Научная статья на тему 'К вопросу о политической ситуации в Закавказье на заключительном этапе первой мировой войны'

К вопросу о политической ситуации в Закавказье на заключительном этапе первой мировой войны Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
219
37
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Михайлов В. В.

The general political situation in the region is characterized, as it was after the Russian revolution, breaking up the Russian Caucasian front, withdrawal of the Ottoman Empire from the war of 1914-1918. Bitter controversies between various national groups in the region were aggravated by social, ethnic and religious differences among the population. Alongside with that, in spite of interference of the fighting powers and ideological contradictions between Bolsheviks and non-Bolshevik forces, the Soviet power was established in Baku, even though for a short period.

On the political situation in the Trans-Caucasian region at the final stage of the First World War

The general political situation in the region is characterized, as it was after the Russian revolution, breaking up the Russian Caucasian front, withdrawal of the Ottoman Empire from the war of 1914-1918. Bitter controversies between various national groups in the region were aggravated by social, ethnic and religious differences among the population. Alongside with that, in spite of interference of the fighting powers and ideological contradictions between Bolsheviks and non-Bolshevik forces, the Soviet power was established in Baku, even though for a short period.

Текст научной работы на тему «К вопросу о политической ситуации в Закавказье на заключительном этапе первой мировой войны»

Вестник Санкт-Петербургского университета. 2006. Сер. 2, вып. 4

В. В. Михайлов

К ВОПРОСУ О ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В ЗАКАВКАЗЬЕ НА ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОМ ЭТАПЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

После октябрьского переворота 25 октября 1917 г. в Петрограде вновь образованное правительство большевиков делало все возможные попытки к выходу из войны, чтобы сосредоточить силы на внутрироссийских событиях. В Воззвании к рабочим, солдатам и крестьянам II Всероссийского Съезда Советов, составленном В.И. Лениным, говорилось: «Советская власть предложит немедленный демократический мир всем народам и немедленное перемирие на всех фронтах»1. Быстрее всего удалось достичь длительного перемирия с Турцией, армия которой значительно ослабела к концу 1917 г.2, а силы государства были уже на исходе. Однако Турецкая дипломатия повела двойную игру в вопросе о прекращении боевых действий в Закавказье.

В Брест-Литовск была отправлена делегация от Турции, которая совместно с германской, австро-венгерской и болгарской делегациями заключила 3(15) декабря с Советским правительством общее перемирие сроком на 28 дней.3 С Германией в тот же день было подписано перемирие на 10 дней\

Одновременно командующий Третьей турецкой армией на Кавказе Махмуд Ве-хиб-паша обратился напрямую в Штаб Российской Кавказской армии с предложениями о перемирии. По сути он обращался к руководству образованного в ноябре 1917 г. Закавказского комиссариата, в состав которого входили лидеры мусаватистов, дашнаков, эсеров и меньшевиков5. Лидеры комиссариата приняли предложение Вехиба-паши и 5 (18) декабря 1917 г. в Эрзинджане был заключен договор, подписанный с российской стороны начальником Штаба Кавказской армии генерал-майором Вышинским, а с турецкой - начальником Штаба третьей Армии6.

Перемирие с Турцией предусматривало прекращение боевых действий, установление демаркационной зоны, запрет на пересечение пограничных и нейтральных зон. Турция обязалась заставить «курдов в точности выполнять условия ... договора».7 Время действия перемирия устанавливалось вплоть до окончательного мирного договора. Стихийный отход русских войск с Кавказа, начавшийся после Февральской революции8, принял организованные формы. В декабре завершился вывод войск из Ирана.

Для охраны границ по совету комиссара Штаба Кавказского фронта эсера полковника Д. Донского было решено свести армию в соединения по национальному признаку: сформировать «армянский, грузинский, мусульманский (т.е. азербайджанский), украинский и русский корпуса»9. Эти действия комиссариата вызвали негативную реакцию большевистского Бакинского Совета, который считал, что ликвидация централизованных воинских формирований и замена их национальными формированиями ставит «на карту существование кавказских народов».10 Однако национализация армии встретилась с трудностями. Генерал Вышинский писал главнокомандующему: «Украинизация и армянизация частей в районе явно обречены на неудачу... В настоящее время

© В.В. Михайлов, 2006

все увлечены одной идеей - поскорее уйти в тыл».11 Началось мародерство и расхищение военных запасов. Председатель Кеприкейского комитета армянского воинского союза прапорщик Петросянц писал в Военный Совет: «Огромное количество интендантского имущества, многочисленные военные организации подвергаются расхищению в буквальном смысле этого слова ... Пришлите интеллигентные силы, пусть наша просьба не будет гласом, вопиющего в пустыне. Помните, что промедление - смерти подобно».12

Устранение единого, подчиненного общеармейскому командованию Кавказского фронта стало катализатором всех сложных и бурных процессов политической жизни Закавказья в 1917-1918 гг.

На этом этапе политическая ситуация в Закавказье была еще достаточно неясной. Территориальные границы Российской Империи сохранялись в качестве основания политических демонстраций новых образований. В Баку и близлежащих городах власть находилась под контролем большевистского Бакинского Совета. В самом Баку власть перешла к большевикам без кровопролития 2 (14) ноября 1917 г. 16 (29) декабря СНК Советской России назначил С.Г. Шаумяна чрезвычайным комиссаром Кавказа и выделил 500 тыс. руб. для борьбы с белогвардейцами в этом районе13. Большевики имели определенное влияние и в Армении, особенно после опубликования 29 декабря 1917 г. (11 января 1918 г.) Декрета СНК о «Турецкой Армении». В этом документе большевики обещали вернуть в пределы Турецкой Армении выселенное младотурками в период геноцида армянское население и предоставить армянам право на самоопределением.

Одновременно претензию на региональную власть выставлял националистически-меньшевистский Закавказский комиссариат, созданный 15 (28) ноября 1917 г. как правопреемник Закавказского Комитета, проводившего в Закавказье политику Временного правительства. Председателем комиссариата и комиссаром по делам Министерства труда и по иностранным сношениям был избран грузинский меньшевик Е. Гегечко-ри. Комиссаром по делам МВД - А. Чхенкели, комиссаром по делам Военного и морского министерств - Д. Донской, комиссаром по делам Министерства финансов - дашнак X. Карчикян, комиссаром по делам Министерства торговли и промышленности - мусаватист М. Джафаров15. Закавказский комиссариат декларативно принял на себя «всю полноту правительственной власти в пределах Закавказского края»16.

Закавказский комиссариат начал борьбу с большевистскими силами на Кавказе. Ему удалось в течение 1917 г. остановить распространение революционных волнений и изолировать большевиков в Баку. Несмотря на то, что Президиум Краевого Совета Кавказской армии объявил себя на Кавказе верховной властью в сфере военного управления и признал Советский СНК17, это не привело к установлению во всем Закавказье Советской власти. Последовавшая вскоре попытка С. Шаумяна созвать Съезд Советов для организации на Кавказе Советской власти также не имела успеха18.

Немалое политическое влияние имели в этот период и националистические партии и организации, такие, как «Мусават» и гянджийский «Мусульманский национальный комитет» в Азербайджане, дашнакская партия в Армении и др. Отдельно следует упомянуть и такую мировую политическую силу, как колониальные устремления великих держав.

Сразу же после октябрьских событий 27 октября (9 ноября) 1917 г. американский консул США в Тифлисе потребовал от госсекретаря США Лансинга 10 млн долл. «для оказания финансовой помощи антисоветским силам в Закавказье»19. 30 ноября (13 де-

кабря) 1917 г. он требовал для Закавказского комиссариата уже 60 млн долл.20 Вскоре финансовые попытки влияния перешли в прямые военные.

23 декабря 1917 г. «Англия и Франция заключили между собой конвенцию, предусматривающую географическое разделение сфер захвата территорий Советской России. Согласно этому тайному сговору, английские войска должны были оккупировать Кавказ»21. Англичане придавали особое значение захвату нефтеносных районов Баку. Британский экономический журнал «Ниар ист» («Ближний Восток») писал в начале 1918 г.: «Баку - величайший нефтяной центр мира. Если нефть - королева, то Баку - ее трон».22 Уже в январе 1918 г. был организован отряд под руководством генерала Ден-стервилля, который действовал в Персии против национального движения джангелий-цев. Ллойд-Джордж ставил целью миссии «облегчить продовольственное положение в Северной Персии и обеспечить свободное сообщение между Багдадом и Каспийским побережьем».23 Это означало, что планировалась более широкомасштабное наступление из Ирака на Кавказ, к Баку.

Впрочем, не оставляла своих наступательных порывов и Турция, ведущая в тот период двойную, тройную и даже более сложную политическую игру. Турецкие войска, терпящие поражения в Месопотамии и Палестине, стремились обосноваться на самом слабом участке своего бывшего фронта мировой войны - на Российском Кавказском, рассчитывая на Баку как на центр тюркского населения в этом регионе. Турецкие лидеры рассчитывали, что, захватив большую территорию на Кавказе, они смогут выторговать для себя лучшие условия после неминуемого поражения в войне. Лидер младотурок Энвер считал Закавказье главным козырем в предстоящих переговорах с мировыми державами. Это послужило причиной того, что Турция первой разорвала условия перемирий, подписанных ею в Эрзинджане и Брест-Литовске.

С конца января 1918 г. турецкое командование приступило к планированию военных операций в Закавказье2'1. Командующий турецкими кавказскими силами Вехиб-паша в течение всего 1917 г. пытался сохранить боеспособность своих армий несмотря на то, что Кавказский фронт постоянно слабел из-за отправки сил в первую очередь в Палестину и Сирию25. Теперь пришел час Вехиба-паши.

30 января (12 февраля) 1918 г. турецкие войска начали интервенцию в Закавказье. Вехиб-паша направил телеграмму русскому командованию, ссылаясь на несогласие в вопросе о демаркационных границах. Она была составлена с истинно восточным лицемерием: «Дружественно и сердечно уверяю Вас, что Эрзинджанский временный договор сохраняет силу, кроме параграфа о демаркационных линиях».26

Большую заинтересованность в начале турецких боевых действий на Кавказе проявили немцы, рассчитывавшие использовать их для давления на Советскую Россию в переговорах в Брест-Литовске27. Существовал и договор между Турцией и Германией относительно Кавказа, который, хотя и утратил военно-стратегическую актуальность ввиду поражений держав Центрального блока, оставался играющей картой в политических ставках.

Кавказ стал, таким образом, первой территорией бывшей России, подвергшейся иностранной интервенции. Спустя шесть дней, 18 января, Германия повела широкомасштабное наступление на русском Западном фронте.

Турция с самого начала интервенции вела политику признания Закавказского комиссариата. 23 февраля 1918 г. по его приказу был созван Закавказский сейм с передачей ему властных полномочий. Турки стремились оторвать Закавказье от России. С этой целью уже в январе Вехиб-паша предлложил Закавказскому комиссариату послать

свою делегацию в Брест-Литовск28. Не рискнув открыто противопоставить себя России, представители комиссариата пошли на тайные переговоры с турецким командованием. Это привело к тому, что вновь образованный Закавказский сейм начал 14 марта открытые переговоры с Турцией в Трапезунде29. 26 марта был официально упразднен сеймом Закавказский комиссариат.

Однако 27 февраля турецкие войска уже заняли важнейший стратегический пункт в Закавказье - крепость Эрзерум. Она оставалась под защитой отряда царских офицеров в количестве 400 человек под началом Твердохлебова. Армянские национальные части не имели на тот момент командования, поскольку генерал Андраник не успел прибыть на место3". В ходе боев русские войска потеряли около 200 чел. убитыми и ранеными и вынуждены были оставить крепость31. 25 марта 1918 г. турецкие войска вышли на линию бывшей российско-турецкой границы в районе Мелязгерта. Энвер-паша демагогически заявлял о восстановлении границ с Россией 1877 г.32

3 марта был заключен мир в Брест-Литовске. Россия обязалась освободить все территории, захваченные у Турции в ходе войны и отойти к довоенным границам33. Этот договор вызвал определенный раскол среди большевистки ориентированных сил Закавказья, а также критику мирной политики Советского правительства со стороны националистических движений.

Армянские представители, в том числе греки, проживающие в районах, которым угрожала турецкая оккупация, помня о жестокостях турецкой политики геноцида по отношению к христианским народам, обратились к Закавказскому правительству с просьбой о помощи в деле эвакуации населения: «Продолжаются планомерно проводимые нападения на христианские селения с целью, главным образом, отобрать оружие и ограбить... после сильного боя обезоружена и пленена целая воинская часть, везшая из Карса в Ардаган для формирующегося эллинского батальона пятьсот винтовок и пуле-, меты».3/1

Главная политическая сила Азербайджана «Мусават» открыто заявила о своей поддержке турецкой агрессии, объявив Турцию «союзницей и спасительницей». В конце марта мусаватисты подняли в Баку мятеж с целью свержения власти Бакинской коммуны35. 30 марта - 1 апреля в Баку произошли вооруженные стычки отрядов Коммуны с мусаватистами, в которых принимало участие с обеих сторон до 20 тыс. чел.36 Бакинс-1 кая коммуна организовала Комитет революционной обороны Баку и его районов. При поддержке огня кораблей Каспийской флотилии Коммуне удалось отразить нападение мусаватистов.

Это поражение, ставившее под угрозу политическую независимость Закавказья, вызвало немедленную реакцию Закавказского правительства. 2 апреля 1918 г. Закавказский сейм призвал на своем заседании к борьбе с большевиками.

Еще раньше в Баку был образован СНК, возглавивший борьбу за Советскую власть в Дагестане и Закавказье. Баку как нельзя лучше подходил на роль центра борьбы за Советскую власть. На нефтяных промыслах Бакинского района была занята треть всего пролетариата Закавказья37. 15 марта Бакинским Советом была принята резолюция, в которой говорилось: «...Город Баку нужно превратить в опорный пункт для борьбы за Советскую власть в Закавказье»38.

Грузия находилась в данный период под влиянием меньшевиков. Лидерами национальных политических сил были Н. Чхеидзе, И. Церетели, М. Жордания. Опасаясь турецкой агрессии, грузинские националисты рассчитывали на помощь Германии и в то же время не решались полностью разорвать отношения с Советской Россией.

Проходившие в этот же период переговоры в Трапезунде зашли в тупик именно из-за позиции сторон в отношении Брестского мира. Представитель Закавказского сейма Чхенкели заявил, что «с момента большевистского переворота 25 октября 1917 г. на территории Закавказья прекратилось действие центральной Российской власти и возникло новое самостоятельное правительство, ныне ответственное перед Сеймом».39 Турецкий представитель Рауф-бей, однако, был склонен признать действие Брестского мира. Решать вопросы без официальной декларации независимости Закавказья он отказался. В рядах Сейма это требование вызвало раскол, поскольку армянские и грузинские члены колебались принимать ли турецкие требования, а азербайджанские представители были настроены откровенно протурецки. Грузия инициировала оформление новой формы политического управления Закавказьем - Закавказскую Федерацию. Новый властный орган заявил, что состояние войны с оттоманской империей продолжается.'10 После почти месяца споров Трапезундская конференция зашла в тупик и была сорвана'11. 10 апреля председатель Закавказского правительства Гегечкори послал в Тра-пезунд телеграмму об отозвании делегации «ввиду того, что мирное соглашение по вопросу о границах Закавказья между Турцией и Закавказьем не достигнуто».'12

Еще в период проведения Трапезунской конференции Турция разработала план дальнейших военных действий в Закавказье. План Энвера-паши предусматривал проникновение через Южный Азербайджан в Северный Азербайджан и формирование там из татарского мусульманского населения «Кавказской армии ислама», целью которой будет захват Баку.'13 К концу марта подготовка к операции была завершена. Состав 2-й и 3-й армий, действовавших на Кавказе, был увеличен до 25 тыс. солдат и офицеров. 5 апреля турки заняли Сарыкамыш на Карском направлении и Ардаган - на Батумском.

В крепости Батум (Михайловская крепость) располагалось около 14 тыс. солдат и 100 орудий. Несмотря на столь значительные силы и усилия большевиков по организации обороны, 14 апреля Батумская городская дума в лице диктатора Гедеванова распустила созданный большевиками Ревком обороны, после чего дума избрала делегацию «из представителей всех национальностей для приема вступающих в город турецких частей».'14 Делегация под белыми флагами была встречена турецким командованием и возвратилась в город с командиром турецкого соединения из состава 37-й Кавказской дивизии. Важный порт на Черном море был сдан без боя.'15 Вскоре через Батум были проведены «большие силы, которые шли для занятия всего Закавказья... на Кутаис, Тифлис, Баку»46.

Дальнейшее продвижение турецких сил в Закавказье означало прямое нарушение условий Брестского мира. Однако именно в этот период Закавказский сейм принял решение, которого безуспешно пытались добиться от него турецкие представители на Трапезундской конференции. 22 апреля 1918 г. правительство Закавказского сейма объявило о независимости Закавказской Федеративной Демократической Республики (ЗФДР)47 . 25 апреля было сформировано правительство Закавказской республики, в состав которого вошли как деятели меньшевистской партии и других социал-демократических партий, так и местные лидеры националистических движений Армении, Грузии и Азербайджана. Высшим органом власти нового государственного образования стал сейм во главе с председателем Н. Чхеидзе. Его заместителями были представители от дашнаков и от партии «Мусават». Председателем правительства и министром иностранных дел стал Чхенкели48. 28 апреля Турция признала Федеративную Республику Закавказья и приостановила боевые действия. Советское правительство послало телеграмму с выражением протеста против отхода Закавказья от Советской России.49

В то же самое время Бакинской коммуне удалось установить Советскую власть в ряде уездов Азербайджана: «18 апреля - в Шемахе, 21 апреля - в Сальянах, 23 апреля -в Кубе, где был создан отряд Красной Армии, 1 мая - в Ленкорани»50. Тогда же произошло восстание в поддержку Советской власти в Абхазии. Восставшие захватили власть в Сухуми и выразили полную солидарность с Советской Россией. Советская власть продержалась в Абхазии 42 дня51.

Создание ЗФДР развязало руки Турции в деле захвата территорий, ранее входивших в состав России. Турецкие войска продолжили наступление на Карсском направлении. Председатель правительства ЗФДР Чхенкели приказал генералу Ф. Назарбекову, руководившему гарнизоном крепости, сдать Каре без боя. Генерал, несмотря на наличие в крепости 6 тыс. войск и желания защищать город, приказ исполнил. 25 апреля 1918 г. в Каре вступили передовые части турецкого Первого армейского корпуса52. Ф. Назарбе-ков писал о возмущении, которое вызвала сдача Карса у солдат: «Вполне понимаю возмущение и негодование солдат, которые нам, ближайшим руководителям общественных организаций, бросали незаслуженный упрек. - Вы нас продали и предали!»53

К концу апреля 1918 г. относятся и события, связанные с деятельностью английской экспедиции в Баку, - пресловутого отряда генерала Денстервилля «Денстерфорс».

Отряд под руководством генерала Денстервилля был организован еще в январе 1918 г. и действовал в Персии против национального движения джангелийцев. 18 фев* раля 1918 г. головной отряд миссии Денстервилля прибыл в Энзели на побережье Каспийского моря. В конце апреля 1918 г. к Денстервиллю приехал представитель местного «Армянского национального совета» с предложением оккупации Баку. Денстервилль ответил, что сил для этого у него пока недостаточно.-58

Правительство ЗФДР, испуганное продвижением турецких войск и раздираемое внутренними противоречиями, сделало попытку остановить Турцию. 11 мая в Батуми состоялась новая конференция, которой турецкое правительство придавало большое значение, поскольку для участия в ней приехали такие лидеры младотурок, как Энвер-паша, Джемаль-паша, командующий всем Восточным фронтом Вехиб-паша.55 В переговорах участвовала и Германия.

На конференции турецкие представители выдвинули явно невыполнимые требоч вания. В ноте от 26 мая говорилось: «Отношения между нашими обоими правительства^ ми могут сохранить дружественный характер лишь при том непременном условии, что операции турецких сил на юге Кавказа, в частности между Александрополем и Джуль-фой, не встретят никакого противодействия»56. Это было явное посягательство на те" риториальную целостность ЗФДР.

Впрочем, усилия Турции можно было понять. В военно-политическую жизнь региона вступила новая сила - Германия. Добившись успехов в Украине, Германия обратила свой взор к кавказской нефти. Германским интересам способствовали и разногла^ сия в самой Закавказской Федерации.

14 мая Национальный Совет Грузии, боясь турецкой экспансии в отношении хрий, стианских стран, обратился к Германии с просьбой прислать войска для урегулирования вопроса с Турцией. Советское правительство отреагировало на демарш Грузии не:^ медлительно, отправив ноту Закавказскому правительству о неправомочии Закавказского сейма решать вопрос об отделении Закавказья от России.57

В результате политического кризиса, вызванного поведением турок на конфере ции в Батуми, в Закавказской Федеративной Республике начался политический кризис. 26 мая образовалась Грузинская буржуазная республика, правительство которой

возглавил Н. Рамишвили. В состав правительства вошли также Е. Гегечкори, Н. Жорда-ния. А. Чхенкели, И. Церетели и другие грузинские меньшевики. В тот же день Турция предъявила ультиматум о ликвидации ЗДРФ.

27 мая Мусульманский национальный совет объявил о создании Азербайджанской буржуазной республики, правительство которой было поручено сформировать Ф. Хан-Хойскому. 28 мая Армянский национальный комитет объявил независимость Армянской буржуазной республики.

Германия признала Грузинскую Республику, немедленно объявив о создании германского протектората над новой Грузией.58 Вскоре она получила монопольное право на эксплуатацию ее ресурсов, разместив также в стране 30-тысячный военный контингент под руководством генерал-майора Ф. Кресс фон Крессенштейна59. Немцы взяли под контроль почту, телеграф, банки, военное ведомство60. Статья 3 дополнительного соглашения к договору между Грузией и Германией гласила: «Грузинское правительство обязуется предоставить на время всей войны исключительно Германии покупку всех находящихся на грузинской территории сырых материалов»61.

Турки были в ярости. Батумская конференция была прервана, а делегат от Германии фон Лоссов отбыл в Берлин.62 Турция продолжала захват Армении и Азербайджана еще с большим усердием, боясь, как бы ее не опередили германские союзники. Была создана группа войск «Восток», целью которой был захват Баку.

После объявления независимости Азербайджана, его лидеры тайно обратились к турецкому правительству с предложением присоединить Азербайджан к Оттоманской империи, сообщив об этом в письме на имя Энвер-паши63. 4 июня правительства Азербайджана и Армении заключили с Турцией договоры, по которым к Турции отходили: Батумская и Карсская области, Ахалкалакский и Ахалцихский уезды Тифлисской губернии, весь Сурмалинский уезд и другие территории бывшей России.64 В тот же день правительства Азербайджана и Грузии подписали договоры с Турцией относительно использования керосинопровода Баку - Батум65.

Такое усиление позиций Турции и Германии в Закавказье вызвало серьезную озабоченность и военных Британии.

18 февраля 1918 г. головной отряд миссии Денстервилля прибыл в Энзели на побережье Каспийского моря. В связи с ситуацией в Закавказье первоначальный план поездки англичан в Тифлис «с целью организации местных войск для операций против турок сменился планом бакинской операции», - пишет генерал Денстервилль в своих воспоминаниях, вышедших в СССР под названием «Британский империализм в Баку и Персии в 1917-1918 гг.»66. Тифлис к этому времени уже был в руках германцев.

Как сообщала газета «Нью-Йорк тайме» 17 июля 1918 г. в кругах союзников в то время считали, что «необходимо подготовить крупные силы для использования в Северной Персии и на Кавказе. Первоочередная задача союзников - занятие важнейших нефтяных районов Кавказа. При этом союзники были сами не прочь захватить Баку, однако необходимых военных сил у них в то время в этом районе не было. Поэтому они использовали методы тайной дипломатии, пытаясь вступить в секретный сговор с Турцией против Германии. Союзники предлагали Турции, в случае сотрудничества с ними и признания Закавказья сферой их влияния, «сохранить за ней Месопотамию и Палестину».67

Генерал Денстервилль пишет, что он встречался с представителем новой российской власти, большевиком Челобиным, который предложил ему поехать в Баку, чтобы защищать город от турок «под присмотром большевиков. Я ничего не имел против, -

пишет он далее, - сделаться большевиком, но принять большевистскую программу непротивления злу по отношению к противнику - это едва ли соответствовало данному мне поручению».68

К 10 июня турецкие силы совместно с Кавказской мусульманской армией сосредоточились в Гяндже и начали наступление на Баку. «Для непосредственного наступления на Баку вначале были составлены две турецкие дивизии (5-я и 15-я). 5-я дивизия считалась одной из лучших в армии султанской Турции. За оборону Дарданелл в период первой мировой войны она получила название "Чанаккалинской"®. 15-я дивизия также принадлежала к числу лучших частей армии султана и в 1914-1915 гг. участвовала в боях на Суэцком фронте. 14 июня Нури-паша принял на себя непосредственное командование операциями по взятию Баку™. 11-18 июня происходили многочисленные столкновения советских и турецких войск в районах Шемахи, Кюрдамира и Карамарьям.

В конце июня Л. Бичерахов, войсковой старшина казачьих войск и генерал британской армии, предложил Бакинскому СНК свою помощь в борьбе с Турцией. В составе его отряда находилось 1500 казаков, бронемашины и артиллерия. Л. Бичерахов заявил о своей поддержке Советской вл?.сти и о готовности привести свои силы для борьбы с турками. Он действовал в соответствии с договоренностью с генералом Денстервил-лем71. В отряд Бичерахова были включены 4 броневика и 5 английских офицеров.

После довольно жарких споров72 Бакинский СНК согласился включить войска Бичерахова в состав Кавказской Красной Армии. Изменения произошли и в турецкоГ армии. Руководителем группы войск «Восток» был назначен Халил-паша, который ш ревел свой штаб в Александрополь, ближе к непосредственным боевым действиям. Турция продолжала наступать на Баку в течение всего июля. Вокруг города стягивалась петля. 18 июля был захвачен Банковский рыбный промысел, 26 - Карасу, 27 - Аджи-кабул.

В разгар боев за Баку Бичерахов увел свои войска с позиций и направился в Дагестан, где поднял антисоветский мятеж его брат Георгий.

Впервые вопрос о приглашении англичан обсуждался на заседании Бакинского Совета 16 июля. На нем было решено избрать комиссию по этому вопросу. 25 июля на очередном заседании Совета большинством голосов (259 против 236) Совет принял резолюцию о приглашении англичан и создании коалиционного правительства. После голосования С.Г. Шаумян выступил с заявлением: «Мы снимаем с себя ответственность за преступную политику, которую вы начинаете, и отказываемся от постов Народных Комиссаров».73 Однако из Совета большевики уйти отказались7".

Утром 31 июля от Бакинского СНК потребовали прекратить боевые действия. С.Г. Шаумян отказался выполнить это требование и сложил с себя властные полномочия. Был спешно организован новый орган власти. При поддержке английского консула в Баку МакДоннела было сформировано коалиционное правительство «Диктатура Центрокаспия и президиум Совета рабочих и солдатских депутатов», в которое вошли представители дашнаков, эсеров и меньшевиков «из Бакинского Совета и Центрального исполнительного комитета каспийской военной флотилии ("Центрокаспия"), главным образом командный состав флотилии».75 Председателем Совета диктатуры стал меньшевик Садовский76. Диктатура Центрокаспия назначила главнокомандующим войсками Л. Бичерахова и обратилась за военной помощью к английской миссии Денстер-вилля.

4 августа в Баку прибыл из Энезели морем первый отряд «Денстерфорс» под командованием полковника Стокса77.

12 августа представители Российской Центральной Советской власти С.Г. Шаумян, Г. Петров, Полухин и П. Джапаридзе опубликовали декларацию по поводу эвакуации советских войск из Баку. «Политические представители Российской Советской власти и воинские силы, присланные из России, - говорилось в ней, - не могут оставаться в Баку и быть пособниками английских империалистов, быть соучастниками предательства, совершенного под влиянием правых эсеров, меньшевиков и дашнаков».78

17 августа в Баку прибыл сам генерал-майор Денстервилль с основными силами своей экспедиции, включая отряд броневиков. Его первым мероприятием по прибытии в Баку было налаживание финансовых отношений с Диктатурой Центрокаспия. Он встретился с лидерами новой власти, которых называл диктаторами: Садовским, командующим Докучаевым, военным министром Багратуни.79 Встреча не вызвала у Денстер-вилля энтузиазма, и он стал искать плавсредства на случай вынужденной эвакуации своего десанта.

Прибытие Денстервилля в Баку ничего уже не могло решить: «Город был наводнен немецкими и австрийскими пленными. 80 тысяч населения Баку составляли татары-мусульмане»80.

27 августа 1918 г. было заключено советско-германское соглашение, по которому, в частности, предусматривалось (ст. 14), что Германия окажет свое воздействие, чтобы вооруженные силы третьей державы (тем самым имелась в виду и Турция) не перешли разграничительной линии, идущей от Куры к границе Шемахинского уезда в пункте, где сходятся границы Бакинского, Щомахинского и Кубинского уездов, а затем по северной границе Бакинского уезда до моря. Одновременно Советская Россия и Германия обменялись нотами, в которых было сказано, что Советская Россия не будет рассматривать изгнание германскими войсками британских вооружённых сил из Баку как недружественный акт.

30 августа турки провели очередную атаку на Баладжары81. Тогда же Денстервилль столкнулся с фактами дезертирства со стороны местных вооруженных формирований. Наутро он отписал «пяти диктаторам» Центрокаспия гневное послание, заканчивающееся словами: «Я намерен со своими войсками вести борьбу до конца, но воевать с такими солдатами, которые не хотят сражаться - дело безнадежное»82.

Вечером состоялся военный Совет Диктатуры Центрокаспия, с которого Денстервилль демонстративно ушел, и утром первого сентября отдал приказ о подготовке эвакуации своих сил. На совещании офицеров он заявил, что «дальнейшая оборона Баку бесполезна, и английские войска должны быть эвакуированы».83

Однако англичане оставались в Баку еще две недели84. Утром 14 сентября турки начали масштабное наступление и войска Диктатуры Центрокаспия и англичане были сбиты со своих позиций. Турки вошли в пригороды Баку. Денстервилль начал срочную эвакуацию своего десанта. Из-за недостатка времени Денстервиллю пришлось дать приказ об уничтожении всей техники, включая броневики и госпитальные грузовики85. Были проведены мероприятия по уничтожению электростанции и основных нефтяных промыслов.86 Однако в целом эвакуация экспедиции прошла достаточно успешно и поздно вечером «Денстерфорс» отправился из Баку к Энзели87.

После эвакуации англичан в городе началась паника. Отдельные очаги сопротивления турки погасили 15 сентября, после чего началась армянская резня. В первый же день погибло около 6 тыс. армян88. Общее число вырезанных за время турецкой оккупации Баку армян - более 30 тыс.

16 сентября Халил-паша телеграфировал Энверу о взятии города. После короткого периода реорганизации 15-я дивизия турок направилась к Дербенту. 26 октября город был взят. Победоносная 15-я дивизия продолжала наступление в Дагестан, несмотря на принятое к тому времени решение о прекращении Турцией боевых действий в Закавказье, и 8 ноября, в годовщину Октябрьского переворота, захватила Порт-Петровск, «самый северный пункт турецкого продвижения на Кавказе»89.

В период Бакинских событий общая ситуация в Закавказье не претерпела значительных изменений. На продолжавшейся Батумской конференции 4 июня был заключен Союз мира и дружбы между Турцией и Арменией. В дополнительном договоре Армения обязалась провести демобилизацию своей армии и удалить со своей территории войска всех других стран, находящихся в состоянии войны с Турцией90. Однако оккупация армянских территорий продолжалась. Армянское правительство пыталось обратиться за помощью к союзнице Турции - Германии и нашло определенную поддержку, однако это привело к конфликту между союзниками.

В дальнейшем армянское правительство обратилось еще к одной политической силе извне, рассчитывая остановить захват армянских территорий турками и уничтожение армянского населения. 20 июля 1918 г. уполномоченный Армянского правительства в Берлине передал болгарскому поверенному в делах представление, в котором выражалась просьба повлиять на Турцию. «... Мы с полным доверием обращаемся к болгарскому правительству... и покорнейше просим оказать свое влияние в интересах справедливости и нашей государственной будущности».91

Одновременно аналогичный армяно-турецкому договор был подписан Турцией с Грузией. При этом соперничество Турции и Германии в Закавказье приобрело самые острые формы. В июне произошли военные столкновения турецких и германских сил. «Турки стреляли в германцев германскими же ружьями», - сообщал германский разведчик Г. Фолк92. Конфликт грозил перерасти в войну, и только усилия фон Кресса, специально совершившего поездку в Стамбул, сняли остроту напряжения. 17 июня был составлен договор с турецким командованием об установлении демаркационной линии в районе Санаин - Караклис93.

Германия стала готовиться к нападению на Баку, надеясь опередить турок. С этой целью ее командование наметило перебросить из Болгарии в Грузию дополнительные силы94. К 20 августа вопрос о походе на Баку был решен и для руководства войсками был прислан в Тифлис полковник фон дер Гольц. Германия предпринимала отчаянные попытки политического давления на Турцию, чтобы удержать ее от самостоятельного захвата Баку и нефтепромыслов. Озвучивалась угроза отозвать все войска с Сирийско-Палестинского фронта, если интересы Германии в Баку не будут удовлетворены95.

После падения Баку Германия продолжала давление на Турцию. Однако капитуляция Болгарии заставила германское военное командование отказаться от планов Бакинской операции.

Советское правительство также направило в министерство иностранных дел Турции ноту, в которой указывало на нарушение Брест-Литовского договора со стороны Турции и сообщало о фактической отмене мирных отношений между Россией и Турцией.96

Сложное положение на всех фронтах заставило Турцию отказаться от дальнейших военных действий в Закавказье и начать концентрацию войск для защиты своей столицы - Стамбула. 2 октября 1918 г. турки начали осуществлять переброску войск из Закавказья к линии Чаталджи. 5 октября кабинет Талаат-паши принял решение об эва-

куации всех турецких войск с Кавказа. 10 октября Российское правительство послало очередную ноту министру иностранных дел Турции Несими-бею, в которой, помимо требований вывода войск, ставило вопрос о компенсации нанесенного турками ущерба. 12 октября началась общая эвакуация турецких войск, в том числе из Грузии. В самой Турции 13 октября произошло падение правительства. Новое правительство Турции продолжило эвакуацию.

В ходе освобождения турками территорий закавказских республик возник острый грузино-армянский конфликт относительно Борчалинского уезда, который турки передали Армении. Уже после окончания мировой войны конфликт этот перерос в грузино-армянскую войну97.

30 октября в Мудросской бухте было подписано перемирие между странами Антанты и Турцией. Турция обязалась демобилизовать свои войска, открыть Проливы для судов стран Антанты, прервать все отношения с бывшими союзниками по Центральному блоку.98

Закавказские республики немедленно отреагировали на падение Турции. В ноябре 1918 г. Правительство Азербайджана направило в Энзели своего делегата с заверением готовности содействовать оккупации Азербайджана британскими войсками99. В первую очередь Англии передавался район Баку. 17 ноября город был снова оккупирован английскими войсками.

После поражения Германии в войне и падения монархии Гогенцоллернов 10 ноября 1918 г. примеру Азербайджана последовала Грузия. 18 декабря этого года правительство Грузии опубликовало декларацию о своем намерении сотрудничать с державами Антанты100.

В истории Закавказья начался новый этап.

Можно сделать следующие выводы относительно политической ситуации в Закавказье на заключительном этапе первой мировой войны.

1. Реальной политической силой в Закавказье к моменту Октябрьского переворота было военное командование Кавказского фронта. Именно оно обеспечивало территориальную целостность бывшей Российской Империи. С переходом власти к большевикам и началом гражданской войны эта сила практически перестала существовать, что привело к политическому вакууму в Закавказском регионе.

2. В условиях военного и политического хаоса власть перешла в руки Закавказских федеративных буржуазно-демократических правительств, которые не могли противодействовать наступлению в Закавказье турецких, а позднее и германских войск. Советская власть в этот период сосредоточилась в рабочем районе Баку. Отдельные попытки объединить стихийные выступления в поддержку Советской власти успеха не имели. В результате территории Закавказских республик оказались занятыми турецкими и германскими вооруженными силами, сохраняя лишь номинально свою самостоятельность. При этом противостояние политических сил Армении и Грузии, выступавших против турецкой агрессии, с одной стороны, и протурецки настроенные политические силы Азербайджана - с другой, привели к распаду Закавказской Федерации и образованию трех формально независимых республик.

3. Объединенными усилиями националистическх сил Азербайджана и турецкой армии удалось ликвидировать Бакинскую коммуну. При этом политические силы Азербайджана рассматривали Турцию как силу, способную защитить их национальные и религиозные интересы в регионе, и как силу, способную на военном уровне противостоять большевизму, а позже английской интервенции в Баку. Грузия и Армения прибегли к

помощи Германии, чтобы защитить свои народы от угрозы турецкого геноцида, что привело к военному столкновению Турции со своей союзницей Германией.

4. Советское правительство, скованное тяжелыми условиями Брестского мира и Гражданской войны, не имело достаточно сил в Закавказье, чтобы действенно повлиять на политическую обстановку. В течение этого периода оно сдавало свои позиции в регионе и в конечном итоге потеряло власть и в Баку. Тем не менее именно в этот период происходила внутренняя консолидация сил, желающих установления Советской власти в Закавказье, что вылилось в многочисленные стихийные выступления крестьян и рабочих практически на всей территории Закавказья. Эти выступления не имели никакой надежды на успех, однако создавали условия для последующего установления Советской власти в регионе.

5. Успехи Турции и Германии в Закавказье не смогли предотвратить их общего поражения в войне, в результате чего правительства номинально независимых государств Закавказья обратились за помощью к победившим странам Антанты и способствовали началу нового этапа иностранной интервенции в регионе.

' Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 35. С. 11.

2 «К концу 1917 года пехотная дивизия [турецкой армии|, которая по штату должна была насчитывать 12-14 тыс. чел., нередко имела лишь 600 солдат, а численность армии часто немногим превышала численность дивизии но штату мирного времени» (Лудшувейт Е.Ф. Турция в годы первой мировой войны. М., 1966. С. 144).

3 Там же. С. 159.

А Арутюнян А.О. Кавказский фронт. 1914-1917 гг. Ереван, 1971. С. 286.

5 Токаржевский Е.А. Из истории и иностранной интервенции и Гражданской войны в Азербайджане. Баку, 1957. С. 19.

6 Из истории иностранной интервенции в Армении. Документы. Ереван. 1970. С. 5-11.

7 Документы внешней политики России. М., 1957. Т. 1. С. 53-57.

* Сеф С.Е. Борьба за Октябрь в Закавказье. Тифлис, 1932. С. 68. - По словам историков Аллсиа и Муратова, российская армия «самодемобилизовалась» (Allen W.E.D., Muratoff P. Caucasian battlefields: A History of the wars on the Turco-Caucasian border. Cambridge, 1953, P. 457).

8 Лудшувейт Е.А. Указ. соч. С. 160.

10 Газета «Бакинский рабочий». 1917. № 114.

" ГИА Армянской Республики. Ф. 121. Он. 1. Д. 39. Л. 9.

12 Там же. Д. 31. Л. 46.

13 Документы по истории Гражданской войны в СССР. Т. 1. С. 279.

м Декреты Октябрьской революции (правительственные акты. Подписанные или утвержденные Лениным

как председателем Совнаркома). М., 1933. Т. 1. С. 393.

15 Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Тифлис, 1919. С. 7-8.

,с Приказ об образовании Закавказского комиссариата //Документы и материалы... Грузии. С. 7.

17 Телеграмма президиума Краевого Совета от 28 декабря 1917 г. // Кавказский рабочий. 1917. № 230. 28 декабря.

18 Газета «Кавказский Вестник Совета Народных Комиссаров». 1918. № 1. 31 января.

19 Минц И. Разгром первого заговора американских, англо-французских и других империалистов против Советской власти // Учен. зап. Моск. город, педагог, ип-та им. В.П. Потемкина. М., 1953. Т. 26. С. 28.

20 Минц. И. Указ. соч. С. 30.

21 Токаржевкий Е.А. Указ. соч. С. 33.

22 Сейерс М., Кап А. Тайная война против Советской России. М., 1947. С. 115.

23 Ллойд-Джордж Д. Военные мемуары. М., 1937. Т. 6. С. 98.

и Лудшувейт Е.Ф. Указ. соч. С. 166.

25 Ericson EJ. Ordered to die. Westport; London, 2001. P. 180.

26 Телеграмма Всхиб-паши от 30 января 1918 года //Документы и материалы ... 1919. С. 49.

27 Mühlmann С. Das Deutsch-Turkische Waffenbundnis im Weltkrieg. Leipzig, 1940, S. 194.

28 Токаржевсакий Е.А. Указ. соч. С. 48.

29 Там же. С. 48-49.

30 Лудшувейт Е.Ф. Указ. соч. С. 171.

11 Газета «Кавказское слово». 1918. № 47. 1 марта. 32 Ericson EJ. Ordered to die. Westport. P. 183. ;a Документы внешней политики СССР. С. 199-200. 3,1 Газета «Кавказское слово». 1918. № 49. 3 марта. w Токаржевский Е.А. Указ. соч. С. 50-55. м Там же. С. 51.

37 Там же. С. 17.

38 Газета «Бакинский рабочий». 1918. № 51 от 20 марта.

39 ГИА Армянской Республики. Ф. 200. On. 1. Д. 9. Л. 163.

40 Ericson EJ. Ordered to die. Westport. P. 186.

41 Токаржевский Е.А. Указ. соч. С. 49.

42 Газета «Кавказское слово». 1918. № 82. 11 апреля.

43 Лудшувейт Е.Ф. Указ. соч. С. 175.

44 ГА Аджарии. Ф. 7. Д. 714. Л. 2.

45 Лудшувейт Е.Ф. Указ. соч. С. 178.

45 Бюлл. «Известия ВЦИК». 1918. 5 апреля.

47 Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. М., 1983. С. 212. 4,1 Там же. С. 212.

49 Телеграмма народного комиссара иностранных дел Г.В. Чичерина от 14 (27) апреля 1918 г. // Газета «Возрождение». 1918. № 79. 14 апреля.

50 Токаржевский Е.А. Указ. соч. С. 59.

51 Хачапуридзе Г.В. Борьба грузинского парода за установление Советской власти. М., 1956. С. 215.

52 Лудшувейт Е.А. Указ. соч. С. 181.

53 Газета «Кавказское слово». 1918. № 99. 19 мая.

м Дежтервиллъ. Британский империализм в Баку и Персии в 1917-1918 гг. Тифлис, 1925. С. 122.

55 Токаржевский Е.А. Указ. соч. С. 79.

56 ГИА Армянской Республики. Ф. 200. On. 1. Д. 11. Л. 32.

57 Кадишев А.Б. Интервенция и гражданская война в Закавказье. М., 1960. С. 459.

58 Ericson EJ. Op. cit. P. 186.

59 Гражданская война и военная интервенция в СССР. С. 145.

60 Там же.

61 ГА Грузинской Республики. Ф. 13. Д. 10. Л. 11. Копия. r'2 Ericson EJ. Op. cit. P. 186.

° ГИА Азербайджанской Республики. Ф. 211. On. 1. Д. 7. Л. 4.

м ЗавриевД. К новейшей истории северо-восточных вилайетов Турции. Тбилиси, 1947. С. 69-71. м Документы и материалы ... С. 364. т Депстервилль. Указ. соч. С. 122.

67 РГАСПИ. Ф. 446. Он. 1. Д. 24. Л. 10 об. Цит. по: Лудшувейт ЕЛ. Указ. соч. С. 233.

№ Депстервилль. Указ. соч. С. 40.

159 Шаумян С. Указ. соч. С. 32.

711 Лудшувейт Е.Ф. Указ. соч. С. 221.

71 Депстервилль. Указ. соч. С. 164.

72 Шаумян Ст. Статьи и речи. 1917-1918 гг. Баку, 1929. С. 208-211.

73 Там же. С. 287.

74 Подробные материалы Заседания Совета Рабочих, Красноармейских, Матросских и Крестьянских Депутатов совместно с районными советами, судовыми комитетами и военно-революционным комитетом Красной Армии от 25 июля 1918 г. см.: Шаумян Ст. Указ. соч. С. 255-292.

75 Лудшувейт Е.Ф. Указ. соч. С. 243.

76 Гражданская война и военная интервенция в СССР. С. 191.

77 Шаумян Ст. Указ. соч. С. 248.

78 Большевики в борьбе за победу социалистической революции в Азербайджане. Документы и материалы 1917-1918 гг. Баку, 1957. № 645. С. 624.

79 Депстервилль. Указ. соч. С. 205-206. 8,1 Там же. С. 208.

81 Там же. С. 242.

82 Там же. С. 243. ю Там же. С. 246.

84 Donohoe М.Н., Major. With the Persian expedition. London, 1919. P. 216, 268. M Ibid. P. 219, 269-270.

86 Шифрованная телеграмма № 6748 от болгарского военного атташе в Копстаптинополе полковника Каблсшкова в Штаб Болгарской действующей армии с известием о взятии Баку от 20 сентября 1918 г. // Болгарский военно-исторический архив. Ф. 40. Он. 2, а. е. 909. Л. 260. Х7 Ericbon E.J. Op. cit. P. 192.

88 Allen W.E.D., Muratoff P. Caucasian battlefield ... P. 495.

89 Enckson EJ. Op. cit. P. 192.

90 ГИА Армянской Республики. Ф. 200. On. 1. Д. 11. Л. 120-121.

91 Там же. Л. 231.

92 Volck H. ОсI und Mohammed. Berlin, 1920. S. 183. '-0 Лудшувейт Е.А. Указ. соч. С. 207.

94 Германские окукупанты в Грузии. 1918 год. Тбилиси, 1942. С. 93-94.

95 PomiankowskiJ. Der Zusammenbruch des ottomanischen Reiches. Zurich; Leipzig; Wien, 1928. S. 363.

96 Документы внешней политики СССР. M., 1957. T. 1. С. 490-491.

97 Енукидзе Д.Е. Крах империалистической интервенции в Закавказье. Тбилиси, 1954. С. 123.

98 Ллойд -Джордж Д. Военные мемуары. Т. 6. С. 139-140.

99 Токаржевский Е.А. Указ. соч. С. 180.

ш Борьба за победу Советской власти в Грузии. Тбилиси, 1958. С. 358.

Статья поступила в редакцию 29 июня 2006 г.