Научная статья на тему 'К истории образования стрелецкого войска (несколько замечаний о статье В. Н. Глазьева)'

К истории образования стрелецкого войска (несколько замечаний о статье В. Н. Глазьева) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
828
199
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
XVIВ / ИВАН IV ГРОЗНЫЙ / РОССИЯ / СТРЕЛЬЦЫ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «К истории образования стрелецкого войска (несколько замечаний о статье В. Н. Глазьева)»

М 11_ Н I Б Т

История военного дела: исследования и источники Специальный выпуск I

РУССКАЯ АРМИЯ В ЭПОХУ ЦАРЯ ИВАНА IV ГРОЗНОГО Материалы научной дискуссии к 455-летию начала Ливонской войны

ЧАСТЬ II ДИСКУССИЯ Выпуск II

Санкт-Петербург 2013

ББК 63.3(0)5 УДК 94

Редакция журнала: К.В. Нагорный К.Л. Козюрёнок

Редакционная коллегия: кандидат исторических наук О.В. Ковтунова

кандидат исторических наук А.Н. Лобин кандидат исторических наук Д.Н. Меньшиков кандидат исторических наук Е.И. Юркевич

История военного дела: исследования и источники. — 2013. — Специальный выпуск. I. Русская армия в эпоху царя Ивана IV Грозного: материалы научной дискуссии к 455-летию начала Ливонской войны. — Ч. II. Дискуссия. Вып. II. [Электронный ресурс] <http://www.mLlhist.info/spec_1>

© www.milhist.info © Локин А.Н.

М 11. Н I Б Т

Лобин А.Н. К истории образования стрелецкого войска (несколько замечаний о статье В.Н. Глазьева)

Ссылка для размещения в Интернете:

http://www.milhist.info/2013/04/07/lobin 4

Ссылка для печатных изданий:

Лобин А.Н. К истории образования стрелецкого войска (несколько замечаний о статье В.Н. Глазьева) [Электронный ресурс] // История военного дела: исследования и источники. — 2013. — Специальный выпуск. I. Русская армия в эпоху царя Ивана IV Грозного: материалы научной дискуссии к 455-летию начала Ливонской войны. — Ч. II. Дискуссия. Вып. II. - С 67-72 <http: //www.milhist. т&/2013/04/07/lobin_4> (07.04.2013)

www.milhist.info

2013

ЛОБИН А.Н. кандидат исторических наук

К ИСТОРИИ ОБРАЗОВАНИЯ СТРЕЛЕЦКОГО ВОЙСКА (НЕСКОЛЬКО ЗАМЕЧАНИЙ О СТАТЬЕ В.Н. ГЛАЗЬЕВА)

статье В.Н. Глазьева кратко изложены основные аспекты истории стрелецкого войска XVI в.1 Тезисно их можно обозначить так:

1. «Казенные пищальники» — это те же стрельцы, но под дру-

гим наименованием.

2. Вероятно, что литовские жолнеры послужили одним из образцов при организации стрелецкого войска.

3. Регулярная смена стрелецких голов, обновление их состава усиливали зависимость стрельцов и их командиров от монарха, были инструментом контроля царя над стрелецким войском.

4. Вооружение рядовых стрельцов состояло из пищалей, бердышей, мечей.

Позволю себе не согласиться с некоторыми утверждениями автора и хочу, в свою очередь, поделиться соображениями о создании стрельцов.

Во-первых, все известные нам нарративные источники говорят о формировании в 1550 г. совершенно нового войска: «... и еще ново прибави к ним огненных стрелцов много (выделено мной. — А.Л.) к ратному делу гораздо изученных и глав своих не щадящих.»2, «присовокупи пеших воинов со огненною стрельбою, не бывших прежде в России (выделено мной. — А.Л.), их

3

же именова стрельцы» . Кроме того, источники второй половины XVI в. разграничивали стрельцов и пищальников, например: «стрельцы же великого князя и пищальники заметоша ров градный и землею.»4. Следовательно, с середины XVI в. стрелец и пищальник — не одно и то же.

Что же нового было в организации стрельцов и чем они отличались от тех же пищальников?

1. Принцип выборности — в 1550 г. в московские стрельцы отбирались самые лучшие стрелки («выборные стрельцы»).

2. На первом этапе стрелецкий корпус выполнял фактически роль пешей гвардии царя («стрелцы великого князя»).

3. Впервые пехота составила самостоятельные крупные боевые части — «статьи» («приборы», «приказы») по 500 чел, всего 6 «статей». До этого у пищальников самым крупной единицей была, по-видимому, «сотня», а сводными подразделениями, состоящими из нескольких сотен, командовал выбранный сотник. Так в 1513 г. сотник Харуза при штурме Смоленска руководил более чем тысячью пищальников, как «казенных», так и «с городов» 5.

4. Во главе стрельцов стояли головы из детей боярских, а не выборные лица из числа самих стрелков. Появилась новая структура командного состава: десятник — пятидесятник — сотник — голова.

5. Стрельцы стали частью «непременных» войск, несущих службу на постоянной основе. Местом их «военного» поселения стала московская Воробьева слобода. Опыт организации пешего войска был столь успешным, что со временем правительство значительно увеличило численность стрельцов в Москве и городах.

6. Было образовано отдельное ведомство — Стрелецкая изба (позднее — Стрелецкий приказ), которое занималось обеспечением и набором стрельцов, а также взиманием специального налога с населения — «пищальных денег».

Вполне вероятно, что к 1550 г. был произведен набор из казенных пи-щальников в стрельцы, но отождествлять тех и других не совсем верно — по своей организационной структуре последние были новым явлением в русском войске, здесь можно говорить только о преемственности от пищальников.

Во-вторых, автор статьи делает предположение о возможном заимствовании («послужили одним из образцов») при создании стрельцов от литовских жолнеров. Но никаких весомых аргументов при этом приведено не было. Между тем, в документах первой половины XVI в. жолнеры — это наемники (БоШпег), один из важных элементов вооруженных сил Великого княжества Литовского. Они несли военную службу за фиксированну плату, были неплохо экипированы, большинство имело защитное вооружение и отличались хорошей боеготовностью. Жолнеры делились на коных и пеших, причем далеко не все были вооружены огнестрельным оружием — среди них встречались и павезье-ры, и пикинеры, и воины, имевшие только холодное оружие. В смысле организации у них было мало общего с новообразованными стрельцами.

Однако несомненно, что русский государь при организации постоянной пешей гвардии не мог не учитывать удачный опыт применения стрелковых соединений у ближайших соседей.

Как мне кажется, возможные «корни» преемственности у стрельцов надо искать среди легкой пехоты соседа — Оттоманской Порты. Тезисы о таком османском влиянии высказывали в современной отечественной историографии С.А. Нефедов6 и В.В. Пенской7. Но говорить про прямое копирование янычар здесь не следует — речь идет о заимствованиях определенных организационных черт. И, по моему мнению, есть все основания видеть в стрельцах аналог капыкулу, султанской гвардии янычар, той ее части, что была вооружена огнестрельным оружием — «тюфенгами». Первая половина XVI в. — это период грандиозных военных успехов Порты, правления Сулеймана Кануни «Великолепного», чье могущество настолько возросло, что он мог с большим успехом вести наступательную войну против коалиции самых сильных стран христианской Европы. Янычарские полки, — оджаки, — в десятках битв и осадах снискали себе славу стойких и преданных султану частей.

Следует также учесть, что незадолго до образования стрелецкого войска, в 1547—1548 гг., пишет и подает царю свои знаменитые челобитные Иван Пе-

69

ресветов. В «Сказании о Магмет-салтане» он говорит о султанской гвардии, «янычан с вогненным боем»: «Царь же турской умудрился — на всяк день по тысячи янычан при себе держит, гораздых стрелцов огненыя... (выделено мной. — А.Л.)».

В другом месте Пересветов приводит «совет» турецкого вассала, волош-ского господаря Петра Рареша: «А про тебя, про государя, про великого царя благоверного, волоский воевода говорит: Таковому государю годится держати

о

двадцать тысяч юнаков храбрых со огненою стрельбою, гораздо учиненную» . В Большой челобитной Пересветов указывает также, что «воинники» должны быть обеспечены путем выдачи им ежегодного жалованья и натурального довольствия («алафы»)9. Исследователи не раз отмечали — несмотря на то, что списки «челобитных» датируются XVII в., идеи Пересветова нашли позже воплощение в сочинениях Ивана Грозного. В качестве еще одного аргумента следует привести свидетельство очевидца, Франческо Тьеполо, который писал о Грозном: «Более важно то, что он образовал большой отряд в 15 тысяч пехотинцев, которыми пользуется так же, как синьор Турок янычарами, давая им плату, как обычно (выделено мной. — А.Л.)»10.

Полная информация о янычарском султанском корпусе Порты могла быть получена в Москве через посольские контакты, ведь дипломатические отношения с Турцией существовали с конца XV в. Сведения о турецком военном опыте приходили также от восточных патриархов, через православные монастыри на территории Османской империи.

Наконец, весомым аргументом в пользу «османского аналога» следует назвать появление в отечественных источниках 1550-х гг., именно в период организации стрелецкого корпуса, «енычан». «Енычане» в русских документах — стрелки, «стрелцы пешия»11. Во время похода на Крым в войсках под командованием Д.Ф. Адашева были «многие дети боярские, стрельцы и янычане (выделено мной. — А.Л.)». В писцовых материалах Тверского уезда присутствует упоминание о неком Рудачке, который «служит царю и великому кня-

70

зю в еныченях (выделено мной. — А.Л.)» . «Государевы енычане» неожиданно появляются на страницах документов вместе со стрельцами, но на короткий период, а потом также неожиданно вдруг исчезают. Все это, несомненно, свидетельствует о «янычарских корнях» стрельцов. Хотя вполне возможно, что в обучение новосформированных пехотных частей внедрялись некоторые элементы и европейской тактики. Например, известно свидетельство, что «московиты по праздникам обучаются стрельбе из аркебузов по германским прави-

13

лам» .

Также небольшое замечание о вооружении стрельцов. Как отметил в свое время С.Л. Марголин, главным их оружием была пищаль14. А вот бердыш, упомянутый в сочинениях Р. Гейденштейна и Д. Флетчера, появился не ранее последней трети XVI в., когда, по словам О.В. Двуреченского, этот вид холодного оружия «решал задачу обеспечения более надежной защиты и большей вооруженности стрельца, как основы русского пешего войска» 15. Что касается мечей и сабель, то, надо отметить, источники их упоминают редко. По указу 1545 г. новгородские конные и пешие пищальники, снаряженные в поход, должны были иметь «по пищали ручной, а на пищаль по 12 гривенок безменных зелья, да по 12 гривенок безменных же свинцу на ядра, а на тех бы людех на всех на них однорядки, или сермяги, крашены»16. Похожее вооружение и амуницию можно встретить у стрельцов в «обидном списке» 1571 г., где упоминаются ручницы, кафтаны, сермяги, колпаки и другое пограбленное имущество, но холодного

17

оружия нет, кроме сотника («да с него сняли саадак да саблю да пансыр» ). Несомненно, какое-то клинковое оружие у стрельцов было, в особенности у тех отрядов, которые действовали в ближнем бою.

Таковы наши общие замечания к работе В.Н. Глазьева. Конечно же, в рамках одной статьи невозможно осветить все аспекты истории стрелецкого войска в XVI в. Однако ряд принципиальных вопросов, связанных с появлением и особенностями этого корпуса, требуют более взвешенного и аргументированного рассмотрения.

I Глазьев В.Н. Стрельцы и их начальники в XVI в. [Электронный ресурс] // История военного дела: исследования и источники. — 2013. — Специальный выпуск. I. Русская армия в эпоху царя Ивана IV Грозного: материалы научной дискуссии к 455-летию начала Ливонской войны. — Ч. I. Статьи. Вып. II. — С. 188—202 <http://www.milhist.info/2013/03/28/glaziev> (28.03.2013)

л

Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ). — М., 2000. — Т. 19. — С. 44—45;

Чернов А.В. Образование стрелецкого войска // Исторические записки. — М., 1951. — Вып. 38. — С. 282—283.

-5

Лызлов А. Скифская история / Подг. текста, коммент. А.П. Богданова. — М., 1990. — С. 60.

4 ПСРЛ. . — СПб., 1853. . — Т. 6. — С. 307.

5 Лобин А.Н. Битва под Оршей 8 сентября 1514 г. —СПб., 2011. — С. 46—47.

6 Нефедов С.А. Реформы Ивана III и Ивана IV: османское влияние // Вопросы истории. — 2002. — № 11. — С. 30—53.

Пенской В.В. От лука к мушкету: Вооружённые силы Российского государства во 2-й половине XV—XVII вв.: проблемы развития. — Белгород, 2008. — С. 79—81.

8 Ржига В.Ф. И.С. Пересветов — публицист XVI в. — М., 1908. — С. 63.

9 Зимин А.А. И.С. Пересветов и его современники. — М., 1958. — С. 358.

10 Рассуждение о делах московских Франческо Тьеполо / Пер. С.А. Аннинского // Исторический архив. — М.—Л.,1940. — Т. III. — С. 341.

II Словарь русского языка XI—XVII вв. — М., 1978. — Вып. 5. — С. 52.

19

Пенской В.В. Великая огнестрельная революция. — M., 2010. — С. 307. См. также: ПСРЛ. — Л., 1977. — Т. 33. — С. 138; Писцовые материалы Тверского уезда XVI века. — М., 2005. — С. 197.

1 ^

Рассуждение о делах московских Франческо Тьеполо. — С. 342—343.

14 Марголин С.Л. 1) Начало стрелецкого войска // Ученые записки Московского педагогического института. — 1939. — Вып. 1. — С. 47—53; 2) Вооружение стрелецкого войска // Военно-исторический сборник Государственного Исторического музея. — М., 1948 (Труды ГИМ. Вып. XX). — C. 85—102.

15 Двуреченский О.В. Холодное наступательное вооружение Московского государства (конец XV — начало XVII века). Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. — М., 2008. — С. 15.

16 Акты, собранные в библиотеках и архивах Археографической экспедицией. — СПб., 1836. — Т.1. —№205. —С.184.

17

Памятники истории Восточной Европы: Источники XV-XVII вв. — М., Варшава. — 1998.—Т.3: Документы Ливонской войны (подлинное делопроизводство приказов и воевод) 1571-1580 гг. — №2. —С.30

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.