стала первым полноценным произведением, созданным на историческую тему. Этвуд отчасти стилизовала повествование романа под древнегреческую трагедию, перемежая рассказ Пенелопы о своей жизни стихотворными и прозаическими вставками в виде песен хора служанок Пенелопы и видеозаписи суда над Одиссеем. Вместе с тем, по сравнению с известным произведением Гомера роман Маргарет Этвуд полностью лишен героического пафоса и воспевания подвигов Одиссея, поскольку в центре повествования находятся образы женщин - это Пенелопа и ее служанки, то есть миф об Одиссее в романе подается с женской точки зрения. Кроме того, Этвуд неожиданно трактует тему служанок, рисуя их независимыми и даже агрессивными в своих попытках отомстить Одиссею. Канадская писательница радикально трансформировала древнегреческий миф в соответствии с основными феминистскими установками, характерными как для ее собственных социо-политических убеждений, так и для общественных умонастроений Канады последних десятилетий в целом.

Рассматривая роман «Пенелопиада» в контексте творчества Этвуд, можно сказать, что в нем писательница развивает не только феминистские идеи, настаивая на праве женщины быть независимой, но и исконно канадскую тему взаимодействия человека и природы. Она акцентирует концепт водной стихии, подчеркивая родство Пенелопы с ее матерью наядой, и широко использует образ моря.

Из сказанного выше становится очевидным, что в романе «Пенелопиада» Маргарет Этвуд, представительнице Нового Света, удалось дать современную канадскую версию известного древнегреческого мифа.

271

Источники и литература

1. Ващенко А. В. Суд Париса: сравнительная мифология в культуре и цивилизации. М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, 2008.

2. Воротникова А. В. Переосмысление мифа в романе М. Этвуд «Пенелопиада» // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2013. № 6 (2). С. 251-255.

3. Красноярова Н.Г. Природа как концепт культуры: опыт культурфилософского очерка реки, воды, потока // URL: http://www.omsk.edu/article/vestnik-omgpu-15.pdf (дата обращения: 18.08.2018).

4. Мелетинский Е.М. Поэтика мифа // URL: https://www.e-reading.club/chapter.php/38411/34/ Meletinskiii_-_Poetika_mifa.html (дата обращения: 18.08.2018).

5. Обжогина Н. Ю., Филиппова К. В. Женщина античная и современная в романе М. Этвуд «Пенелопиада» // Теория и практика актуальных исследований. Материалы XVII Международной научно-практической конференции (29 марта 2017 г.) Сборник научных трудов. Краснодар, 2017. С. 36-40.

6. Пальцев Н. М. Постижение извечного // Этвуд М. Постижение: Сборник / Пер с англ. Составл. и предисл. Н. Пальцева. М.: Радуга, 1985.

7. Этвуд М. Пенелопиада / Пер. с англ. А. Блейз. М.: Открытый мир, 2006. (Серия «Мифы»)

8. Этвуд М. Постижение: Сборник / Пер с англ. Составл. и предисл. Н. Пальцева. М.: Радуга, 1985.

9. Kitanoska K. "I was my own woman". Breakdown and Recovery in Sylvia Plath's The Bell Jar and Margaret Atwood's

272

The Edible Woman. Centre for Languages and Literature, Lund University, Spring Semester, 2013. P. 1-18.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. March R. C. Trauma and the female body: An exploration of representations of women in contemporary women's writing // URL: http://arts.brighton.ac.uk/re/literature/ brightonline/issue-number-seven/in-those-eyes2 (дата обращения: 18.08.2018).

11. Stouck D. Major Canadian Authors. University of Nebraska Press: Lincoln & London. Second edition. 1988.

12. Sharma P. Feminist Perspectives in Margaret Atwood's The Penelopiad // URL: http://www.impressions. org.in/janjul14/ar_psharma.html; Taylor H. Myth-taken Identity: Margaret Atwood and Carol Ann Duffy's Feminist Revisionist Mythology // URL: https://repository.flsouthern.edu/bitstream/handle/11416/314/ Taylor_Haley_S17.pdf?sequence=1&isAllowed=y; Slaps-kauskaite R. Postmodern Voices from Beyond: Negotiating with the Dead in Margaret Atwood's "The Penelopiad" // https://www.academia.edu/1906377/Postmodern_Voices_fro m_Beyond_Negotiating_with_the_Dead_in_Margaret_Atwo ods_The_Penelopiad_ (дата обращения: 18.08.2018).

13. URL: https://gredos.usal.es/jspui/bitstream/10366/ 135776/1/T G_SeguraArnedoS_RewritingTheOdyssey.pdf, http://www.impressions.org.in/janjul14/ar_psharma.html, https://repository.flsouthern.edu/bitstream/handle/11416/314/ Taylor_Haley_S17.pdf?sequence=1&isAllowed=y https://www.academia.edu/1906377/Postmodern_Voices_fro m_Beyond_Negotiating_with_the_Dead_in_Margaret_Atwo ods_The_Penelopiad (дата обращения: 18.08.2018).

273

References

1. Vaschenko A. V. Sud Parisa: sravnitelnaya mifologiya v kulture i tsivilizatsii. [Judgement of Paris: Comparative Mythology in Culture and Civilization]. M.: MGU im. M. V. Lomonosova, 2008.

2. Vorotnikova A.V. Pereosmyislenie mifa v romane M. Etvud «Penelopiada» [Rethinking of Myth in Margaret Atwood's novel "Penelopiad"] // Vestnik Nijegorodskogo universiteta im. N. I. Lobachevskogo. 2013. № 6 (2). P .251-255.

3. Krasnoyarova N. G. Priroda kak kontsept kulturyi: opyit kulturfilosofskogo ocherka reki, vodyi, potoka [Nature as a Concept of Culture: an Attempt of a Cultural and Philosophical Essay of a River, Water, Stream] // URL: http://www.omsk.edu/article/vestnik-omgpu-15.pdf (accessed on August 18, 2018).

4. Meletinskiy E. M. Poetika mifa. [The Poetics of Myth] // URL: https://www.e-reaing.club/chapter.php/38411/34/ Meletinskiii_Poetika_mifa.html (accessed on August 18, 2018).

5. Objogina N. YU., Filippova K. V. Jenschina antichnaya i sovremennaya v romane M. Etvud «Penelopiada» [An Ancient and Modern Woman in Margaret Atwood's Novel "Penelopiad"] // Teoriya i praktika aktualnyih issledovaniy. Ma-terialyi XVII Mejdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konfe-rentsii (29 marta 2017 g.) Sbornik nauchnyih trudov. Krasnodar, 2017. P. 36-40.

6. Paltsev N. M. Postijenie izvechnogo [Comprehension of the Eternal] // Etvud M. Postijenie: Sbornik. Per s angl. Sos-tavl. i predisl. N. Paltseva. M.: Raduga, 1985.

7. Etvud M. Penelopiada [Penelopiad]. Per. s angl. A. Bleyz. M.: Otkryityiy mir, 2006. 192 s. (Seriya «Mifyi»)

274

8. Etvud M. Postijenie: Sbornik. [Surfacing; a Collection] Per s angl. Sostavl. i predisl. N. Paltseva. M.: Raduga, 1985.

9. Kitanoska K. "I was my own woman". Breakdown and Recovery in Sylvia Plath's The Bell Jar and Margaret At-wood's The Edible Woman. Centre for Languages and Literature, Lund University, Spring Semester, 2013. P. 1-18.

10. March R. C. Trauma and the female body: An exploration of representations of women in contemporary women's writing // URL: http://arts.brighton.ac.uk/re/literature/ brightonline/issue-number-seven/in-those-eyes2 (accessed on August 18, 2018).

11. Stouck D. Major Canadian Authors. University of Nebraska Press: Lincoln & London. Second edition. 1988.

12. Sharma P. Feminist Perspectives in Margaret Atwood's The Penelopiad // URL: http://www.impressions.org. in/janjul14/ar_psharma.html; Taylor H. Myth-taken Identity: Margaret Atwood and Carol Ann Duffy's Feminist Revisionist Mythology // URL: https://repository.flsouthern.edu/bitstream/handle/11416/314/ Taylor_Haley_S17.pdf?sequence=1&isAllowed=y; Slaps-kauskaite R. Postmodern Voices from Beyond: Negotiating with the Dead in Margaret Atwood's "The Penelopiad" // https://www.academia.edu/1906377/Postmodern_Voices_fro m_Beyond_Negotiating_with_the_Dead_in_Margaret_Atwo ods_The_Penelopiad_ (accessed on August 18, 2018).

13. URL: https://gredos.usal.es/jspui/bitstream/10366/ 135776/1/T G_SeguraArnedoS_RewritingTheOdyssey.pdf, http://www.impressions.org.in/janjul14/ar_psharma.html, https://repository.flsouthern.edu/bitstream/handle/11416/314/ Taylor_Haley_S17.pdf?sequence=1&isAllowed=y https://www.academia.edu/1906377/Postmodern_Voices_fro m_Beyond_Negotiating_with_the_Dead_in_Margaret_Atwo ods_The_Penelopiad (accessed on August 18, 2018).

275

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.