Научная статья на тему 'К истории философского образования в Московском университете'

К истории философского образования в Московском университете Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
26
8
Поделиться
Ключевые слова
ФИЛОСОФСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ / ФИЛОСОФСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / ПРЕПОДАВАТЕЛИ ФИЛОСОФИИ / PHILOSOPHICAL FACULTY / PHILOSOPHICAL EDUCATION / EDUCATORS OF PHILOSOPHY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Павлов Алексей Терентьевич

В статье рассмотрен процесс развития философского образования в Московском университете, влияние на него политической конъюнктуры на протяжении всей истории как в досоветский период, так и в советское время. Профессиональная подготовка философов стала возможной только в первые два десятилетия ХХ в. и в последние полстолетия.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Павлов Алексей Терентьевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

To history of philosophical education in the Moscow University

In the article the author considers the process of the development of philosophical education in the Moscow University, the influence of political situation throughout all history, both within the pre-soviet period and within the soviet time. Professional training of specialists-philosophers became possible only during the first two decades of ХХ century and the last fifty years.

Текст научной работы на тему «К истории философского образования в Московском университете»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 7. ФИЛОСОФИЯ. 2013. № 1

ИЗ ИСТОРИИ МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

А.Т. Павлов*

К ИСТОРИИ ФИЛОСОФСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В МОСКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ

В статье рассмотрен процесс развития философского образования в Московском университете, влияние на него политической конъюнктуры на протяжении всей истории как в досоветский период, так и в советское время. Профессиональная подготовка философов стала возможной только в первые два десятилетия ХХ в. и в последние полстолетия.

Ключевые слова: философский факультет, философское образование, преподаватели философии.

A.T. P a v l o v. To history of philosophical education in the Moscow University

In the article the author considers the process of the development of philosophical education in the Moscow University, the influence of political situation throughout all history, both within the pre-soviet period and within the soviet time. Professional training of specialists-philosophers became possible only during the first two decades of ХХ century and the last fifty years.

Key words: philosophical faculty, philosophical education, educators of philosophy.

Философское образование — неотъемлемая часть университетского образования. Практически во всех университетах раньше всегда существовали философские факультеты, в которых читались философские курсы, знакомящие студентов с основными философскими проблемами и способами их решения различными философскими учениями. Далеко не всегда и не везде университеты готовили и готовят специалистов в области философского знания, но выпускники университетов в принципе должны быть в курсе философских проблем и знать, хотя бы в общих чертах, основные этапы развития философского знания.

В Московском университете философское образование прошло сложный, с периодами трагических гонений путь.

При создании Московского университета в нем были учреждены три факультета: философский, юридический и медицинский. Причем философский факультет был своего рода общеобразовательным, ибо все принятые в университет студенты должны были сначала освоить все науки, читаемые на философском факультете. В принятом Прави-

* Павлов Алексей Терентьевич — доктор философских наук, профессор кафедры истории русской философии философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, тел.: 8 (499) 614-51-25; e-mail: rf@philos.msu.ru

тельствующим Сенатом Проекте об учреждении Московского университета говорилось: «1) Профессор философии обучать должен логике, метафизике и нравоучению. 2) Профессор физики обучать должен физике, экспериментальной и теоретической. 3) Профессор красноречия для обучения оратории и стихотворству. 4) Профессор истории для показания истории универсальной и российской, також древностей и геральдики» [М.Т. Белявский, 1955, с. 278].

Только после трехлетнего обучения этим наукам на философском факультете студенты могли продолжить образование на юридическом или медицинском факультетах или остаться на философском факультете «для подробнейшего познания и совершенной твердости в одной или некоторых из множества наук, философский факультет составляющих» [История Московского университета, 1955, с. 31]. Для получения полного университетского образования надо было учиться еще четыре года, таким образом, весь курс обучения длился семь лет и все оканчивающие университет в той или иной степени с философскими проблемами знакомились.

Принятый в 1804 г. первый университетский устав отношение к философскому образованию изменил. Вместо трех факультетов было создано четыре отделения: нравственных и политических наук, физических и математических наук, врачебных (т.е. медицинских) наук и словесных наук. Кафедра философии была учреждена на отделении нравственных и политических наук.

Таким образом, философские курсы стали обязательными только на одном из четырех отделений университета. Правда, приглашенные попечителем Московского учебного округа М.Н. Муравьевым для чтения философских курсов в Московском университете профессор Кёльнского университета Филипп Христиан Рейнгард и профессор Геттингенского университета Иоганн Готтлиб Герхард Буле свою преподавательскую деятельность не ограничивали чтением философских курсов только на отделении нравственных и политических наук. В то же время И. Буле, ставший профессором изящной словесности и изложения древних историков на отделении словесных наук, читал в университете курсы критической метафизики, логики, психологии, истории философии, естественного, публичного и народного права студентам не только отделения словесных наук и отделения нравственных и политических наук. В те годы лекции профессоров университета могли слушать студенты всех отделений. Так что все студенты Московского университета, желавшие ознакомиться с философскими проблемами, имели возможность слушать философские лекции. К сожалению, преподавательская деятельность этих замечательных профессоров продолжалась только до Отечественной войны 1812 г.

После Отечественной войны и европейской кампании 1812—1815 гг. отношение российской власти к преподаванию философии претерпело серьезные изменения. В философии стали усматривать «духовную заразу», источник свободомыслия и угрозу монархическому правлению. Как писал в 1823 г. «Журнал Департамента народного просвещения», «ни древняя, ни новая философия не доставили человеческому роду

никакой пользы... напротив, во все времена порождали они только заблуждения и сумасбродство. а истинная философия должна быть неразлучна с Евангелием» [Журнал Департамента народного просвещения, 1823, с. 273]. В Министерстве народного просвещения распространенным было мнение о вредном влиянии философии на молодые умы, однако до закрытия кафедр философии в 20-е гг. XIX в. дело не дошло, но преподавать, по мнению министерства, следовало курс, «очищенный от нелепостей новейших философов, основанный на истинах христианского учения и сообразный с правилами монархического правления» [В.С. Рождественский, 1902, с. 127].

Московскому университету удалось избежать тех гонений, которым подверглись Казанский и Санкт-Петербургский университеты, но после смерти в январе 1821 г. профессора умозрительной и практической философии А.М. Брянцева лекции по философским дисциплинам в университете прекратились, так как министерство никого на кафедру не утверждало, хотя желающих занять кафедру было немало.

Интерес молодежи к философским проблемам частично удовлетворялся некоторыми профессорами нефилософских кафедр. Многие выпускники Московского университета в своих воспоминаниях подчеркивали роль лекций профессора физики, минералогии и сельского хозяйства М.Г. Павлова в пробуждении интереса к философским знаниям, особенно к философии Шеллинга, которые он читал в 1820— 1840 гг. Студенты словесного отделения отмечали значение лекций профессора изящных искусств и археологии Н.И. Надеждина, знакомившего студентов с новейшей немецкой философией в 1831—1835 гг.

Принятый в 1835 г. новый университетский устав несколько изменил настороженное отношение к философии. Был восстановлен философский факультет, но уже в составе двух отделений: 1-е отделение — историко-филологическое и 2-е отделение — физико-математическое. Были восстановлены также юридический и медицинский факультеты. Но кафедра философии была учреждена только на первом отделении философского факультета. Так что и устав 1835 г. оставил все естественно-научное образование без знакомства с философскими проблемами.

Такое отношение к философскому образованию в России тревожило нашего выдающегося ученого-естествоиспытателя Владимира Ивановича Вернадского. Сокрушаясь по поводу такого отделения философии от естественных наук, он писал: «Наука и естествознание вне философии и вне влияния метафизических систем, вне всякого к ним отношения существовали и существуют только в человеческой фантазии. Как исторический факт человеческого сознания они всегда — в своих основах — находятся в тесном общении с философией» [В.И. Вернадский, 2000, с. 53]. А между тем в нашей стране, с горечью отмечал Вернадский, «рамки академического преподавания отделяют стеной — почти непреодолимой — лиц, изучающих науки естественные и математические, от тех, которые близки историческим, философским научным дисциплинам. Мало того, условия русской жизни дали целым поколениям образование, ставящее во все периоды их умственной жизни естествознание вне области мышления» [там же, с. 50].

Преодолеть настороженное отношение к философскому образованию в Московском университете удалось только в 1845 г., когда на кафедру философии в должности адъюнкта был утвержден магистр русской словесности М.Н. Катков, который стал читать на первом отделении философского факультета логику, психологию и историю философии.

Однако чтение философских курсов продолжалось в университете недолго. В 1850 г. преподавание философии в российских университетах вообще было ликвидировано. Революционные события 1848— 1849 гг. в целом ряде западноевропейских стран, в которых активное участие принимала и студенческая молодежь, видимо, сильно напугали российские власти. В конце 1849 г. Николай I обязал управляющего Министерством народного просвещения князя П.А. Ширинского-Шихматова «представить свои соображения о том, что полезно ли преподавание философии при настоящем предосудительном развитии этой науки германскими учеными и не следует ли принять меры к ограждению нашего юношества, получающего образование в высших учебных заведениях, от обольстительного мудрования новейших философских систем» [Б.В. Емельянов, 1989, с. 16].

Кн. Ширинский-Шихматов в своей докладной Николаю I от 26 января 1850 г. «О преподавании философии» предложил исключить из преподавания метафизику, теорию познания, нравственную философию и историю философии, оставив только логику и психологию, а Николай I предложил возложить преподавание этих дисциплин на профессоров богословия. В результате принятых решений во всех университетах (кроме Дерптского) и в Ришельевском лицее в Одессе были ликвидированы кафедры философии. Таким образом, философское образование в России прекратилось, поскольку курсы логики и психологии, читаемые не специалистами-философами, а преподавателями богословия, не могли заменить полноценных философских курсов. К тому же и философские факультеты из университетов исчезли, поскольку отделения философских факультетов были превращены в самостоятельные факультеты — историко-филологические и физико-математические.

Только по прошествии девяти лет попечители учебных заведений забили тревогу в связи с распространением в студенческой среде атеистических и материалистических умонастроений. В конце 1859 г. они обратились в Департамент народного просвещения с просьбой рассмотреть вопрос о восстановлении преподавания в университетах хотя бы истории философии как дисциплины, способной привить молодежи понимание серьезных сложностей в решении философских проблем. После обращения к Александру II и консультаций в Министерстве народного просвещения 22 февраля 1860 г. император соизволил повелеть: «Возобновить в университетах и Ришельевском лицее, на прежнем основании, преподавание истории философии, с логикою и психологиею» [Журнал Министерства народного просвещения, 1860, с. 6].

В университетах начались поиски преподавателей, способных читать полноценный курс истории философии, а также курсы логики и психологии.

Московский университет пригласил для чтения философских курсов прекрасного знатока истории философии, профессора Киевской духовной академии Памфила Даниловича Юркевича, который стал известен русской общественности после его статьи «Из науки о человеческом духе», в которой он подверг критическому анализу работу чрезвычайно популярного в те годы Н.Г. Чернышевского «Антропологический принцип в философии». 16 января 1862 г. П.Д. Юркевич положил начало регулярному чтению философских курсов на историко-филологическом факультете Московского университета. В связи с тем, что принятый в 1863 г. новый университетский устав ввел на юридических факультетах чтение курса истории философии права, П.Д. Юркевич согласился читать этот курс лекций на юридическом факультете. Таким образом, с 1860-х гг. систематическое философское образование началось складываться в Московском университете на двух факультетах — историко-филологическом и юридическом. На юридическом факультете кроме курса истории философии права читался также курс логики, а в отдельные годы и курс психологии. И не случайно среди выпускников юридического факультета мы видим таких выдающихся русских философов, как П.И. Новгородцев, Е.Н. Трубецкой, С.Н. Булгаков, Б.П. Вышеславцев, И.А. Ильин, Н.Н. Алексеев и др. Выпускниками же историко-филологических факультетов, в том числе и Московского университета, было большинство тех русских философов XX в., которые составляли цвет русской философии. Ведь философское образование студентов историко-филологического факультета в Московском университете продолжалось в течение трех лет и на философские дисциплины отводилось около 600 часов. Особенно стоит подчеркнуть влияние курсов истории философии, которые читались все три года и включали курсы истории античной философии, средневековой, новой и новейшей. Несколько меньший объем философских знаний, но тоже весьма значительный, получали и студенты юридического факультета. И абсолютно верно профессор Дальневосточного университета М.Н. Ершов отмечал в 1922 г., что «какие бы направления русской философской мысли приблизительно за последние сорок-пятьдесят лет мы ни взяли, мы везде должны констатировать несомненное влияние университетского преподавания и университетской работы в области философии» [М.Н. Ершов, 1922, с. 23].

Чтение философских курсов в Московском университете после кончины П.Д. Юркевича в 1874 г. продолжил профессор М.М. Троицкий (вплоть до своей смерти в 1899 г.). С 1886 по 1899 г. в Московском университете преподавал философию и Н.Я. Грот, а также приват-доцент (с 1892 г. профессор) Л.М. Лопатин (до 1920 г.), в 1889—1905 гг. философию преподавал и князь С.Н. Трубецкой. Кроме названных, в отдельные годы на кафедре философии работали приват-доценты В.С. Соловьев (1875 и 1876 гг.), А.Н. Гиляров (в 1885—1887 гг.),

А.П. Казанский (в 1886 г.), П.Е. Астафьев и Г.И. Челпанов (в 1891— 1892 гг.), А.С. Белкин (в 1892—1909 гг.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Как видим, преподавательский состав был весьма квалифицированным и философские знания в студенческой среде постепенно стали пользоваться все большим влиянием. Эти знания способствовали образованию в русском обществе среды философски грамотных граждан, которые формировали спрос на философскую литературу и составляли основной контингент участников философских и религиозно-философских обществ. Большое влияние на формирование философских интересов оказывали и созданные при Московском университете Психологическое общество, которое было организовано по инициативе М.М. Троицкого и начало регулярные заседания в январе 1885 г., а также детище Н.Я. Грота — журнал «Вопросы философии и психологии», первый номер которого вышел в ноябре 1889 г. Довольно значительное влияние на пробуждение интереса к философским проблемам сыграло и созданное по инициативе С.Н. Трубецкого в 1902 г. Историко-филологическое студенческое общество, которое проработало недолго, но оставило глубокий след в сознании его участников. Не случайно много лет спустя участник этого общества И. Херасков вспоминал: «Внутри несвободного университета оно явилось маленьким островком свободы, живым символом подлинного академизма. Это был университет в университете — "университет" в первоначальном значении слова, как корпорация или братство учащихся и учащих: полная свобода мысли и слова, высокий уровень духовной культуры, живая академическая общественность» [Московский университет, 1755—1930: Юбилейный сборник, 1930, с. 446].

Но, несмотря на серьезное философское образование, которое получали студенты историко-филологического и юридического факультетов, университет не готовил специалистов-философов. Из стен университета выходили историки, филологи, юристы, обладавшие значительным объемом философских знаний, но не специалисты в области философских наук. И в среде преподавателей философских дисциплин зрело понимание необходимости профессионального философского образования. Выступая в 1904 г. с докладом в киевском «Обществе классической филологии и педагогики», Г.И. Челпанов говорил, что «преподавание философских дисциплин в университете, очевидно, должно утратить общеобразовательный характер. Изучение философии в университете должно преследовать не общеобразовательные, а научные цели. Но в таком случае это изучение... должно составить предмет занятия на особом философском отделении» [Г.И. Чел-панов, 1999, с. 295].

В Московском университете в начале XX в. началась работа по подготовке нового учебного плана историко-филологического факультета, в соответствии с которым на факультете предусматривалось создание десяти узкоспециализированных групп, в том числе группы философских наук. Причем в группе философских наук предусматривалась специализация по трем секциям: истории философии, психологии и систематической философии. Был разработан детальный перечень дисциплин, которые должны осваивать студенты, чтобы стать

квалифицированными специалистами в области истории философии, психологии или систематической философии.

К сожалению, осуществить реализацию нового учебного плана одному из его разработчиков, руководителю кафедры философии, избранному 2 сентября 1905 г. на пост ректора Московского университета князю С.Н. Трубецкому было не суждено: 29 сентября 1905 г. он внезапно скончался от кровоизлияния в мозг во время визита в Санкт-Петербург в Министерство народного просвещения.

Для успешной реализации нового учебного плана в Московский университет был приглашен профессор Георгий Иванович Челпанов, который, работая с 1892 г. в киевском Университете святого Владимира, приобрел известность как прекрасный педагог, организатор психологических исследований и горячий приверженец профессионального философского образования. Работа по новому учебному плану началась в 1906/1907 учебном году. Осуществить полностью все задуманное сразу не удалось, поскольку отсутствовали специалисты, способные читать на высоком профессиональном уровне все предусмотренные курсы. Но постепенно кафедра философии насыщалась. К работавшим в 1906 г. на кафедре профессорам Г.И. Челпанову и Л.М. Лопатину, а также приват-доцентам А.С. Белкину, Д.В. Викторову, Н.Д. Виноградову, П.В. Тихомирову в 1907 г. присоединился Н.Г. Городенский, в 1908 г. — П.П. Соколов, в 1909 г. — А.М. Щербина, Н.В. Самсонов, А.В. Кубицкий, в 1910 г. — Г.Г. Шпет и В.Ф. Эрн. В 1911 г. в состав кафедры были внесены некоторые изменения: ее покинули Н.Д. Виноградов, А.В. Кубицкий и П.П. Соколов, подавшие в отставку в знак протеста против действий министра народного просвещения Л.А. Кас-со, незаконно уволившего ректора университета, его помощника и проректора (всего подали в отставку более трети наличного состава сотрудников университета, в том числе С.Н. Булгаков, В.И. Вернадский, Н.Д. Зелинский, А.А. Кизеветтер, Б.А. Кистяковский, А.Н. Колмогоров, П.Н. Лебедев, П.И. Новгородцев, Д.М. Петрушевский, А.К. Тимирязев, Е.Н. Трубецкой, Н.А. Умов и другие известные ученые). Но постепенно работа вошла в обычное русло и к 1917 г. состав кафедры вырос до 20-ти человек.

Корректировку учебного плана историко-филологического факультета пришлось осуществить в 1913 г. Выпуск из университета очень узких специалистов затруднял их трудоустройство. Практически единственным местом работы выпускников факультета были гимназии, где требовались педагоги более широкого профиля, а единственным философским предметом в гимназиях была логика. Поэтому вместо десяти узкоспециализированных групп были созданы пять отделений: классическое, славяно-русское, германо-романское, историческое и философское с двумя секциями — словесной и исторической. Таким образом, студенты философского отделения получали знания не только по философии, но и по истории или по литературе и русскому языку.

Но воспользоваться полученными знаниями выпускники университета уже не смогли. Революции 1917 г. смешали весь строй жизни, хотя в первые послереволюционные годы преподавательский процесс изменился мало. Изменения начались чуть позже.

Философское отделение в Московском университете прекратило свое существование в 1921 г., когда вместо филологического факультета на факультете общественных наук (ФОНе), созданном в 1919 г., были образованы литературно-художественное и этнолого-лингви-стическое отделения. Кафедра философии в университете не была ликвидирована, но подготовка специалистов по философским наукам прекратилась, хотя для всех студентов ФОНа читались четыре философских курса: Н.И. Бухарин читал курс исторического материализма с внушительным общефилософским введением, Г.О. Гордон — курс логики и методологии наук, А.В. Кубицкий — курс «История мировоззрений» (фактически он излагал историю античной философии, преподнося ее как историю зарождения и развития материализма), а Г.И. Челпанов — курс психологии. Кроме этих, общих для всего факультета курсов, Г.Г. Шпет читал на некоторых отделениях ФОНа курсы: «Логика и методология общественных наук», «Социальная и этническая психология», «Введение в эстетику».

Переломным для философского образования стал 1922 г. Из университета были удалены все, кто не проявлял особого рвения в пропаганде идей марксизма и социализма. Кафедра философии была преобразована в кафедру истории философии, и на ней числились только Л.И. Аксельрод-Ортодокс и А.В. Кубицкий. Для ведения занятий по философии в университете привлекались А.М. Деборин, Н.А. Карев, И.К. Луппол, Я.Э. Стэн. Занятия по психологии стал вести вместо Г.И. Челпанова К.Н. Корнилов. На созданной кафедре исторического материализма работали В.В. Адоратский, Б.И. Горев, С.С. Кривцов, В.К. Сережников и А.Д. Удальцов, сверх штата привлекались А.И. Варьяш, В.И. Невский, П.С. Сапожников. Нельзя сказать, что к философским занятиям привлекались слабо подготовленные специалисты. Например, Л.И. Аксельрод и А.М. Деборин окончили философский факультет Бернского университета, В.В. Адоратский, И. К. Луппол, В.К. Сережников окончили юридические факультеты соответственно Казанского, Московского, Петербургского университетов, Н.И. Бухарин был арестован, когда учился на последнем курсе юридического факультета Московского университета, А.И. Варьяш окончил историко-филологический факультет Будапештского университета и прослушал курс математики в Берлинском университете. Сложность состояла в том, что состав студентов был слабо подготовлен к восприятию философских проблем. Ведь декретом Совета народных комиссаров (СНК) от 2 августа 1918 г. было дано право каждому лицу, независимо от гражданства и пола, достигшему 16 лет, вступать в число слушателей любого высшего учебного заведения без представления диплома, аттестата или свидетельства об окончании какой-либо школы. Это открыло двери для пролетарских слоев населения, но одновременно резко снизило общий уровень подготовки студентов. И, несмотря на то что в университете с 1919 по 1936 г. действовал рабочий факультет с трехлетним сроком обучения для подготовки слушателей к поступлению на другие факультеты, все-таки состав студентов оставлял желать лучшего. В 1920 г. Совнарком своим декретом обязал

отбирать в студенты лиц, «обладающих достаточным развитием и познанием». Однако сам принцип отбора предусматривал прием в первую очередь выходцев из рабочих и беднейшего крестьянства, а не кандидатов, обладавших лучшей теоретической подготовкой и способностями. Так что в целом уровень философской грамотности студентов в 20-е гг. резко снизился, несмотря на то что в 1925 г. на физико-математическом и медицинском факультетах были созданы кафедры диалектического и исторического материализма и стали читаться соответствующие курсы лекций, а на следующий год на физико-математическом факультете была образована кафедра истории и философии естествознания и С.А. Яновская начала читать курс «Введение в историю и философию естествознания».

Постепенно менялась ситуация с философским образованием и для гуманитариев. В 1925 г. был ликвидирован факультет общественных наук и на его базе были созданы факультеты советского права и этнологический с историко-археологическим, этнографическим, литературным отделениями и отделением изобразительных искусств. В 1926 г. на историко-археологическом отделении была введена специализация «Философия», и на следующий год был открыт философский цикл для подготовки специалистов в области диалектического и исторического материализма и атеизма. Срок обучения на факультете был увеличен с трех до четырех лет.

Таким образом, в 1927 г. впервые после революции в университете была начата подготовка специалистов в области философии. Как написано в преамбуле к учебному плану, программам и пособиям этнологического факультета, «совершенно особое значение имеет философский цикл, единственный в высшей школе РСФСР, обеспеченный наличием в Москве наиболее видных представителей марксистской философии; этот цикл ставит себе целью подготовку лиц с основательным марксистским образованием для преподавания в школах разного типа исторического и диалектического материализма, для дела антирелигиозной пропаганды, для психологических и психотехнических исследований, наконец, для работы в научных институтах философии и психологии [Учебный план, программы и пособия, 1929. с. 4].

Для всех студентов этнологического факультета стали преподавать весьма основательный курс истории материализма, в котором рассматривались практически все философские направления: было предусмотрено изучение взглядов Декарта, Спинозы, Лейбница, Бэкона, Гоббса, Локка, Беркли, Юма, французских материалистов, немецкого классического идеализма. На философском цикле все четыре года В.Ф. Асмус, Г.Н. Баммель и И.К. Луппол читали историю философии; И.К. Луппол читал еще и курс «Введение в философию», в котором рассматривал проблемы познания, сущего и учение о диалектике; В.Ф. Асмус читал курс «История эстетических учений»; Н.А. Карев читал курсы логики и исторического материализма; а В.А. Артемьев вел практические занятия по теме «Социальная и этническая психология» и А.В. Кубиц-кий — по теме «Источники и методы истории философии как науки».

Как видим, с 1927 г. в Московском университете философская подготовка студентов начала приобретать систематический характер. Но такое отношение к философскому образованию продержалось недолго. В 1930 г. в стране началась перестройка высшего образования. В университетах из преподавания исключались теоретические дисциплины, ибо задачей высшего образования ставилась подготовка практических специалистов, способных осуществлять индустриализацию страны. Многие факультеты и отделения были выведены из университета, и на их основе образованы самостоятельные институты. Под тем предлогом, что этнологический факультет не готовит специалистов для практической работы, в 1930 г. он был реорганизован в два факультета: литературы и искусства и историко-философский с двумя отделениями — историческим и философским. В июле 1931 г. все факультеты университета были преобразованы в отделения, и сразу же историко-философское отделение было выведено из МГУ и на его основе организован Московский институт философии и истории, который после включения в него в 1933 г. литературных кафедр стал называться Московский институт философии, литературы и истории (МИФЛИ), больше известный под аббревиатурой ИФЛИ.

В результате всех преобразований в МГУ остались только естественные отделения: физическое, механическое, астрономическое, зоологическое, ботаническое, почвенное и географическое. Из всех философских дисциплин в МГУ осталось только преподавание диалектического и исторического материализма, которое осуществляла созданная в мае 1931 г. общеуниверситетская кафедра диалектического и исторического материализма, и курсы, которые вела кафедра истории и философии естествознания.

В 30-е гг. курс диалектического и исторического материализма представлял собой жалкое зрелище. Практически перестали излагать историко-философское введение к курсу, которое было обязательным в 20-е гг. После разгрома группы Деборина, членов которой окрестили «меньшевиствующими идеалистами», из преподавания изъяли все произведения Плеханова, Деборина, Луппола, еще раньше перестали рекомендовать работы Бухарина, и вообще все свелось к штудированию работ Маркса, Энгельса, Ленина и «гениальных произведений великого продолжателя дела Ленина Иосифа Виссарионовича Сталина». Выход в свет в 1938 г. «Истории ВКП(б). Краткий курс» и постановления ЦК ВКП(б) «О постановке партийной пропаганды в связи с выходом Краткого курса истории ВКП(б)» привел к тому, что все преподавание философии свелось к штудированию § 2 главы IV «Краткого курса истории ВКП(б)» «О диалектическом и историческом материализме», написанного, как утверждалось, самим Сталиным. Преподавание философии, а точнее, диалектического и исторического материализма, приобрело схоластический характер (частично и из-за отсутствия достаточного количества высококвалифицированных преподавателей), а в результате отношение к философии у представителей других специальностей становилось все более отрицательным.

Предпосылки к улучшению философского образования в Московском университете появились в конце 1941 г. В октябре 1941 г. в связи с наступлением немецких войск на Москву основной состав университета был эвакуирован в Ашхабад, туда же был эвакуирован и МИФЛИ. А в декабре 1941 г. было принято правительственное решение о реорганизации факультетов МИФЛИ в факультеты МГУ имени М.В. Ломоносова. Так в конце 1941 г. в Московском университете после почти столетнего отсутствия появился философский факультет, на котором стали готовить специалистов по философии, а затем и по психологии. Нет необходимости говорить, в каких тяжелейших условиях происходило становление факультета: шла война, многие преподаватели и большинство студентов, обучавшихся в МИФЛИ, ушли на фронт. Факультет состоял всего из двух кафедр — диалектического и исторического материализма и истории философии. Осенью 1942 г. была создана еще кафедра психологии.

Фактически только с возвращением университета из эвакуации в Москву летом 1943 г. начались регулярные занятия на факультете. На базе кафедры истории философии в 1943 г. были созданы две самостоятельные кафедры — истории западноевропейской философии и истории русской философии. Таким образом, факультет стал состоять из четырех кафедр. В Москве сформировался почти полный комплект преподавателей: на факультете стали работать В.Ф. Асмус, А.С. Ахманов, З.Я. Белецкий, Г.М. Гак, П.Я. Гальперин, Ф.И. Георгиев, М.А. Дынник, М.Т. Иовчук, Д.А. Кутасов, А.Ф. Лосев, М.Ф. Овсянников, П.С. Попов, С.Л. Рубинштейн, О.В. Трахтенберг, Б.А. Фохт, Б.С. Чернышев, И.Я. Щипанов и др. Среди них своим высоким профессионализмом выделялись те, кто успел получить образование еще до революции 1917 г. (Асмус, Ахманов, Гак, Гальперин, Георгиев, Дынник, Лосев, Попов, Трахтенберг, Фохт, Чернышев), но идейную обстановку на факультете определял заведующий кафедрой диалектического и исторического материализма, выпускник Института красной профессуры Зиновий Яковлевич Белецкий1.

Он приобрел особое влияние благодаря каким-то необычным отношениям с власть имущими. Он напрямую писал письма Сталину, и по ним принимались решения Политбюро ЦК ВКП(б). По его настоянию с факультета убрали А.Ф. Лосева, которого Белецкий называл «гегельянцем» и «мистиком», он страстно клеймил всякого рода идеа-

1 О нем в последние годы писали многие, см: Батыгин Г., Девятко И. Дело академика Г.Ф. Александрова: эпизоды 40-х годов // Человек. 1993. № 1; Они же. Дело профессора З.Я. Белецкого: Эпизод из истории советской философии // Свободная мысль. 1993. № 11; Кессиди Ф.Х. О феномене З.Я. Белецкого // Философские науки. 1997. № 2; Косичев А.Д. Философия, время, люди: Воспоминания и размышления декана философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 2003; Митрохин Л.Н. Из бесед с академиком Ойзерманом // Вопросы философии. 2004. № 5; Овчинников Н.Ф. Вспоминая прошлое // Вопросы философии. 1999. № 7; ПавловА.Т. Философия в Московском университете. СПб., 2010. С. 257—261; Соколов В.В. Некоторые эпизоды предвоенной и послевоенной философской жизни (из воспоминаний) // Вопросы философии. 2001. № 1, и др.

листов и исказителей марксизма, полагая, что любая идеалистическая философия есть идеология эксплуататорских классов, а потому не может быть средством осмысления реальности, и только марксизм, отражая интересы пролетариата, является учением истинным, а потому достойным изучения. Его боялись, ибо по его доносу могли подвергнуться репрессиям, а обстановка в стране была достаточно напряженная. Видимо, опасаясь, что вернувшиеся с войны солдаты, насмотревшись на условия, в которых жили народы западноевропейских стран, задумаются о причинах нищей жизни в нашей стране, ЦК ВКП(б) повел развернутую идеологическую кампанию. Регулярно выходили идеологические постановления ЦК ВКП(б) с осуждением различных отклонений от линии партии, которые должны были обсуждаться в партийных и комсомольских организациях, союзах творческих работников, проводились всесоюзные дискуссии по философии (в 1947 г.), языкознанию (в 1950 г.), политической экономии (в 1951 г.). Таких идеологических кампаний, какие были в 1946—1953 гг., не знали даже зловещие 1937—1938 гг.: велась борьба против космополитизма и преклонения перед Западом, против вейсманизма-морганизма, против «буржуазных лжеучений» — генетики, кибернетики, квантовой теории.

И как ни удивительно, в этой напряженной идеологической обстановке на факультете шло формирование философски подготовленных специалистов, которые положили начало поискам новых философских идей, свободных от начетничества и повторения банальных истин. Очень многие выпускники послевоенных лет, достигшие серьезных успехов в своем профессиональном росте, отмечают интенсивную работу философской мысли, которая шла на факультете главным образом благодаря профессорам старой школы и особенно под руководством Валентина Фердинандовича Асмуса, Павла Сергеевича Попова, работавших на сформированной в 1947 г. кафедре логики, а также некоторых профессоров кафедры истории западноевропейской филосо-фии2. Среди тех, кто расшевелил застойную ситуацию в философии, следует назвать выпускников факультета 1951 г. А.А. Зиновьева и 1952 г. Б.А. Грушина, которые попытались сформировать свое понимание логики «Капитала» К. Маркса, выпускников 1950 г. Э.В. Ильенкова и В.И. Коровникова, которые выдвинули свое понимание предмета философии, опираясь на высказывания Ф. Энгельса, которые цитировал и В.И. Ленин, выпускника 1953 г. Г.П. Щедровицкого, предложившего свою концепцию методологии.

Вокруг этих аспирантов и молодых преподавателей факультета сформировались студенческие кружки, в которых шли активные, будирующие мысль обсуждения многих философских проблем. Уже после окончания университета настойчивые усилия по восстановлению

2 См. выступления в печати выпускников факультета послевоенных лет: Н.Б. Бик-кенина, А.А. Зиновьева, А.Ф. Зотова, Ф.Х. Кессиди, В.М. Коровикова, В.А. Лекторского, Л.Н. Митрохина, Ф.Т. Михайлова, А.М. Пятигорского, В.Н. Садовского, В.А. Смирнова, Э.Ю. Соловьева, А.Л. Субботина, В.С. Швырева, Г.П. Щедровицкого и др., большей частью собранных в книге: Как это было: воспоминания и размышления. М., 2010.

в СССР генетики предпринял выпускник 1953 г. И.Т. Фролов, а осваивать новейшие социологические концепции начал выпускник 1952 г. Ю.А. Левада. Это лишь наиболее яркие свидетельства живой философской мысли, которая росла в студенческой среде вопреки идеологическому давлению и застойной практике преподавания, которая еще долго существовала на факультете и после смерти Сталина. Но все же эти факты говорят о том, что профессионализм и личное обаяние преподавателей старой школы и некоторых воспитанников МИФЛИ, которые преподавали на факультете (М.Я. Ковальзон, Д.И. Кошелев-ский, Т.И. Ойзерман, В.В. Соколов и некоторые другие), давали возможность молодым умам выходить за пределы узких рамок диамата, обозначенных в работах Ленина и Сталина (эти рамки были очерчены и в работе Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», которую студенты штудировали на первом курсе целый год, и в работе Сталина «О диалектическом и историческом материализме», которая легла в основу всех учебников и учебных пособий). Правда, следует согласиться с А.М. Пятигорским (см. его интервью В.Н. Садовскому в журнале «Свободная мысль». 1993. № 2), который отмечал, что далеко не все студенты пользовались теми возможностями, которые были на факультете для плодотворного философского образования.

Смерть И.В. Сталина в 1953 г. и особенно критика культа его личности, прозвучавшая на XX съезде КПСС дали мощный толчок свободомыслию, которому, правда, старые кадры пытались мешать, но, тем не менее, философское образование на факультете уже не могло прекратить своего развития. Формировались новые кафедры, а следовательно, росла и специализация философской подготовки. В 1957 г. была образована кафедра истории марксистско-ленинской философии (ликвидированная в 1991 г.). В 1959 г. создается кафедра истории и теории атеизма, в конце 80-х гг. переименованная в кафедру теории и истории религии и свободомыслия, на базе которой в 1996 г. открыто отделение религиоведения. В 1960 г. кафедра диалектического и исторического материализма разделилась на две кафедры и из кафедры исторического материализма выделилась кафедра этики и эстетики, которая в 1968 г. разделилась на две самостоятельные кафедры — этики и эстетики. В 1962 г. была образована кафедра научного коммунизма, на базе которой в 1969 г. было открыто отделение научного коммунизма, в 1991 г. преобразованное в отделение политологии, ставшее в 2010 г. самостоятельным факультетом. В 1966 г. из состава факультета вышло отделение психологии, ставшее самостоятельным факультетом, а в 1968 г. была создана кафедра методики и техники конкретных социальных исследований, на базе которой в 1984 г. открыто отделение прикладной социологии, выделившееся в 1989 г. в самостоятельный социологический факультет.

С началом перестройки в конце 80-х гг. на факультете были произведены преобразования (о части которых сказано выше), а в 1988 г. были образованы две новые, так называемые филиальные кафедры Академии наук СССР для привлечения к преподавательской работе сотрудников академии: кафедра истории и теории мировой культуры

и кафедра философской антропологии и проблем комплексного изучения человека. Еще одна новая кафедра была создана в 1992 г. — кафедра философии и методологии науки.

90-е гг. XX столетия стали годами интенсивных преобразований в системе образования. Изменение идеологических установок, а точнее, их полная ликвидация открыла новые возможности для совершенствования философского образования в Московском университете. Все кафедры факультета пересмотрели свои учебные программы, из обучения исчезли обязательные обращения к цитатам из произведений классиков марксизма-ленинизма. Все философское образование было развернуто в сторону освоения современной проблематики, а изучение истории философии, особенно изучение истории отечественной философии перестало носить однобокий характер с акцентом на материалистические учения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Начало XXI в. существенных изменений в философское образование по сравнению с концом века предыдущего не принесло. Факультет продолжает развиваться, образуются новые кафедры, новые отделения, из него выделяются в самостоятельные факультеты научные направления, получившие статус самостоятельных научных дисциплин в рамках базового факультета, каким является философский факультет. Сам факт отпочкования от философского факультета новых самостоятельных факультетов (факультетов психологии, социологии, политологии) свидетельствует о колоссальном креативном потенциале философского знания, в рамках которого созревают новые научные направления, новые области духовной деятельности, а это говорит о том, что философия как область духовной деятельности имеет прекрасные перспективы для своего развития.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Белявский М.Т. М.В. Ломоносов и основание Московского университета. М., 1955.

Вернадский В.И. Труды по философии естествознания. М., 2000.

Емельянов Б.В. Запрещение преподавания философии в русских университетах (по архивным материалам) // Отечественная философия: опыт, проблемы, ориентиры исследования. Вып. 1. Девятнадцатый век. М., 1989.

Ершов М.Н. Пути развития философии в России. Владивосток, 1922.

Журнал Департамента народного просвещения. 1823. Ч. 3.

Журнал Министерства народного просвещения. 1860. Ч. СУХ. Апрель.

История Московского университета. М., 1955. Т. 1.

Московский университет. 1755—1930: Юбилейный сборник. Париж, 1930.

Рождественский В.С. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802—1902. СПб., 1902.

Учебный план, программы и пособия. Этнологический факультет 1-го МГУ. М., 1929.

Челпанов Г.И. О постановке преподавания философской пропедевтики в средней школе // Челпанов Г.И. Психология. Философия. Образование. М.; Воронеж, 1999.