Научная статья на тему 'К вопросу об экономическом сотрудничестве России и АСЕАН: реалии и возможности'

К вопросу об экономическом сотрудничестве России и АСЕАН: реалии и возможности Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
358
89
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭКОНОМИКА / ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО / ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ / АСЕАН / РОССИЯ

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Копылов О. В.

In article Kopylov O. studies the convincing evolution of ASEAN into a solid political and economic force in the Asia Pacific has filled the agenda of the Russia-ASEAN dialogue partnership with a new strategic substance. This fact urges both sides to accelerate in-depth mutual cooperation, especially in the area of trade and investment. Evidently, the Russia-ASEAN economic ties now fall well short of the opportunities provided by the growing national economies. This disparity is even more striking if we take a look on the successful development of our political dialogue. Both ASEAN and Russia acknowledge the problem and are eager to eliminate the obstacles to trade and investment cooperation. Mutual efforts are required to change the situation fundamentally, with results to follow in the forthcoming years.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «К вопросу об экономическом сотрудничестве России и АСЕАН: реалии и возможности»

Копылов О.В.

Сотрудник Департамента общеазиатских

проблем МИД РФ

К ВОПРОСУ ОБ ЭКОНОМИЧЕСКОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ РОССИИ И АСЕАН: РЕАЛИИ И

ВОЗМОЖНОСТИ

На сегодняшний день Азиатско-Тихоокеанский регион прочно утвердился в числе ключевых приоритетов внешней политики Российской Федерации. Повышенное внимание к сотрудничеству с АТР представляется логичным с учетом его растущей политической и экономической мощи, отчетливо проявляющей себя тенденции к «миграции» ядра мирового экономического роста из евроатлантической зоны в азиатско-тихоокеанскую.

Особое место во внешнеполитической стратегии нашей страны занимает сотрудничество с «десяткой» стран ЮВА, объединенных в Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии. Стремление России всемерно развивать отношения с этой компактной группировкой также не случайно. Каковы же объективные причины, диктующие необходимость повышенного внимания России - крупнейшей евразийской державы с глобальными интересами - к странам ЮВА? Ответ на этот вопрос становится тем очевиднее, чем пристальнее мы наблюдаем за развитием событий внутри АСЕАН, за эволюцией ее роли в политико-экономических процессах в АТР, за тенденциями развития взаимоотношений «десятки» с лидерами региона.

Сам факт того, что Ассоциация за более чем сорокалетнюю историю своего существования не только не утратила актуальность (примеров де-факто и де-юре канувших в лету региональных инициатив подобного рода известно немало), но продолжает и сегодня уверенно эволюционировать, свидетельствует, что это объединение - серьезная региональная сила, с которой следует считаться. Сегодня АСЕАН с её 570миллионным населением, совокупным ВВП в 1,1 трлн. долл. США, внешнеторговым оборотом в 1,4 трлн. долл. США1 и темпами экономического роста, опережающими среднемиро-

вые, представляет собой центр интеграционных процессов в АТР и складывающейся там новой расстановки сил.

Экономические показатели «десятки» демонстрируют уверенный подъем - в 2006 г. рост общеасеановского ВВП составил 6% - выше, чем в предыдущие 5 лет. Главной движущей силой экономического развития продолжает оставаться экспорт, объемы которого в 2006 г. выросли в среднем по АСЕАН на 18% , главным образом, за счет расширения внешнего спроса на электронику (основные производители - Малайзия, Филиппины, Сингапур, Таиланд), роста мировых цен на углеводородные энергоносители (Индонезия, Малайзия, Мьянма, Вьетнам), а также сельскохозяйственную продукцию.

Уверенный экономический рост стран-членов «десятки» привлекает зарубежный капитал - в 2006 г. чистый приток ПИИ в АСЕАН вырос на 27,5% и составил 52,4 млрд. долл. США, в т.ч. в экономику Сингапура 24,1 млрд. долл. США, Таиланда - 10,8 млрд. долл. США, Индонезии - 5,6 млрд. долл. США, Малайзии - 6,1 млрд. долл. США, Вьетнама - 2,4 млрд. долл. США, Филиппин - 2,3 млрд. долл. США.

Во внешнеполитической сфере Ассоциация авторитетно заявляет о себе в качестве инициатора либо ключевого участника таких объединений, как Региональный форум АСЕАН по безопасности (АРФ), Диалог по сотрудничеству в Азии (ДСА), Восточноазиатские саммиты (ВАС), механизм встреч «Азия-Европа» (АСЕМ). Асеановская «десятка» достаточно активно участвует и в форуме «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС). При этом мало кем оспаривается тезис о том, что именно формат Ассоциации позволяет государствам Юго-Восточной Азии - в большинстве своем далеко не самым крупным и развитым державам АТР - эффективно отстаивать коллективные интересы, вести равноправный диалог с крупнейшими мировыми игроками.

Можно с уверенностью прогнозировать, что вес АСЕАН в региональных делах еще более увеличится после вступления в силу Устава Ассоциации, подписанного лидерами «десятки» на ее юбилейном саммите в Сингапуре в ноябре 2007 г. Данное событие несомненно стало поворотным моментом в истории АСЕАН, послужив отправной точкой новому этапу ее эволю-

ции, имеющему целью трансформировать «десятку» из во многом неформального регионального объединения в полноценную международную организацию.

Принятие Устава стало, с одной стороны, отражением атмосферы взаимного доверия внутри Ассоциации, еще более укрепившейся после финансового кризиса 1997-1998 гг., и на этой почве - стремления асеановцев «подстегнуть» политикоэкономическую интеграцию. С другой стороны, этот шаг -свидетельство того, что «десятка» самым внимательным образом относится к вопросу повышения своего авторитета на региональной и международной аренах.

При этом следует иметь в виду, что Устав АСЕАН стал результатом непростого компромисса. Это не могло не отразиться на его содержательной части: положения документа носят рамочный характер и в целом представляют собой свод правил, ранее принятых Ассоциацией (среди них - принципы консенсуса в принятии решений и невмешательства во внутренние дела стран-участниц). На данном историческом этапе планы группы стран - радикальных реформаторов во главе с Сингапуром по превращению "десятки" в "корпорацию АСЕАН" не были поддержаны большинством участников, главным образом, «северным крылом» - Вьетнамом, Камбоджей, Лаосом и Мьянмой, - предпочитающими двигаться по пути интеграции более размеренно. Это показывает, что институциональное реформирование "десятки" обещает быть достаточно длительным процессом, что, впрочем, не умаляет значимость происходящих изменений.

Фактор институциональных преобразований в АСЕАН уже сегодня учитывают заинтересованные региональные и глобальные державы при выстраивании своей политики в АТР. Набирает обороты конкуренция между здешними ключевыми игроками - США, КНР, Японией, Республикой Корея, Индией

- за влияние на Ассоциацию. Для этих целей ими используется широкий спектр внешнеполитических и торговоэкономических инструментов, причем, как свидетельствует практика, последние в конечном итоге показывают себя наиболее убедительными.

Так, упомянутые государства в рамках системы диалоговых отношений с АСЕАН работают над формированием зон свободной торговли с «десяткой», предлагая различные конфигурации торговых режимов и тем самым стремясь занять место преференциальных внешнеэкономических партнеров Ассоциации. К примеру, Китай уже добился значительных успехов в формировании собственной зоны свободной торговли с АСЕАН и является сторонником ЗСТ в формате АСЕАН+3 (Китай, Япония, Республика Корея); Япония продвигает идею построения ЗСТ в формате "10+6" (т.н. «Всеобъемлющее экономическое партнерство в Восточной Азии» - СЕРЕА - в составе 10 государств АСЕАН, Китая, Японии, Южной Кореи, Индии, Австралии и Новой Зеландии); США выступают за построение расширенной Тихоокеанской ЗСТ в рамках АТЭС и т.д.

Что касается позиции самой АСЕАН по данному вопросу, то «десятка» проводит, пожалуй, наиболее рациональную и дальновидную политику - на выстраивание сбалансированной архитектуры интеграционных отношений в регионе. Принимая участие в работе по формированию в будущем единого экономического пространства в АТР, асеановцы в приоритетном порядке направляют фокус своих усилий на скорейший запуск собственной зоны свободной торговли (АБТА), а также зоны инвестиций (А1А) как основных элементов Экономического сообщества АСЕАН. При этом должное внимание уделяется процессу вовлечения диалоговых партнеров Ассоциации в систему соглашений о создании зон свободной торговли с выходом в перспективе на Восточноазиатскую ЗСТ (ЕАБТА). В дальнейшем эта конструкция может лечь в основу других выгодных для Ассоциации многосторонних альянсов.

Заметно, что в рамках концепции трех «столпов» Сообщества АСЕАН к 2015 г. (в сфере политики и безопасности, экономического и социально-культурного) «десятка» делает особый упор на экономический аспект интеграции. За основу работы в данной области взят План формирования Экономического сообщества АСЕАН, подписанный на вышеупомянутом сингапурском саммите Ассоциации одновременно с Уставом (решение о разработке этого документа было принято в августе

2006 г. на встрече глав экономических ведомств «десятки» в Куала-Лумпуре). План предусматривает комплекс мер по обеспечению ключевых экономических свобод (по аналогии с Евросоюзом), созданию общего рынка и единой производственной базы на пространстве Ассоциации. 4

Показательно, что при реализации задач, связанных с построением Экономического сообщества АСЕАН, Уставом даже допускается определенный отход от «святая святых» - основополагающего принципа консенсуса в принятии решений. В таких случаях может быть задействована формула «АСЕАН минус икс» (или «десять минус икс»), предусматривающая разноскоростную экономическую интеграцию в зависимости от степени готовности к ней стран-членов Ассоциации.5

Таким образом, растущая роль АСЕАН в политических и экономических процессах на пространстве АТР является объективной предпосылкой к расширению сотрудничества России с этим региональным объединением. Не секрет, что сегодня нашей стране приходится фактически заново открывать для себя Юго-Восточную Азию - сказывается «проседание» наших политических и экономических отношений с регионом в начале-середине 90-х гг. прошлого века, причины которого общеизвестны.

Новая политика России в отношении АСЕАН выстраивается на приципиально отличной от времен «холодной войны» основе. Она очищена от прежнего идеологического налета и базируется на прагматизме, здравом смысле, взаимной выгоде и взаимном учете интересов.

Постепенно в российско-асеановских отношениях становятся заметными качественные изменения. Важным этапом развития диалогового партнерства Россия-АСЕАН (установленного в 1996 г.) стала первая встреча лидеров наших стран 13 декабря 2005 г. в Куала-Лумпуре. В ходе саммита были определены векторы дальнейшего взаимодействия России с «десяткой». Политическая воля, направленная на достижение качественных изменений в сотрудничестве нашла свое отражение в принятии пакета важных документов - Совместной декларации лидеров о развитом и всеобъемлющем партнерстве, Комплексной программы действий по развитию сотрудничества Россия-

АСЕАН на 2005-2015 гг. и межправительственного Соглашения о сотрудничестве в области экономики и развития (вступило в силу 11 августа 2006 г.). Тем самым была сформирована нормативно-правовая база диалогового партнерства, заданы стратегические ориентиры для его развития на долгосрочную перспективу.

Встреча лидеров России и АСЕАН придала должный импульс углублению сотрудничества наших стран по ряду направлений, а принятые на саммите решения позволили существенно повысить планку взаимодействия с «десяткой», придать ему более содержательный характер и практическую направленность.

В 2006 г. тематика АСЕАН была включена в регламент Правительственной комиссии по вопросам экономической интеграции наряду с вопросами взаимодействия с ЕС, ЕврАзЭс и АТЭС. Это решение имеет целью скоординировать и повысить эффективность усилий российских министерств и ведомств, вовлеченных в развитие диалоговых отношений с Ассоциацией.

Заметно активизировалась работа по формированию нормативно-правовой базы российско-асеановских связей в ряде приоритетных секторов сотрудничества, таких, как совместная борьба с международным терроризмом и транснациональной организованной преступностью, чрезвычайное реагирование и управление чрезвычайными ситуациями, наука и технологии, энергетика и энергобезопасность, образование и подготовка кадров, туристические и культурные обмены. Эта работа имеет четкую задачу: установить правовые рамки отраслевого диалога и запустить соответствующие консультативно-экспертные механизмы, в результате чего стороны получат возможность «нащупать» реальные пути расширения взаимодействия в избранных секторах и, что наиболее существенно, выйти на конкретные совместные проекты.

Серьезным шагом в практическом наполнении сотрудничества с Ассоциацией стало создание Финансового фонда диалогового партнерства Россия-АСЕАН для реализации совместно разрабатываемых проектов по государственной линии. В

2007 г. российская сторона осуществила первый взнос в Фонд в

размере 0,5 млн. долл. США. Начался отбор проектов под руководством основного рабочего органа российско-асеановского диалога - Совместного комитета сотрудничества. В результате этих усилий первые проекты разработаны и в скором времени будут реализованы. Среди них - обмен опытом в сфере возобновляемых источников энергии, информационное содействие малому и среднему бизнесу, изучение русского языка в странах Ассоциации, создание информационно-аналитического Центра АСЕАН на базе МГИМО и др. Осуществление этих «точечных» совместных шагов в конкретных областях является одним из элементов решения более масштабной задачи - наращивания внешнеторговой и инвестиционной составляющих российско-асеановского сотрудничества.

Торгово-экономические связи России со странами АСЕАН имеют значительные потенциальные возможности, однако по ряду причин не реализуются в полной мере. Отставание экономических отношений от успешно набирающего обороты политического взаимодействия с каждым годом все более очевидно. Нельзя не сожалеть о том, что в этой важнейшей сфере обе стороны пока еще проявляют инертность в реализации стоящих задач. Цифры говорят сами за себя: объем торговли России с АСЕАН вырос с 1,3 млрд. долл. США в 2000 г. до 4,7 млрд. долл. США в 2006 г. (для сравнения: к примеру, взаимный товарооборот АСЕАН-Китай за этот же срок увеличился с 40 до 140 млрд. долл. США). На сегодняшний день удельный вес АСЕАН во внешней торговле России составляет 1,2%, доля России в общем товарообороте Ассоциации - менее 0,5%.6

В числе факторов, объективно сдерживающих торговые связи России и стран АСЕАН - острая конкуренция на рынках ЮВА и АТР, традиционная кооперация экономических субъектов «десятки» с такими государствами, как Япония, США, Китай, Южная Корея ЕС и др., значительный удельный вес западных транснациональных корпораций в промышленности и внешней торговле Ассоциации (и, соответственно, давно отлаженные этими ТНК товаропотоки), а также ограниченность российских экспортных ресурсов, представляющих интерес для стран «десятки».

Товарная структура торговли России с АСЕАН слабо ди-

версифицирована и статична. Основная часть российского экспорта приходится на металлопродукцию, удобрения, нефть, нефтепродукты, нефтехимию, древесину и целлюлозу при незначительном удельном весе продукции с высокой добавленной стоимостью. Россией в государствах АСЕАН закупаются, главным образом, натуральный каучук, пальмовое и кокосовое масло, чай, фрукты, товары народного потребления, электроника и вычислительная техника.

Определенные перспективы наращивания объемов взаимного товарооборота связаны с расширением экспорта российских нефти и газа в страны АСЕАН. Ассоциация крайне заинтересована в закупках российских углеводородов, поскольку сегодня значительная часть ее потребностей удовлетворяется за счет ближневосточной нефти, транспортируемой на большие расстояния по морю. Асеановцы рассчитывают на рост поставок энергоносителей из России по завершении постройки нефтепровода «Восточная Сибирь - Тихий океан» (а в перспективе

- и параллельного ему газопровода).

И все же определяющим, долгосрочным фактором развития российско-асеановской торговли следует признать улучшение структуры российского экспорта за счет наращивания поставок высокотехнологичной продукции. Это особенно актуально с учетом того, что экспортные возможности России по традиционным товарным группам в дальнейшем будут сужаться в связи с созданием в странах АСЕАН импортозамещающих производств.

В целом АСЕАН можно рассматривать в качестве емкого рынка для отечественной продукции энергомашиностроения, авиакосмической промышленности, оборудования для нефте- и газодобычи. Перспективным представляется дальнейшее наращивание поставок российских вооружений и военной техники, спрос на которые в странах «десятки» стабильно возрастает. Торговля оружием, являющимся наукоемкой и высокотехнологичной продукцией, может открыть дорогу для расширения кооперационных связей в смежных отраслях.

Значительным барьером на пути активизации торговоэкономического сотрудничества с АСЕАН является незавершенность переговоров по присоединению России к ВТО и не-

определенность перспектив заключения соглашения о свободной торговле между Россией и Ассоциацией. Наша официальная позиция заключается в том, что соответствующие переговоры могут быть начаты после окончательного определения условий членства России в ВТО и проведения анализа преимуществ и потерь от либерализации торговли. Вместе с тем было бы полезно заранее начать предварительное изучение возможности заключения соглашения о свободной торговле с АСЕАН. Для этого необходимо в первую очередь наладить регулярные консультации наших экспертов - благо, отношения диалогового партнерства России и Ассоциации предусматривают функционирование таких механизмов, как Совещания старших должностных лиц по экономическим вопросам и Совместная рабочая группа по торгово-экономическому сотрудничеству.

Существенную роль в наращивании взаимодействия России и АСЕАН в сфере инвестиций должно сыграть создание в странах «десятки» совместных производств, встроенных в технологические цепочки российских транснациональных корпораций и ориентированных как на местные рынки, так и на экспорт в третьи страны.

Тенденция выхода российских субъектов хозяйствования в государства АСЕАН уже наметилась. Отечественные корпорации сырьевого, металлургического, телекоммуникационного секторов активно наращивают свое присутствие в этом инвестиционно привлекательном регионе. В качестве отдельных примеров можно привести заключение в конце 2005 г. партнерского соглашения между UC Rusal и индонезийской государственной горнодобывающей компанией AnTam о разработке бокситового месторождения и создании глиноземного производства на Западном Калимантане на сумму 3,6 млрд. долл. США; участие ОАО «Лукойл» в совместной с индонезийской Pertamina разработке нефтегазовых месторождений (1,2 млрд. долл. США); заявленные российскими компаниями (Altimo, «Вымпелком») намерения по приобретению телекоммуникационных активов в Индонезии и Вьетнаме.

Дополнительные возможности для инвестирования открывает Программа промышленного сотрудничества АСЕАН (AICO), призванная стимулировать индустриальное развитие

«десятки» через партнерство или создание СП с зарубежными компаниями. Она включает предоставление предприятиям с иностранным участием налоговых и таможенных льгот при условии, что доля национального капитала в них составит не менее 30%.

Серьезным препятствием на пути к конечной интеграционной цели АСЕАН - Экономическому сообществу - является разрыв в уровнях экономического развития между «старыми» и «новыми» членами Ассоциации. Меры по устранению этой проблемы базируются на положениях Инициативы Интеграции АСЕАН (1А1), запущенной в 2000 г. Асеановцы активно подключают диалоговых партнеров к программам в рамках 1А1 -оказанию технической помощи наименее развитым странам «десятки», развитию производственной, транспортной, энергетической, телекоммуникационной инфраструктуры, стимулированию инвестиций, сотрудничеству в области экологии, энергобезопасности, науки и технологий, сельского хозяйства. 7

Возможности участия России в такого рода проектах значительно возросли с появлением в нашей стране ряда госкорпораций и государственных акционерных обществ, контролирующих целые отрасли. Было бы полезно изучить целесообразность подключения этих компаний к реализации региональных инфраструктурных программ в АСЕАН, например, по освоению дельты реки Меконг, строительству трансасеановского газопровода и трансасеановской энергосети, сооружению железных и автомобильных дорог. К этому стоит добавить хорошие перспективы для российского участия в сооружении и последующем обслуживании объектов тепло-, гидро- и атомной генерации, на территории ряда стран АСЕАН. Один из примеров: ОАО «Силовые машины» уже давно работает по заключенным ранее контрактам на поставку оборудования для ряда электростанций во Вьетнаме.

Гораздо сложнее обстоит дело с налаживанием связей на уровне среднего и малого бизнеса, не обладающего соответствующими ресурсами для прямого выхода на отдаленные рынки. Серьезная проблема здесь - отсутствие у партнеров с обеих сторон информации о конъюнктуре внутренних рынков, о предприятиях - потенциальных контрагентах, о конкретных

вопросах регулирования внешнеэкономической деятельности, включая налоговое, таможенное, инвестиционное, конкурентное законодательство. Ключевое значение в этом контексте имеют усилия по продвижению прямых контактов между представителями российских и асеановских деловых кругов, чему может помочь эффективная работа по линии торговопромышленных палат, предпринимательских союзов и отраслевых ассоциаций наших стран.

Большим потенциалом применительно к развитию торгово-инвестиционных связей с АСЕАН обладает российский Дальний Восток. К сожалению, сегодня этот регион является экономическим аутсайдером. На преодоление его отсталости направлена соответствующая Федеральная целевая программа, предусматривающая увеличение Валового Регионального Продукта (ВРП) Дальневосточного Федерального округа в 2,6 раза к 2013 г. При этом основные усилия будут направлены на улучшение инфраструктуры региона.

Партнеры из АСЕАН уже начали проявлять практическую заинтересованность в этом процессе. В частности, девелоперские и инвестиционные компании из Сингапура предметно изучают возможности участия в возведении объектов саммита АТЭС-2012 во Владивостоке, интересуются проектами, связанными с развитием транспортной инфраструктуры региона. Кстати, сингапурцы уже имеют положительный опыт осуществления подобных инвестиций в России - СП между ОАО "Шереметьево" и сингапурским аэропортом СИа^1 с 2006 г. управляет новым международным терминалом "Шереметьево-1".

Еще один пример инвестиций в инфраструктуру: малайзийцы через компанию Powertech совместно с ОАО «ЕЭС России», ОАО «Газпром» и региональными энергетическими компаниями прорабатывают вопросы строительства и модернизации энергетических мощностей в ряде российских регионов. Планируется создание энергетических объектов суммарной мощностью 2000 МВт с общим объемом инвестиций порядка 2 млрд. долл. США.

В заключение стоит отметить следующее. Государства-члены АСЕАН рассматривают Россию как серьезного и авторитетного внешнеполитического партнера, хорошо понимают

ее роль в мировых и региональных делах. В то же время наша страна пока не стоит в ряду экономических приоритетов Ассоциации, равно как и АСЕАН сегодня едва ли можно назвать ключевым торговым партнером России.

Желание коренным образом изменить ситуацию у обеих сторон имеется. Главным вопросом сегодня является практическое выполнение намеченного. Основой для встречного движения к полноценному экономическому партнерству России и АСЕАН должна стать четкая, продуманная и реалистичная повестка дня наших отношений, а способом достижения поставленной цели - настойчивая совместная работа по ее реализации. Главное - ясно отдавать себе отчет в том, какие дивиденды способны принести сегодняшние усилия нашим странам в будущем.

1 ASEAN Key Macroeconomic and External Trade Indicators 2006.

Asian Development Outlook 2007 (Asian Development Bank).

3FDI Net Inflow: Intra- and Extra-ASEAN, 2004-2006.

4 ASEAN Economic Community Blueprint.

5 ASEAN Charter, Article 21.

6 Источники статданных: ФТС России, ASEAN Secretariat.

См., в частности, ASEAN Economic Community Blueprint, Article C2, Para.63.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.