Научная статья на тему 'К вопросу об определении содержания «Публичная власть» в современном демократическом обществе'

К вопросу об определении содержания «Публичная власть» в современном демократическом обществе Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
1380
117
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЛАСТЬ / POWER / ПУБЛИЧНАЯ ВЛАСТЬ / PUBLIC POWER / ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ / STATE POWER / ВЛАСТЬ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ / THE POWER OF LOCAL GOVERNMENTS / ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ / POLITICAL POWER / ПРИНУЖДЕНИЕ / COERCION

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Кашкаров А.А.

Рассматриваются проблемы изучения содержания понятия и категории «публичная власть». Исследуются соотношения таких категорий, как «государственная власть», «власть органов местного самоуправления», «политическая власть», «власть надгосударственных объединений». На основании анализа доктринальных положений права и действующего законодательства Российской Федерации в статье отстаивается позиция, согласно которой под публичной властью понимается совокупность органов государственной власти и власти органов местного самоуправления.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

To the question about the definition of the content of «public authority» in a modern democratic society

The article is investigates the study of the content of the concept and category of «public power». Investigated the relation of such categories as «state power», «power of local governments», «political power», «power of supranational organizations». Based on the analysis of doctrinal provisions of the law and legislation of the Russian Federation, the article advocates a position with respect to which a public authority should be a set of bodies of state power and authority of local governments.

Текст научной работы на тему «К вопросу об определении содержания «Публичная власть» в современном демократическом обществе»

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 342.553 ББК 67.400.7

К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ СОДЕРЖАНИЯ «ПУБЛИЧНАЯ ВЛАСТЬ» В СОВРЕМЕННОМ ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ

ОБЩЕСТВЕ

АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ КАШКАРОВ,

начальник кафедры уголовного права и криминологии Крымского филиала ФГКОУ ВПО «Краснодарский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации», кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Научные специальности 12.00.08 - уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право; 12.00.02 - конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право E-mail: kashkarov79@ya.ru

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Рассматриваются проблемы изучения содержания понятия и категории «публичная власть». Исследуются соотношения таких категорий, как «государственная власть», «власть органов местного самоуправления», «политическая власть», «власть надгосударственных объединений». На основании анализа доктринальных положений права и действующего законодательства Российской Федерации в статье отстаивается позиция, согласно которой под публичной властью понимается совокупность органов государственной власти и власти органов местного самоуправления.

Ключевые слова: власть, публичная власть, государственная власть, власть органов местного самоуправления, политическая власть, принуждение.

Annotation. The article is investigates the study of the content of the concept and category of «public power». Investigated the relation of such categories as «state power», «power of local governments», «political power», «power of supranational organizations». Based on the analysis of doctrinal provisions of the law and legislation of the Russian Federation, the article advocates a position with respect to which a public authority should be a set of bodies of state power and authority of local governments.

Keywords: power, public power, state power, the power of local governments, political power, coercion.

По своей природе власть - явление социальное, поскольку возникает в обществе. Общество без власти - это хаос, дезорганизация, саморазрушение социальных связей. Потребность во властных механизмах обусловлена рядом причин и, прежде всего, необходимостью придать взаимодействиям между людьми целесообразность, разумность, организованность, создав общие для всех правила поведения [1, С. 137]. Кроме того, наличие власти обусловлено необходимостью согласования множества несовпадающих интересов, которые существуют в социуме, разработкой и реализацией публичных интересов, направленных на достижение общественно значимого результата, например, совместная оборона государственных границ и, соответственно, национальных богатств.

Власть как социальное явление и категория является предметом исследования философии, политологии, теории и истории государства и права, теории и

истории государственного управления, конституционного и административного права. Указанные науки используют различные понятия; политология исследует понятие «политическая власть», теория управления - «государственная власть» и «муниципальная (местная) власть».

В теории государства и права существует несколько определений, которые раскрывают понятие, сущность и соотношение «государственная власть», «муниципальная власть» и «публичная власть». На сегодняшний день доктрина права, к сожалению, не имеет полной и согласованной позиции относительно сущности и содержания понятия «публичная власть», именно поэтому целью данной публикации является определение содержания понятия «публичная власть».

Государственная власть в демократических государствах реализуется на основе ряда принципов, ос-

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

новными из которых являются принципы «сдержек и противовесов» и «разделения властей», которые системно дополняют друг друга. Не вдаваясь в подробности содержания указанных принципов, отметим, что государственная власть разделена на три ветви: исполнительную, законодательную и судебную; согласно ст. 10 Конституции Российской Федерации органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Государственная власть осуществляется от имени народа и во благо народа, который делегировал властные полномочия и проживает на определенной территории и имеет определенные совместные историко-со-циальные устои и традиции.

Некоторые исследователи отмечают, что понятие «государственная власть» = «публичная власть», мотивируя это тем, что государственная власть является по своей форме публичной, так как она является официальной и обеспечивает управление делами всего государства, определяет внутреннюю и внешнюю политику, формирует и регламентирует отношения между человеком и государством, большими и малыми социальными группами, является суверенной и самостоятельной, от имени государственной власти принимаются решения исполнительных, законодательных и судебных органов власти.

Однако, мы считаем, что публичную власть нельзя отождествлять с государственной, так как в демократическом государстве, с развитыми институтами гражданского общества, часть функций государственной власти передана органам местного самоуправления (местным громадам, муниципальным образованиям), но реализация полномочий органов местного самоуправления осуществляется посредством государственного принуждения и авторитета государственных органов власти. Указанный тезис находит свое подтверждение в законодательстве Российской Федерации; в качестве примера можно привести положения, которые содержатся в Федеральном законе от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» и в которых законодатель указывает, что организатор публичного мероприятия обязан уведомить орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления о планируемом публичном мероприятии. Орган местного самоуправления, как и орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, в соответствии с указанным Федеральным законом имеет право отказать организатору в проведении публичного мероприятия. Не исполнение запрета в проведении публичного мероприятия и реакция на него будет осуществляться не органом местного самоуправления, а органами внутренних дел, которые являются специальным органом исполнительной власти в сфере обеспечения правопорядка и безопасности.

Из приведенного примера можно увидеть, что органы местного самоуправления наделены рядом

полномочий и функций, которые схожи с полномочиями и функциями органов государственной власти; к ним можно отнести формирование, распределение и перераспределение бюджета муниципального образования, распоряжение и пользование землями в пределах (границах) муниципального образования, пользование и распоряжение муниципальным имуществом, ведение самостоятельной градостроительной политики и прочие. По своей природе функции и полномочия органов местного самоуправления являются публичными, так как осуществляются открыто, а также от имени населения и для населения муниципального образования. Существенное отличие органов местного самоуправления от органов государственной власти заключается в отсутствии у органов местного самоуправления органов принуждения и судебной власти, однако, принимаемые решения органов местного самоуправления обеспечиваются соответствующими органами принуждения либо органами судебной власти, как способ реализации решений единого государственного управления.

Учитывая тот факт, что ст. 12 Конституции РФ определяет, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти, отметим, что органы местного самоуправления и государственной власти находятся в единой системе государственного управления политическими, социальными и экономическими процессами и реализации функций государства, закрепленных в Основном Законе (Конституции). Иными словами органы публичной власти действуют с целью реализации государственных интересов, однако, следует отметить, что государственные (публичные) интересы многообразны, и можно даже сказать разнокалиберны, что может приводить к конфликту публичных интересов. Украинский исследователь В. Бабенко отмечает, что местное самоуправление не может быть отделено от государства, суверенной управленческой системы, оно должно гармонично сочетать местные и государственные интересы [2, С.12].

По способу формирования органы государственной власти и органы местного самоуправления тождественны, в большинстве демократических государств, они формируются народом (населением) путем выборов либо иного волеизъявления народа (населения). Также как государственная власть, власть органов местного самоуправления является легитимной и признается обществом (народом, населением) как таковая.

Вместе с тем, ряд исследователей указывают, что публичная власть по своему содержанию шире чем совокупность властных полномочий органов государственной власти и органов местного самоуправления, так как считают, что к публичной власти могут относиться корпорации [3, С. 3-4; С. 11-44], религиозные и общественные организации и политические партии [4, С. 8-11] (внутригосударственные объединения), т.е. объединения не входящие в систему государственного

управления и не обеспечивающие публичные интересы. Некоторые авторы указывают, что в структуру органов публичной власти входят помимо внутригосударственных объединений, такие как надгосударственные объединения (транснациональные корпорации, международные и межправительственные организации) [5, С. 81-90], но профессор И.И. Лукашук, указывает, и мы с его выводами соглашаемся, что надгосудар-ственные объединения не являются «сверхгосударствами» и не обладают надгосударственной властью. Генеральная Ассамблея ООН не раз подтверждала, что сила Организации зависит от сотрудничества входящих в ее состав государств [6]. Правосубъектность международных организаций и трансконтинентальных корпораций производна от правосубъектности государств, которые в силу своей суверенной власти предоставляют организации соответствующий статус. Правосубъектность организаций носит специальный характер, поскольку ограничена целями и полномочиями, необходимыми для решения поставленных перед ними задач и закрепленными в их учредительных актах [7, С. 37]. Продолжая мысль, высказанную И.И. Лукашуком, отметим, что государство определяет «правила игры» для международных организаций.

Также мы не поддерживаем суждения, относительно признания внутригосударственных объединений в качестве структурных элементов публичной власти. Мы полагаем, что такого рода расширение понятия «публичная власть» не будет соответствовать ряду постулатов и принципов, которые заложены в основу власти в демократическом, многонациональном и многоконфессиональном государстве.

Во-первых, в демократических государствах политическая и любая другая идеология, а равно религия не определяется обязательной, и, соответственно, государственной. Политические, религиозные и иные объединения равны перед законом, религия отделена от государства и школы (указанные положения закреплены в ст.ст. 13 и 14 Конституции РФ), что дает нам возможность утверждать, что политические, религиозные и прочие объединения не имеют всеобщей легитимности. Вместе с тем, они могут оказывать существенное влияние на социальные, религиозные и политические процессы, что неизбежно в демократических государствах с развитыми институтами гражданского общества.

Во-вторых, все объединения, о которых шла речь выше, не имеют легального аппарата принуждения по вопросам, связанным с разрешением различных споров; они обязаны обращаться к легальным и соответственно легитимным судебным и правоохранительным органам. Средствами реализации полномочий институтов гражданского общества (политических, религиозных и прочих объединений) выступают нормы морали, обычаи, убеждения, а также предоставленные государством права, закрепленные в нормативно-правовых актах. Показательным явля-

ется тезис, высказанный В.К. Батуриным, который отмечает, что социальный порядок в ходе совместных действий устанавливается при помощи власти, образцы и нормы поведения постулируются уже не самими участниками коллективных действий, а внешними факторами, т.е. лицами, выступающими в качестве субъектов власти, как бы «генерирующими» отношения господства и подчинения [8, С. 162].

В-третьи, государство не передает (не делегирует) часть функций, связанных с государственным управлением политическим, религиозным либо иным объединениям (институтам гражданского общества), что мы можем наблюдать на примере органов местного самоуправления, которым в соответствии со ст.ст. 14, 15 и 16 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-Ф3 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» предоставлено право на формирование и исполнение местного бюджета, установление, изменение и отмену местных налогов и сборов.

В-четвертых, ранее отмечалось, что внутригосударственные объединения не входят в систему государственного управления и не обеспечивают реализацию публичных интересов, однако, в специальной литературе бытует мнение, что общественные организации могут выполнять публично-властные полномочия [5, С. 114] и, соответственно, являться органами публичной власти.

По указанному поводу можем пояснить, что государство в лице определенного органа может привлекать представителей политических, религиозных либо иных общественных объединений для выполнения (временно либо на постоянной основе) определенных публичных функций (например, казаки для охраны общественного порядка), но в этом случае органом государственной власти либо органом местного самоуправления должен быть принят соответствующий нормативно-правовой акт, который, соответственно, будет изменять правовой статус лица и соответствующего объединения.

Отдельно следует отметить, что основной целью политических либо иных объединений является достижение публичной власти, и в случае победы на выборах, референдуме (легитимно) либо в результате государственного переворота (нелегитимно) влияние политических (иных) объединений может приобрести форму публичной власти в государстве. Кроме этого, мы согласны, что в ряде государств политическая власть либо религиозная власть тождественна государственной власти или является ее неотъемлемой частью, как например, в Северной Корее - власть коммунистической партии, либо в Ватикане - власть Папы Римского.

Учитывая вышеизложенное, публичная власть, понимается нами как совокупность органов государственной власти (исполнительной, судебной и законодательной) и органов местного самоуправления (представительных и исполнительных органов).

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Подводя итог, следует отметить, что систему публичной власти образуют все ветви государственной власти, а также представительные и исполнительные органы местного самоуправления. Публичная власть является управленческой основой государства реализуется на различных уровнях (федеральном, региональном (окружном, субъектном), местном).

Положения данной статьи могут быть использованы в дальнейшем для осуществления более глубоких исследований природы, функций и структуры органов публичной власти.

Литература

1. Политология: учебник для студентов вузов / Р.Т. Мухаев. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2013. 663 с., С. 137.

2. Бабенко В. К проблеме определения принципов построения органов публичной власти в современном демократическом государстве / В. Бабенко. Legea si viata. Nr.1/2 (265). 2014. С. 16.

3. Поздняков П.Н. Правовое положение коллективных публичных субъектов. / П.Н. Поздняков / дисс... канд. юрид. наук - 12.00.01 теория и история права и государства; история правовых учений. Самара. 2003. 177 с., С. 3-4; С. 11-44.

4. Вершинина С.И. Понятие публичной власти и ее взаимодействие с государственным принуждением / С.И. Вершинина. Вектор науки ТГУ 2010 № 1. С. 8-11.

5. Рачинский В.В. Публичная власть, как общеправовая категория: теоретико-прикладной аспект / В.В. Рачинский. Дисс... канд. юрид. наук - 12.00.01 теория и история права и государства; история правовых учений. Уфа. 2003. 195 с., С. 81- 90.

6. Сотрудничество государств-членов Организации. Резолюция Генеральной Ассамблеи А/ RES/1495 (XV) от 17 октября 1960 г. [Электронный ресурс] URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/ RES0LUTI0N/GEN/NR0/155/05/IMG/NR015505. pdf?OpenElement

7. Лукашук И.И. Международное право. Об-

щая часть: учеб. для студентов юрид. фак. и вузов I И.И. Лукашук; Рос. акад. наук, Ин-т государства и права, Академ. правовой ун-т. Изд. 3-е, перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2005. 432 с. C. 37.

8. Политология: учебник для студентов I Под ред. В.К. Батурина. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2014. 567 с.

References

1. Politologija: uchebnik dlja studentov vuzov I R.T. Muhaev. 4-e izd., pererab. i dop. M.: JuNITI-DANA, 2013. 663 s., S. 137.

2. Babenko V. K probleme opredelenija principov postroenija organov publichnoj vlasti v sovremennom demokraticheskom gosudarstve I V. BabenkoI Legea si viata. Nr.1I2 (265). 2014. S. 16.

3. Pozdnjakov P.N. Pravovoe polozhenie kollektivnyh publichnyh sub#ektov. I P.N. Pozdnjakov I dis. k.ju.n. -12.00.01 teorija i istorija prava i gosudarstva; istorija pravovyh uchenij. Samara 2003. 177 s., S. 3-4; S. 11-44.

4. Vershinina S.I. Ponjatie publichnoj vlasti i ee vzai-modejstvie s gosudarstvennym prinuzhdeniem I S.I. Vershinina I Vektor nauki TGU. 2010 № 1. S. 8-11.

5. Rachinskij V.V Publichnaja vlast', kak obsh-hepravovaja kategorija: teoretiko-prikladnoj aspekt I V.V. RachinskijI dis. k.ju.n. - 12.00.01 teorija i istorija prava i gosudarstva; istorija pravovyh uchenij. Ufa 2003. 195 s., S. 81-90.

6. Sotrudnichestvo gosudarstv-chlenov Organizacii. Rezoljucija General'noj Assamblei AZRESI1495 (XV) ot 17 oktjabrja 1960 goda [Jelektronnyj resurs] URL: http:IIdaccess-dds-ny.un.orgIdocIRESOLUTIONIGENI NR0I155I05IIMGINR015505.pdf?0penElement

7. Lukashuk I.I. Mezhdunarodnoe pravo. Obshhaja chast': ucheb. dlja studentov jurid. fak. i vuzov I I.I. Lukashuk; Ros. akad. nauk, In-t gosudarstva i prava, Akadem. pravovoï un-t. Izd. 3-e, pererab. i dop. M.: Volters Kluver, 2005. 432 s. C. 37.

8. Politologija: uchebnik dlja studentov I pod red. V.K. Baturina. 4-e izd., pererab. i dop. M.: JuNITI-DA-NA, 2014. 567 s.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.