Научная статья на тему 'К построению типологии письменных систем'

К построению типологии письменных систем Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY-NC-ND
805
125
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПИСЬМО / ПИСЬМЕННАЯ СИСТЕМА / WRITING SYSTEM / ГРАФЕМА / GRAPHEME / ЛИНЕЙНОСТЬ ПИСЬМА / ПИКТОГРАММА / PICTOGRAM / ИДЕОГРАММА / IDEOGRAM / МОРФОСИЛЛАБИЧЕСКОЕ / СЛОГОВОЕ / МОРАИЧЕСКОЕ ПИСЬМО / АБДЖАД / ABJAD / АБУГИДА / ABUGIDA / КАНА / КОНСОНАНТНЫЙ АЛФАВИТ / CONSONANT ALPHABET / ПРИЗНАКОВОЕ ПИСЬМО / SCRIPT / LINEAR WRITING / MORPHOSYLLABIC / SYLLABIC / MORAIC WRITING / KANA / FEATURAL WRITING

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Федорова Людмила Львовна

В статье рассматриваются основные классификации исторических письменных систем, уточняются некоторые их описательные характеристики и предлагается обобщающая классификация на основе типа фонографии, линейности или нелинейности упорядочения знаков и некоторых других типологических признаков.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Towards the Typology of Writing Systems

The paper reviews the basic classifications of writing systems. Some descriptions of the systems are elaborated based on the type of phonography, linear/non-linear types of writing and some other characteristics. A generalized typological scheme is proposed.

Текст научной работы на тему «К построению типологии письменных систем»

Л.Л. Федорова

К построению типологии письменных систем

В статье рассматриваются основные классификации исторических письменных систем, уточняются некоторые их описательные характеристики и предлагается обобщающая классификация на основе типа фонографии, линейности или нелинейности упорядочения знаков и некоторых других типологических признаков.

Ключевые слова: письмо, письменная система, графема, линейность письма, пиктограмма, идеограмма, морфосиллабическое /слоговое /мора-ическое письмо, абджад, абугида, кана, консонантный алфавит, алфавит, признаковое письмо.

Изучение письма как лингвистического, семиотического и исторического феномена представляет собой одно из интереснейших междисциплинарных направлений. В теоретическом плане наиболее выдающиеся монографии Д. Дирингера, И. Фридриха, И.Е. Гельба, В.А. Истрина1, написанные более полувека назад, обобщают исторические сведения о развитии письма и о различных письменных системах, а также дают лингвистическую информацию о структуре языков, использовавших разные системы. Между тем за прошедшие десятилетия достигнуты новые успехи в этой области. С одной стороны, углубились представления об истоках письменности; последние археологические находки позволяют поставить по-новому вопросы происхождения и развития письма. С другой стороны, принципы организации письменных систем также были существенно пересмотрены в зарубежной науке, прежде всего на лингвистических основаниях.

В настоящей работе на основе анализа последних достижений в этой области хотелось бы предложить некоторые уточнения для типологии письменных систем.

Основные понятия

Для начала уточним некоторые исходные понятия.

Под письменными системами мы будем понимать семиотические системы фиксации, сохранения и передачи информации с

© Федорова Л.Л., 2011

помощью графических знаков, а под собственно письмом — графическую передачу речи. Таким образом, системы, основанные на идеографическом принципе, т.е. на передаче смысла, не относятся к собственно письму; например, матаматическая запись является идеографической. В принципе, письменные системы создаются для выполнения определенных функций, в соответствии с которыми может быть построена их функциональная классификация (например, счетные, календарные, языковые, проч.).

Графическая система передачи речи используется всякий раз для конкретного языка и оказывается тем самым подчиненной основной системе — языку.

Знак письма традиционно называется графемой, это отдельная значимая единица системы письма, соотносимая с единицей языка. Ее значение определяется языковым референтом. Соотношение языковых единиц и графем определяет структуру письменности, ее внутреннюю форму.

По внешней форме противопоставляются линейное и рисуночное (нелинейное) письмо. Считается, что знаки линейного письма «образуются совокупностью линий» (ЛЭС)2, точнее, имеют абстрактную условную форму в отличие от знаков рисуночного письма, передающих наглядные образы. Попросту говоря, линейное письмо геометрично, рисуночное — образно. Но и в древних рисуночных системах присутствовали простые геометрические знаки, не сводимые к конкретному рисунку, — штрихи, крестики, кружки и проч. Таким образом, для характеристики рисуночного письма важно само наличие рисуночных знаков. Современное китайское письмо можно считать линейным (иероглифы строятся на основе небольшого числа характерных линий, не имея уже осознаваемого образного соответствия), в то время как древнее — безусловно рисуночным, даже если мы не всегда можем опознать изображенное. Другой характерной чертой линейного письма является последовательный порядок знаков в записи речи; по этому признаку различаются записи, не отражающие последовательность речи, и письмо, в котором знаки выстраиваются в определенном порядке, соответствующем речи. Образцом нелинейной, эмблематической записи является запись имен и топонимов в кодексах ацтеков3. Еще одним примером линейного письма является шумерская клинопись, развившаяся из протошумерской идеографической рисуночной системы на основе перехода от рисунка к клину и установления порядка записи. (Две формы клина — вытянутую и треугольную — можно условно считать линейными знаками, хотя геометрически они плоскостные благодаря технике оттиска). Признаками нелинейности можно считать «двухэтажное» устройство некоторых

сложных знаков письма с диакритиками (например, в деванагари или тибетском письме); последовательность знаков является линейной, но каждый знак предполагает особый порядок прочтения, представляя собой как бы эмблематическое единство. Таким образом, линейность противопоставляется, с одной стороны, рисуночной записи, с другой стороны — эмблематической.

Для знаков рисуночного письма традиционно используется термин «пиктограмма», буквально он и означает 'рисуночный знак'. Пиктограмма нередко считается разновидностью идеограммы (пиктограмма может пониматься как знак с конкретным содержанием, а идеограмма как знак с обобщенным содержанием), иногда эти термины путаются (а некоторые ученые вообще отказываются от их использования). Однако они имеют разную семиотическую основу: идеограмма, т.е. 'знак для понятия', характеризует содержательную сторону знака, его означаемое, в то время как пиктограмма — внешнюю форму, означающее. Пиктограмма может быть как фонетической, так и чисто понятийной по содержанию; с другой стороны, идеограмма может представлять собой как пиктограмму, так и линейный знак.

Исходные классификации

Самое общее разделение между рисуночным и фонетическим письмом впервые, как считает П. Даниелс4, по-видимому, провел Эдвард Тэйлор (1832-1917), основатель культурной антропологии. Оно основывалось на противопоставлении идеографических систем пиктографического характера и фонетических письменностей, основанных на читаемых знаках.

Идеи эволюции письма связывались с развитием цивилизации: фонетическое письмо возникает на определенной стадии развития общества, когда пиктография перестает удовлетворять его потребности. Самым общим местом стало положение о том, что письмо развивается от рисунка к букве, от неупорядоченной пиктографии к системе линейных знаков. Однако находки графических знаков неолитической европейской культуры Винча У1—1У тыс. до н.э. демонстрируют разнообразные формы графических знаков — как линейные, так и рисуночные. Ранее их склонны были считать скорее метками собственности или числовыми записями, чем знаками собственно письма. Однако использование линейных и рисуночных знаков в определенных сочетаниях и даже в определенной упорядоченности показывает уже примеры текстов, а не просто единичные метки.

На сегодня уже известно около тысячи надписей, которые предположительно относят к этому недешифрованному пока «древнебалканскому» письму (первые находки были сделаны более 100 лет назад Софией фон Торм). В нем находят общие черты с ранним протошумерским письмом, которому оно предшествует. Возможно, прогресс в исследованиях покажет, что история письма начиналась не в Шумере, как полагал С. Крамер, а на Балканах, считает Вяч. Вс. Иванов5.

В соответствии со сложившимися к середине XX в. теориями Гельб представил процесс развития письма как последовательный переход от предписьменности к фонетическому письму во все более совершенных формах. Однако современные исследователи подвергли сомнению эту схему. Прежде всего, понятие эволюции вряд ли приложимо к развитию письма, считает П. Даниелс, поскольку письмо является техническим изобретением, в отличие от языка, способного к эволюции как естественно складывающаяся система. Язык усваивается человеком с детства естественным образом, в то время как письму необходимо сознательно учиться.

Можно говорить скорее об усовершенствовании письма, его приспособлении к языку, с одной стороны, и к материалу письма — с другой стороны. Как и всякое изобретение, письмо распространяется сквозь языковые границы, на основе культурных и языковых контактов. Приспособление к языку выражается в уточнении соответствий между графемами и единицами языка, т.е. сказывается на внутренней форме письма, в то время как технические усовершенствования, связанные с материалом и средствами письма, касаются его внешней формы. При этом важным является социальный аспект: как и всякое социальное установление, письмо подвергается регламентации и нормализации; общество стремится поддержать традицию в периоды стабильности или внести изменения в систему в моменты активных социальных преобразований. В противоборстве разных письменных систем важную роль может играть престижность традиционной письменной системы более влиятельного в культурном и идеологическом отношении народа, причем сложность письма может расцениваться не как отрицательное, а скорее как положительное качество, свидетельствующее о его внутренних достоинствах и о способности сохранять информацию от непосвященных. Консервативность письменной системы дает возможность понимания текстов предшествующих эпох, в то время как ее реорганизация, упрощение может помочь более легкому усвоению письма и распространению грамотности.

Вслед Эдварду Тэлору, отделившему фонетическое письмо от пиктографии, дальнейшее его типологическое разделение на

словесный, слоговой и буквенный типы было предложено Исааком Тэйлором (1829—1901) в 1883 г. в книге «Алфавит»6.

Идея преемственного развития письма в историческом плане, которую развивали теоретики, т.е. последовательного перехода от одной стадии к другой, более совершенной, — и в конечном итоге к алфавиту, — сейчас уже не кажется вполне очевидной. В современном мире сосуществуют различные системы: словесно-слоговое китайское письмо, в основном сложившееся порядка 3 тысяч лет назад, и современные алфавиты, восходящие к протоалфавитным системам, также впервые появившимся около 3 тысяч лет назад. (Многие народы сохраняют традиционные системы, несмотря на их сложность, как собственное культурное достояние, средство самоидентификации.)

Тем не менее первоначальные формы письма, сложившегося в разных цивилизациях, и приемы его усовершенствования обнаруживают некоторые общие типологические принципы. На начальных этапах это прежде всего использование «ребусного» способа фонетизации письма, переход от нелинейного, «эмблематического» написания к линейному, развитие приемов семантического сложения в образовании новых знаков, приемов семантической дифференциации (с использованием детерминативов-классификаторов) и фонетической дифференциации с помощью дополнительных знаков (фонетических комплементов) в написании слов.

Уточнение исходной классификации

Предложенная в XIX в. трехчленная классификация письменных систем со временем уточнялась. Так, при рассмотрении конкретных систем оказывалось, что чистые типы не всегда выделяются и многие системы имеют смешанный характер. Прежде всего, древние системы письма являются не чисто словесными, а словесно-слоговыми, с использованием словесных знаков в ребус-ном значении слоговых. Китайское письмо ближе других к словесным системам, но и в нем нет однозначного соответствия одного иероглифа одному слову. Вообще идея однозначного соответствия знака и слова является неэффективной и нереализуемой, так как требует огромного (и постоянно расширяющегося) объема письменных знаков и не дает возможности однозначно зафиксировать имена и заимствования.

Слоговые системы при детальном анализе оказываются структурно неоднородными, так что в настоящее время несколько их разновидностей нередко рассматриваются как отдельные типы.

Алфавитные системы также обнаруживают отклонения от однозначного соответствия буквы и звука (фонемы). Среди современных алфавитов можно найти смешанные системы: так, в русском письме ряд знаков могут использоваться в значении слоговых, а некоторые — соответствовать лишь дифференциальным признакам фонем.

Кроме того, некоторые системы опирались на единицы, не соотносимые строго со словом, слогом или фонемой: это прежде всего египетское письмо с его билитералами (Сх Сх) и трилитералами (Сх Сх Сх), а кроме того, корейское письмо, которое считают «признаковым»: его знаки отражают не просто фонемы, но и их артикуляционные признаки — т.е. более мелкие единицы.

С другой стороны, японское письмо также сочетает слоговые знаки своей азбуки и китайские иероглифы, оказываясь словесно-слоговым. Но этот тип смешения определяется еще и соединением заимствованной и собственной систем. И здесь проявляется влияние социального фактора в типологии письменных систем. Можно различать письменности по степени их языковой неоднородности, т.е. по доле допустимых гетерограмм. Сейчас русское письмо в рекламе часто оказывается таким смешанным, гетеро-графическим, включающим латинские элементы; но для русского письма это искусственный прием, графическая игра, в то время как для японского и южнокорейского — утвержденная традицией и регламентируемая норма.

Таким образом, исходная классификация, как правило, не имеет чистых соответствий в исторических системах письма, однако она остается удобным аппаратом для предварительной оценки характера письма. Более точная его оценка требует, однако, более разработанного аппарата.

Абджад и абугида

Современные исследователи (Дж. Сэмпсон, Дж. Дефрансис, У. Брайт, Р. Спрот, П. Даниелс, Г. Роджерс) предлагают свои классификации письменных систем с опорой на характер письменного знака7. При этом многие понятия были существенно пересмотрены за последние десятилетия. Так, еще Гельб подверг критике отнесение к алфавитным системам консонантного финикийского письма. Он показал, что знак такого письма заключает в себе не просто согласный звук, но слог с необозначенным гласным, который всегда восстанавливается читающим. Т.е. по своей психологической сущности письмо остается слоговым, а не алфавитным.

В последнее время, однако, снова возобладало мнение, что раз такой знак однозначно обозначает лишь согласный, а огласовка должна примысливаться, то его нельзя относить к слоговому типу. Но и алфавитным такой знак не становится. Таким образом, консонантное письмо было выделено в особую категорию, которая была названа абджад. Другой тип письма, в котором основной знак обозначает согласный с последующим стандартным гласным (обычно а), а изменение гласного обозначается стандартным образом (с помощью диакритик), получил название абугиды. Обе эти системы обычно рассматриваются вне слоговых или алфавитных, как особые типы фонографии. Для абугиды предлагался также термин «алфасиллабарий» — как промежуточный тип между алфавитом и силлабарием8. Мы же предпочитаем, исходя из функционального критерия, в обоих случаях говорить о слоговом письме, но с разной степенью определенности знака: с конкретной огласовкой в абуги-де и неконкретной в абджаде.

Мораические и силлабические системы

Другое разграничение касается двух типов слоговых знаков: СГ или СГС. Ранее оно отмечалось исследователями как различие знаков открытых и закрытых слогов: так, системы «эгейского» типа, содержащие только знаки для открытых слогов, противопоставлялись остальным, имеющим знаки обоих типов. В дальнейшем было высказано мнение, что знаки СГ могли соответствовать море, а не полноценному слогу. Мора как сегментная единица понимается как слог с кратким гласным или как половина слога СГС, т.е. может соответствовать либо его началу (С)Г, либо концу (Г)С. Так, в шумерском встречаются два вида написаний для СГС: одним знаком или двумя СГ-ГС (для одного и того же слова, например kur и ku-ur); первое может считаться слоговым, второе же мораическим.

Переход к мораическим системам значительно сокращает количество знаков в системе: если слоговое письмо, включающее знаки типа СГС, может иметь несколько сотен знаков, то мораи-ческая система обходится несколькими десятками (персидская клинопись содержит всего 36 знаков). Долгие гласные могли в ней выписываться в две моры: СГ-Г. Ясно, что такая система подходит не для любого языка; в языках со стыками согласных возможны искажения, что мы и наблюдаем в линейном письме Б, которым писали по-гречески. Греческое tripos ('сосуд с тремя ножками, тренога') записывалось ti-ri-po, форма множественного числа trípodes

как ti-ri-po-de, т.е. конечный согласный не выписывался, а стыки согласных в начале слога передавались двумя морами с одинаковым гласным. Аналогичным образом устроено кипрское письмо, но в нем последний согласный слова выписывается морой (antro-pos 'человек': a-to-ro-po-se). Приемы мораического письма можно наблюдать и в письме майя.

Мораическое письмо очень удобно для языков с равномерным чередованием согласных и гласных в звуковых цепях (греческий к таким не относился). Таким языком является, в частности, японский; в нем были разработаны слоговые азбуки кана, которые и характеризуются теперь как мораические. В них имеются не только знаки типа СГ и Г, но и знаки для конечного согласного слога -n или -j. В письменности чероки, изобретенной неграмотным индейцем Секвойей, также присутствуют знаки типа СГ и Г, и кроме того знак для финального -s. Две группы знаков, инициальных (С)Г и финальных, присутствуют и в письме кри, изобретенной миссионером Дж. Эвансом. Такое совмещение в одной системе слоговых и алфавитных знаков как раз говорит о их особом качестве, обусловленном дифференциацией функций. Можно также отметить, что и китайская запись звучания иероглифов по методу фаньцэ выделяла знаки для инициалей и финалей, т.е. была мораической.

Таким образом, мораические системы с несколькими десятками знаков противопоставляются таким слоговым (силлабическим) системам, в которых представлены несколько сотен знаков различной слоговой структуры: ГС, СГ, СГС, и даже ССГС или СГСС (типа аккадского, или фонетической составляющей китайского письма, или письменности языка и (лоло) 9).

С учетом противопоставлений абджада и абугиды, силлабического и мораического письма классификация типов фонографии была существенно уточнена.

Классификация Г. Роджерса

По типу фонографии Питер Даниелс выделяет шесть основных классов письменных систем: это словесно-слоговые, слоговые системы, абджад, абугида, алфавит и признаковое (корейское) письмо10. Это одна из самых известных и признанных современных классификаций.

Но наиболее разработанной типологией письменных систем является классификация Г. Роджерса11, обобщающая последние достижения в этой области. Она опирается на типологию Спрота и параметры Даниелса и включает три основных признака клас-

сификации: 1) тип фонографии, 2) степень морфографии («морфо-графичность»), 3) глубину орфографии.

Роджерс различает следующие типы фонографии: силлабический, мораическиий, абугиду, алфавит, абджад; Спрот различал силлабический, мораический, фонемный, поликонсонантный, консонантный12. Тем самым Роджерс вслед Даниелсу вводит в систему противопоставление абджада и абугиды и не считает целесообразным выделение египетского поликонсонантного письма в особый тип.

Второй признак системы — степень морфографии — был введен Спротом; он подразумевает существование в системе символов, соответствующих морфеме (ранее их относили к словесным знакам), и учитывает их долю в системе (допустим, в алфавитных системах могут также использоваться цифры или символы типа $, %, &, №, которые должны учитываться при оценке морфографичности письма). В более общем виде морфографический принцип подразумевает сохранение единообразного облика морфемы в условиях исторических изменений фонетики (что соблюдается и в русском, и в английском письме). Степень морфографии значительна, если омонимичные морфемы записываются по-разному (англ. by, bye и buy; ср. рус. лук и луг13). Тип фонографии и степень морфографии отвечают за соотношение чисто звуковых и значимых (морфемных) единиц в письменной системе.

Степекь Тип фонографии |

морфографии

1 Абджад Алфавит Абутда ГЛораическое Силлабическое

Зап.-семитское Финское Хмонг Деванагари Линейное Б Совр.Лоло(И) Греческое БИРМАНСКОЕ Чероки

Белорусское ТИБЕТСКОЕ

КОРЕЙСКОЕ РУССКОЕ

Перс.-арамейское АНГЛИЙСКОЕ

Китайское

Египетское

Майя Шумерское Японское

Схема 1. Классификация письменных систем по Роджерсу14

Третий параметр — это глубина орфографии, изменяющаяся в зависимости от точности передачи звукового облика слова. Орфографическая глубина значительна, если алломорфы одной морфемы записываются одинаково (англ. child - children, sign - signal, ср. рус. вода, водный, водяной15); системы, отражающие произношение алломорфов, характеризуются как фонематически (или

орфографически) мелкие (к примеру, в русском различаются написания приставки без-/бес-16). Системы с глубокой орфографией отражают сохранение единообразного облика морфемы в позиционных вариантах. Очевидно, два последних параметра взаимосвязаны. На Схеме 1 степень морфографии уменьшается сверху вниз; системы с глубокой орфографией выделены маюскульным шрифтом.

Как мы видим из Схемы 1, Роджерсу все же не удается однозначно определить позиции: некоторые системы занимают промежуточное положение: хмонг17 — между алфавитом и абугидой, шумерское — между мораическим и силлабическим письмом. Это означает, что данные письменности обладают как признаками одной, так и другой систем — и возможно, критерии разграничения еще не выработаны. Впрочем, Роджерс исходит из того, что большинство письменных систем являются смешанными, поэтому и выстраивает поле, а не расчерченную координатную сеть.

Системы, традиционно определявшиеся как словесно-слоговые (или морфо-силлабические), у Роджерса отнесены к разным типам фонографии: египетское — к абджаду, майя — к мораическо-му, китайское — к силлабическому. Собственно, таким образом характеризуется их фонетический компонент, а словесный (или морфемный) оценивается по степени морфографии, которая является значительной в шумерском и майя, чуть меньшей в египетском и китайском, а наибольшей — в японском.

По поводу концепции Роджерса могут быть выдвинуты определенные возражения и комментарии.

Морфография или идеография?

Прежде всего, они касаются понятия степени морфографии и его роли в типологии систем письма. Морфография унифицирует написание и по принципу действия противопоставляется фонографии (как соответствию фонетическому облику речи). Морфография как письмо — это запись морфемы одним знаком; морфографиче-ский принцип предполагает сохранение единообразия в написании морфем и при фонографической записи (алфавитной, слоговой). Тогда степень морфографии представляет собой неоднозначную величину: либо должно оцениваться число словесных знаков в тексте (например, цифр или аббревиатур в английском или русском письме), либо сохранение единообразного написания морфем в противовес его нарушению (например, друг - друзья, прилагать - приложить), либо обе эти характеристики.

По-видимому, те письменности, которые уступают фонографическому принципу (стремлению более точно отобразить произношение), могут быть оценены по глубине орфографии, которая допускает измерение. Иначе говоря, морфемный (морфографиче-ский) принцип может быть одним из принципов орфографии.

Для оценки типа письменной системы представляется рациональным учитывать не только роль морфографического, но и соотношение идеографического и фонографического компонентов. Роджерс не принимает термин «идеография» из-за размытости его употребления. Если отнести к идеографическим в самом общем понимании простые знаки с семантическим означаемым (например, 5 в записи «5-е издание» и «5 издание»), то они во всех их вариантах и трактовках — как морфограммы, логограммы или идеограммы — всегда противополагаются фонетическим, передающим звук или звуковую последовательность и лишенным смыслового соответствия.

Что дает введение критерия идеографичности (степени идеографии) в типологию письменных систем? Это позволяет оценить долю семантических графем в письме, причем, возможно, более определенно, чем морфографичность. Например, в сравнении японского и китайского письма по Роджерсу получается, что японское письмо обладает большей степенью морфографии, чем китайское и, по-видимому, чем любое другое, т.е. японское письмо более совершенным образом сохраняет облик морфемы; при этом оно использует как мораические знаки каны, так и китайские иероглифы. Китайское письмо отличается тем, что использует более сложные (чем моры) слоговые знаки («фонетики») и оказывается как будто менее надежным в передаче морфем (по-видимому, написание не всегда передает морфему однозначно); в японском письме иероглиф всегда соответствует морфеме.

Представляется, что для различия китайского и японского письма важнее то, что большая часть японского текста записывается слоговыми читаемыми знаками, а другая часть (возможно, меньшая) — китайскими иероглифами, которые с грамматическими (слоговыми) окончаниями представляют знаменательные слова (при этом иероглифы имеют меньшую фонетическую определенность, так как один иероглиф может иметь китайское или японское чтения). В китайском письме идеографичность не просто характеризует ряд одиночных знаков и группу знаков, образованных семантическим сложением, но и присутствует в большинстве сложных иероглифов как ключ, семантический детерминатив. Таким образом, в китайском письме граница между идеографией и фонографией часто проходит внутри сложного знака письма,

каким является китайский иероглиф, а в японском — между звуковыми знаками каны и включаемыми в текст заимствованными иероглифами, гетерограммами. Степень идеографичности в китайском письме должна составить больше 50% (более 80% иероглифов наполовину — по ключу — идеографичны, остальные — собственно идеограммы), в то время как в японском меньше 50%. Японское и китайское письмо противостоят не столько по критерию морфогра-фичности, сколько по степени идеографии-фонографии, которая в каждом случае оказывается взаимно дополнительной.

Мораическое или силлабическое?

Определение мораического письма как основанного на знаке, соответствующем море, кажется шагом вперед и служит выделению линейного Б, кипрского, японского, письма майя, чероки в отдельный тип. Мораический или силлабический характер письма определяется языком, для которого оно создавалось; именно язык задает звуковые цепи18, состоящие из выделимых единиц. Мору определяют как минимальную произносительную единицу, в которой согласному присущ краткий гласный. Поэтому слог с долгой гласной нормально может записываться двумя морами. Некоторые системы различают краткие и долгие гласные, но далеко не все, так что, не зная языка, мы не всегда знаем, является ли письмо знаками СГ реально основанным на слогах с кратким гласным или нет. Поскольку шумеро-аккадская письменность использует как разложенные написания СГ-ГС, так и слоговые знаки структуры СГС, в схеме Роджерса она заняла промежуточную позицию между мораическим и силлабическим письмом. Возможно, было бы более последовательным иначе разграничить два типа: к одному отнести те, которые строятся на знаках типа СГ и (Г)С, к другому — те, которые строятся прежде всего на знаках типа СГС и более сложных.

Но встает и другой вопрос: знаки абугиды, в частности дева-нагари, различают обозначения кратких и долгих гласных, знаки абджада ориентированы скорее на краткие гласные, но и в них нередко выписывают долгие гласные с помощью ша^ев ¡есйошв. Тогда почему не считать абугиду и абджад так же основанными на море, как и другие мораические системы?

Очевидно, абджад, абугида и мораическое письмо различаются не по характеру гласного в слоге (краткий — долгий), а по способу его выражения на письме. Все эти системы ориентированы на слог — мораического или/и полногласного типа. Разница между

полнослоговыми и мораическими системами не в характере гласного, а в более дробной членимости в мораическом письме фонетических сегментов, передаваемых одним знаком в полнослоговом.

Можно провести следующее разграничение:

• в письме типа кана знак соответствует слогу СГ, Г или его части -С как неизменяемой и неделимой величине,

• в абугиде знак передает слог Сг с конкретным согласным, дифференцированный по гласному (т.е. с конкретным гласным),

• в абджаде знак передает слог Сх с конкретным согласным, не дифференцированный по гласному (т.е. с неконкретным гласным).

По-видимому, за этим стоит определенная психологическая реальность, т.е. осознание носителями языка основной произносительной единицы как неделимого слога СГ, или как слога, однозначно определяемого согласным с парадигмой изменений по гласному, — Сг, или как слога, определяемого согласным вне такой парадигмы — инварианта слога Сх. Но возможно и представление о слоге, задаваемом гласным как его тональной основой и видоизменяемом признаком согласного — Гс, типа слога в письме пахау хмонг. Вообще изобретатели письма решали задачу выделения основных графических единиц на основе анализа своего языка; т.е. сами эти языковые единицы — фонема, слог, морфема, слово, — к определению которых лингвисты пришли только в последние 100 лет, были на практике выделены при создании систем письма (исключительным случаем представляется анализ Панини, который не является изобретателем письма).

Таким образом, основной единицей, по которой определяется фонографический тип письма, является полноправная графема, соответствующая произносимой единице речи — слову, слогу — или выделимой единице языка — морфеме, слогу, фонеме.

Классификация письменных систем по В.А. Истрину

В отечественной традиции одна из наиболее разработанных классификаций письменных систем принадлежит В.А. Истрину19. Он различает четыре основных типа письма по преобладанию письменных знаков определенного типа: логограмм, морфограмм, силлабограмм и фонограмм (фонемограмм). Отдельно выделяется фразеография, в которой содержание предается пиктограммами и/ или условными знаками без прямого соответствия последовательности языковых форм (слов); соответственно эти знаки не образуют письменные системы. Среди логограмм выделяются семантиче-

ские и фонетические; их разделение примерно соответствуют различиям китайских ключа (идеограммы) и фонетика. Логограммы развиваются в морфограммы, если приобретают грамматические показатели из дополнительных знаков. Истрин считает, что современное китайское письмо также перешло к морфографии, так как неоднослоговые слова устроены как сочетание корнеслогов, уже не употребляющихся как самостоятельные слова. Слоговое письмо основано на силлабограммах, передающих любой слог, или только открытый, или слог с гласным а. Буквенно-звуковое письмо включает либо только консонантные знаки, либо также и гласные буквы.

Таким образом, письменная система может опираться на один из этих типов или быть промежуточной — в результате внутреннего развития (например, египетская, сочетающая логограммы и консонантно-звуковые знаки; ассиро-вавилонская клинопись) или искусственного соединения разных систем (например, японская). Помимо этого, система характеризуется составом знаков и орфографическими принципами.

Заметим, что среди древних систем не оказывается ни чисто логографических, ни чисто морфографических, поэтому разделение типов знаков не дает оснований для выделения логографии и морфографии как исторических типов письма. Западно-семитские системы Истрин не относит к слоговым, тем самым не разделяя мнение Гельба.

Концепция Истрина последовательно опирается на структурные характеристики письменных систем, однако не избегает неоднозначных определений (так, семантическая логограмма реализуется в разных словах, как идеограмма, фонетическая логограмма пересекается с силлабемой, а морфограмма с семантической логограммой) и классификаций (так, египетское письмо включает логографический, морфографический и консонантно-звуковой компоненты).

Истрин обобщает основные принципы орфографии, используемые в различных буквенно-звуковых письменных системах20. Он выделяет всего три наиболее универсальных принципа: 1) фонетический, при котором написание соответствует современному произношению, 2) фонематически-морфологический, сохраняющий единообразное написание фонем и тем самым — морфем даже при изменении произношения в грамматических формах и 3) истори-ко-традиционный, ориентирующийся на происхождение слова и его исходное произношение. Второй принцип является основным для русского письма, в то время как третий — для английского и французского21. Этим принципам, определенным Истриным в ше-

стидесятые годы, соответствуют признаки морфографичности и глубины орфографии, которыми пользуются современные западные лингвисты для характеристики письменных систем.

Обобщающая классификация по типу фонографии

Обобщая существующие на сегодняшний день классификации, можно предложить некоторый «усредненный» вариант, опирающийся на ту психологически выделяемую единицу речи и языка, которой соответствует письменный знак.

Итак, по типу фонографии — основной характеристике письменных систем — могут быть выделены:

A. Морфосиллабическое (морфемно-силлабическое), или словесно-слоговое, письмо (графема соответствует слову/ морфеме или фонетическому сегменту типа слога)

1) нелинейное (эмблематическое);

2) линейное;

Б. Слоговое письмо:

1) полнослоговое (силлабическое), в котором графеме может соответствовать слог или сегмент вида СГС, СГ, ГС и проч.;

2) мораическое типа кана, где графема обозначает неделимый фонетический слог или сегмент ((С)Г, -С);

3) мораическое типа абугида - дифференцированное по гласному, со стандартной подсистемой гласных модификаций (Сг, Г);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4) мораическое типа абджад - не дифференцированное по гласному (Сх);

B. Алфавитное письмо (основной знак, буква, соответствует звуку, фонеме):

1) неполногласное, редуцированное, в котором самостоятельными графемами являются только согласные - консонантный алфавит;

2) полногласное линейно упорядоченное, в котором гласные и согласные последовательно записываются полноправными самостоятельными графемами;

3) полногласное нелинейно упорядоченное, в котором гласные и согласные записываются с нарушением линейного порядка - пахау;

4) признаковое - полногласное нелинейно упорядоченное по графемам, которые дифференцированы по артикуляторным признакам.

Морфосиллабические нелинейные системы — это письмо эмблематического типа с неупорядоченной записью его единиц. Такая запись либо не отражает порядок чтения текста, либо вообще передает не текст, а лишь некоторые номинации — обычно имена собственные — с помощью читаемых фонетически компонентов, образующих композиции в виде эмблем. Эмблематическим было письмо ацтеков, в котором с помощью читаемых пиктограмм записывались имена вождей и топонимы21. Ранние шумерские учетные таблички содержат записи, лишь приблизительно соответствующие предложениям.

Морфосиллабические линейные системы уже передают последовательность чтения знаков, хотя могут допускать некоторые нарушения линейного принципа (например, орнаментальное или «гонорифическое» расположение знаков в египетском письме).

Слоговой компонент морфосиллабических систем может дополнительно анализироваться по типу фонографии. Силлабическим (полнослоговым) полногласным оказывается фонографический компонент в китайском письме, силлабическим редуцированным — в египетском.

Консонантные алфавиты — это огласованные диакритиками системы, производные от абджада, например современное арабское письмо; они не являются полноценными алфавитами, поскольку гласные не имеют равноправных с согласными обозначений, но их нельзя отнести к слоговым системам, поскольку основной знак письма передает уже согласную фонему, дифференцировавшуюся из слога, в котором для любого гласного есть обозначение (даже если огласованная запись используется не всегда).

Линейные алфавиты — это латиница, кириллица, используемые в различных национальных системах письма, греческий, армянский и др. однонациональные системы.

Нелинейные алфавиты — это те, в которых нарушается порядок следования графем внутри слога: это письмо пахау с противоположным порядком графем и корейское письмо с эмблематическим объединением графем в слоговой блок. Слоговые блоки в записи тектов в этих алфавитах линейно упорядочены. Эти алфавиты могут быть еще противопоставлены друг другу по способности передавать артикуляторные признаки фонем на «дографемном» уровне, которую осуществляет корейское признаковое письмо. Регулярная дифференциация тона с помощью диакритик, например, в вьетнамском алфавитном письме также могла бы быть выделена в особый тип, однако она производится на уровне текста и не формирует новые алфавитные знаки.

Описанная классификация может быть наглядно представлена на следующей Схеме 2.

Письменные системы

Морфосиллабические Фонографические

Нелинейные Линейные Слог^вые^^^^' Алфавитные

Лолнослоговые Мораические

Полногласные РедуцированныеЛолногласные Редуцированные Редуц. Полноглас.

Цельные Дифференцированные КА^А АБУГИДА АБДЖАД КОНС.АЛФ. АЛФАВИТ

ЛИНЕИНЫЕ>1|линейные Ценные Дифференц

А^АУ

Схема 2. Классификация письменных систем по типу фонографии

пАХау признДювое

Основные типологические признаки письменных систем

Таким образом, основными признаками, на которых представляется целесообразным строить типологию письменных систем, являются следующие:

1) степень идеографичности письма (определяемая долей идеографических знаков, включая детерминативы);

2) тип фонографии;

3) степень вариативности написаний (соотношение цельных и разложенных написаний);

4) степень определенности-неопределенности написания (учет многозначности графем);

5) способ дифференциации знака;

6) способ упорядочивания знаков.

Дополнительными характеристиками письменных систем могут быть:

7) степень гетерографии, или языковая однородность (определяемая долей в тексте инородных, заимствованных знаков);

8) степень синтетизма-аналитизма (или сложности) письма (учет многокомпонентности графем).

Для традиционных письменностей (латиницы, кириллицы, арабицы) в разных национальных языковых системах важными признаками оказываются:

9) орфографическая глубина (измеряемая степенью отклонения написания от произношения), и связанная с ней;

10) степень морфографии, отмечающая сохранность облика морфемы.

Признак степени определенности письма допускает широкое понимание; в данном случае мы имеем в виду определенность вокализации: мы считаем возможным противопоставить написания с определенным гласным написаниям с неопределенным (редуцированным) гласным; для полнослоговых систем это различие между китайским и египетским письмом, для мораических — между видами кана, абугида, с одной стороны, и абджадом, с другой; для алфавита — различие между полным и консонантным алфавитом.

Другой характеристикой, уточняющей классификацию, является способ дифференциации. На разных этапах дифференциация написаний сопутствует развитию письменной системы. С помощью фонетических добавок (фонетика или фонетического комплемента) дифференцируются словесные знаки в словесно-слоговых системах. С помощью диакритик дифференцируются огласовки в абугиде; абджад можно рассматривать как редуцированный, не дифференцированный по гласному вид. Дифференциация графем внутри корейского письма по артикуляторному признаку является конструктивным способом их создания; можно было бы здесь говорить о разложимости графем на фонетически значимые черты. Корейское письмо противопоставлено письму пахау, имеющему неразложимые графемы, а таже всем линейно упорядоченным алфавитам.

Признак линейности обнаруживает себя при классификации морфосиллабических систем; однако нелинейность, эмблематич-ность является также характеритистикой знака абугиды23. В нелинейных алфавитах эмблематичность сложного знака, как правило, сочетается с линейностью записи. В линейных алфавитных системах также можно обнаружить признаки эмблематичности: во вспомогательных приемах использования лигатур и диакритических знаков.

Степень гетерографии, хотя мы ее не рассматриваем в общей типологии, тоже оказывается не частным, а общим признаком, так как очень многие письменные системы включают заимствованные знаки. Если заимствованных знаков в системе оказывается больше половины, разумно считать систему в основании гетерографи-ческой. Так, кириллица оказывается в основании гетерографиче-

ской системой, поскольку опирается на греческий алфавит, а глаголица — гомографической (однородной) с очень низкой степенью исходной гетерографии (за счет пары заимствованных знаков). Надо отметить, что исторически гетерографические в основании системы могут оказаться более устойчивыми, более способными к выживанию.

Другое измерение гетерографичности — использование ге-терограмм в тексте. Оно различает однородные и неоднородные записи. Северокорейское письмо оказывается гомографическим, а южнокорейское, как и японское, — в значительной степени ге-терографическим; для них используются по две системы. По этому измерению оценивается степень включенности в текст знаков иной системы, например китайских иероглифов в японский или корейский текст или латинских букв или слов в кириллический текст; эта оценка может быть различной для одной системы письма в зависимости жанра текста. Возможен и другой исторический тип гетерографии. Так, известно персидско-арамейское письмо, в котором записанные по-арамейски слова читались по-персидски. Такой тип гетерографии, внешне не нарушающий однородность письма, но скрывающий языковую неоднородность текста, превращает запись слова в идеограмму, т.е. его звуковой облик не зависит от побуквенного прочтения. Тем самым персидско-арамейское письмо характеризуется высокой степенью языковой гетерогра-фичности и идеографичности.

Признак степени синтетизма /аналитизма письма характеризует сложность письменного знака, его насыщенность фонетически значимыми элементами и в конечном счете линейность /нелинейность (эмблематичность) письма24.

Критерий орфографической глубины отражает степень точности передачи произношения: орфографически мелкие системы лучше передают произношение, чем глубокие. Поскольку традиционная орфография может не соответствовать произношению, а отражать предшествующее состояние языка и прежний вид морфем, этот критерий может быть связан со степенью морфографии. Это, однако, разные признаки: так, финское письмо достаточно четко отражает морфемы и при этом является орфографически мелким, в то время как английское или русское письмо, сохраняя облик морфем, сильно искажает современное произношение.

Выделенные критерии допускают количественную оценку. Таким образом, разные письменности могут быть сравнимы как по типу системы, так и по характеристикам, отражающим их функционирование.

К построению типологии письменных систем •к "к "к

Предложенная классификация письменных систем, как представляется, может уточнить некоторые спорные вопросы типологии письма. В ней последовательно выделены 11 типов письменных систем, начиная от нелинейных морфосиллабических и заканчивая алфавитами, как линейного типа, так и нелинейно-признакового. Большинство типов представлены многими письменными системами, два последних единственными. Может показаться, что каждый шаг классификации делает письмо более совершенным в его историческом развитии, однако эта оценка относительна: письмо прежде всего должно удовлетворять задачам записи своего языка и удобству его пользователей. В этом отношении индийские абугиды оказываются не менее совершенными, чем алфавиты, а смешанные системы типа японской или южнокорейской не менее успешно, чем остальные современные системы, выполняют задачи письменной коммуникации и сохранения информации для своих языковых обществ. Уже в силу этого общество стремится не столько к развитию письма, сколько к сохранению его форм, но совершенствованию техник. И, конечно, к его распространению, к развитию грамотности.

Если теперь попытаться представить, как будет развиваться письмо в дальнейшем, можно было бы предположить, что оно будет стремиться к унификации (по примеру письменных счетных систем). Однако отказ от национальных форм письма и победа какой-либо одной письменности вряд ли могут быть лучшим решением. Как и утрата языка, утрата национальной письменности может быть потерей специфической формы представления знаний и национальной идентификации; как известно, нередко именно с письмом (даже в большей степени, чем с языком) связывают определенную идеологию и национальную самобытность.

Примечания

i

Дирингер Д. Алфавит. М., 1963 (2-е изд. 2004); Фридрих И. История письма. М., 1979 (также М., 2010) ; Гельб И.Е. Опыт изучения письма. М., 1982 (2-е изд. 2004); Истрин В.А.. Возникновение и развитие письма. М., 1965 (2-е изд. 2010).

Лингвистический энциклопедический словарь. М. 1990. Ст. Линейное письмо. С. 270.

О письме ацтеков как эмблематическом см.: Fedorova L. The Emblematic Script of the Aztec Codices as a Particular Semiotic Type of Writing // Written

Language & Literacy, Vol. 12:2. 2009. John Benjamins Publishing Company. P. 258-275.

Daniels P.T. The study of writing systems // The World's Writing Systems / Daniels, P. & W. Bright (eds.). 3-17. New York: Oxford University Press. 1996. Р 3-17.

См.: Иванов Вяч. Вс. Восточные индоевропейцы, анатолийцы и носители древнебалканских культур. О древнебалканской письменности // Он же. Избранные труды по семиотике и истории культуры. Том VII. Кн. 1. Из истории науки. М.: Знак, 2010. С. 500—515.

Эти отправные точки отмечает Питер Даниелс: Daniels P.T. Op. cit. См., например: Sampson J. Writing systems. Stanford, CA: Stanford University Press, 1985; Daniels P.T. Op. cit.; Bright W. A matter of typology: Alpha-syllabaries and abugidas // Study in the Linguistic Sciences, 2000, № 30 (1). P. 63-71; Rogers H. Writing systems: A linguistic approach. Blackwell Publishing, 2005; Sproat R. A Computational Theory of Writing Systems. Cambridge Academ. 2006. Bright W. Op. cit.

И (лоло) — группа близкородственных тибето-бирманских языков лоло-бирманской ветви; на них говорят в Мьянме и Китае (Юньнань и Сычуань). Они пользуется самой крупной из слоговых письменностей: в ней более 800 знаков.

Daniels P.T. Op. cit.

См.: Rogers H. Op. cit. P. 269-279.

Sproat R. Op. cit.

Для русского письма этот принцип называют фонематическим, т.е. сохраняющим основной вид фонем в морфеме. См.: Реформатский А.А. Введение в языковедение. § 72. Орфография. М., 1967. С. 197-199. Rogers H. Op. cit. P. 275.

По Реформатскому, здесь также соблюдается фонематический принцип. По Реформатскому, здесь должна идти речь о соответствии фонетическому принципу, точнее, о нарушении основного фонематического принципа русского письма.

Письмо пахау для языка хмонг (pahavh Hmong; Лаос и сопредельные страны Юго-Восточной Азии), известное с середины ХХ в., автором которого является крестьянин Шон Лы Я (англизированный вариант Шон Лу Ян), характеризуется тем, что запись слога нарушает привычный линейный порядок: сначала выписывается гласный, потом начальный согласный. О звуковых цепях см.: ШеворошкинВ.В. Звуковые цепи в языках мира. М.: УРСС, 2004 (2-е изд.; 1-е изд. М., 1969).

Истрин В.А. Возникновение и развитие письма. Гл. 2. Вопросы терминологии и классификации. М., 1965. (также. М.: URSS, 2010. С.30-57). Ср. более дробное выделение основных принципов русской орфографии у Реформатского: См.: Реформатский А.А. Указ. соч. С. 197-199. Истрин В.А. Указ. соч. (2010. С. 53-54). См. также: Он же. Развитие письма. М., 1961.

Об этом см.: Федорова Л.Л. Линейный и эмблематический принципы в представлении сложного знака // Когнитивные науки: Проблемы и перспективы. Материалы российско-французского семинара. Москва, 21-22 сентября 2010. М., РГГУ, 2010. С. 239-251.Также: Fedorova L. Op. cit.

4

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

Об этом: Федорова Л.Л. Развитие структурных оппозиций письма брахми и проблема сложности письма // Восточные языки и культуры. Материалы III Международной научной конференции. Москва, 25-26 ноября. М., РГГУ, 2010. С. 147-151; Федорова Л.Л. Письменности Индии — от истоков к современности // Модернизация и традиции. XXVI Международная конференция «Источниковедение и историография стран Азии и Африки». Санкт-Петербургский государственый университет. Восточный факультет, 2011. С. 371-372. Также: Fedorova L. The development of structural characteristics of Brahmi script in derivative writing systems // Written Language and Literacy. Vol. 14:2. 2011. John Benjamins Publishing Company. См.об этом: Fedorova L. The development of structural characteristics...

23

24

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.