Научная статья на тему 'К вопросу о соотношении гребенчатого и ямочно гребенчатого комплексов в Примокшанье'

К вопросу о соотношении гребенчатого и ямочно гребенчатого комплексов в Примокшанье Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
127
38
Поделиться
Ключевые слова
ГРЕБЕНЧАТАЯ КЕРАМИКА / ЯМОЧНО-ГРЕБЕНЧАТАЯ КЕРАМИКА / ПРИМОКШАНЬЕ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Выборнов А. А., Кондратьев С. А.

В статье рассматривается вопрос о соотношении комплексов гребенчатой и ямочно-гребенчатой керамики стоянки Озименки II в Примокшанье. Материалы данного памятника представляют особый интерес, так как дают основания предполагать местное происхождение ямочно-гребенчатой керамики и ее непосредственное родство с посудой, имеющей гребенчатый орнамент. В работе привлечены данные по абсолютной хронологии и результаты технико-технологического анализа комплексов гребенчатой и ямочно-гребенчатой керамики, а также керамики, рассматриваемой в предварительном плане как переходной.

ON THE CORRELATION OF COMB AND PIT COMB WARE COMPLEXES OF THE MOKSHA RIVER REGION

In the article the comb and pit comb ware complexes of the camp Ozimenky II on the Moksha River are compared. The materials of this site are very interesting as they let us suggest a hypothesis about the domestic origin of the pit comb ware and its direct links with the ceramic which has comb decoration. The authors take into account the absolute chronology data and the results of technique technological analysis of the comb and pit comb ware complexes and the ceramic which is tentatively considered as transitional.

Текст научной работы на тему «К вопросу о соотношении гребенчатого и ямочно гребенчатого комплексов в Примокшанье»

АРХЕОЛОГИЯ И ЭТНОЛОГИЯ

УДК 902.903.023

К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ ГРЕБЕНЧАТОГО И ЯМОЧНО-ГРЕБЕНЧАТОГО КОМПЛЕКСОВ В ПРИМОКШАНЬЕ

© 2010 А.А. Выборнов, С.А. Кондратьев

Поволжская государственная социально-гуманитарная академия, г.Самара

Поступила в редакцию 15.12.2009

В статье рассматривается вопрос о соотношении комплексов гребенчатой и ямочно-гребенчатой керамики стоянки Озименки II в Примокшанье. Материалы данного памятника представляют особый интерес, так как дают основания предполагать местное происхождение ямочно-гребенчатой керамики и ее непосредственное родство с посудой, имеющей гребенчатый орнамент. В работе привлечены данные по абсолютной хронологии и результаты технико-технологического анализа комплексов гребенчатой и ямочно-гребенчатой керамики, а также керамики, рассматриваемой в предварительном плане как переходной. Ключевые слова: гребенчатая керамика, ямочно-гребенчатая керамика, Примокшанье.

Решение проблемы соотношения групп ран-ненеолитической гребенчатой и ямочно-гребен-чатой керамики имеет большое значение для определения исторической судьбы первой из них, а также ответа на вопрос о происхождении последней. В историографии имеется несколько мнений по этому поводу

Сторонники первого рассматривают население, изготовлявшее ямочно-гребенчатую керамику, как автохтонное, в качестве потомков носителей верхневолжской культуры. Еще Ю.Н. Урбан отмечал в материалах Языковских стоянок наличие двух групп керамики с гребенчато-ямочным орнаментом. Одна из них - ямоч-но-гребенчатая керамика льяловской культуры с зональной орнаментацией, а другая - гребенчатая керамика верхневолжской культуры, в орнаменте которой появляются ямки1. На основании этого Ю.Н. Урбан предполагал наличие пласта с гребенчато-ямочной керамикой, которая предшествовала типичной керамике льяловской культуры и являлась промежуточной между ней и верхневолжской, тем самым, склоняясь к версии о происхождении ямочно-гребенчатой керамики из верхневолжской.2

Эту точку зрения поддержал В.В. Сидоров. По его мнению, поздняя верхневолжская керамика обладает рядом признаков (обильная примесь дресвы в тесте, орнаментация венчика, пояски ямок в орнаменте), которые впоследствии становятся характерными для посуды льяловс-

Выборнов Александр Алексеевич, доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной истории и археологии. E-mail: vibornov_kin@mail.ru Кондратьев Семен Александрович, аспирант кафедры отечественной истории и археологии. E-mail: semen samara63@mail.ru

кой культуры. А самая ранняя льяловская керамика в свою очередь обладает некоторыми чертами, свойственными поздней верхневолжской: остродонность, толстостенность, непрофилиро-ванность горла, большая роль гребенчатых оттисков в орнаменте, в некоторых случаях наличие примеси шамота и пр. Что, по мнению В.В. Сидорова, говорит о генетической трансформации ранненеолитической верхневолжской керамики в льяловскую ямочно-гребенчатую.3

А.В. Энговатова, помимо близости керамических традиций, отмечает сходство костяного и кремневого инвентаря, а также то, что поздние верхневолжские и льяловские стоянки располагаются на одних и тех же местах. Что, по ее мнению, "не позволяет говорить о смене традиции и о приходе нового населения в конце V - начале IV тыс. до н.э. на территорию Волго-Окского междуречья".4

Д.А. Крайнов, напротив, отмечал резкое отличие культур с ямочно-гребенчатой керамикой от ранненеолитических и отрицал преемственность и генетическую связь между ними. Родину носителей ямочно-гребенчатой керамики Д.А. Крайнов видел в территории Севера Европейской части СССР.5

Не указывая источника миграции, Ю.Б. Цет-лин также считает, что носители ямочно-гребен-чатой керамики проникают на территорию, занятую верхневолжской культурой. В результате чего "верхневолжцы" были частично ассимилированы, а частично вытеснены с занимаемой ими территории.6 В разработанной Ю.Б. Цетлиным периодизации неолита Центра Русской равнины он выделяет период, когда носители верхневолжской и ямочно-гребенчатой керамики сосуществуют и

активно контактируют друг с другом. Контакты эти фиксируются в традиции составления формовочных масс и орнаментации посуды. Происходит это в последней четверти V тыс. до н.э.7 С критикой этого положения Ю.Б. Цетлина выступил В.В. Сидоров, по его мнению, комплексы, сочетающие верхневолжские и льяловские черты, необходимо рассматривать не как гибридные, а как переходные. Так как неизвестно ни одного случая, когда типичный льяловский комплекс предшествовал бы верхневолжскому.8

Помимо двух описанных выше диаметрально противоположных точек зрения - автохтонной и миграционной, существует еще одна, в соответствии с которой в генезисе льяловской культуры приняло участие как пришлое, так и местное население. Так, по мнению Е.Л. Косты-левой и А.В. Уткина, льяловская культура образовалась в результате смешения поздневерхне-волжского населения с разнокультурными группами, проникающими с севера. Т.е. с носителями керамики так называемого "северного облика", сопоставимой с посудой типа Сперрингс и Ся-ряйсниеми I.9

Датируют поздний этап верхневолжской культуры (для которого характерна посуда, орнаментированная длинными оттисками гребенчатого штампа и в орнаменте которой в качестве разделителя появляются ряды ямок) современные авторы второй половиной V тыс. до н.э., а ее финал относят к рубежу V - IV тыс. до н.э. Это подтверждается радиоуглеродными датами для слоев с архаичной льяловской керамикой Вол-го-Окского междуречья,10 датой для слоя Ивановского VII, где совместно залегала поздняя верхневолжская и архаичная льяловская посуда, а также методом датирования по спорово-пыльцевым спектрам.11

В настоящее время радиоуглеродные даты получены непосредственно по образцам поздней верхневолжской керамики. Так, по фрагментам со стоянки Сахтыш VIII, орнаментированным длинным гребенчатым штампом, получена дата 6070+90 л.н. А по керамике, в орнаменте которой помимо длинных гребенчатых оттисков присутствуют ямки неправильной формы, -6150+90 л.н. Т.е. эти даты укладываются в последнюю четверть V тыс. до н. э. Кроме того, даты получены по керамике стоянки Сахтыш 11а, также орнаментированной длинным гребенчатым штампом и редкими ямками неправильной формы, - 6640+90 л.н. и 6280+80 л.н. Первая дата далека от хронологических рамок финала верхневолжской культуры и является более древней, а вот вторая неплохо соотносится с датами по Сахтышу VIII, близка им и, видимо, является более приемлемой для данного типа керамики.

Таковы основные взгляды по вопросу генезиса носителей ямочно-гребенчатой керамики в Волго-Окском междуречье, роль в этом генезисе группы гребенчатой керамики и ее хронологию. В то же самое время для территории Сурс-ко-Мокшанского междуречья этот вопрос рассматривался исследователями достаточно однозначно. В.П. Третьяков и А.А. Выборнов отмечали большое различие технико-типологической характеристики групп гребенчато-накольча-той и ямочно-гребенчатой керамики данного региона и считали невозможным говорить о местном происхождении последней.12 Также В.В. Ставицкий указывал на то, что материалы Сур-ско-Мокшанского междуречья не дают оснований для решения данной проблемы в пользу автохтонного происхождения керамики с ямочно-гребенчатым орнаментом, так как в данном регионе не было обнаружено посуды, аналогичной поздней верхневолжской.13

В связи с исследованием в 2004 году стоянки Озименки II на Верхней Мокше вопрос о появлении в данном регионе керамики с ямочно-гребен-чатым орнаментом стал вновь актуален. Связано это с тем, что помимо значительного ямочно-гре-бенчатого комплекса на данной стоянке обнаружена неолитическая керамика, которая находит аналогии в материалах позднего этапа верхневолжской культуры.14 Этот факт, а также наличие в Сурско-Мокшанском междуречье памятников с керамикой, близкой архаичной ямочно-гребенча-той, дали В.В. Ставицкому основание предположить, что данный регион мог входить в зону формирования льяловской керамической традиции.15 Однако не все разделяют это мнение. Так, А.А. Выборнов считает, что гребенчатая керамика стоянки Озименки II ближайшие аналогии обнаруживает в материалах позднего этапа камской, а не верхневолжской культуры.16

Неоднозначность этой проблемы, а также появление новой информации о неолитической керамике стоянки Озименки II, такой как данные технологического анализа и радиоуглеродные даты, делает необходимым новое рассмотрение этого вопроса.

Технико-технологический анализ был проведен по образцам неолитической керамики трех групп: 1) с гребенчатым орнаментом;17 2) с гребенчато-ям-чатым (керамика имеет гребенчатый орнамент, аналогичный первой группе, но присутствуют пояски разряженных ямок по тулову сосуда, причем ямки не всегда имеют правильную круглую форму);18 3) с ямочно-гребенчатым орнаментом.19

В качестве исходного пластичного сырья (ИПС) гончарами всех групп использовались илистые глины. По степени запесоченности и характеру песка выделяется три группы:

Известия Самарского научного центра Российской академии наук, т. 12, №2,2010

1). ИГ-1 - илистая глина, запесоченная оже-лезненная, песок представлен мелкой фракцией (менее 0,1 мм) и кварцевым песком с размером частиц не более 0,1-0,2 мм;

2). ИГ-2 - илистая глина, запесоченная оже-лезненная, песок окатанный, кварцевый и цветной, с размером частиц в среднем около 0,5, единичные включения достигают 1 мм;

3). ИГ-3 - илистая глина, слабозапесочен-ная ожелезненная, песок представлен мелкой фракцией (менее 0,1 мм) и единичными частицами 0,1-0,2 мм.

Для гончарной традиции групп керамики с гребенчатым и гребенчато-ямчатым орнаментом характерно использование запесоченной илистой глины, в основном ИГ-1, гораздо реже - ИГ-2. Кроме того, для изготовления гребенчатой керамики изредка использовалась слабозапесочен-ная ИГ-3. Для ямочно-гребенчатой керамики, наоборот, наиболее характерна слабозапесочен-ная ИГ-3, однако также использовались ИГ-1 и ИГ-2, но значительно реже.

На ступени составления формовочных масс зафиксировано три рецепта: 1) ИПС + шамот + органический раствор; 2) ИПС + песок + органический раствор; 3) ИПС + шамот + песок + органический раствор. Вся гребенчатая и гребенчато-ямчатая керамика имеет первый рецепт, т.е. с примесью шамота. В качестве шамота предположительно использовалась обожженная глина. В группе ямочно-гре-бенчатой керамики присутствуют сосуды, изготовленные по всем трем рецептам. Однако в основном эта группа имеет примесь дресвы, реже шамота. В единичных случаях - сочетание шамота и песка. В качестве искусственной добавки использовался окатанный кварцевый песок с размером частиц не более 1-1,2 мм, в концентрации 1:4/5.

Кроме отличий в используемом исходном пластичном сырье и рецепте формовочных масс разница наблюдается в механической прочности - керамика с ямочно-гребенчатым орнаментом более прочная, чем керамика других групп. А также для придания ей окончательной формы гончары применяли способ выбивания.

Таким образом, с одной стороны обнаруживается близость приемов изготовления керамики с гребенчатым и гребенчато-ямчатым орнаментом (использование запесоченных илистых глин, примесь шамота), а с другой - отличие группы ямоч-но-гребенчатой керамики: 1) наличие группы гончаров, использовавших незапесоченную илистую глину; 2) распространенность рецепта с искусственно добавленным песком; 3) выбивание сосудов; 4) более совершенные приемы придания прочности сосудам (технико-технологический анализ был проведен И.Н. Васильевой, за что авторы выражают ей свою признательность).

На основании результатов технико-технологического анализа можно предположить, что население, изготовлявшее ямочно-гребенчатую керамику, было смешанным. Об этом говорит разнородность рецептуры формовочных масс, где помимо характерного для данного населения рецепта с примесью песка также присутствуют рецепты, характерные для групп гребенчатой и гребенчато-ямочной керамики, а также имеющие смешанный характер. Данное явление, видимо, свидетельствует о контакте пришлых носителей ямочно-гребенчатой керамики с местным населением, изготовлявшим посуду с гребенчатым орнаментом. Не исключено, что появление ямочных поясков на тулове сосудов с гребенчатой орнаментацией также является результатом этих контактов. Следует отметить, что для ранней ямочно-гребенчатой керамики Волго-Окского междуречья тоже характерна минеральная примесь, только в виде дресвы,20 что может служить дополнительным доказательством в пользу того, что традиция составления формовочной массы с использованием песка была привнесена на территорию Примокшанья.

Помимо этого, в пользу того, что материалы стоянки Озименки II скорее свидетельствуют о контакте носителей гребенчатой и ямочно-гре-бенчатой керамики, нежели их родстве и трансформации одной группы керамики в другую, указывают радиоуглеродные даты. По ямочно-гре-бенчатой керамике данной стоянки получена дата 5840+90 л.н. (Ki-14571), для группы гребенчатой керамики даты 5650+80 л.н. (Ki-14589), 5490+90 л.н. (Ki-14138) и 5370+90 л.н. (Ki-14102). Также для гребенчатой керамики При-мокшанья имеются даты со стоянок Имерка 1а -5820+90 л.н. (Ki-14562), Имерка IV - 5670+80 л.н. (Ki-14575), 5590+80 л.н. (Ki-14560) и Ковыляй I - 5830+80 л.н. (Ki-14457)21. Эти даты свидетельствуют о том, что гребенчатая керамика в данном регионе синхронна ямочно-гребенчатой и сосуществует с ней продолжительное время. О чем также говорит наличие в Примокшанье памятников с ямочно-гребенчатой керамикой, сопоставимой с льяловской посудой среднего эта-па,22 который датируется периодом от середины до последней четверти IV тыс. до н.э.23

Таким образом, имеющиеся на сегодняшний момент данные не дают оснований полагать, что носители ямочно-гребенчатой керамики в При-мокшанье автохтонны и генетически связаны с племенами, изготовлявшими посуду с гребенчатым орнаментом. Следует отметить, что до настоящего времени не совсем ясна культурная принадлежность гребенчато-накольчатой керамики данного региона, которая наряду с аналогиями в верхневолжской культуре обнаружива-

ет также и специфичные черты.24 Не идентична и их хронология. Отсюда и несоответствие процессов, происходивших в Примокшанье, традиционным схемам, выработанным для неолита Волго-Окского междуречья. Кроме того, При-мокшанье является промежуточной территорией между Волго-Окским междуречьем и Средним Поволжьем, и специфика развития данного региона проявляется уже в раннем неолите.25

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Урбан Ю.Н. К вопросу о ранненеолитических комплексах в Калининском Поволжье // Восточная Европа в эпоху камня и бронзы. М., 1976. С.66. Рис.1.

2 Там же. С.70.

3 Сидоров В.В. Льяловская культура западной части Вол-го-Окского междуречья. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1986. С.7.

4 Жилин М.Г., Костылева ЕЛ., Уткин А.В., Энговатова А.В. Мезолитические и неолитические культуры Верхнего Поволжья. По материалам стоянки Ивановское VII. М., 2002. С.73.

5 Крайнов Д.А. Спорные вопросы неолита Центра Русской равнины // Проблемы эпохи неолита степной и лесостепной зоны Восточной Европы (тез. докл. предстоящей областной конференции). Оренбург, 1986. С.7.

6 Цетлин Ю.Б. Периодизация неолита Верхнего Поволжья. М., 1991. С.91.

7 Там же. С.110.

8 Сидоров В.В. Рецензия на монографию "Ю.Б. Цетлин. Периодизация неолита Верхнего Поволжья. М.: ИА. 1991. 195с." // Российская археология. 1998. № 1.

9 Жилин М.Г., Костылева Е.Л. и др. Ук. соч. С.74.

10 Энговатова А.В. Хронология эпохи неолита Волго-Ок-ского междуречья // Тверской археологический сборник. Вып. 3. Тверь, 1998. С.242.

11 Жилин М.Г., Спиридонова Е.А., Алешинская А.С. История развития природной среды и заселения стоянок Озерки 5, 16, 17 в Конаковском районе Тверской об-

ласти // Тверской археологический сборник. Вып. 3. Тверь, 1998. С.214-215.

12 Третьяков В.П., Выборнов А.А. Неолит Сурско-Мок-шанского междуречья. Куйбышев, 1988. С.36.

13 Ставицкий В.В. Каменный век Примокшанья и Верхнего Посурья. Пенза, 1999. С.179.

14 Выборнов А.А., Королев А.И., Ставицкий В.В. Неолитические материалы стоянки Озименки II в Примокша-нье // Вопросы археологии Поволжья. Вып. 4. Самара, 2006. С.118.

15 Ставицкий В.В. Неолит, энеолит и ранний бронзовый век Сурско-Окского междуречья и Верхнего Прихо-перья: динамика взаимодействия культур севера и юга в лесостепной зоне. Автореф. дис. ... докт. ист. наук. Ижевск, 2006. С.11, 14.

16 Выборнов А.А., Ковалюх Н.Н., Скрипкин В.В., Березина Н.С., Вискалин А.В., Ставицкий В.В. Об абсолютном возрасте неолита Сурско-Мокшанского междуречья // Актуальные проблемы археологии Урала и Поволжья. Самара, 2008. С.23.

17 Выборнов А.А., Королев А.И., Ставицкий В.В. Неолитические материалы стоянки Озименки II в Примокша-нье // Вопросы археологии Поволжья. Вып. 4. Самара, 2006. С.118. Рис.9-10.

18 Там же. С.119. Рис.11-12.

19 Выборнов А.А., Королев А.И., Ставицкий В.В. Неолитическая керамика стоянки Озименки II на р.Мокше // Верхнедонской археологический сборник. Вып. 3. Липецк-СПб., 2007. С.80. Рис.1:1-3; С.83. Рис.4.

20 Цетлин Ю.Б. Периодизация неолита Верхнего Поволжья. М., 1991. С.95.

21 Выборнов АА., Ковалюх Н.Н., Скрипкин В.В. К радиокарбо-новой хронологии неолита Среднего Поволжья: западный регион // Российская археология. 2008. № 4. С. 67-68.

22 Ставицкий В.В. Каменный век Примокшанья и Верхнего Посурья. Пенза, 1999. С.174.

23 Энговатова А.В. Хронология эпохи неолита Волго-Ок-ского междуречья // Тверской археологический сборник. Вып.3. Тверь, 1998. С.245.

24 Археология Мордовского края: Каменный век, эпоха бронзы. Саранск, 2008. С.93-95.

25 Выборнов А.А. Неолит Волго-Камья. Самара, 2008.

ON THE CORRELATION OF COMB AND PIT-COMB WARE COMPLEXES OF THE MOKSHA RIVER REGION

© 2010 A.A. Vybornov, S.A. Kondratyev

Volga Region State Academy of Social Sciences and Humanities

In the article the comb and pit-comb ware complexes of the camp Ozimenky

II on the Moksha River are compared. The materials of this site are very interesting as they let us suggest a hypothesis about the domestic origin of the pit-comb ware and its direct links with the ceramic which has comb decoration. The authors take into account the absolute chronology data and the results of technique-technological analysis of the comb and pit-comb ware complexes and the ceramic which is tentatively considered as transitional. Key words: comb ware, pit-comb ware, Moksha River.

Aleksandr Vybornov, Doctor of History, Professor, Russian History and Archeology Department. E-mail: vibornov_kin@mail.ru

Semyon Kondratyev, Graduate Student, Russian History and Archeology Department. E-mail: semen_samara63@mail.ru