Научная статья на тему 'К истории дворовладений в Китай-городе в XVII веке '

К истории дворовладений в Китай-городе в XVII веке Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
128
24
Поделиться
Ключевые слова
Китай-город XVII век дворы купцы собственность

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кистерев Сергей Николаевич

На основании сведений, содержащихся в документальных материалах, реконструируется история дворовладений одного из районов московского Китай-города в XVII в., отслеживаются пути его превращения из квартала, населенного преимущественно купеческими семействами, в место скопления объектов собственности церковных организаций.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Кистерев Сергей Николаевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «К истории дворовладений в Китай-городе в XVII веке »

С. Н. Кистерев

К ИСТОРИИ ДВОРОВЛАДЕНИЙ В КИТАЙ-ГОРОДЕ В XVII ВЕКЕ

Исследование социальной топографии Москвы в значительной мере затруднено относительной бедностью сохранившихся документальных материалов, и, тем не менее, попытки возможно конкретнее представить расселение на территории города представителей различных общественных слоев предпринимаются. Правда, они в значительной мере носят характер статистических подсчетов долей отдельных разрядов городского населения в общей массе проживавших в том или ином районе русской столицы.1 Думается, что, не отказываясь от такой методики, большего внимания заслуживает и конкретное изучение топографии дворовладений, определение персональной принадлежности каждого из них в хронологической последовательности, что, в свою очередь, позволяет представить связи между владельцами дворов как более или менее близкими соседями. Именно в этом отношении кажется целесообразным рассмотреть подробно историю небольшого квартала в Китай-городе, собственниками недвижимости в котором были некоторые представители крупного купечества.2

1 См.: Коновалов К. А. 1) Торгово-ремесленное население в Китай-городе XVII века // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 1 (15). Ч. 2. С. 89-93; 2) Духовенство в составе населения Китай-города в XVII веке // Там же. С. 85-88; 3) Черное духовенство в Китай-городе XVII в. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 7 (21). Ч. 2. С. 78-80.

2 Важность исследования истории домовладений чиновного купечества подчеркивалась А. Д. Шаховой (Шахова А. Д. Дворы торговых людей Панкратьевых и Фи-латьевых в Москве. К вопросу о формировании городской историко-архитектурной среды второй половины XVII — начала XVIII в. // Историография. Источниковедение. История России X-XX вв. М., 2008. С. 400).

© С. Н. Кистерев, 2016

В 1631 г. была составлена и 14 июня явлена в Земском приказе купчая, согласно которой князья Андрей Данилович и Юрий Андреевич Сицкие продали за триста рублей торговому человеку гостиной сотни Михаилу Кузьмичу Волкову царского жалования «даное свое дворовое порозжее место в Китае городе у Введения пречистые богородицы золотоверхово».3 Отказ от владения государевым пожалованием, скорее всего, был обусловлен желанием или даже необходимостью получить некоторую денежную сумму, никогда не бывшую излишней в хозяйстве служилых людей. Вероятно, и покупатель приложил некие усилия для искушения продавцов, и для этого у него имелись серьезные основания. Дело в том, что вплоть до 1630 г. М. К. Волков вместе со своей падчерицей, девкой Анной, дочерью приписанного к гостиной сотне Гаврилы Нестерова, владел тем самым дворовым местом, которое волей царских администраторов оказалось у Сицких.4 То, что среди владельцев двора в момент его изъятия в пользу князей названа девица Анна, говорит о былой принадлежности недвижимости ее отцу, Волков оказался его обладателем после женитьбы на вдове, умершей ранее 1630 г. И хотя Михаил Кузьмич, видимо, удочерил Анну, почему и называл ее своей падчерицей, она считалась совладелицей дворового места.

Наиболее раннее известие об отце Анны относится к 23 июля 1613 г., когда была «запечатана грамота в Ярославль по челобитью Гаврила Нестерова: велено ему заплатити за сукна, что у него имал князь Дмитрей Пожарской. Пошлин полполтины. Взято».5 В это время Г. Нестеров еще житель Ярославля, видимо, годом ранее принимавший участие в снабжении стоявшего в городе ополчения, за поставки которому теперь с ним и расплачивались.6 Спустя три года он выступает вкладчиком Троице-Сергиева монастыря, хотя и с сомнительным по качеству подношением: 23 ноября 1616 г. «дал вкладу яросла-вец гость Гаврило Нестеров паникадило ломаное, весу 26 гривенок».7 Ярославец назван во вкладной книге гостем, что не означает присвое-

3 Забелин И. Е. Материалы для истории, археологии и статистики города Москвы. Ч. 2. М., 1891. С. 621.

4 Там же. С. 622. Земский приказ в 1630 г. возглавляли С. М. Проестев,

B. В. Сьянов и дьяки Ш. Голышкин и В. Тимофеев (Богоявленский С. К. Московский приказный аппарат и делопроизводство ХУ1-ХУ11 веков. М., 2006. С. 64).

5 Документы Печатного приказа (1613-1615 гг.). М., 1994. С. 261.

6 О возмещении купцам за принудительно взятые у них в 1612 г. товары см.: Веселовский С. Б. Семь сборов запросных и пятинных денег в первые годы царствования Михаила Федоровича. М., 1908. С. 6; Морохин А. В., Кузнецов А. А. К истории формирования нижегородского ополчения 1611-1612 годов // РИ. 2012. № 5.

C. 7.

7 Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря. М., 1987. С. 191.

ние ему высшего для придворного купца чина. В данном случае обозначена его принадлежность к гостиной сотне, состоя в которой он относился к гостям «середним» или «меньшим» в принятой законодательством градации.8

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

К 1630 г. дочь Нестерова, Анна Гавриловна, видимо, была вполне взрослой, но падчерицей Волкова она стала еще в малолетстве. В противном случае для самого удочерения не было бы повода. Событие это можно относить ко времени ранее 1626 г., поскольку в этом году после грандиозного пожара М. К Волков, уже состоявший в гостиной сотне, потерпел урон, когда при перепланировке улиц от его двора было отмежевано две с третью сажени.9 Тем самым, кончину Гаврилы Нестерова следует относить к периоду между 1616 и 1626 годами. Нельзя исключить, что к тому времени отец Анны испытывал серьезные материальные затруднения, чем и объяснялось дарение Троице испорченного предмета. Может быть, вклад Гаврилы был предсмертным, почему нельзя было с ним обождать ради починки паникадила.

Анна и ее отец не были последними представителями рода. В Мыльном ряду, неподалеку от Варварского крестца, в 1626 г. стояла лавка человека гостиной сотни Михаила Нестерова.10 В 1633/34 г. гостиной сотни Михаил Нестеров собирал пятину в Костроме и ее приго-родах.11 Не исключено, что Михаил приходился братом Гавриле, но, учитывая, что активная деятельность его сыновей, Федора и Евти-фия Михайловичей, относится к 50-м годам и последующим десятилетиям, более вероятным кажется, что он был сыном Г. Нестерова и, соответственно, братом Анны. Видимо, Михаил унаследовал положение отца в гостиной сотне, а его мать нашла там же нового мужа.

После предпринятой в 1626 г. перепланировки улиц дворовое место М. К. Волкова и его падчерицы Анны приобрело размеры по длине в 21,75 казенных дворовых саженей, а в ширину — 16,5 саженей вдоль улицы и 13,75 саженей на задах. В уменьшенном виде и формально без хором принадлежавшее ему и, видимо, давно и достаточно

8Подробнее см.: Кистерев С. Н. Структура гостиной сотни во второй половине XVI — первой половине XVII века // ОФР. Вып. 16. М.; СПб., 2013. С. 236-242.

9 Токмаков И. Сборник исторических материалов о Китайской стене в Москве в связи с обзором владений, примыкавших и примыкающих к стене Китай-города, а равно и находящихся в районе означенной местности. М., 1894. С. 14.

10 Забелин И. Е. Материалы... Ч. 2. С. 1134. У Н. Б. Голиковой человека гостиной сотни с таким именем нет, хотя у нее упоминаются Федор и Евтифей Михайловичи Нестеровы (Голикова Н. Б. Привилегированные купеческие корпорации России XVI — первой четверти XVIII в. Т. 1. М., 1998. С. 122, 311).

11 Сташевский Е. Пятина 142-го года и торгово-промышленные центры Московского государства // ЖМПН. 1912. № 4. С. 284. Тогда же Михаил Волков занимался тем же в Устюге, Соли Вычегодской, Еренске и Тотьме (Там же. С. 283).

освоенное пространство поступило в распоряжение Сицких. Разумеется, прежнему хозяину было жаль расставаться с налаженным бытом, привычным местом и добрыми соседями, которых он не старался сменить, когда отстраивался заново на пепелище, и Волков должен был сделать Сицким предложение, от которого они не смогли отказаться.

В самой купчей были перечислены соседи Волкова. С одной стороны через ограду располагался двор гостя Надеи Светешникова. Епифаний Андреевич, как звучало прозвание Светешникова, происходил из ярославских посадских людей и получил чин гостя летом 1613 г.,12 вероятно, именно после этого он приобрел двор возле Введенской церкви. Поскольку всю вторую половину 1613 г. Надея провел на царской службе в Ярославле, закупая товары для казны,13 то покупку, а скорее, постройку двора для нового обитателя столицы следует относить ко времени не ранее следующего года. Обретение нового пристанища не означало, что Епифаний Андреевич окончательно переселился в Москву. Однако часто и подолгу пребывать там его вынуждала придворная служба, выражавшаяся, в частности, в необходимости присутствовать на торжествах и приемах во дворце. По этой причине не стоит думать, что двор в Китай-городе подолгу не видел своего хозяина.

С другой стороны двор Волкова граничил с дворовладением его сотоварищей по гостиной сотне Ивана и Тимофея Веретенниковых. По данным Н. Б. Голиковой, их отец Борис упоминается в составе сотни в 1626 г., начиная с которого в том же качестве фигурируют уже братья.14 Однако в документе июля 1632 г. «Иван Веретенников з братом и племянником» записаны в перечень старых тяглецов гостиной сотни, «которые написаны в 127-м году»,15 то есть их принадлежность к корпорации была более давней, и они состояли в ней вместе со своим отцом, который и числился в ее окладе в 1618/19 г. После пожара 1626 г. две лавки Ивана и Тимофея Борисовичей располагались рядом друг с другом в Котельном ряду в Китай-городе.16

12 Кистерев С. Н. Гость Надея Светешников в 1612 и 1613 годах // Вестник «Альянс-Архео». Вып. 13. М.; СПб., 2016. С. 39-41.

13 РИБ. Т. 9. СПб., 1884. С. 21-24, 27-29; Сборник князя Хилкова. СПб., 1879. № 67. С. 183-188; Кистерев С. Н. Гость Надея Светешников в 1612 и 1613 годах. С. 48.

14 Голикова Н. Б. Привилегированные купеческие корпорации... Т. 1. С. 238, 249.

15 Привилегированное купечество России во второй половине XVI — первой четверти XVIII в. Сборник документов. Т. 1. М., 2004. С. 114-115.

16 Забелин И. Е. Материалы. Ч. 2. С. 1116.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С третьей стороны продаваемое Сицкими дворовое место ограничивалось совместными владениями гостя Максима Твердикова и его снохи Анны, вдовы Афанасия Твердикова, и ее детей.

Максим Григорьевич Твердиков упоминается с чином гостя уже в документах весны 1613 г.17 Его отец — Григорий Иванович Тверди-ков — третьим из гостей подписал утвержденную грамоту об избрании Бориса Годунова на царство, составленную, видимо, весной 1599 г.18 Принадлежавший Максиму и его снохе двор, чтобы оказаться их совместным владением, должен был оказаться наследством, полученным после отца и свекра.

Купцом, у которого в ноябре 1613 г. Надея Светешников закупал в Ярославле для нужд казны меха, был гость Максим Твердиков,19 то есть впоследствии Епифаний Андреевич поселился в Москве по соседству со своим знакомым и деловым партнером. Известно, что у Коломенского перекрестка в 1626 г. стояла «лавка вымолная гостя Максима Твердикова»,20 наличие которой говорит о раздельном ведении хозяйства совместно проживавшими членами семьи Твердиковых. 15 июля 1616 г. в связи с опасностью набега крымчаков и нагаев были назначены руководители участков обороны Белого города. В Чертольских воротах с Иваном Федоровичем Наумовым, Федором Кло-качевым, дьяком Прокофием Пахиревым и подьячим Романом Тиха-новым обязан был присутствовать гость Максим Твердиков.21 Летом 1617 г. и в январе 1920 г. Максим Григорьевич принимал участие в консультациях правительства на переговорах с английским послом Джоном Мерриком.22

Совладелица Максима, Анна, была вдовой Афанасия Григорьевича Твердикова, который еще в 1611/12 г. дал вкладом в Антониев Сий-ский монастырь Минею общую московской печати, присовокупив приличную сумму серебряными и золотыми монетами,23 а в июле 1613 г.

17 Документы Печатного приказа (1613-1615 гг.). С. 20.

18 ААЭ. Т. 2. СПб., 1836. № 7. С. 53; Привилегированное купечество России. Т. 1. С. 19. О датировке см.: Лисейцев Д. М. Приказная система Московского государства в эпоху Смуты. М.; Тула, 2009. С. 140-141.

19 РИБ. Т. 9. С. 25.

20 Забелин И. Е. Материалы. Ч. 2. С. 1126.

21 Книги разрядные по официальным оных спискам. Т. 1. СПб., 1853. С. 202; Дворцовые разряды. СПб., 1850. Т. 1. С. 232.

22 Кистерев С. Н. Потребности национальной экономики в представлениях русского купечества начала XVII в. // ОФР. Вып. 14. М.; СПб., 2010. С. 352-389.

23 Изюмов А. Ф. Вкладные книги Антониева Сийского монастыря 1576-1694 (7084-7202) гг. // ЧОИДР. 1917. Кн. 4. С. 25. Речь идет, по всей вероятности, о Минее общей печатника Никиты Федорова сына Фофанова, увидевшей свет 6 ноября 1609 г. (Московские кирилловские издания XVI-XVII вв. в собраниях РГАДА. Каталог. Вып. 1. М., 1996. С. 92).

продал в Серебряный приказ 50 золотых.24 В пошлинных книгах Печатного приказа 1620 г. последовательно отмечено: «Июня 29, жа-ловальная грамота на каменую лавку Офанасья Твердикова в Коробей-ном ряду, пошлин рубль 8 алт. 2 д. Взято»;25 «Июля 20, запечатана жаловальная грамота гостиной сотни торгового человека Офанасья Григорьева сына Твердикова на купленную его лавку сотника Игнатьева, пошлин по государеву указу рубль с четью».26

Таким образом оказывается, что дворовладение М. К. Волкова располагалось в окружении дворов чиновных купцов, проживавших в этом месте каждый не менее полутора десятков лет, да и свою недвижимость Михаил Кузьмич изначально получил в качестве приданого за ставшей его женой вдовой такого же как он торгового человека гостиной сотни. Тем самым, вырисовывается существование около Введенской церкви целого микрорайона, заселенного крупными и именитыми купцами.

Естественно, с течением времени состав дворовладельцев здесь должен был меняться. При опросе гостей в 1643 году по поводу обычая наследования в их среде имущества, гость Надея Светешников рассказал известные ему обстоятельства перехода собственности в роду Твердиковых, в частности, что после смерти гостя Максима Тверди-кова его имущество по завещанию осталось в единоличном владении вдовы.27 Следовательно, и часть двора у Введения должна была оказаться в ее же собственности.

11 ноября 1644 г. Василий Михайлович Волков за 650 рублей продал игумену Соловецкого монастыря Маркеллу, строителю московской службы Матфею и соборному старцу Вениамину унаследованный от отца двор «в Китае городе в приходе у Введенья пречистые богородицы златоверхова; по одну сторону двора в межах гостя На-деи Светельникова, а по другую сторону двора мачехи своей вдовы Матрены Ивановы дочери Горбова. А позади того моего двора гостя Максимовские жены Твердикова двор вдовы Домны Елизарьевы дочери да Афонасьевской жены Твердиковы вдовы Анны; а в мере того моего двора по переду по воротам 12 саж., а позади того моего двора в поперечнике 10 саж., а в длину того двора от улицы да до двора Максимовские жены Твердикова вдовы Домны да Офонасьевские жены Твердикова вдовы Анны 22 саж. без четверти; а на дворе хором: горница с комнотою поземные. А перед горницею и перед ком-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

24 РИБ. Т. 9. С. 1.

25 Забелин И. Е. Материалы. Ч. 2. С. 1103.

26 Там же. С. 1104.

27 Акты, относящиеся до гражданской расправы Древней России. Т. 1. Киев, 1860. С. 391.

нотою сени дубовыя дощатые, да вверху на тех хоромах чердак да комнатка маленькая, да баня, перед нею сенцы, да у ворот поварня, подле поварни конюшня; да на том же дворе по другую сторону ворот половина погреба, а над погребом половина сушила, а другая половина того погреба и половина сушила мачехи моей вдовы Матрены; а перегорода в том погребе и в сушиле моя, Васильева; да на том же дворе два погреба в земли дубовые, а выход у тех погребов каменной, да сарай, да колодезь с обрубом, да в огороде сад 24 яблони, круг двора городьба забор с соседми вопче да ворота створчатые с ко-литкою покрыты».28 Из приведенного текста становится понятным, что М. К. Волков, отходя в мир иной, разделил дворовладение между своей второй женой и сыном от первого брака, причем на долю последнего пришлась территория, граничившая с землей Надеи Све-тешникова, а вдове достался участок, прилегавший к двору Веретен-никовых. На задах обоих наследственных владений находился двор двух вдов Твердиковых.

Матрена была дочерью Ивана Горбова, который неожиданно для некоторых его коллег из числа торговых людей разбогател, побывав в управителях Денежного двора. В челобитной-доносе Никифора По-рывкина 1622 г. сказано: «Ивашка Горбов в Нижнем торговал крупами и не была у него болши, и з братьями, ста рублев после московского разоренья. А нонече стала тысеч в десеть».29 Ее братом был будущий гость Степан Иванович Горбов.30

Смерть гостей Афанасия и Максима Твердиковых, переход их долей в руки вдов, уже не занимавшихся торговлей и промыслами, и продажа своей части дворовладения Василием Волковым означали начало размывания купеческого микрорайона. Этот процесс продолжился в дальнейшем. 6 мая 1647 г. тот же гостиной сотни Василий Михайлович за 250 рублей продал строителю Соловецкого монастыря старцу Матфею Текутьеву «двора своего, где жила мачеха моя Матрена в Китае городе, в приходе Веденья пречистые богородицы Золотоверхово, по одну сторону двора в межах того же Соловецкого монастыря, что наперед сего продал им я же, Василей, а по другую сторону двора дьяка Олмаза Иванова, а позади того двора двор Афанасьевские жены Твердиковы вдовы Анны; а в мере того моего двора по переду

28 Забелин И. Е. Материалы. Ч. 2. С. 632.

29 Зверев С. В. Свидетельство о крупном воровстве на Московском денежном дворе в начале XVII в. // Нумизматический сборник МНО. № 3. М., 1996. С. 94.

30 По данным Н. Б. Голиковой, он носил высокое звание в 1663-1689 годах (Голикова Н. Б. Привилегированные купеческие корпорации. Т. 1. С. 121). Однако уже 12 января 1661 г. гость Степан Горбов купил три Псалтыри на Печатном дворе (РГАДА. Ф. 1182. Приказ книгопечатного дела. Оп. 1. Кн. 59. Л. 586 об.).

по воротам три сажени без десяти вершков аршинных, а позади пол-третьи сажени без осмыя доли сажени; а в длину того двора от улицы до Офонасьевские жены Твердикова двадцать полторы сажени; а на дворе хором: горница с сеньми на подклете да половина сушила да половина погреба, а другая половина погреба и сушила их, Соловецкого монастыря, да ворота створчатые, а забор от Олмазова двора горожено пополам с ним, Олмазом».31 Теперь уже вдова Афанасия Григорьевича оказывается единственной хозяйкой бывшего общего владения, что говорит о смерти Домны Елизарьевны между осенью 1644 г. и весной 1647 г. Заодно становится известным, что Веретен-никовы уступили свой двор Алмазу Ерофею Ивановичу Чистому, происходившему из известной купеческой семьи некогда ярослав-цев, а потом московских гостей.32

Владение Алмаза Иванова находилось впоследствии у его наследников. 22 февраля 1675 г. патриарх Иоаким ходил в церковь Введения Богородицы (Златоверхую), что в Китай-городе за Гостиным двором, на отпевание вдовы Аксиньи Андреевы жены Алмазова.33 22 июня 1678 г. он же присутствовал на отпевании Марфы, жены Семена Ерофеича Алмазова.34 Дворовладение Семена Ерофеича в дальнейшем досталось его сыну Ивану, и, по описанию дьяка Игнатия Аникиевича Лукина, в марте 1695 г. рядом с ним располагались подворье Спасо-Прилуцкого монастыря и дворы Анны Михайловны Алмазовой и гостя Ивана Даниловича Панкратьева.35 Время приобретения недвижимости в этом районе И. Д. Панкратьевым неизвестно. Наиболее раннее упоминание о дворе гостя относится к 1668 г.36

Сказанное касается дворов, расположенных по одну сторону от бывшего двора М. К. Волкова, но не оставалась неизменной и принадлежность земли по другую сторону — в купчих 1631 и 1644 годов обозначенной как двор гостя Надеи Светешникова. 31 октября 1650 г. его сын Семен продал свой двор между Варварским и Ильинским крест-

31 Забелин И. Е. Материалы. Ч. 2. С. 633-634.

32 Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV-XVII вв. М., 1975. С. 203, 568; Тимошина Л. А. О генеалогии рода Чистых в XVII в. // Для великого блага отечества. (Демидовские чтения). Ярославль, 1998. С. 33-36.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

33 Забелин И. Е. Материалы для истории, археологии и статистики города Москвы. Ч. 1. М., 1884. С. 389.

34 Там же.

35 Зерцалов А Н. Московский Китай-город в XVII веке (по описи 1695 г.) // ЧОИДР. 1893. Кн. 2. С. 11. О монастырских подворьях в Китай-городе см.: Коновалов К. А. Черное духовенство в Китай-городе XVII в. С. 79-80.

36 Шахова А. Д. Дворы торговых людей Панкратьевых и Филатьевых в Москве. С. 402.

цами в Москве на Введенской улице патриарху Иосифу за 2000 рублей. 37

Таким образом по преимуществу купеческий микрорайон с течением времени превратился большей частью в квартал, состоящий из подворий церковных учреждений — Соловецкого и Спасо-Прилуц-кого монастырей и патриархии — с расположенными между ними дворами Алмазовых и Панкратьева.

37 Писарев Н. Домашний быт русских патриархов. Казань, 1904. Приложение. С. 1-2.