Научная статья на тему 'К ВОПРОСУ О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ ЭВОЛЮЦИИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА: HOMO URBANUS'

К ВОПРОСУ О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ ЭВОЛЮЦИИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА: HOMO URBANUS Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
6
2
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЧЕЛОВЕК ГОРОДСКОЙ / ЧЕЛОВЕК РАЗУМНЫЙ / АДАПТАЦИЯ / ГЕНЕТИКА ЧЕЛОВЕКА / ФИЗИОЛОГИЯ ЧЕЛОВЕКА / УРБАНИЗАЦИЯ / УРБОАНТРОПОЛОГИЯ / МЕЖКУЛЬТУРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Арпентьева Мариям Равильевна, Хотеева Раиса Ивановна

Статья посвящена обсуждению концепции Homo urbanus в контексте обоснования актуальности урбоантропологических исследований. Урбоантропология - современный раздел антропологии, связанный с изучением человека в контексте городской (искусственной и псевдо-естественной) среды. Человек городской отличен от «человека разумного» (Homo sapiens) по целому спектру показателей, включая показатели психофизиологические, социальные и т. д. Исследованиям этих отличий в настоящее время посвящены преимущественно философские, культурно-антропологические и социологические исследования, однако, очевидно, что значительный пласт этих исследований должен быть и может быть связан с оценкой психофизиологических и генетических особенностей «человека разумного» и «человека городского». К сожалению, современная генетика ещё менее, чем современная история, склонна к пересмотрам сложившихся доктрин, поэтому изучение данного вопроса остаётся на уровне философских размышлений. Очевидно, что «человек городской» представляет собой промежуточный шаг на пути эволюции, цели и магистральные линии которой и пытается осмыслить современная наука.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

TO THE QUESTION OF THE PSYCHOLOGICAL ASPECTS OF THE EVOLUTION OF MODERN MAN: HOMO URBANUS

The article is devoted to the discussion of the concept of Homo urbanus in the context of substantiating the relevance of urban anthropological research. Urban anthropology is a modern branch of anthropology associated with the study of man in the context of an urban (artificial and pseudo-natural) environment. An urban person is different from a “reasonable person” (Homo sapiens) in a whole range of indicators, including psychophysiological, social, etc. indicators. Philosophical, cultural-anthropological and sociological studies are currently devoted to the study of these differences, however, it is obvious that a significant layer of these studies should and can be associated with the assessment of the psycho-physiological and genetic characteristics of “reasonable man” and “urban man”. Unfortunately, modern genetics is even less prone to revisions of established doctrines than modern history, so the study of this issue remains at the level of philosophical reflections. Obviously, the “city man” is an intermediate step on the path of evolution, the goals and main lines of which modern science is trying to comprehend.

Текст научной работы на тему «К ВОПРОСУ О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ ЭВОЛЮЦИИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА: HOMO URBANUS»

В ПОРЯДКЕ ОБСУЖДЕНИЯ

УДК 911.375.227:312.921

М. Р. Арпентьева, Р. И. Хотеева

К ВОПРОСУ О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ ЭВОЛЮЦИИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА: HOMO URBANUS

Введение. Планета Земля представляет собой живой организм, постоянно меняющийся со своей экосистемой. Человек, как представитель высшей организации разумного также подвержен изменения под влиянием различных биосоциальных факторов, что подтверждается целым рядом антропологических исследований. Урбоантропология выступает как часть экологической антропологии — науки, посвящённой исследованию механизмов взаимодействия в системе «биологический объект — окружающая среда», исследование приспособительной изменчивости популяций человека, обитающих в разнообразных условиях окружающей среды, с применением методов и моделей антропологии. Человек городской отличен от «человека разумного» (Homo sapiens) по целому спектру показателей, включая показатели психофизиологические, социальные и т. д. Очевидно, что «человек городской» представляет собой промежуточный шаг на пути эволюции, цели и магистральные ли-

нии которой и пытается осмыслить современная наука, традиционная и нетрадиционная [1—3].

Анализ проблемы. Хотя, согласно многим исследователям, например, работам Ф. Фогеля и А. Мо-тульски [4, с. 174], видообразование на современном этапе невозможно, поскольку разрушились его ведущие факторы — изоляция и отбор, в реальности ситуация сложнее: вид человека уже не ограничивается генофондом, а представлен многомерным гипертекстом. При этом в отборе и изоляции усилились социальные факторы, а естественные ослабели (Homo urbanus) [5—7]. Вместе с тем происходит перераспределение самого городского населения или субурбанизация. Примерами являются Босваш в США, Токайдо в Японии и т. д. [8, с. 74—75].

Homo urbanus, человек городской, испытывает множественные и интенсивные, серьезные стрессы, модифицирующие его жизнедеятельность, в том числе, провоцирующие попытки изменения своего образа, места и времени

жизни: от скученности и перенаселенности, порождающим территориальную агрессию и насилие, человек стремится к миграции и попыткам перейти к кочевничеству, поиски более оптимальной среды обитания и развития, некоего «оптимума» жизни обозначаются такими феноменами и понятиями как «умный город», рурализация и т. д.

Человек городской отличен от «человека разумного» (Homo sapiens): группы, в том числе этносы, которые так или иначе вели аборигенный и традиционный образ жизни вплоть до ХХ века, а в ХХ веке поверглись существенным изменениям [5, с. 1]. Исследователи наблюдают многочисленные фактические различия экологии, этологии, морфологии Homo sapiens и Homo urbanus: жители мегаполисов и традиционных культур сильно отличаются, в том числе в контексте популяционно-де-мографических процессов и характеристик. Так, у человека городского выживают и оставляют потомство те особи, которые у человека разумного скорее всего бы погибли, накапливаются генетические аномалии и иной «генетический груз». Кроме того, естественные для традиционного сообщества границы популяций размываются, отделенные генные потоки и смешения становятся вполне обыденными, частыми, конкурируя, а иногда и превосходя традиционные соседские обмены [5, с. 1]. Даже попытки возврата к традици-

онной модели описываются через урбанистические метафоры, типа «эко-миссия».

В целом человек далеко оторвался от естественных механизмов эволюции, создав собственные системы, определяющие его развитие. Мы согласны с тем, что «Возникновение Homo urbanus — совершенно новый тип филогенеза, который еще не получил должного осмысления», «техно-биоценоз», в котором он, «помимо компонентов геосферы и биосферы, ...обладает также сверхразвитой техносферой и ноосферой, которая создает вокруг него совершенно особое» пространство — время развития как вида. «Техносфера, ноосфера и событийная сфера — .полноправные компоненты феномена Homo urbanus, и даже превалирующие. это уже не биологический вид, а некая общность иного порядка», особого, грандиозного симбиоза, постоянно расширяющегося и отличающего его жизнедеятельность от человека разумного таким образом, что без симбионтов, в том числе им же созданных генмодифициро-ванных организмов и микроорганизмов, человек городской жить не способен» [6, с. 1].

К. Д. Ефремов [6, с. 1]. поэтому включает в характеристику человека городского следующие компоненты:

1) человек городской — это мировая популяция гоминид как совокупность всех живущих в данный момент особей человека;

2) это — геномы, находящиеся вне популяции — такие как банк спермы, яйцеклеток, материалы для клонирования, экстракорпорального оплодотворения и/или ДНК-диагностики, культуры клеток и тканей, донорские органы и кровь;

3) это — симбиосфера — совокупность животных, растений, грибов, протистов, прокариот, вирусов, которых культивирует и использует человек;

4) это — техносфера — как система материально-технических продуктов деятельности;

5) это ноосфера — система продуктов деятельности сознания и коммуникаций (информационных продуктов), а также ритуально-мистическая культура и выросшая на ее основе медийная культура (магиосфера);

6) это — микрокосм антропоцено-зов, включающий искусственные элементы тела человека (от протезов до макияжа);

7) это мезокосм антропоценозов — искусственные компартменты (в разной мере защищенные от биохимических угроз);

8) это макрокосм антропоценозов — искусственные ландшафты (город, агроценоз, промзона, добывающий комплекс, дорога и т. д.).

Для человека разумного типичен феномен магистрализации антропогенеза (концепция А. А. Зубова [9]), в том числе в том, в силу закона магистрализации «сапиен-тация» становится уже невозможной, напротив, урбанизация будет все более усиливаться [6, с. 1]. По его мнению, сейчас наблюдается стадия вытеснения человека разумного человеком городским, например, хотя разрушены старые

социальные механизмы изоляции сапиенса (эндогамия-экзогамия, различные межкастовые барьеры), но возникают и новые барьеры между старым, «низкоранговым», деревенским человеком разумным и человеком городским (молодым, богатым, успешным. Снижается традиционный дрейф генов (уменьшаются смертоносные эпидемии, массовая гибель от голода, крупномасштабные войны, уменьшается число неравных браков и совместного проживания людей разных поколений; растет ассорта-тивность браков и нормативная репродуктивная изоляция), но возрастает дрейф генов в результате трудовых и иных вынужденных и добровольных миграций населения с континента на континент и т. д., также увеличивается накопление мутаций [7, с. 1].

Человеку кажется и в некоторых случаях, мы можем согласиться с тем, что это действительно так, в последние десятилетия практически отпала необходимость перенимать опыт предков: он успевает устареть ещё до того, как дети вырастут. Кроме того, человек городской способен быстро и кардинально менять свой фенотип в течение жизни (используя от фит-несса, до операций по перемене пола): социокультурные и биологические особенности взаимно влияют друг на друга так интенсивно и многообразно, что сливаются в целостный, неразделимый феномен [5, с. 1]. Кроме того, человек городской создает культурологический хиатус («расщелину»),

препятствующий его смешению с человеком разумным, что отражают обычные тенденции репродуктивной сферы (сексофобии, нудо-фобии, педиофобии и детоциды и т. д.). Изменилась и дифференциальная выживаемость: несмотря на общее увеличение продолжительности жизни, выживаемость снижается из-за стрессов городского образа жизни, вы том числе тех, что порождены активизировавшимся территориальным и иными инстинктами. У человека городского также изменились инстинкты взаимопомощи и защиты, так, правила «лайфгардинга» (пляжного патруля и иных практик спасения) требуют, чтобы помощь другим была оказана лишь в том случае, если помогающий прочно защищен от обвинений в свой адрес: в том, что именно он стал причиной бед тому, кому помогает [5, с. 1].

В целом, при всем смягчении взаимоотношений в сообществах «человека городского», однако, начинается рост проблем, часть из которых связана с накоплением негативных мутаций, «генетического груза». Эти проблемы выливаются в новые всплески «разноцветных революций», новых эпидемий, более или менее локальных войн, терактов и чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, кочевничество и миграции, повышающие роль, масштабы и интенсивность социокультурного и естественно-природного отбора, а также интенсивность дрейфа генов. Чтобы как-то упорядочить этот процесс, нахо-

дясь практически уже на пороге третьей мировой войны страны и сообщества ищут ненасильственные и/или максимально неразрушительные, эволюционные, способы выживания и построения взаимоотношений, особенно актуальные для городских сред, в которых скученность, разнообразие и противоречивость людей и их отношений выражены максимально.

Заключение. Мы наблюдаем небывалый по масштабам, интенсивности и скорости процесс трансформации человеческих сообществ, человечества, формирование человека будущего, возможно, как человека, в котором по новым принципам будут сочетаться не только разные пространства, но и разные «времена» его жизни. Очевидно, что такой человек может стать кочевником не только в пространстве, но и во времени, тем более, что технологии позволят ему это.

Высоко оценивая теоретический, в том числе собственно эвристический потенциал концепции «человека городского» К. Д. Ефремова, отметим, что в действительности, речь идет о переходном этапе эволюционных изменений человека, что отчетливо маркируют в его же концепции аспекты, связанные с вмешательством человека:

1) при помощи и биологических и цифровых технологий в собственную «природу», манипулирование телесными (в том числе генетическими) аспектами жизни в ответ на осознание невозможности выбора перед лицом «магистраль-

ных тенденции»: эти аспекты особенно хорошо представлены там, где человек переживает ситуацию социального, физического или психологического умирания (тюрьмы и остракизм, терминальные болезни и инвалидизация, травмы ЧС, миграций и травмы повседневных потерь и разлук);

2) в глубочайшие пласты внешней природы: вмешательство в ее законы и базовые структуры (от андронного коллайдера и исследо-

ваний / модификаций геномов животных до магии и оккультизма). В этом ему также помогает потенциал цифровых и биотехнологий.

Чего не происходит в настоящее время и что может быть значимой целью этого человека будущего — это признание за жизнью, в том числе человеческой жизнью ведущей роли в системе ценностей. Пока же даже человечество продолжает жить в ситуации насилия и революций.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Дулина Н. В. Социально-пространственная модификация современного российского крупного города. Автореф. дисс. ... д-ра социол. наук. Волгоград, 2007. 53 с.

2. Gospodini A. Portraying, classifying and understanding the emerging landscapes in the post-industrial city // Cities. Vol. 23, Issue 5, October, 2006. P. 311-330.

3. Moir E., Clark G., Moonen T. What are future cities? Origins, meanings and uses. London: Government Office for Science, 2014. 200 p.

4. Фогель Ф., Мотульски А. Генетика человека: В 3-х т. Т. 3. М.: Мир, 1990. 366 с.

5. Ефремов К. Д. Homo urbanus как новый вид гоминид: дифференциальный диагноз [Электронный ресурс] / К.Д. Ефремов // Антропологика и некультурная антропология: продуктивное исследование мёртвости. Millefolium /Тысячелистник. 20 декабря 2010. C. 1 // URL: https://anthropology-ru.livejournal.com/529445.html (дата обращения 10.06.2018).

6. Ефремов К. Д. Новый человек - порождение уникального техно-симбиоге-неза [Электронный ресурс] / К. Д. Ефремов // Антропологика и некультурная антропология: продуктивное исследование мёртвости. Millefolium /Тысячелистник. 8 января 2011а. C. 1 // URL: https:// anthropology-ru.livejournal.com/537592. html (дата обращения 10.06.2018).

7. Ефремов К. Д. Урбанизация и изменения в генетическом бассейне человечества [Электронный ресурс] / К. Д. Ефремов // Антропологика и некультурная антропология: продуктивное исследование мёртвости. Millefolium /Тысячелистник. 12 января 2011б. C. 1 // URL: https:// anthropology-ru.livejournal.com/538422. html (дата обращения 10.06.2018).

8. Соловьев Е. В. Урбанизация и этногенез // Марийский юридический вестник. 2012. № 9. С. 74-81.

9. Зубов А. А. Палеоантрополо-гическая родословная человека. М.: Россельхозакадемия, 2004. 551 с.

REFERENCES

1. Dulina N. V. Socio-spatial modification of a modern Russian large city. Abstract of the dissertation ... doctor of sociological sciences. Volgograd, 2007. 53 p. (in Russ.).

2. Gospodini A. Portraying, classifying and understanding the emerging landscapes in the post-industrial city // Cities. Vol. 23, Issue 5, October, 2006. P. 311-330.

3. Moir E., Clark G., Moonen T. What are future cities? Origins, meanings and uses. London: Government Office for Science, 2014. 200 p.

4. Fogel F., Motulski A. Human genetics: In 3 volumes. T. 3. M.: Mir, 1990. 366 p. (in Russ.).

5. Efremov K. D. Homo urbanus as a new species of hominids: differential diagnosis [Electronic resource] / K. D. Efremov // Anthropology and non-cultural anthropology: a productive study of the dead. Millefolium / Yarrow. December 20, 2010. C. 1 // URL: https: / / anthrop ology-ru.livej ournal. com/529445.html (date ofthe application: 06.10.2018).

6. Efremov K. D. New man -a product of a unique techno-symbiogenesis [Electronic resource] / K. D. Efremov // Anthropology and non-cultural anthropology: a productive study of deadness. Millefolium / Yarrow. January 8, 2011a. C. 1 // URL: https: / / anthropology-ru. livej ournal. com/537592.html (date ofthe application: 06.10.2018).

7. Efremov K. D. Urbanization and changes in the genetic pool of humanity [Electronic resource] / K. D. Efremov // Anthropology and non-cultural anthropology: a productive study of the dead. Millefolium / Yarrow. January 12, 2011b C. 1 // URL: https://anthropology-ru.livejournal.com/538422. html (date of the application: 06.10.2018).

8. Solovyov E. V. Urbanization and ethnogenesis // Mariyskiy yuridicheskiy vestnik. 2012. No. 9. P. 74-81. (in Russ.).

9. Zubov A. A. Paleoanthropological genealogy of man. M.: Rosselkhoz-akademiya, 2004. 551 p. (in Russ.).

Поступила в редакцию 06.04.2022 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.