Научная статья на тему 'Какой учебник нам нужен, или размышления по поводу челябинского учебника по истории Урала'

Какой учебник нам нужен, или размышления по поводу челябинского учебника по истории Урала Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
134
31
Поделиться
Ключевые слова
ЮЖНЫЙ УРАЛ / РЕГИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ / КРАЕВЕДЕНИЕ / ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ / УЧЕБНИК

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Роднов Михаил Игоревич

В статье на фоне тенденций российской и уральской историографии характеризуется учебник по региональной истории XIXв., подготовленный коллективом челябинских авторов. Рассматриваются особенности восприятия истории различными группами современного российского общества, роль учебника как основного и общего для миллионов человек источника исторических сведений, вопросы отбора и подачи регионального материала.The review, taking into consideration the tendencies of Russian and regional historiography, analyses a textbook on the XIX century history of the Urals. The textbook was prepared by a group of Chelyabinsk historians. The article focuses on peculiarities of perception of the past by different layers of modern Russian society, the socio-cultural role of the textbook as a source of historical data and the problems of the data arrangement and presentation.

Текст научной работы на тему «Какой учебник нам нужен, или размышления по поводу челябинского учебника по истории Урала»

Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 23 (238).

История. Вып. 47. С. 137-141.

М. И. Роднов

КАКОЙ УЧЕБНИК НАМ НУЖЕН, ИЛИ РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ ЧЕЛЯБИНСКОГО УЧЕБНИКА ПО ИСТОРИИ УРАЛА

В статье на фоне тенденций российской и уральской историографии характеризуется учебник по региональной истории XIX в., подготовленный коллективом челябинских авторов. Рассматриваются особенности восприятия истории различными группами современного российского общества, роль учебника как основного и общего для миллионов человек источника исторических сведений, вопросы отбора и подачи регионального материала.

Ключевые слова: Южный Урал, региональная история, краеведение, историческое сознание, учебник.

Приближается 2012 г. - год Истории, на который приходится целая череда великих юбилеев: годовщина «основания» Руси и призвания варягов, освобождения Отечества от польских и французских захватчиков, 150 лет со дня рождения П. А. Столыпина. И каждая из этих памятных дат будет восприниматься как повод подвести итоги, задуматься

об успешных результатах и возможных, не-сбывшихся вариантах развития, вспомнить о месте, где мы сейчас находимся, соответствуем ли мы мечтам наших предков?

Среди нарастающего вала общественного интереса к отечественной истории особое место занимает вопрос о том, как преподносится сама история, откуда и «от кого» народ России узнаёт о собственном прошлом? В современной информационной цивилизации это становится действительно ключевой проблемой. Нынешнее российское общество можно условно разделить по степени восприятия истории на три группы: 1) узкий слой профессиональных историков и краеведов, 2) интернет-«образованный» растущий средний класс и 3) рядовая масса населения.

Каждая из этих условных групп воспринимает историческое прошлое России по-разному: специалисты из научной литературы, архивных и иных источников в процессе собственных изысканий; «интернет»-сообщество скачивает информацию со всевозможных и абсолютно бесконтрольных сайтов всемирной «паутины», что побуждает обращаться и к литературе (в основном научно-популярной и художественной, вплоть до исторического фэнтэзи); наконец, численно преобладающее большинство - «рядовое» население «потребляет» историю на 90 % из телевидения и,

реже, из художественной и различной познавательной литературы.

Отличия в восприятии истории различными слоями российского общества не просто велики, глобальны! Усевшийся после работы у «ящика» обыватель с удовольствием смотрит исторический (?) фильм «1612», интернет-молодёжь морщится и «уходит» в глубины «паутины», а профессиональный историк или краевед с тоской взирает на убогую поделку синематографа. Опасность подобного информационного «раскола» современного российского общества осознают «на верху» и возникает известная комиссия по борьбе с фальсификациями и защитой подлинной (какой?) истории. Как выразился в своё время Люсьен Февр, «бои за историю» продолжаются. А действительно, что же объединяет российской народ в восприятии прошлого? Сколько миллионов ни давай господину Михалкову, силком людей уже не заставишь смотреть «нужный» «шедевр», пропаганда слабеет.

Единственное, что на самом деле остаётся обязательным практически для всех в изучении исторического наследия - это Его Величество УЧЕБНИК! В школе, колледже, вузе буквально всё население Российской Федерации в обязательном порядке читает / изучает, проходит, пробегает один из официально утверждённых учебников по истории. Не случайно эпизодически возникают скандалы вокруг того или другого учебника, общественность пристально следит за ситуацией с образовательной литературой. Потому что для десятков миллионов россиян учебник - это последняя серьёзная книга по истории, с которой он знакомится. Дальше можно смотреть или не смотреть сайты и фильмы, чи-

тать или не читать книжки, сдав последний зачёт / экзамен по отечественной истории рядовой россиянин попадает в цепкие лапы масскульта, его историческое сознание формируют журналисты, политиканы, угодливые киношники, интернет-мусор, яркие обложки псевдо-исторических бестселлеров etc. etc. И преградой на пути разливанного моря всевозможных «аркаимщин» стоит один скромный УЧЕБНИК.

Сейчас выходит большое количество учебных пособий по российской истории, в том числе реальностью нашей историографии стали многочисленные учебники по истории регионов, приобретающие особое значение в формировании образа прошлого в сознании россиян1. Региональный учебник приближает историю непосредственно к человеку, в этом он сравним с генеалогическими изысканиями, почему его информация воспринимается острее, ближе, глубже усваивается. Вот и в Челябинске, вслед за учебником по истории Урала XI-XVIII вв., в 2007 г. небольшой коллектив хорошо известных специалистам авторов (И. В. Нарский, А. И. Конюченко, Т. А. Андреева) под руководством такого же известного исследователя Н. Н. Алеврас выпускает объёмную работу по истории Урала XIX в. и до 1914 г.2

Учебник рекомендуется не только преподавателям и студентам вузов, но также учителям и старшеклассникам школ и гимназий, «всем любителям уральской истории». Перед нами первый серьёзный учебник по истории Южного Урала. И сразу возникает вопрос о географических границах3. История Урала - это история огромной «страны», сопоставимой по масштабам с крупным европейским государством. Естественно, что всегда авторами, в зависимости от места их проживания, производился своеобразный отбор материала в пользу «своей» территории4. Пермяки предпочитали прикамье, у свердловчан доминировал материл с территории Свердловской области и преимущественно в дореволюционных границах Пермской губернии5. Южный Урал был своеобразным пасынком, о нём говорилось мимоходом, кратко, как о второстепенном дополнении к «настоящей» уральской истории. Такой вот некий среднеуральский «изм».

В последние десятилетия в уральской историографии наблюдались самые различные процессы: «застой» в Перми, «замыкание» в национальных рамках значительной

части историографии Башкортостана6, появление новых исследовательских центров (Магнитогорск), но в эти же годы можно говорить и о подъёме челябинской «школы» историков и краеведов, труды которых от монографий, журналов и сборников статей до интересной энциклопедии «Челябинская область» стали существенным фактором функционирования уральской и российской историографии.

Одним из проявлений этой историографической тенденции, своеобразным вызовом и явился учебник Н. Н. Алеврас «со товарищи». Это именно учебник по истории Южного Урала (Челябинская, Оренбургская области, Республика Башкортостан). Подавляющая часть текста во всех главах посвящена южноуральским сюжетам, уже Пермь и Екатеринбург подаются как общеуральский «фон». К примеру, подробно, с картой рассказывается о Новолинейном районе (с. 228 учебника), и не случайно, ведь образованный в 1830-е гг. Новолинейный район Оренбургского казачьего войска, малозаметный факт в общеуральской истории, - почти треть территории современной Челябинской области. А приложенные к учебнику большая карта Южного Урала и маленькая Пермской губернии недвусмысленно показывают приоритеты авторов.

В то же время книга озаглавлена историей Урала. Очевидно, авторский коллектив старался подать южноуральский материал как часть общих для всего Урала процессов, читатель обязательно должен иметь единую картину. С этим нельзя не согласиться. Настоящей бедой региональных учебников по истории, особенно в национальных республиках, стало замыкание в современных административных границах (или в этнических). Что происходило за той маленькой речкой: неизвестно, пустота, прямо-таки «берлинская стена».

Итак, мы впервые держим в руках обстоятельный учебник по истории Южного Урала. И как богата, красочна, интересна и оригинальна история нашей земли! Куса и Чебаркуль, Катав-Ивановск и Троицк, Кыштым и Варна, Вернеуральск... Авторы постарались не ограничиваться только тремя центрами (Челябинск, Уфа, Оренбург), а представили читателю настоящую палитру российской провинции, тут и монастыри, и станицы, деревни и железнодорожные станции. Вот она настоящая российская глубин-

ка - «отпустить меня не хочет Родина моя». Перед взором читателя мелькает яркий калейдоскоп, ты как бы путешествуешь, степи и лесные долины, рудники и казачьи разъезды, просто «неизвестная Россия»! Учебник очень легко читается, это не скучная методичка. Без сомнения, и это прослеживается по тексту, Н. Н. Алеврас с коллегами идут по следам

В. П. Семёнова-Тян-Шанского и других дореволюционных авторов, умело сочетавших научность и художественность в изложении материала.

Подлинным украшением учебника стало обилие интересных (и качественных) иллюстраций. Они почти на каждой странице! И это не просто авторское увлечение, здесь проступает продуманный методический подход. Сам текст глав, параграфов и «фонариков» (подразделов) сжат и экономен, даётся суть предмета, минимум абстракций и высокоучёной «воды». Одновременно, наряду с иллюстрациями, каждая глава обязательно завершается внушительной подборкой первоисточников, выдержками из сочинений современников, историков и краеведов. Так, после первой главы (с. 6-46) приведено 12 фрагментов (с. 47-65), после ключевой второй главы «Горнозаводский Урал» (с. 66149) расположены 18 текстов от источников до оренбургского краеведа.

Авторы стремятся убить сразу двух «зайцев»: добиться эмоционального усвоения материала (наиболее устойчивого для учащихся), но в то же время заставить студента / школьника размышлять, думать самостоятельно (в конце глав приведены вопросы), работать с источниками, которые подобраны практически всегда противоречивые, иногда взаимоисключающие (заводчики - выдающиеся организаторы производства, но и шкуру с рабочих драть не забывали). Заметна и сверхзадача авторского коллектива, о которой в историографии много говорят, но мало делают, - персонификация исторического пространства. История Урала - это не история пудов и мартеновских печей, это история людей. Учебник буквально перенасыщен портретами, тут и семья, и обычаи, и ментальность, и биографии, опять же в иллюстративном материале доминируют лица, глаза наших предков.

Учебник очень современен. Из восьми глав собственно экономике посвящены всего две, а затем - казаки и горожане, все конфес-

сии, общество, культура, революционеров не проигнорировали, напомним, что в российской историографии по-настоящему ни один из прошедших юбилеев революций так и не отметили. Экономизм не преобладает, статистика дана в умеренном количестве, главное, что старались показать авторы, - многообразие жизни.

Нет и теоретической заданности. Хотя в начале (с. 3) отдали дань модной «модернизации», знакомство с книгой не обнаруживает пренепременного прогрессизма. Общество не только развивалось, да это и не главное. Люди на Южном Урале просто жили. По-своему, не хуже и не лучше нас, в учебнике господствует спокойное повествование, это мне особенно понравилось. Ведь как в советской историографии подавалось прошлое: рабочие не жили, они «боролись», крестьяне не жили, а «страдали», интеллигенция, соответственно, «мучилась» угрызениями совести, заводчики «пили кровушку», нацменьшинства «угнетались». Знакомство с учебником Н. Н. Алеврас и её коллег показывает, что наша историография (по крайней мере, в челябинском варианте) успешно избавляется от этих марксоид-ных штампов, мы начинаем просто рассказывать историю, историю нашего замечательного Южного Урала, нашей Родины, а она так интересна и красочна, и искомый патриотизм обязательно появится. Любовь к родной земле пронизывает эту книгу, что ещё нужно для воспитания патриотизма?

Встречаются в книге некоторые неточности, но накапливавшиеся при чтении критические замечания в основном касались чего-то не вошедшего в учебник: про это хорошо бы сказать, эту личность надо было бы выделить. Оказывается, история нашего Южного Урала настолько необъятна, что просто невозможно упомянуть о всех и обо всём. Из принципиальных моментов отметим следующее.

Во-первых, на будущее, необходима самостоятельная глава по демографии, в учебнике эти сведения рассыпаны по тексту. Конечно, непросто скучную статистику про брачность, смертность, рождаемость, болезни, антропометрию и т. д. перевести на доступный язык учебника. Но значение демографии как не просто важнейшего раздела гуманитарного знания, но как своеобразного фундамента в создании образа прошлого в современной историографии становится общепризнанным.

Второе. Необходимо не просто расширять

главу III «Аграрное развитие», так как большинство населения проживало в деревне. Требуется принципиально иное понимание роли сельскохозяйственного производства на Южном Урале. Возникновение в XVIII в. гигантского уральского промышленного района потребовало колоссального количества продовольствия, и сразу же на юге Урала возникает крупный аграрный район (Исетская провинция, земли современных Челябинской, Курганской областей, др.), откуда и происходило снабжение среднеуральских центров хлебом. Это территориальное разделение труда сохранялось и в начале XX в., действует оно и поныне. На Урале сложилась своеобразная «мир-экономика»7: средний Урал -центр промышленного производства, южный обеспечивает его продовольствием, при том что и сам является крупным индустриальным районом. Поэтому больше внимания требуют транспортные коммуникации (в том числе гужевые и речные).

В этой связи не могу не удержаться от маленького частного замечания. О нём, может, и не стоило бы говорить, но данная ошибка просто «кочует» по обобщающим трудам Урала. Это карта железных дорог на с. 22 учебника. В железнодорожную сеть Урала с 1861 по 1917 г. попала... комсомольская стройка. В 1977 г. была пущена линия Белорецк -Карламан (станция возле Уфы), действующая и по сей день. Вот эта-то трасса и оказалась на карте челябинского учебника.

Сей казус породил коллега В. Г. Железкин, составитель карт в монографии по истории Урала, подготовленной институтом истории и археологии УрО АН СССР в далёком 1990 г.8 Ещё одно свидетельство, что для некоторых екатеринбургских авторов Южный Урал «terra incognita». Составители челябинского учебника, «поддавшись» академическому авторитету, перепечатали сей ляпсус, не проверив. Более того, эту же нелепицу встречаем на страницах только что изданной истории башкирского народа, куда впечатали всё ту же злополучную карту9.

А в челябинском учебнике на следующей за картой с. 23 помещена фотография строителей железной дороги Белорецк - Запрудовка. Да, эту узкоколейку фирма Вогау, которой принадлежали белорецкие заводы, начала строить от небольшой станции Запрудовка (ныне в черте города Катав-Ивановск). Это была частная узкоколейная железная дорога

длиной 145 км, строительство которой началось в 1909 г., движение открылось в 1912 г., к 1914 г. оно осуществлялось от Запрудовки до Тирлянского завода. Сейчас она практически вся разобрана10. На карте её требовалось изобразить с севера на юг, от Катава до Белорецка, а не от Уфы.

Если же в целом подвести итог рецензированию челябинского учебника, то на вопрос, вынесенный в заголовок, какой учебник нам нужен, отвечаю - именно такой, что подготовили Н. Н. Алеврас, И. В. Нарский, А. И. Конюченко, Т. А. Андреева. Можно поздравить челябинского читателя, преподавателя и студента, да просто любителя местной истории, учебник состоялся. В чём вообще цель создания учебника? Прославление своего великого народа, возбудить у читателя социальный или иной протест против несправедливых угнетателей-поработителей? Уверен, что, в нормальном обществе, нет. Спокойный повествовательный тон челябинского учебника - вот что должно лежать в основе обучения и воспитания через показ исторического прошлого. Главные герои и нашей, и всемирной истории - не вожди и политиканы, а простые труженики, сеявшие хлеб и варившие сталь, строившие дороги и учившие детей. С их взором мы встречаемся на страницах челябинского учебника истории Урала, и только им судить нас.

Авторам же хочется пожелать продолжить выбранный путь. Нужны более подробные история Челябинского края в современных административных границах, самого города Челябинска (этот учебник показал, что материал просто не умещается даже на шестистах страницах), других городов и селений области, нужны путеводители, да много что ещё ждёт впереди.

Примечания

1 См.: Керров, В. В. История регионов или история народов России? Проблема будущих учебников по отечественной истории // Научное, педагогическое и просветительское наследие М. К. Любавского и актуальные проблемы социально-экономического и политической истории России и её регионов ХУ1-ХХ вв. Уфа, 2010.

2 История Урала. Х1Х век - 1914 год : учеб. пособие / Н. Н. Алеврас [и др.]. Челябинск, 2007. 640 с.

3 Любопытен также хронологический подход. Уже в предыдущем учебнике (Челябинск, 2000) точкой отсчёта местной истории взят XI в., чем авторы «отсекли» ставшую безмерно политизированной археологию и проблемы этногенеза башкир, в которой за последние десятилетия «намешано» немало. А во втором учебнике конечной точкой выбран 1914 г., которым закончилось «большое» девятнадцатое столетие. Проблемные и спорные вопросы гибели Российской империи и непонятно какой Российской революции 1917 г. благоразумно оставлены вне пределов пособия.

4 В этом есть и разумное основание. Я сам, как редактор двухтомника по истории Башкортостана, тоже «отсекал» или максимально сокращал информацию по территориям современных Челябинской области и Татарстана, ведь работа создавалась для читателей Башкирии. См.: История Башкортостана во второй половине XIX - начале XX века / отв. ред. И. М. Гвоздикова, М. И. Роднов : в 2 т. Т. I- II. Уфа, 2006-2007.

5 См.: История Урала : в 2 т. Пермь, 19761977; История Урала с древнейших времён до 1861 г. М., 1989; История Урала в период капитализма. М., 1990.

6 См.: Роднов, М. И. Уроки Любавского // Научное, педагогическое и просветительское наследие М. К. Любавского и актуальные проблемы социально-экономической и политической истории России и её регионов ХУІ-ХХ вв. (текст есть на сайте «Роднов и его друзья»).

7 См.: Роднов, М. И. Социальная структура русского крестьянства Зауралья (деревня Скиляги-но в 1917 году) // Аграрная сфера в контексте российских модернизаций ХУІІІ-ХХ веков : макро- и микропроцессы / науч. ред. Г. Е. Корнилов, В. А. Лабузов. Оренбург, 2010.

8 История Урала в период капитализма.

С. 329.

9 История башкирского народа : в 7 т. / гл. ред. М. М. Кульшарипов. Т. V. Уфа, 2010. С. 27 (рис. 15, да ещё забыв перепечатать пояснения к карте-схеме). Текст тома есть на сайте ИИЯЛ УНЦ РАН.

10 Болашенко, С. : 1) Белорецкая узкоколейная железная дорога ИКЬ : www.southural. гиА^юп/82.Ьт1; 2) ИКЬ : http://www.uskaz. m/beloretsr_gd.htm; Егоров, А. Зеркало Бело-рецкого пруда. Белорецк, 2006. С. 143; Роднов, М. И. Хлебный рынок Уфимской губернии в конце ХІХ - начале ХХ века / М. И. Роднов, А. Н. Дегтярев. Уфа, 2008. С. 127.