Научная статья на тему 'К вопросу о типологизации концепций истины'

К вопросу о типологизации концепций истины Текст научной статьи по специальности «Философия»

120
35
Поделиться
Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «К вопросу о типологизации концепций истины»

В этом вопросе завод сталкивается с определенными трудностями, связанными с недостаточным пониманием служб требований этого документа, особенно в части измеримости целей. В настоящее время ведется разработка методики формирования "Целей в области качества" подразделений.

Оценка результативности процессов СМК - важнейший элемент системы. И не случайно, что ежегодно в течение трёх лет на заводе идет пересмотр показателей результативности. Главное требование здесь - измеримость показателей. Пока не удаётся выбрать наиболее оптимальные, измеримые показатели, которые давали бы обобщённую оценку результативности процесса и системы в целом, для принятия необходимых мер по улучшению деятельности предприятия.

Система менеджмента качества внедрена, сертифицирована, функционирует, совершенствуется. Но завод смотрит в будущее. Ближайшая задача, которая ставится перед коллективом - внедрение в систему требований, заложенных в ГОСТ Р ИСО 9004-2001 "Рекомендации по улучшению деятельности". Этот ГОСТ построен по модели ГОСТ Р ИСО 9001-2001, обладает всеми её свойствами, однако он содержит рекомендации по постоянному улучшению деятельности предприятия, её эффективности и результативности, дополнительно предусматривает механизмы изучения потребителей рынка, удовлетворения требований потребителя и иных заинтересованных сторон, а также нацеливает на снижение непроизводительных затрат на качество.

В настоящее время на заводе ведутся работы по разработке оценки эффективности СМК с внедрением показателей в денежном выражении, что даст возможность более объективно оценивать деятельность предприятия и принимать необходимые корректирующие и предупреждающие действия.

Система менеджмента качества в настоящее время всё более выходит за рам -ки деятельности по повышению качества продукции и труда и включает в себя все аспекты деятельности предприятия, такие, как экология, экономика, соцкультбыт и т.д. Мы понимаем, что она неуклонно перерастает в систему менеджмента предприятия, и работаем в этом направлении.

В.В. Ляшов

К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИЗАЦИИ КОНЦЕПЦИЙ ИСТИНЫ

Особенности современного развития науки требуют переосмысления и, соответственно, новой формы решения многих насущных проблем, в особенности нового подхода к рассмотрению вечной темы, связанной с пониманием, осмыслением, интерпретацией и рационализацией проблемы истины.

Среди подавляющего числа исследователей как на уровне наивного реализма и стихийного материализма, так и большинства материалистов или научных реалистов господствовало представление, что природа истины становится очевидной, как только мы провозглашаем классический тезис соответствия знания действительности и признаем практику в качестве критерия этого соответствия. Трудности, с которыми столкнулось такое понимание истины и ее критерия в процессе развития научного познания, достаточно известны, что и породило возникновение различных теорий истины.

Обычно теории истины делят на классическую и неклассические. Классической теорией истины принято считать теорию соответствия, которую также часто называют корреспондентской (экспликацией которой неправомерно признается семантическая теория А.Тарского). Все остальные концепции, а именно когерент-

ности и прагматические, являются неклассическими, Возникает вопрос, на каком основании? Такая классификация представляется, во-первых, слишком узкой и недостаточной, так как она оставляет за бортом целый пласт философских концепций, рассматривающих проблему истины; во-вторых, остается весьма расплывчатым основание такого деления; в-третьих, такая расплывчатость основания деления приводит к тому, что в число философских концепций истины могут попасть теории, по сути дела, не являющиеся философскими.

Существуют различные точки зрения на предназначение теории истины. Для одних, философские теории истины, в принципе, тождественны гносеологическим теориям, так как они предназначены для того, чтобы полностью раскрыть процесс получения истинного знания; для других, задача теории истины - дать ее определение и критерий; для третьих, она должна выполнить ту или иную из трех главных функций: задать значение предиката истины естественного языка; заменить такие предикаты подстановкой, часто формально определенной, предназначенной для дальнейшей некоторой редукционистской программы; использовать некоторое ранее проясненное понятие истины для более широких философских целей, таких как экспликация понятия значения, следования или защиты тех или иных философских взглядов.

Первая попытка понятийного выражения интуиций относительно истины была предпринята Платоном [1], определившим основные идеи, следуя которым, продолжалась разработка воззрений на истину с целью дать ответы на такие вопросы, как: Во-первых, является ли эта характеристика свойством бытия? Во-вторых, является ли истина свойством знания? В-третьих, что есть истина вообще?

Это подтверждает вся история развития и трактовки теорий соответствия. Так, многие философы, к которым относятся Августин, Авиценна [2], Аквинский [3], Лейбниц [ 4 ], Гегель [ 5 ] и др., придерживались точки зрения, впоследствии получившей название онтологической, согласно которой истина присуща бытию. В философии ХХ века эта тенденция проявилась в феноменологии Гуссерля, который определяет истину как саму определенность бытия, т.е. единство значений, существующее независимо от того, усматривает его кто-то или нет, так и само бытие, «бытие в смысле истины». Такая же трактовка истины была развита в работах Хайдеггера - истина как «несокрытость», а также во французском и немецком экзистенциализме. При всех различиях - здесь под истиной понимается «истинное бытие» или «бытие в истине».

Другая идея, заключается в том, что она означает сам процесс познания и его результат, т.е. - знание. Назовем эту концепцию эпистемической. Ее придерживались Аристотель [4], Илария, Августин [2], Аквинский [3], Гегель, считавшие, что «истина состоит в том, чтобы интеллект соответствовал вещи». Наиболее ярко этот взгляд на истину просматривается в марксистстко-ленинской философии: «истина есть процесс отражения в сознании человека неисчерпаемой сущности бесконечного материального мира и закономерностей его развития, означающий вместе с тем процесс создания человеком научной картины мира; она выступает как конкретно исторический результат познания, непрерывно развивающегося на основе общественно-исторической практики как его высшего объективного критерия» [ 8 ].

В третьей концепции делается попытка ответить на вопрос: что есть истина вообще? Этот подход иногда называется формальным, а определение истины в нем - собственным определением. Первым, кто действительно попытался эксплицировать это понятие, был Ф. Аквинский, которому и принадлежит определение сущности истины: «Veritas est adaequatio rei at intellectus” (Истина есть соответствие вещи и интеллекта ) [3]. В своем исследовании природы истины Аквин-

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ский опирался на идеи Аристотеля, отдавая ему первенство в этом вопросе [7]. Такой же точки зрения придерживались Авиценна, Ансельм [2] , а также Декарт и Кант [6]. Общим для всех этих трех рассмотренных подходов является наличие термина «соответствие». В первом случае истина есть бытие, соответствующее некоторому образцу (идее, интеллекту Бога, понятию и т.д.), и это может быть выражено условным суждением: если бытие соответствует идее, то бытие ис-

тинно. Если А Я В, то Т(А); во втором подходе истина - это знание, соответствующее бытию (реальности, предмету, вещи, чувственному образу, факту и т.п.). Если знание соответствует бытию, то знание истинно: если ВЯЛ, то Т(В), где В -знание, А - бытие, Я - отношение соответствия, Т - истинность и, следовательно, Т(В) - истина.

И третья концепция говорит о том, что свойство «истиность» мы можем приложить к некоторым сущностям тогда и только тогда, когда мы можем установить отношение соответствие между этими сущностями, претендующими на истинность. Всякая истинность есть соответствие: все Т суть Я.

В первых двух случаях истинность есть свойство (предикат), принадлежащее некоторой сущности, а в третьем истинность есть разновидность отношения (в данном случае - соответствия). Но, так или иначе, это отношение между знанием и его предметом. Поэтому и онтологический, и эпистемический подходы можно отнести к гносеологическому: отношение между предметом и мыслью - это гносеологическое, а не логическое отношение.

Следует заметить, что всегда почему-то обходится стороной вопрос о том, что в подавляющем числе случаев исследователь приобретает знания не непосредственно, а опосредованно. Большинство получаемых нами знаний является выводным, когда из одного знания вычленяется другое на основе определенных связей и отношений между элементами знания в его массиве, и эти отношения и связи носят объективный характер. Таких связей и отношений множество: следования, выводимости, доказуемости, противоположности, подчинения и т.д. И эти отношения являются уже не гносеологическими (которые есть отношение между знанием и предметом), а чисто логическим: и между одним знанием и другим знанием.

Вышеизложенная классификация опирается на идеи корреспондентской теории истины, т.е. в данном случае мы говорили о теориях соответствия. Но, если мы рассмотрим когерентную теорию истины, то увидим, что она не укладывается в эту классификацию.

Когерентная теория истины, не являясь однородной доктриной, как, впрочем, и остальные, представлена в истории философской мысли тремя концепциями.

Философская концепция, которая рассматривает природу реальности как когерентную систему, является чистой онтологией. С процессом познания связаны две других концепции: первая, раскрывающая природу истины и дающая ее определение в терминах согласованности, и вторая, которая рассматривает критерий истины, заключающийся в установлении взаимной согласованности утверждений в контексте теории. По своей сути, эти доктрины являются чисто логическими.

Что касается прагматической концепции истины, эпистемическая трактовка была реализована Ч. Пирсом, для которого истина есть общезначимое принудительное верование, к которому по каждому исследуемому вопросу пришло бы беспредельное сообщество исследователей, если бы процесс исследования продолжался вечно.

Такое понимание истины было дополнено нормативным требованием У. Джеймса: истинность идеи, которая выражена в высказывании, определяется ее успешностью или работоспособностью, т.е. ее полезностью для достижения той или иной цели, которую ставит и осуществления которой добивается человек.

Им вторит Рорти, считая, что поскольку познание является не репрезентацией, а способом использования реальности, истина есть система верований, которые являются надежными проводниками к достижению того, что мы желаем.

Таким образом, в гносеологии истина есть знание или бытие, обладающее свойством истинности. По характеру предметов, обобщаемых в понятии «истина», можно заключить, что оно является конкретным, поскольку в нем мыслятся конкретные объекты, выражающие знание, что в данном случае является процессом или результатом познавательной деятельности субъекта, а также бытие как результат предметно-практической реализации результатов этой деятельности. (Здесь имеется в виду, что природа истины как раз и проявляется в качестве некоего рационального обоснования практической деятельности.) Истина (как некоторое знание, информация) в данном случае есть предикат субъекта познания, который становится таковым при раскодировании бытия или другого знания, а также регулятором деятельности.

Истинность же является абстрактным понятием, выражающим свойство вышеуказанных сущностей и являющимся не субъектом, а предикатом знания или бытия.

Рассмотрение философской традиции формирования взглядов на типологиза-цию концепций истины с точки зрения ее функциональной роли и места в познавательном процессе позволяет выделить эпистемическую истину, к которой относятся определенные виды корреспондентской, когерентной и прагматической истины; онтологическую, включающую в себя как корреспондентские, так и прагматические концепции, а также логическую, включающую в себя различные концепции когерентности.

Этот вывод базируется на том, что в процессе познания возникают связи и отношения как между элементами, сторонами знания, так и отношения знания и его элементов к внешнему миру. Эти два аспекта обусловливают существование двух относительно самостоятельных дисциплин - логики и гносеологии. Функционирование знания, сам процесс познания имеет трехзвенную структуру, проявляющуюся в движении мысли от объекта к знанию, результатом которого является эпистемическая истина, в дальнейшем происходит переход от одного знания к другому, чему соответствует логическая истина, и на третьем этапе происходит переход от знания к объекту, оформляющегося в онтологическую истину.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Платон. Кратил. Собр. соч. в 4-х т. Т.1. - М.:Мысль,1990.

2. Бандуровский К.В. Основные положения теории истины у Фомы Аквинского // Знание и традиция в истории мировой философии: Сборник статей. М., 2001. -

С.196 - 207.

3. Аквинский Фома. Дискуссионные вопросы об истине // Знание и традиция в истории мировой философии: Сборник статей. - М., 2001. - С.207 - 235.

4. Лейбниц Г. Соч. в 4-х т. Т. 1, 2.

5.ГегельГ.В.Ф. Энциклопедия философских наук. М., 1974. Т.1.

6.Кант И. Критика чистого разума. - М.: Мысль, 1994.

7.Аристотель. Соч. В 4-х т. Т.1 - 4. - М.: Мысль, 1975. - 1961.

8. Курсанов Г.А. Ленинская теория истины и кризис буржуазных воззрений. М.,1977. - 350 с.