Научная статья на тему 'К вопросу о типологии составных наименований современного русского языка'

К вопросу о типологии составных наименований современного русского языка Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
347
36
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Russian Journal of Linguistics
Scopus
ВАК
ESCI

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Чепкова Т. П.

В статье делается попытка создания классификации продуктивных структурнограмматических моделей составных наименований современного русского языка, сопровождаемых семантической характеристикой.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

About the Types of Composed Nominations in the Modern Russian Language

The author makes an attempt in this article to give a new classification of typical grammar models of nominations with semantic variations in the modern Russian language.

Текст научной работы на тему «К вопросу о типологии составных наименований современного русского языка»

К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИИ СОСТАВНЫХ НАИМЕНОВАНИЙ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА

Т.П. Чепкова

Московский педагогический государственный университет Ул. Малая Пироговская, 1, 119992 Москва, Россия

В статье делается попытка создания классификации продуктивных структурнограмматических моделей составных наименований современного русского языка, сопровождаемых семантической характеристикой.

Современная лингвистика проявляет неослабевающий интерес к проблемам номинации. Это объясняется тем, что, во-первых, номинация — сложное и многоаспектное лингвистическое явление, отражающее связь между фрагментами вне-языковой действительности и способом их представления в языке. Во-вторых, тем, что для обозначения объектов окружающего мира используются языковые единицы различных уровней: это не только слово и фразеологизм [Телия, 1996], но и синтаксические сегменты [Кубрякова, 1986; Никитевич, 1985; Буров, 1999]. Далеко не все они изучены в номинационном аспекте должным образом: средства составной номинации, или составные наименования [Кожин, 1969], несмотря на давнюю историю своего существования в языке (они встречались еще в древнерусском языке, например: великий князь, светлая / сырная неделя, торговый / посадский человек и др.), до сих пор не получили не только исчерпывающего теоретического описания, но и достаточно убедительного представления в качестве самостоятельного лингвистического объекта.

Созданию комплексной теории описания этого пласта номинативных единиц, мешало разнообразие точек зрения на исследуемый материал. Изучение составных наименований (далее — СН) проходило в отечественном языкознании под принципиально разными углами зрения на этот лингвистический объект: его квалифицировали либо как фразеологическую единицу (В.А. Архангельский, М.М. Копылен-ко, З.Д. Попова, Л.И. Ройзензон, Н.М. Шанский), либо как единицу нефразеологического характера (А.М. Бабкин, А.Н. Кожин, А.И. Молотков, В.М. Мокиенко); ряд исследователей (О.С. Ахманова, С.И. Ожегов) рассматривает изучаемое явление дифференцированно, распределяя составные наименования между фразеологизмами и свободными словосочетаниями. Большинство ученых, отмечая неидиоматич-ность СН, склонно выводить их за пределы фразеологии (ср.: официальная версия, человеческий фактор, прожиточный минимум и др.). Некоторые лингвисты (Г.И. Климовская, Т.В. Вяничева) включают СН в состав синлексики, изучающей «пласт композитивных по структуре, устойчивых по составу и порядку следования лексических элементов номинативных единиц языка, образованных по определенным структурно-семантическим моделям РЯ, экспрессивно-стилистически нейтральных и по выполняемой ничем не осложненной номинативной функции и по отношению

к одному отдельному природному или социокультурному факту эквивалентных одному слову» [Вяничева, 2000, с. 18]. Думается, однако, что далеко не все СН нейтральны в экспрессивно-стилистическом отношении (компьютерный вирус, правовой беспредел, бархатная революция). Представляется, что такое многообразие противоречивых характеристик СН свидетельствует о необходимости более детально изучить их природу. На наш взгляд, этот процесс целесообразно было бы начать с выявления типологии составных наименований и определения их статуса в современном русском языке.

В своих наблюдениях мы опираемся на синхнронно-диахронный подход, отдавая приоритет изучению СН современного русского языка. Анализ СН с позиций синхронии представляется нам актуальным по целому ряду причин.

Во-первых, современный русский язык в плане номинации демонстрирует заметное распространение аналитических тенденций, активизировавшихся с середины XX века. Обычно понятия аналитизм и номинация широко используются при описании лексического уровня языка и, прежде всего, при характеристике несклоняемых имен существительных (типа бистро) к прилагательных (типа беж), аббревиатур (типа ООН), а также составных композитов с несклоняемым компонентом (типа кофе-брейк) и др. В то же время анализ языкового материала свидетельствует о том, что словарь русского языка регулярно пополняется средствами составной номинации, которые могут именовать как новые денотативные сущности, так и их отдельные проявления. Имея природу словосочетания, эти средства не являются номинативными эквивалентами отдельных слов.

Во-вторых, феномен СН отражает типичные особенности мировосприятия современных носителей языка: так, СН обнаруживают отчетливое стремление говорящего к комплексному, сложному взгляду на привычный мир денотатов. Это проявляется в том, что коммуниканты отказываются использовать для номинации уже существующие языковые знаки и заменяют их новыми словами или словосочетаниями, расширяя при этом синтагматические возможности сразу нескольких лексем.

В-третьих, существует целый ряд областей, где СН составляют серьезную конкуренцию лексическим единицам. Наиболее активной из них является сфера предметной денотации {частное охранное предприятие, бюджетный год, субъект Федерации и др.).

Одна из первых попыток создания классификации СН принадлежит А.А. Бурову. В своих научных изысканиях он опирается на понятие номинационный аналитизм [Буров, 1999, с. 191], что позволяет характеризировать номинационные знаки, имеющие составную форму и обладающие соотнесенностью с единым денотатом любой степени сложности: составная форма соответствует определенной синтаксической единице, ее структура играет роль грамматического показателя, а номинационная семантика проявляется нерас-члененно, т.е. комплексно. В состав классификации СН, по А.А. Бурову, входят фразеологизмы (краеугольный камень), оксюморон {горячий снег), составные наименования {высшее учебное заведение), перифразы {силуэты багровых сердец для обозначения кленовых листьев), номинационно-аналитические экспрессемы {Так много отдано поклонов. Так много жадных взоров кинуто В пустынные глаза вагонов... А. Блок), словарные дефиниции {аккомпаниатор — тот, кто аккомпанирует), производные деривационной трансформации {лермонтовед — тот, кто «ведает» информацией, связан-нойсжизнью и творчеством М.Ю. Лермонтова) и др. [Буров, 1999, с. 194-216].

Наблюдения A.A. Бурова, несомненно, важны для дальнейшего развития теории номинационного аналитизма, но нам представляется, что для всестороннего изучения и описания составных наименований необходимо, прежде всего, провести их комплексное исследование в единстве семантики (план содержания) и конкрет-

ных форм ее лексической и структурно-грамматической репрезентации. В связи с этим в данной статье составные наименования становятся объектом структурносемантического анализа.

Уточним, что термин «составные наименования» используется нами в качестве родового по отношению к видовым терминам «составные терминологические наименования» и «нетерминологические составные наименования», как прямые, так и косвенные (метафоризованные), которые объединяет раздельнооформленность и соотнесенность с единым денотатом.

Составные наименования выделяются из общего номинативного состава русского языка на основании общности структурно-грамматической организации данных единиц: они организованы по модели субстантивного словосочетания. Условно эту структурную особенность СН можно представить следующими схемами: С1 + ПК {альтернативная служба, день города), С\ + ПСК {превышение должностных/служебных полномочий), где С. — имя существительное; цифровой индекс — порядковый номер падежа; ПК — подчиненный компонент; ПСК — подчиненный словесный комплекс.

Дополнив эти символы условными обозначениями имени прилагательного (Прил.), имени числительного (Числ.), предлога (пр.), наречия (Нар.), мы можем конкретизировать грамматические структуры. Порядок следования компонентов в составе СН строго фиксирован, что также отражено в схемах.

Анализ структурно-грамматической организации СН позволил выявить наиболее продуктивные в синхронно-диахронном аспекте структурные типы СН. Перечислим их.

1. Модели с опорным компонентом С] и зависимым прилагательным: Прил, + С1 {пластиковая карточка, игральный автомат и т.п.) и схожие с ним модели: Числ. + С] {первое/ второе чтение [законопроекта]), Прил! + Прил! + С) {международный валютный фонд).

2. Модели с опорным компонентом С] и зависимым существительным в форме родительного падежа: С] + С2 {группа риска, сжигателъ жира, медищна катастроф и ДР-)-

Данный структурный тип имеет разновидности:

а) С1 + Прил2 + С2 {страны ближнего/ дальнего зарубежья, средства массовой информации);

б) С] + С2+С2 {пункт обмена валюты, основы безопасности жизнедеятельности);

в) С| + С2 + Прил2 + С2 {отряд милиции особого назначения, правила безопасности дорожного движения);

г) С) + С2+ и + С2 {театр оперы и балета, День согласия и примирения);

д) С1 + С2 + и + Прил2 + С2 {отдел труда и заработной платы);

е) С] + С2 + пр. + См {связь слов в предложении, кодекс законов о труде и др.).

Семантико-грамматические свойства представленных выше составных наименований обусловлены спецификой их структурно-грамматической организации. Анализируемые СН, имея структуру субстантивного словосочетания, в системе языка выступают в качестве единиц с семантикой предметности и обладают разнообразным содержанием.

В структуре СН, образованных по модели Прил! + Сь прилагательное выделяет или подчеркивает какое-либо одно свойство или качество, которое приписывается слову с предметным значением. Способность прилагательного семантически сливаться в единое смысловое целое с определяемым существительным отмечал А.Н. Кожин [Кожин, 1969, с. 36]. Этим, по его мнению, объясняется активность прилагательных в сфере СН: они «приложимы» к большому числу предметов как фиксаторы обособленного понятия или того, что преобразуется в понятие с иным объемом содержания [Кожин, 1969, с. 36]. Это свойство слов с древних времен ис-

пользовалось в русском языке, например, для именования городов и других населенных пунктов (Ростов Великий, Большие / Малые Вяземы), улиц (Олений вал, Большая Дмитровка, Нижняя Масловка), рек (Северная Двина), лесных массивов (,Лосиный остров), единиц народного календаря (Юрьев день, Страстная неделя, Родительская суббота, Чистый четверг, Вербное воскресенье) и т.п.

Модель Прил] + С] регулярно используется для образования составных наименований и в настоящее время. Правда, при этом, изменились лексико-грамматические свойства определяемого слова. Подобные СН указывают на:

1) вид какой-либо продукции (кондитерские /металлические / трикотажные / ювелирные изделия); характер деятельности (строительные / отделочные / малярные / оросительные / сельскохозяйственные работы);

2) спецификацию промышленных или продовольственных товаров (шелковые / шерстяные /льняные ткани; ржаной / бородинский /рижский хлеб);

3) свойства обозначаемого, как правило, с вещественным содержанием (красящее / взрывчатое / горючее / отравляющее/ лекарственное вещество; парфюмерные /лечебные / косметические масла);

4) назначение обозначаемого, как правило, с конкретным или вещественным значением (аварийная / стиральная / посудомоечная машина; чистящие / моющие / отбеливающие средства);

5) род деятельности учреждений и организаций, при этом довольно часто главное слово СН имеет в своем лексико-грамматическом значении сему «собирательность.» (налоговая полиция, Европейский парламент, Большая восьмерка, избирательный блок, кадетский корпус);

6) отнесенность обозначаемого к государственной власти, государственным органам, опорное слово СН при этом, как правило, употребляется в переносном (метафорическом или метонимическом) значении (верхняя / нижняя палата; законодательная/ исполнительная власть, парламентское представительство / большинство; государственный аппарат / бюджет/заказ, государственная машина / структура/ собственность / дотация, государственное предприятие);

7) отнесенность обозначаемого к экономической, финансовой, банковской сферам деятельности; главное слово СН при этом может выражаться существительным, образованным от глагола или прилагательного и обладающим в силу этого абстрактностью семантики (инвестиционный / акционерный / ипотечный банк, валютный резерв /рынок / курс, бюджетное финансирование, земельный налог);

8) трудовую и общественную деятельность человека (трудовой договор, арендный коллектив / подряд, наемный работник, депутатский запрос, правозащитное движение). Опорные слова СН этого типа характеризуются теми же свойствами, что и в п.1.

9) В различных типах научной и профессиональной речи активны составные наименования, главное слово которых многозначно и в некоторых своих ЛСВ нейтрально. Терминологический статус таким СН придают именно прилагательные, которые позволяют существенно сузить и конкретизировать семантику опорного слова. Так, в речи лингвистов регулярны, например, такие СН: вводное слово / предложение, двусоставное / односоставное предложение, производящая / мотивирующая основа, словообразовательный анализ и т.п.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что грамматически главное слово СН не всегда оказывается таковым с точки зрения семантики. Поэтому типичной оказывается ситуация, когда СН образуют открытые, незамкнутые ряды грамматически зависимых, но при этом семантически ключевых слов, например: аттеста-

ционная / государственная / избирательная / приемная / экзаменационная комиссия; читательский / военный / студенческий / партийный / профсоюзный / проездной билет; детский / школьный / юношеский / зрелый / средний / пенсионный возраст. СН такого типа формируются по семантико-грамматическим моделям, продуктивным в русском языке. Так, в настоящее время весьма продуктивна модель наименований специализированных магазинов с грамматически опорным компонентом мир: «Книжный мир», «Чайныймир», «Электронныймир», «Компьютерныймир», «Офисныймир», «Оптический мир», «Лыжный мир», «Строительный мир», «Конный мир» (магазин по продаже предметов для верховой езды), «Ароматный мир» (винный магазин), «Серебряный мир» (ювелирный магазин) и т.д. Как свидетельствуют приведенные примеры, СН этого типа встречаются не только в научном стиле, но и за его пределами.

Завершая характеристику СН, образованных по модели ПриЛ] + С ь заметим, что все чаще на современном этапе развития русского языка появляются сложные составные наименования, представляющие собой трехчленные конструкции, образованные по модели Прил! + Г1рил) + С1. Они обычно определяют положение обозначаемого в ряду других однородных предметов, фактов, явлений (семейный детский дом, новое политическое мышление, прямое президентское правление).

Наряду с рассмотренной выше моделью СН, в современном русском языке широко представлен значительный пласт составных наименований, образованных сочетанием падежных форм существительных. В этой группе преобладают СН, построенные по модели С] + С2: размер пенсии / премии / гонорара, место рождения / прописки / жительства / работы / учебы / преступления / происшествия / катастрофы /печати и др. Первый компонент, являющийся в таких сочетаниях грамматически главным, обычно называет предмет, явление или понятие; второй компонент выявляет признак предмета или указывает на другой предмет, частью которого выступает первый, например: служба доверия / безопасности / быта / знакомств; крыло самолета / здания, раздел науки, статья закона / Конституции. Как свидетельствуют приведенные примеры, среди грамматически опорных элементов СН чрезвычайно велико число существительных с абстрактным значением.

Семантические особенности моделей с опорным компонентом С1 и зависимыми существительным.

Между компонентами СН могут устанавливаться разнообразные семантические отношения; наиболее распространенными, на наш взгляд, являются:

- родо-видовые отношения (Министерство финансов / образования / здравоохранения)',

- количественно-определительные отношения {кабинет министров, совет директоров, бандитская группа)-,

- отношения назначения {база отдыха, ремень безопасности, сеанс лечения)-,

- субъектные отношения {извержение вулкана, несменяемость судей, разрыв сердца);

- агентивные отношения, представленные, в основном, в СН — наименованиях должностей {глава администрации, представитель президента, ректор университета);

- уточняющие отношения, раскрывающие содержание того, что обозначает грамматически главный компонент, ограничивая это содержание {год издания, День города, инвалид детства).

Несмотря на разнообразие отношений между компонентами СН с родительным падежом имени существительного в их составе (это зависит от того, какие сущест-

вительные выступают в роли главного и зависимого компонентов), основным значением для родительного падежа признается определительное значение (уровень жизни / развития / зарплаты / образования / рождаемости / смертности / преступности). По мнению А.Н. Кожина, «двучленные словосочетания с родительным определительным — важнейшее средство детализации обозначаемого» [Кожин, 1969, с. 42]. По сравнению с составными наименованиями с подчиненным компонентом — именем прилагательным СН с существительным в родительном падеже обладают способностью к более расчлененному и более точному обозначению фрагментов действительности.

Анализ составных наименований, образованных по модели С1 + С2, показал, что они широко употребляются в качестве средств номинации различных предметов, организаций и учреждений, качеств человека или группы лиц в связи с их общественнотрудовой деятельностью, деталей или свойств сложных явлений.

Рамки статьи не позволяют нам детально рассмотреть менее продуктивные модели, однако без них структурно-грамматическая типология СН была бы неполной. Перечислим частотные модели СН.

Модели с опорным компонентом С] и зависимыми существительными в предложнопадежных формах (С1 + пр. + С2_б).

Конкретизируя предлоги, которые являются важными семантическими элементами СН, мы выделяем следующие разновидности модели:

1) С1 + из + С2 при этом компонентам СН присуще значение части целого (выписка из приказа / протокола) или значение источника, из которого извлекается часть (исключение из правил).

2) С] + без + С2. СН определяют обозначаемое по отсутствию чего-либо (встреча без галстуков, отпуск без содержания).

3) С; + для + С2. СН характеризуют обозначаемое через назначение для какого-либо лица или предмета (комната для гостей, крем для рук/ног/ лица/ обуви) или цель для какого-либо действия (комната для курения, альбом для рисования). Разновидностью этой модели выступает модель С1 + для + Прил] + С2 (шампунь для нормальных/ сухих/ жирных волос).

4) С] + от + С2. СН определяют обозначаемое посредством предмета, являющегося объектом устранения (крем от морщин, таблетки от кашля) или используемого фрагментарно (отчисления от прибылей).

Другие предлоги значительно реже входят в состав модели С[ + пр. + С2: С] + против + С2 (лекарство против гриппа, средство против насекомых), С] + после + С2 (крем после бритья), С1 + с + С2 (налог с продаж/имущества/ оборота).

Составные наименования, образованные по модели С1 + С3 (измена родине), встречаются нечасто; распространенной является разновидность этой модели С] + пр. + Сз, представленной при конкретизации предлогов следующими конструкциями:

- С] + по + Сз. В этом случае ПК в составных наименованиях имеет значение способа действия (работа по договору/ совместительству), объекта действия (резьба по дереву/ камню/ кости), причины чего-либо (пособие по безработице, пенсия по инвалидности/ старости).

- С] + по + Прилз + С3. Подчиненный словесный комплекс указывает на причину (увольнение по собственному желанию), ограничение сферы проявления чего-либо (Министерство по чрезвычайным ситуациям).

- ПСК в наименованиях, организованных по модели С] + по + С3 + С2 (пенсия по выслуге лет/потере кормильца), имеет значение причины , — С] + по + Сз + за + С5 (отпуск по уходу за ребенком), а также С] + по + С3 + с + С5 / С, + по + С3 + с + Прил5 + С5

(специалист по связям с общественностью, отдел по борьбе с организованной преступностью), обладает ограничительным значением.

- С[ + к + Сз / С1 + к + Прилз + Сз: ПК/ПСК присуще объектное значение (любовь к ближнему) или значение цели (печенье к чаю, привлечение к уголовной ответственности ).

В конструкциях С1 + пр. + С4 ПК в зависимости от предлога имеет следующее значение:

- объектное, объектно-целевое (вера в бога, борьба за власть),

- цели действия (перерыв на обед, направление на анализ),

- локальное (билет в театр /кто),

- темпоральное (планы / прогноз на будущее),

- характеристики субъекта по признаку принадлежности к какой-либо социально значимой группе (кандидат в депутаты),

- качественно-характеризующее (тетрадь в клетку /линейку),

- уточняющее, ограничительное (налог на прибыль/собственность).

Структурные модели с именем существительным в винительном падеже могут

включать в свой состав имена прилагательные: С) + на + С4 + Прил2 + С2 (конкурс на замещение вакантной должности)

Подчиненный компонент, выраженный именем существительным в творительном падеже, представлен в модели С) + пр. + С5 и имеет те же значения, что и в названных выше СН:

- цели действия (явка с повинной),

- способа действия (кража со взломом),

- локальное значение (круги под глазами),

- объекта направленного действия (борьба с преступностью).

Кроме того, ПК в анализируемых конструкциях часто обладает значением совместности, т.е. значением предмета, который сопровождает и характеризует другой предмет: сок с мякотью, блинчики с мясом / творогом / капустой / джемом, пистолет с глушителем, сигареты с фильтром, телефон с камерой и т.п. Подобное значение и у ПСК в наименованиях, построенных по модели С] + с + С5 + С2 (телефон с определителем номера).

Составных наименований со структурой субстантивного словосочетания с именем существительным В предложном падеже (С1 + пр. + Сб) немного. Подчиненный компонент в этих сочетаниях обычно имеет следующие значения:

- локальное (шум в ушах, счет/ вклад в банке, хоккей на траве),

- определяет спецификацию названных предметов (роман в стихах, стихотворение в прозе, кофе в зернах),

- ограничительное (свидетельство о рождении/ браке /разводе / смерти).

Модели с опорным компонентом С[ и зависимым наречием (С1 + Нар.) или несклоняемым прилагательным (С! + Прил.).

В последнее время получают развитие составные наименования с ПК, выраженным наречием (кофе по-турецки, красота по-французски, спагетти по-итальянски) или несклоняемым прилагательным (цвет бордо, стиль ампир). Подобные СН демонстрируют тенденцию к многообразию синтаксических связей субстантивов, что свидетельствует о способности СН расширять свое семантическое пространство и выражать различные по степени сложности значения.

Безусловно, в нашей статье мы не претендуем на детальное описание продуктивных и непродуктивных моделей составных наименований. Проведенный нами анализ составных наименований с точки зрения их структурно-грамматической организации призван

показать активизацию явлений номинационного аналитизма в современном русском языке, обусловленную сложным, комплексным восприятием окружающего мира носителями языка, и, как следствие этого, преобладание составных наименований, построенных по модели С, + С2 . Таким образом, структурно-семантическая классификация составных наименований объективно отражает изменения, происходящие в языковой идеологии носителей лингвокультурного кода.

ЛИТЕРАТУРА

1 .Буров А.А. Синтаксические аспекты субстантивной номинации в современном русском языке. В 2-х частях. — Пятигорск: Изд-во Пятигорск, гос. лингв, унта, 1999, —4.1.

2. Вяничева Т.В. Субстантив-субстантивная синлексика современного русского языка. — Дис.... канд. филол. наук. — Томск, 2000.

3. Кожин А.Н. Составные наименования в русском языке (на материале воен-но-деловой лексики) // Мысли о современном русском языке. — М.: Просвещение, 1969.

4. Кубрякова Е.С. Номинативный аспект речевой деятельности. — М.: Наука, 1986.

5. Никитевич В.М. Основы номинативной деривации. — Минск: Высшая школа, 1985.

6. Телия В.Н Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1996.

ABOUT THE TYPES OF COMPOSED NOMINATIONS IN THE MODERN RUSSIAN LANGUAGE

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

T.P. Chepkova

Moscow Pedagogical State University Malaya Pirogovskaya, 1, 119992 Moscow, Russia

The author makes an attempt in this article to give a new classification of typical grammar models of nominations with semantic variations in the modem Russian language.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.