Научная статья на тему 'К строению и истории Курило-Камчатского глубоководного желоба (СЗ Пацифика)'

К строению и истории Курило-Камчатского глубоководного желоба (СЗ Пацифика) Текст научной статьи по специальности «Науки о Земле и смежные экологические науки»

CC BY
1144
112
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по наукам о Земле и смежным экологическим наукам, автор научной работы — Ломтев В. Л.

По данным НСП и МОГТ, магнитометрии и промера показано, что Курило-Камчатский глубоководный желоб представляет собой крупный асимметричный рамповый прогиб (полуграбен) во фронте регионального шарьяжа акустического фундамента к востоку (структурный козырек сейсмофокальной зоны Беньофа). Его возраст, или время заложения, определяется средним (~0,5-1,0 млн. лет т.н.) плейстоценом по комплексу независимых признаков (датирование долинной сети, коррелятных турбидитов и тектонических уступов). Намечены проблемы дальнейшего изучения (виргация северного окончания, эшелонирование структур его камчатского склона, чешуйчатое строение внешнего борта).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «К строению и истории Курило-Камчатского глубоководного желоба (СЗ Пацифика)»

ГЕОЛОГИЯ РЕГИОНОВ

УДК 550.834 (265.5)

© В.Л. Ломтев, 2012

Институт морской геологии и геофизики ДВО РАН, Южно-Сахалинск

К СТРОЕНИЮ И ИСТОРИИ КУРИЛО-КАМЧАТСКОГО ГЛУБОКОВОДНОГО ЖЕЛОБА (СЗ ПАЦИФИКА)

По данным НСП и МОГТ, магнитометрии и промера показано, что Курило-Камчатский глубоководный желоб представляет собой крупный асимметричный рамповый прогиб (полуграбен) во фронте регионального шарьяжа акустического фундамента. Его возраст, или время заложения, определяется средним (~0,5-1,0 млн лет т.н.) плейстоценом по комплексу независимых признаков (датирование долинной сети, коррелятных тур-бидитов и тектонических уступов). Намечены направления дальнейших исследований (виргация северного окончания, эшелонирование структур его камчатского склона, чешуйчатое строение внешнего борта).

Введение. В статье рассматриваются особенности и проблемы строения и истории Курило-Камчатского глубоководного желоба, открытого (впадина Тускарора) более 100 лет назад по данным промера в его южной части [1]. Он отделяет ороген-ные и вулканические морфоструктуры Курило-Камчатской островной дуги от смежных поднятий ложа СЗ Пацифики (краевой океанический вал Зенкевича, или Хоккайдо, и поднятие Обручева; рис. 1,2). На севере он сочленяется с Алеутским, на юге - с Японским желобами. Здесь же располагаются и современные устья Камчатского и Сангарского каньонов, дренирующих прилегающую тихоокеанскую континентальную окраину. Максимальные глубины дна желоба по данным промера обнаружены близ устья каньона Буссоль, где они достигают 9550-9600 м, а с учетом поправки на изменение скорости звука с глубиной - 9717 м [2, 3]. Относительные глубины желоба заметно меньше (2-4 км), поскольку равны высоте его склонов.

В плане Курило-Камчатский желоб представляет собой дугу шириной около 100 и протяженностью 2200 км, полого выпуклую к востоку [4, 5]. Поскольку она параллельна Курило-Камчатской островной дуге, то нередко их объединяют в систему дуга-желоб [6]. В Курильскую и другие системы дуга-желоб некоторые исследователи также включают параллельный им краевой океанический вал (триады ДЖО).

Для рассматриваемого и многих других желобов характерны асимметрия в поперечном сечении за счет более крутого (8-10°) и короткого внутреннего, островного склона в сравнении с внешним, океаническим (3-5°), а также их ступенчатые, местами клавишно-ступенчатые, профили. Заметим, что внутренний склон желоба соответствует только нижней части тихоокеанского континентального склона, хотя еще недавно многие авторы считали их синонимами (рис. 1).

Геология и геофизика Курило-Камчатского желоба изучается более 50 лет, начиная с Международного Геофизического года, когда были проведены исследования ГСЗ (глубинное сейсмическое зондирование) по системе региональных профилей, пересекающих Охотское море, Курильскую дугу

ISSN 1999-7566. Геология и полезные ископаемые Мирового океана, 2012, №3

Рис. 1. Модель Курильского желоба: составлена автором по данным [16], чертила Т.В. Чайка (ОАО «Дальморнефтегеофизи-ка»): 1,2- кровля мелового акустического фундамента внешнего борта и средней части континентального склона (шарьяж Пегаса); 3 - кайнозойский океанический чехол с лессами Пацифиды внизу и гемитерригенными осадками (фаны) выше; 4 - терриген-ные и гемитерригенные кайнозойские отложения континентального склона; 5 - аккреционная призма; 6 - древняя аккреционная призма миоценового? желоба (верхняя терраса); 7 - древний шарьяж, формирующий внешнюю дугу, с гранитным плуто-ном?; 8 - разновозрастные вулканы; 9 - угловое несогласие в подошве турбидитного комплекса желоба; 10 - оползни; 11 - грязе-вулкан; 12 - зоны Беньофа и Тараканова; 13 - абиссальные долины, обвалованные намывными дамбами.

Цифрами на модели обозначены: 1 - дно Южно-Охотской батиальной котловины, 2,3 - охотский склон и вершина Курильской внутеренней вулканической дуги, 4 - Срединно-Курильский прогиб, 5 - вершина внешней дуги, 6-9 - тихоокеанский континентальный склон Курильской островной дуги: 6 - верхняя часть склона и верхняя глубоководная терраса (ступень), 7 - средняя часть склона, 8 - нижняя глубоководная терраса (ступень), 9-11 - нижняя часть или внутренний склон, тальвег и внешний склон Курильского желоба, 12 - краевой вал Зенкевича.

Буквами обозначены: А - молодой комплекс выполнения Южно-Охотской батиальной котловины, Б - комплекс выполнения тылового палеожелоба; В - древний комплекс выполнения котловины ([24] с упрощениями)

К СТРОЕНИЮ И ИСТОРИИ КУРИЛО-КАМЧАТСКОГО ГЛУБОКОВОДНОГО...

и желоб и выходящих на вал Зенкевича [4, 7]. Однако основной прорыв был сделан в 1976-77 гг., когда СахКНИИ (с 1985 г. ИМГиГ) на НИС «Пегас» провел геолого-геофизическую съемку (НСП МОВ - непрерывное одноканальное сейсмопрофилирование методом отраженных волн, промер и гра-вимагнитные наблюдения) почти на всем протяжении желоба с выходами профилей в Охотское и Берингово моря и ложе СЗ Пацифики [4, 6]. Чуть ранее в 1975 г. гидрографы Тихоокеанского флота СССР (ЭОС «Абхазия», «Башкирия») начали съемку батиметрии и геофизических (гравимагнит-ных) полей Курило-Камчатского и западной, командорской части Алеутского желобов по сети профилей с шагом 5-10 км и спутниковой привязкой (Воробьев, Ломтев, 1979). Северную часть желоба и прилегающие акватории в региональном и местами детальном плане с 1978 г. исследуют сотрудники ИВиС ДВО РАН на НИС «Вулканолог» [7].

Большим подспорьем в расшифровке структуры и истории Курило-Камчатского желоба стали профили многоканальной сейсморазведки МОГТ (метод общей глубинной точки), геолого-геофизическая съемка ИМГиГ в прику-рильской части ложа СЗ Пацифики, открывшая конусы выноса каньонов (фаны) с долинами (каналами), контурный Камчатский мегафан в котловине Тускарора, севере поднятия Шатского и котловины Картографов [9-13]. Прорывным стало и бурение в северной части Японского желоба и смежном краевом валу (скв. 436), доказавшее аккрецию или тектоническое скучивание кайнозойских отложений на внутреннем склоне, т.е. перед фронтом шарья-жа Ойасио (аккреционная призма), одновозрастность (поздний мел) пород в его кровле и тектонической постели (кровля слоя 2 СЗ плиты Пацифики), проградацию терригенных осадков на ложе океана в неогене - раннем плейстоцене перед заложением Японского и Курильского желобов [14-16].

Строение. Первые представления о строении Курило-Камчатского глубоководного желоба начали складываться в 50-60-ые годы прошлого века в рамках теории фиксизма. Они опирались на данные промера и описывали его как структуру растяжения и опускания земной коры in situ типа риф-тограбена [17]. Ступени на его бортах связывали с нормальными или ступенчатыми сбросами, падающими в основном к оси желоба.

С появлением профилей НСП и МОГТ в конце 60-начале70-х годов прошлого века спектр моделей желобов заметно расширился и усложнился, а их счет пошел на десятки [16]. Так, в моделях мезокайнозойской субдук-ции Тихоокеанской литосферной плиты со скоростью 8-9 см/год (теория мобилизма или тектоники литосферных плит) предполагалось, что на внешнем склоне Курило-Камчатского желоба в основном преобладают обстановки растяжения и опускания блоков тонкой океанической коры по сбросам, обусловленные выпуклым изгибом и наклонным погружением плиты под Курило-Камчатскую дугу [18]. Спектр моделей внутреннего склона оказался существенно шире, т.к. включал в себя сбросы, надвиги, оползни, аккрецию кайнозойского океанического чехла или его затягивание под дугу вместе с Тихоокеанской плитой [16]. По данным сейсмики и бурения исследованы ключевые структурные элементы тихоокеанского склона дуги, а именно выступ акустического фундамента в средней части, сложенный породами мезопалеозоя и возможно докембрия, и аккреционная призма в его ниж-

ней части, сложенная продуктами аккреции (скучивания) кайнозойского океанического чехла [14, 19]. В Японском и Курильском желобах по результатам интерпретации данных МОВ и бурения первый из них оказался крупным молодым шарьяжем акустического фундамента (Ойасио и Пегаса соответственно) мощностью до 10-15 км в корне (верхняя глубоководная терраса) и горизонтальным смещением 80-90 км к востоку на ложе СЗ Пацифики (рис. 1). Расчеты субдукционного и альтернативного ему покровного балансов осадков кайнозойского океанического чехла и аккреционной призмы показали, что последняя при мощности 2-4 км и ширине 10-30 км формируется за счет тектонического скучивания чехла перед фронтом регионального шарьяжа (аллохтон) при его движении к востоку [16, 20]. Тем самым получает подтверждение давняя идея Эд. Зюсса о надвигании края континента или островных дуг на ложе океана и его прогибании под колоссальной литостатической нагрузкой (тектонопара «региональный шарьяж - аккреционная призма») с образованием глубокого прогиба (желоб). Известным аналогом глубоководных желобов на континентах являются краевые прогибы, сопровождающие складчатые пояса. Лучшим подтверждением служит Зондский (Яванский) желоб, к северу переходящий в компенсированный осадками Предараканс-кий краевой прогиб складчатых Гималаев.

Выход сейсмофокальной зоны Беньофа-Вадати-Заварицкого (чаще ее называют зоной Беньофа) в средней части тихоокеанского склона Японской и Курило-Камчатской островных дуг, т.е. в полосе шарьяжей Ойасио и Пегаса соответственно, показывает, что ее классическая трактовка как глубинного коромантийного надвига получает независимое подтверждение. С другой стороны сами шарьяжи суть его структурные козырьки [16, 20]. Здесь же, по-крайней мере вдоль шарьяжа Ойасио, намечается выход встречного надвига и связанной с ним неглубокой сейсмофокальной зоны Тараканова восточного падения (названа П.Н. Кропоткиным в 1978 г. в честь сахалинского сейсмолога, д.ф.-м.н. Р.З. Тараканова).

Встречное или противоположное падение чешуйчатых надвигов на внешнем (к востоку) и внутреннем (к западу) склонах Курильского глубоководного желоба на рис.1 позволяет считать его структурой бокового сжатия типа рампового грабена, а с учетом широтной асимметрии - рамповым полуграбе-ном, что удовлетворяет третьему закону Ньютона [20]. И напротив, распространенные представления о растяжении коры на внешнем склоне желобов и сжатии на внутреннем не находят подтверждения на глубинных разрезах НСП и МОГТ, построенных в масштабе 1:1 с учетом основных сейсмических помех, сложного волнового поля и с точностью положения отражающих площадок 50-100 м [16]. Заметим, что использованная и вполне надежная методика построения таких разрезов, лежащих в основе модели на рис. 1, до сих пор не востребована другими исследователями [7, 9, 21 и др.].

Вместе с тем диагональное простирание чешуйчатых надвигов с признаками вергентности к востоку в крупных аллохтонных пластинах на внешнем склоне, видимое увеличение тектонической раздробленности к его основанию и их вероятный генезис, связанный со сползанием коры в зоне дивергентного гравитационного срыва [22], эшелонирование хребтов-барьеров и смежных впадин на тихоокеанском склоне Камчатки [10] и ряд

Рис. 2. Схема рельефа дна и аномального магнитного поля в области сочленения Курило-Камчатского и Алеутского желобов: 1 - контур плоских участков их днища, выполненных турбидитами и имеющих трапециевидный поперечный профиль; 2 - край Командорской батиальной котловины Берингова моря; 3 - подошва подводных гор; 4 - тальвеги желобов на участках с У-образным поперечным профилем; 5 - положение продольных профилей дна на рис. 3 с номерами магнитных аномалий (цифры) и характерными точками рельефа (буквы). Цифрами на врезке обозначены: 1-3 - п-ова Шипунский, Кроноцкий и Камчатского мыса (Восточная Камчатка), 4 - Камчатский пролив [8]

других требуют дальнейшего изучения. Особо выделим уникальное явление виргации (ветвления) Курило-Камчатского желоба, обнаруженное по материалам промера ЭОС «Абхазия» КТОФ СССР в 1975 г. на его северном окончании вдоль уступа высотой 2 км в полосе между поднятием Обручева и Кроноцким п-овом (рис. 2, 3; [8]). Пересечение желобом магнитных аномалий мелового акустического фундамента почти под прямым уг-

Рис. 3. Продольные профили дна Курило-Камчатского (а) и Алеутского (б) желобов, совмещенные с кривыми аномального магнитного поля.

Буквенные и цифровые обозначения см. в подписи к рис. 2. Аномалии 9, 10 и 13 находятся в области пониженных значений поля на периферии более крупных аномалий. Аномалия 1 на рис. 3б выделена на основании локального увеличения поля до 10-15 гамм на отдельных профилях гидромагнитной съемки [8]

лом указывает на его наложенный характер и молодость. Сложное, с минивиргациями, строение имеет и западное окончание протяженного Алеутского глубоководного желоба, также молодой, наложенной морфострук-туры, дискордантной магнитным аномалиям фундамента (рис. 2). Заметим, что на опубликованных батиметрических картах с сечением изобат 500 м виргация северного окончания Курило-Камчатского желоба практически незаметна [4, 5].

На молодость рассматриваемых желобов независимо указывают клавишно-ступенчатые продольные профили их днищ (рис. 3), хотя мощность турбидитов Камчатского подводного каньона по данным НСП здесь достигает 1 км [4, 7].

Возраст. Датирование желобов - одна из актуальных проблем морской геологии и геоморфологии, поскольку их возраст определяется от голоцена до мела-юры, т.е. различается на четыре порядка [4, 18, 23]. При таком датировании нарушается неразрывность пространства-времени (по М. Палади), реализованной в триаде «строение-возраст-генезис» форм рельефа или геологических структур и лежащей в основе методологии геоморфологии и геологии. Расхождения обусловлены отходом исследователей от данной методологии, когда возраст желобов определяют по возрасту едва-ли не любых поднятых при драгировании пород чехла, акустического фундамента или аккреционной призмы без учета региональных угловых несогласий как естественных реперов истории развития региона и ряда новых данных [8, 24 и ссылки в них]. Негативную роль играют избирательность вместо комплексирования методов датирования, субъективные мнения и научная позиция исследователя. Так, сторонники мобилизма ориентируют-

ся только на возраст пород в кровле акустического фундамента СЗ плиты Пацифики, а сторонники фиксизма - на возраст пород в кровле фундамента континентального склона, скорость накопления турбидитов на дне желобов, фаунистические признаки опускания дна, гипотезу о гидротермальной природе глауконита, гипотезы эволюции океана и переходной зоны и материалов региональной геологии.

Датирование впадин основано на определении возраста коррелятных отложений в их подошве. В разрезе они отделяются угловым несогласием от отложений предыдущего этапа развития. По данным НСП и МОГТ корре-лятными отложениями желобов являются турбидиты, залегающие с налеганием на бортах и подошвенным прилеганием на фанах каньонов [7, 25]. При мощности турбидитов в желобах в среднем до 0,5-1 км и скорости накопления от 0,5 до 1-3 км/млн. лет [26] приходим к выводу об их заведомо четвертичном возрасте [24].

Датирование уступов - давняя проблема геоморфологии и геологии. В желобах они образованы в основном разломами, по которым на дно выведены породы различного, преимущественно мезокайнозойского, возраста. Они подвергаются выветриванию, одной из распространенных форм которого является подводный «загар» - образование железо-марганцевых пленок и корок [27]. Просмотр коллекции драгированного на НИС «Пегас» (ИМГиГ) обломочного материала со склонов Курило-Камчатском желоба выявил тонкие (до 0,5-1,0 мм) железо-марганцевые пленки, тогда как обломки с гор вала Зенкевича покрыты толстыми (2-3 см) корками. Скорость нарастания пленок по данным М.Л. Бендера и др. (ссылка в [27]) невелика (1-4 мм/млн. лет) и только в районах подводного вулканизма и гидротермальной деятельности она возрастает до 1-5 см/млн. лет [28]. Т.о. уступы Курило-Камчатского желоба заведомо четвертичные. При этом несущественно, подняты обломки с уступа или осыпи в его основании, обнаруженные в ряде погружений подводных аппаратов [29].

Долинная сеть также открывает новые возможности для датирования желобов [24]. Речь идет об абиссальных фанах и их долинах, обычно обвалованных намывными дамбами, на вале Зенкевича между разломами Тус-карора и Хоккайдо [11, 30], южнее поднятия Обручева и горы Детройт [4,

10, 12, 13], включая контурный Камчатский мегафан в котловине Тускаро-ра (рис. 1, 2, 4). Крупный слившийся мегафан Зодиак, состоящий из четырех фанов, открыт на ложе океана к югу от Алеутского желоба [31]. Как известно, формирование долин и фанов связано с придонными турбидитны-ми потоками, стекавшими по каньонам, поэтому желоб глубиной до 4 км для них непреодолимая преграда. На карте изопахит осадочного кайнозоя [11, 32] видно сложное лопастное строение фанов Авачинского, Курильских и Сангарского каньонов на вале Зенкевича, зоне разлома Хоккайдо и Камчатского мегафана, связанное с обтеканием турбидитными потоками палеорельефа (рис. 4). При выходе в конечный бассейн стока (котловина Тускарора) они отклонялись контурным течением и видимо под влиянием силы Кориолиса вправо к югу. Т.о. на краевом Зенкевича валу в неогене-раннем плейстоцене надстраивалось внешнее аккумулятивное подножие японо-курило-камчатской континентальной окраины, сложенное в основ-

Рис. 4. Карта изопахит осадочного кайнозоя (сплошные) и надбазальтового позднего мезозоя (пунктир с точками) прикурильской части ложа СЗ Пацифики с шагом 100 м [11, 32].

Буквами обозначены: А - фан Авачинского каньона, К - фан вероятно слившихся курильских каньонов Буссоль, Дианы и Крузенштерна, С - фан Сангарского каньона, М - Камчатский контурный мегафан в абиссальной котловине Тускарора; РТ, РХ - разломы Туска-рора и Хоккайдо

ном турбидитами мощностью 0,5-0,7 (в рифтограбенах до 1,0 км), которые утоняются к востоку (0,1-0,2 км).

По данным бурения «Гл. Челленджер» и отчасти «Дж. Резольюшен» в строении кайнозойского чехла прикурильского ложа СЗ Пацифики выделяют гемитерригенную, туффито-кремнисто-глинистую толщу среднего миоцена - плейстоцена, залегающую на пестрых пелагических глинах мощностью 20-100 м [11, 15, 32]. Пластовое строение глин на профилях НСП, необычный для океана цвет, отсутствие морской макро- и микрофауны и железо-марганцевых конкреций, прослои пестрого вулканического пепла [15] и ряд других признаков позволяют считать их покровными лессами палеосуши Пацифиды позднего мела-палеогена, возникшей при крупной регрессии позднего эпиконтинентального Тетиса [32]. Столь разные обстановки осадконакопления в позднем кайнозое (океан) и позднем мезозое (широкий карбонатный шельф) четко фиксируют их изопахиты, имеющие су-

Рис. 5: а - схема профилей НСП в районе астроблемы ИМГиГ (пунктир) в абиссальной котловине Картографов, СЗ Пацифика [33]; б - батикарта района с сечением изобат 20 м; в - профиль НСП №206 НИС «Морской геофизик»-1991 с вертикальным масштабом в секундах двойного пробега и получасовыми марками времени (положение профиля см. на рис. 5а)

щественно разную конфигурацию, ориентировку и тренды изменения мощности в плане на рис.4.

Уникальным признаком палеосуши является астроблема (метеоритный кратер) ИМГиГ [32], открытая Г.С. Немченко с соавторами [33] в абиссальной котловине Картографов (рис. 5 а-в), но не вошедшая еще в их мировой каталог [34]. Ее диаметр по изобате 5700 м достигает 24 км при относительной глубине 400 м, а по кровле мелового акустического фундамента 0,7 км. Примерно на 300 м астроблема заполнена прозрачными озерными? осадками вероятно палеогенового возраста. В той же котловине в керне скв. 576 к северо-западу от нее Ф.Т. Кит описал шесть метеоритных осколков размером до 2,5 мм в коричневых немых лессах близ границы мела и палеогена, отмеченной планетарной иридиевой аномалией [35]. Он связал их с метеоритом, упавшим в 9000 км восточнее (кратер Чиксулуб - см. каталог [34]), хотя астроблема ИМГиГ гораздо ближе - координаты ее центра составляют 300 15’ с.ш. и 1700 03’в.д..

Автор благодарен М.Г. Гуринову (ИМГиГ ДВО РАН) за помощь в компьютерной подготовке графики статьи.

Выводы. Итак, по результатам интерпретации данных НСП, МОГТ и бурения Курило-Камчатский желоб можно описать как рамповую, покровную структуру типа полуграбена, возникшую в среднем (~0,5-1,0 млн. лет назад) плейстоцене и связанную со встречными глубинными надвигами сей-смофокальных зон Беньофа и Тараканова. Желоб перехватил турбидитные потоки по Сангарскому, курильским и камчатским каньонам, что привело к отмиранию их фанов на краевом вале Зенкевича, поднятии Обручева и Камчатского контурного мегафана в котловине Тускарора (реликтовые формы). Теперь на внешнем склоне и прилегающем ложе СЗ Пацифики доминируют гемипелагическая седиментация из нефелоидных течений и абиссальные штормы, возникающие в океане при прохождении циклонов [36]. Виргация северного окончания Курило-Камчатского желоба, эшелонирование морфоструктур его камчатского склона и чешуйчатое строение его внешнего, океанического склона нуждаются в дальнейшем изучении.

1. Belknap G. Deep-sea soundings in the North Pacific Ocean USS Tuscarora. Hydrogr. Offic. Bull. - 1874. - Vol. 54. - 51 p.

2. Михайлов О.В. Некоторые новые данные о рельефе дна Курило-Камчатского желоба // Труды ИО АН СССР. - 1970. - Т. 86. - С. 72-76.

3. Сваричевский А.С., Ломтев В.Л., Патрикеев В.Н. Новые данные по геоморфологии южной части Курильского глубоководного желоба // Структура осадочных отложений Курило-Камчатского желоба. - Южно-Сахалинск: ДВНЦ АН СССР, 1979. - С. 37-50.

4. Тектоника Курило-Камчатского глубоководного желоба. - М.: Наука, 1980. -179 с.

5. Геолого-геофизический атлас Курильской островной системы. - Л.: ВСЕГЕИ, 1987. - 36 с.

6. Васильев Б.И., Жильцов Э.Г., Суворов АА. Геологическое строение юго-западной части Курильской системы дуга-желоб. - М.: Наука, 1979. - 106 с.

7. Селивёрстов Н.И. Строение дна прикамчатских акваторий и геодинамика зоны сочленения Курило-Камчатской и Алеутской островных дуг. - М.: Научный мир, 1998. - 164 с.

8. Воробьев В.М., Ломтев В.Л. Особенности рельефа и магнитного поля дна Курило-камчатского и Алеутского желобов в области их сочленения // Геофизические поля островных дуг Востока Азии. - Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1979. -С. 24-30.

9. Гнибиденко Г.С. Структура глубоководных желобов Тихого океана (по данным МОВ-ОГТ). - Владивосток: ДВО АН СССР, 1987. - 50 с.

10. Ломтев В.Л., Воробьев В.М., Высоцкий С.В. Новые данные о рельефе и структуре северной части Курило-Камчатского желоба и прилегающих территорий // Геология дна северо-западной части Тихого океана. - Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1980. - С. 29-40.

11. Ломтев В.Л., Патрикеев В.Н., Немченко Г.С. Сейсмостратиграфия кайнозойского осадочного чехла Северо-Западной плиты Тихого океана // Структура и вещественный состав осадочного чехла Северо-Запада Тихого океана., Южно-Сахалинск: ИМГиГ ДВО РАН, 1997. - С. 21-41.

12. Тектоника северо-западной части Тихого океана. - М.: Наука, 1983. - 118 с.

13. Тектоника плиты Картографов. - М.: Наука, 1988. - 88 с.

14. Initial Reports of the DSDP. - Washington, 1980. - Vol. - 56, 57. - Pt. 1. - 629 p.

15. Рудич Е.М. Расширяющиеся океаны: факты и гипотезы. - М.: Недра, 1984. -251 с.

16. Ломтев ВЛ., Патрикеев В.Н. Структуры сжатия в Курильском и Японском желобах. - Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1985. - 141 с.

17. Удинцев Г.Б. Новые данные о рельефе дна Курило-Камчатской впадины // ДАН СССР. - 1954. - Т. 94, №2. - С. 315-318.

18. Пишон Ле К., Франшто Ш., Боннин Ж. Тектоника плит. - М.: Мир, 1977. - 288 с.

19. Choi D.R. Continental crust under the NW Pacific Basin // J. Petrol. Geol. - 1987.

- Vol. 10. - №4. - P. 425-440.

20. Ломтев В.Л. Пасаденские рамповые желоба Пацифики // Геология морей и океанов: тез. докл. XVI Междун. школы по морской геологии. - М.: ГЕОС, 2005.

- Т. 2. - С. 159-160.

21. Тектоника и углеводородный потенциал Охотского моря. - Владивосток: ДВО РАН, 2004. - 160 с.

22. Ломтев В.Л. Новые данные по тектонике и магматизму СЗ Пацифики // Геология и полезные ископаемые Мирового океана. - 2008. - №4. - С. 93-105.

23. Липкина М.И. Возраст Японского желоба с позиции гипотезы гидротермального происхождения глауконита // Строение и динамика переходных зон: тез. докл. межд. сов. Сочи, 7-14 дек. 1983 г. - М.: Наука, 1983. - С. 20.

24. Ломтев В.Л. Методы датирования глубоководных желобов // Геология Тихого океана и зоны перехода к Азиатскому континенту. - Владивосток: ДВО АН СССР, 1989. - С.105-111.

25. Шолл Д.У. Осадочные толщи в глубоководных желобах северной части Тихого океана // Геология континентальных окраин. - М.: Мир, 1978. - Т. 2. -С. 192-206.

26. Алексеев М.Н., Чистяков АА., Щербаков ФА. Четвертичная геология материковых окраин. - М.: Недра, 1986. - 243 с.

27. Prince RA., Schweller W.J. Dates, rates and angles of faulting in the Peru-Chile trench // Nature. - 1978. - Vol. 271. - P. 743-745.

28. Андреев С.И., Куликов А.И., Аникеева Л.И. Скорости осадконакопления в районах конкрециеобразования // Сов. геол. - 1987. - №8. - С. 71-77.

29. Heezen B.C., Rawson M. Visual observations of the seafloor subduction line in the Middle-America trench // Science. - 1977. - Vol. 196, - №4288. - Р. 423-426.

30. Mammerickx J. A deep-sea channel in the Northwest Pacific Basin // Mar. Geol. -1980. - Vol. 34. - P. 207-218.

31. Stevenson A.J., Scholl D.W., Vallier T.L. Tectonic and geologic implications of the Zodiac fan, Aleutian abyssal plain, Northeast Pacific // Bull. Geol. Soc. Amer. -1983. - Vol. 94, - №2. - Р. 259-283.

32. Ломтев ВЛ., Патрикеев В.Н., Сергеев К.Ф. и др. Пацифида, Тетис и Пацифика // Геодинамика, геология и нефтегазоносность осадочных бассейнов Дальнего Востока России. Южно-Сахалинск: ИМГиГ ДВО РАН, 2004. - Т. 1. - С. 131144.

33. Немченко Г.С., Андреев АА., Грецкая Е.В. Некоторые проблемы депрессии центральной части плиты Картографов // Структура и вещественный состав осадочного чехла Северо-Запада Тихого океана. Южно-Сахалинск: ИМГиГ ДВО РАН, 1997. - С. 70-77.

34. Вишневский СА. Астроблемы. - Новосибирск: ООО «Нонпарель», 2007. - 288 с.

35. Kyte F.T. A meteorite from the Cretaceous / Tertiary boundary // Nature. - 1998.

- Vol. 396, №6708. - Р. 237-239.

36. Холлистер ЧД., Науэлл А.Р.М., Джумарс ПА. Неспокойные глубины // В мире науки. - 1984. - №5. - С. 4-16.

За даними НВВ і МОГТ, магнітометрії та проміру показано, що Курило-Камчатсь-кий глибоководний жолоб являє собою великий асиметричний рамповий прогин (на-півграбен) у фронті регіонального шар’яжу акустичного фундаменту. Вік, або час його закладення, визначається середнім (~ 0,5-1,0 млн років т. н.) плейстоценом за комплексом незалежних ознак (датування долинної мережі, корелятних турбідитів і тектонічних уступів). Намічено проблеми подальшого вивчення (віргація північного закінчення, ешелонування структур його камчатського схилу, луската будова зовнішнього борту).

By SCP (seismic continuous profiling) & CDP (common depth point method), magnetic prospecting and echo sounding data, peculiarities of structure and history of Kuril-Kamchatka deep-sea trench formation are discussed. It is showed, that latter represent a great asymmetric ramp trough (semigraben) at front of regional nuppe of acoustical basement to the east. Its age or beginning time formation is dated from Middle (~0,5-1,0 Mln years ago) Pleistocene by complex of independent signs (dating of valley network, correlate turbidites and tectonic scarps). The problems of further study are planed.

Поступила 25.06.2012

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.