Научная статья на тему 'Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов» о выходе России из империалистической войны в марте–апреле 1917 г'

Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов» о выходе России из империалистической войны в марте–апреле 1917 г Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
608
171
Поделиться
Ключевые слова
ГАЗЕТА / РЕДАКЦИЯ / МИР БЕЗ АННЕКСИЙ И КОНТРИБУЦИЙ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Федоров Михаил Владимирович

Статья посвящена малоизученной проблеме использования периодической печати для формирования общественного мнения по вопросу о выходе России из империалистической войны весной 1917 г. В статье проанализированы публикации «Известий Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», ориентированные в первую очередь на революционные массы Петрограда, оказывающие значительное влияние на политический курс Петроградского Совета. Прослеживается борьба между оборонцами и интернационалистами в редакции «Известий» и Совете по вопросам войны и мира на протяжении марта–апреля 1917 г. Выясняется, какой смысл вкладывался различными политическими силами в понятия «демократический мир», «революционная война». Усиление позиций оборонцев в Петроградском Совете к концу марта после возвращения лидеров социалистических партий в Петроград. Рассматривается вопрос о попытках спасения Временного правительства, предпринятых Петроградским Советом после публикации «Ноты Милюкова».

“News of the Petrograd Soviet of Workers’ and Soldiers’ Deputies” on the issue of Russia’s withdrawal from the imperialist war in the spring of 19171

This paper, using little-known issue of the periodical press to shape public opinion on the issue of Russia’s withdrawal from the imperialist war in the spring of 1917 in the publication of the article the “News of the Petrograd Soviet of Workers’ and Soldiers’ Deputies”, focused primarily on the revolutionary masses of Petrograd, which significantly impact on the political course of the Petrograd Soviet. There is evidence of a struggle between defenders and internationalists in edition of “News” and the Council on matters of war and peace during the March-April 1917. It is considered what meaning the various political forces put in the concept of “democratic peace”, “revolutionary war”. Strengthening the position of the Petrograd Soviet defenders the end of March after returning leaders of socialist parties in Petrograd. The question of trying to rescue the Provisional Government Petrograd Soviet taken after the publication of “Notes Miliukov”

Текст научной работы на тему «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов» о выходе России из империалистической войны в марте–апреле 1917 г»

«ИЗВЕСТИЯ ПЕТРОГРАДСКОГО СОВЕТА РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ» О ВЫХОДЕ РОССИИ ИЗ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ В МАРТЕ-АПРЕЛЕ 1917 ГОДА

Апрельский кризис Временного правительства явился следствием противоречия интересов правящей верхушки России, заинтересованной в продолжение империалистической войны, и народных масс, стремящихся к миру. Проблемы войны и мира настолько остро стояли перед российским обществом, что в первое время после свержения самодержавия были исключены из круга публично обсуждаемых вопросов в Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов. Однако эту проблему невозможно было замалчивать долгое время. 15 марта в центральном органе Петроградского Совета был опубликован Манифест этой организации «К народам мира», декларирующий основные принципы политики Советов по вопросам войны и мира. Эти принципы были сформулированы довольно расплывчато, в форме воззвания, и поэтому не противоречили как чаяниям широких народных масс, так и нечетко сформулированному внешнеполитическому курсу многих партийных течений, представленных в Петроградском Совете, кроме того, позволяли интерпретировать его в выгодном для них направлении.

Манифест обещал, что российская демократия «будет всеми мерами противодействовать захватной политике своих господствующих классов», а дело мира предполагает осуществить совместными решительными выступлениями с народами Европы. Несомненно, этот документ предназначался как для внешнего, так и для внутреннего пользования. Российская демократия акцентировала внимание европейской демократии на исчезновении главного фактора шовинистической пропаганды держав центрального блока — «русской угрозы» с падением самодержавия, и предлагала германским социалистам сбросить полуцаристкий

режим, правящий в их стране. Вместе с тем Манифест предупреждал, и это не могло не импонировать оборонцам, что: «Мы будем стойко защищать нашу собственную свободу от всяких реакционных посягательств как — изнутри, так и извне. Русская революция не отступит перед штыками завоевателей и не позволит раздавить себя внешней военной силой»1. В заключении выражалась надежда, что: «объединенными усилиями мы прекратим страшную бойню, позорящую человечество и омрачающую великие дни рождения русской революции»2.

Манифест «К народам мира» был горячо принят не только в лагере интернационалистов. Превратившийся в ссылке в ярого оборонца, бывший большевик В. С. Войтинский писал о том, с каким восторгом их группа бывших ссыльных, возвращавшихся в Петроград, встретила это документ. «Уже перевалив через Урал, мы получили газеты со знаменитым обращением Петроградского совета “К народам всего мира”. В этом документе мы нашли лучшее доказательство того, что наши сердца бьются созвучно с сердцем революционного Петрограда»3 — свидетельствовал будущий член Исполкома Петроградского Совета и редактор «Известий».

Н. С. Суханов обратил внимание на тот факт, что буржуазная публика с восторгом приняла комментарии председателя Петроградского Совета

Н. С. Чхеидзе к «Манифесту». Особенно ей импонировала та часть, в которой он уточнял, что предложение о мире русская революция делает с винтовкой в руке и не Вильгельму, а германскому народу, в том случае, если Вильгельм будет свергнут. Следовательно, в их понимании, речь шла не о немедленном предложении мира, а мирном предложении после германской революции4.

Часть интернационалистов считала, что внешнеполитический курс «Известий» под воздействием выступления Н. С. Чхеидзе в эти дни излишне уклонился вправо. Попытки обсудить этот вопрос в Совете не увенчались успехом. Н. Н. Суханов в своих воспоминаниях отмечал, что «Известия» стали настолько благонравны в своем оборончестве, что кадетская «Речь» стала ставить ее в пример меньшевистской «Рабочей газете»5. Дело дошло до того, что член Исполкома Петроградского Совета и один из основателей его газеты Н. Н. Суханов, был вынужден вести переговоры с большевиками о возможности опубликовать статью с изложением своих взглядов по этому вопросу в их газете «Правда»6.

Дело пропагандБ мирных инициатив, изложенных в Манифесте, взяли на себя социал-демократические газеты Петрограда от меньшевиков до большевиков включительно, в то время как «официальные советские “Известия”, руководимые Стекловым, — по мнению Н. Н. Суханова — только путали и мешали делу»7. Более того, «циммервальдист», руководитель первого, полубольшевистского состава редакции «Известий» Ю. М. Стеклов отказался подписать резолюцию Суханова-Ларина о развертывании «Советом широкой всенародной кампании в пользу мира на основе манифеста 14 марта, во исполнении данных в нем обязательств...»8 Причину подобной непоследовательности редактора «Известий» Суханов видел в том, что «положение было неустойчиво, он ждал, когда оно определится.»9

Временному правительству потребовалось почти две недели для формулирования своей позиции по вопросу об условиях прекращения войны. Этот документ должен был устроить народные массы, мечтавшие о мире, и успокоить союзников, заинтересованных в продолжении войны при активном участии России. Он был опубликован в «Известиях» 29 марта 1917 г. под названием «Заявление Временного правительства о войне» и подписан главой правительства Г. Е. Львовым 27 марта 1917 г. Возложив ответственность за неудачи предшествующего периода войны на царское правительство, новая власть обещала исправить тяжелые последствия старого правления. Подчеркнув необходимость сосредоточить все усилия на защите родины и избавления ее от вторгнувшегося врага, правительство заявило о том, что будет вместе с союзниками добиваться мира на демократических началах. «Временное правительство считает своим правом и долгом ныне же заявить, что цель свободной России — не господство над другими народами, не отнятие у них национального их достояния не насильственный захват чужих территорий, но утверждение прочного мира на основе самоопределения народов»10 — утверждалось в Заявлении. В качестве примера доброй воли России говорилось о том, что были «сняты оковы, лежавшие на польском народе»11.

Заявление правительства было составлено в довольно уклончивых выражениях, в нем не была употреблена сжатая и четкая формула мира — без аннексий и контрибуций, хотя следует признать, что Заявление несло сильный демократический заряд и вселяло в массы надежды на скорый мир.

Вероятно, появление Заявления Временного правительства на страницах «Известий» было неожиданным для сотрудников газеты, поскольку в этом же номере была опубликована статья Б. В. Авилова «Против сеятелей раздора», написанная 28 марта 1917 г.12 В ней автор, наряду с выяснением других вопросов, обрушился на политический курс кадетской партии, направленный на продолжение войны до полного разгрома Германии и осуществление захватнических планов. Б. В. Авилов в этой статье не коснулся внешнеполитического курса Временного правительства, не упомянул имени министра иностранных дел и лидера партии кадетов П. Н. Милюкова, формировавшего этот аннексионистский курс. Однако антиправительственная направленность статьи не вызывала сомнения у минимально осведомленного читателя. Публицист выразил надежду, что: «При свободе слова и печати мы сумеем разоблачить все эти громкие фразы. Свободная армия сумеет защитить нашу свободу, но она не пойдет проливать свою кровь в интересах буржуазии»13.

В передовой статье, опубликованной 31 марта 1917 г., «Известия» дают совершенно другую оценку внешнеполитическим усилиям правительства. Заявление Временного правительства названо вторым шагом на пути к миру после Манифеста Петроградского Совета. Скорее всего, эта статья была написана В. С. Войтинским. Впоследствии в воспоминаниях он сетовал на излишнюю наивность себя самого и своих товарищей, которые «.принимали слова декларации за чистую монету и, сравнивая их с предыдущими заявлениями П. Н. Милюкова, отмечали в них сдвиг в сторону отказа от империалистических целей войны и приближения к демократической платформе мира. Именно так (как о победе демократии) писал и я в “Известиях” о декларации правительства»14.

Далее автор статьи указывает на идентичность позиции трудовых народных масс и правительства в борьбе за мир и противопоставляет миролюбивое Временное правительство России милитаристским правительствам воюющих стран. Несмотря на весь энтузиазм, вызванный Заявлением Временного правительства, автор передовой предостерегал читателя против сторонников продолжения захватнической войны внутри России. Среди них он называл буржуазные партии, которые теперь, после Заявления правительства, не могли открыто призывать к захватнической войне, но пытались сделать это обходным путем. «Известия» подметили, что: «Пользуясь неясностью выражений в заявлении Правительства, они толкуют выражение о “жизненных силах” страны в том

смысле, что для сохранения этих “жизненных сил” необходимо овладеть “проливами” (ведущими из Черного моря в Средиземное), присоединить к России Армению и может быть еще какой-нибудь области, разделить Австрию и Турцию. Без этого они не мыслят “окончательной победы» над Германией”»15.

Специфичность позиции Петроградского Совета по вопросам войны и мира и его зависимость от Временного Правительства разъяснил Ю. М. Стеклов, во время выступления на Всероссийском Совещании Советов. Он отметил тот факт, что, не являясь носителями государственной власти «.взять на себя в такой момент ведение переговоров с империалистическими правительствами — Совет Рабочих и Солдатских Депутатов не мог»16. В резолюции Всероссийского Совещания Советов Рабочих и Солдатских Депутатов «О войне» отмечен факт, что Заявление Временного правительства об отказе России от завоевательных планов царизма принято под давлением Петроградского Совета. Исполком подтвердил необходимость переговоров между Временным Правительством и союзниками для подготовки демократического мира17.

Несомненно, позиция Ю. М. Стеклова по вопросам войны и мира разделялась не всеми членами редакции «Известий». Подтверждением этого факта служит публикация в газете резолюции митинга в Кронштадте, предложившего Петроградскому Совету предъявить Временному Правительству требование немедленно объявить условия, «на которых должен быть заключен мир без насильственных присоединений и денежных контрибуций», аналогичные требования Совет должен был выдвинуть и перед союзниками России в империалистической войне18.

В обстановке противоречивых слухов, отсутствия единого мнения по поводу заключения мира в самом Петроградском Совете важное значение приобрел ответ Исполкома на телеграмму американского конгрессмена, социалиста Мейера Лондона. В этой телеграмме М. Лондон выяснял, не благоприятствуют ли русские социалисты заключению сепаратного мира с Германией?

О том, какое значение руководители Совета придавали разъяснению своей позиции можно заключить по тому, что тексты телеграммы и ответа на нее были помещены на первой странице под крупно набранным заголовком «О сепаратном мире». Обычно на первой странице «Известий» публиковались призывы, важные объявления, реклама социалистических изданий. Ответ Исполкома должен был убедить всех сомневающихся, что

позиция Петроградского Совета неизменна, она основана на его воззвании к народам всего мира и резолюции Всероссийского Совещания Советов. Революционная демократия России «стремится к миру международному без аннексий и явных или скрытых контрибуций, на основе самоопределения народов»19. Аналогичный ответ на вопрос о своем отношении к сепаратному миру был дан Центральным комитетом Бунда на запрос от групп содействия Бунду в Америке20. Публикация этого запроса и ответа на него вслед за ответом Исполкома Петроградского Совета должны были продемонстрировать единодушие национальных социалистических организаций России с позицией Петроградского Совета.

Вопрос о Ноте Временного Правительства был инициирован Петроградским Советом, после того как приехавший из эмиграции В. М. Чернов сообщил о сложившемся в Европе мнении, что правительство и Советы расходятся в вопросе о мире, и «там совершенно незамеченной прошла декларация правительства об отказе от империалистических целей войны»21. Исходя из этого, Петроградский Совет предложил правительству направить союзникам официальную Ноту с изложением своей позиции о целях войны. Как отмечал И. Г. Церетели, руководство Совета считало, что единственным содержанием Ноты будет текст заявления от

27 марта, поэтому вопрос о ее редакции даже не ставился22.

Церетели вспоминал, что интерес к документу, который готовил П. Н. Милюков, был огромен, появились сообщения в печати о подготовке ноты о задачах и целях России в войне. А. Ф. Керенский в воспоминаниях утверждал, что источником, информировавшим прессу о подготовке документа, был он23. По требованию П. Н. Милюкова эти сообщения были опровергнуты Временным правительством. «Известия» опубликовали опровержение без комментариев24.

Вместе с тем «Известия» отражали и другую тенденцию, развивающуюся среди революционных масс Петрограда. Она заключалась в недоверии курсу Петроградского Совета на сотрудничество с Временным правительством. Не осуждая непосредственно руководство Совета, эти массы требовали от него более решительной революционной политики, в том числе перехода власти в руки Совета, а в области внешней политики — прекращения войны, опубликования тайных договоров, протестовали против «Займа Свободы». Наиболее развернуто и последовательно целый комплекс таких требований был изложен в резолюции рабочих «Старый Парвиайнен», принятой на общезаводском собрании, на котором при-

сутствовало 2500 человек. В редакцию «Известий» ежедневно поступали десятки резолюций; в том, что была опубликована именно эта, а не оборонческая резолюция, видна рука членов редколлегии, занимавших в основном интернационалистские позиции. В первую очередь к ним относились заведующий типографией В. Д. Бонч-Бруевич, активно влиявший на отбор публиковавшихся корреспонденций25, и солидарный с ним Б. В. Авилов. Правда, на следующий день в газете было опубликовано разъяснение «От редакции», в котором Исполком отмежевывался от позиции рабочих со «Старого Парвиайнена». В нем сообщалось: «Эта резолюция, выражающая мнения одной группы рабочих, не отвечает взглядам Петр. Совета Раб. и Солд. Депутатов»26.

Опубликование в печати Ноты Временного Правительства, подписанной всеми членами кабинета, вызвало колоссальный эффект. В. М. Чернов свидетельствовал: «Нота Милюкова буквально потрясла большинство Совета. Оно расценила это как намеренный удар в спину, провокацию и вызов27. По мнению Церетели: «Если бы Милюков задался целью вызвать разрыв между Советами и правительством, лучшего средства для этого, чем его нота, он найти не мог»28. Нота Временного правительства вызвала взрыв негодования у революционных масс Петрограда. Какова же была реакция Петроградского Совета? Существо Ноты члены Исполкома оценивали однозначно. Главным становился вопрос о том, как выходить из возникшего кризиса. По утверждению Церетели, все члены Совета, включая левое крыло, искренне боялись отставки правительства и всеми силами стремились его сохранить, а «представители большинства Исполнительного комитета понимали, что нельзя требовать, чтобы правительство дало нам удовлетворение в форме, его унижающей»29. Формула Церетели стала основой для вывода правительства из кризисной ситуации.

Интернационалистское крыло Петроградского Совета смотрело на эту ситуацию иначе. Оно не стремилось сохранить правительство в прежнем составе во чтобы то ни стало, как приписывал им лидер соглашателей задним числом. Н. Н. Суханов так трактовал линию соглашателей: «Затянуть, замазать и изжить конфликт путем махинаций и комбинаций; свести дело о предательстве революции к ошибкам в выражениях, к толкованию слов; попытаться ликвидировать кризис, признав объяснения удовлетворительными, — такова была линия большинства»30. Публикации в «Известиях» способствовали проведению этого курса, главной задачей газеты

стало оправдание соглашательской линии Совета. Однако эта задача значительно осложнялась тем, что 20 апреля Нота была опубликована во всех газетах, и одного факта ее публикации оказалось достаточно, чтобы вывести весь город на улицу, — столь негативное впечатление она произвела на революционные массы. Защитниками Временного правительства перед лицом разъяренных масс должны были стать новые члены редакции В. С. Войтинский и Ф. И. Дан. Войтинский утверждал, что в апреле 1917 г. он был единственным членом редакции «Известий», проводившим в газете линию большинства Исполкома Петроградского Совета против интернационалистов во главе с В. Д. Бонч-Бруевичем31. Руководитель редакции в первые месяцы революции, Ю. М. Стеклов, к этому времени отошел на второй план, после того как подвергся нападкам со стороны соглашательской части Исполкома, стремившейся убрать интернационалистов со всех ответственных постов в структурах Совета32. Не имея твердого большинства в редакции, соглашатели вынуждены были опираться на авторитет издателя — Исполком Петроградского Совета и его лидеров, в первую очередь на И. Г. Церетели и В. Б. Станкевича.

Первая реакция на произошедшие события появилась в «Известиях» лишь 21 апреля. Это было связано с тем, что по воскресеньям газеты в России не выходили, и Петроградский Совет и ЦИК первого созыва не сумели преодолеть сопротивление печатников и организовать ежедневный выход своей газеты. На первой странице было помещено сообщение «В Совете Рабочих и Солдатских Депутатов», извещавшее читателей

о том, что заседание Совета 20 апреля постановило не предпринимать никаких решений впредь до личного обмена мнений с членами правительства. В заключение сообщения указывалось, что ораторы почти всех политических партий поддержали предложение, сделанное председателем Совета Н. С. Чхеидзе33.

Еще одной опасностью для руководства Совета стали стихийные выступления революционных масс против Временного правительства и министра иностранных дел, с которым персонифицировалась Нота — П. Н. Милюковым. Бюро Исполкома Петроградского Совета попыталось принять постановление, запрещавшее проведение манифестаций без разрешения Исполкома. Однако эта мера настолько шла против традиции народного волеизлияния первых месяцев революции, что соглашатели не решились пойти на такой шаг. Тогда им пришлось ограничиться прокламацией без подписи, опубликованной в виде статьи в «Известиях»34. Эта

статья была помещена на первой странице в том же номере от 21 апреля. Здесь же опубликовали резолюцию о войне, принятую Всероссийским совещанием рабочих и солдатских депутатов, сопроводив ее припиской, что она является обязательной для революционной демократии и «должна быть основой для дипломатических переговоров».

Подбор материалов их размещение свидетельствует о том, что редакция вынуждена была выполнять указание издателя Петроградского Совета и максимально сглаживать разразившийся скандал, избегая нападок на Временное правительство. Однако на второй станице была помещена подборка «Резолюции по вопросу о ноте Времен. Правительства

18 апреля», нее вошли волеизлияния не самых радикальных организаций революционного Петрограда: электротехнического батальона и студентов высших коммерческих курсов. Даже в этих резолюциях солдаты требовали немедленной отставки министра иностранных дел Милюкова и военного министра А. И. Гучкова, а студенты призывали массы сплотиться вокруг Совета, объявив его «единственным выразителем народных чаяний и желаний».

В духе резолюций о Ноте Милюкова оказалось и письмо с фронта помещенное в рубрике «О войне до конца», в нем автор отмечает аннексионистский дух, культивируемый в шовинистической печати, публикацию резолюций о желании вести войну до победного конца, помещаемых от имени фронтовиков. Он высказал сомнение в достоверности таких резолюций: «Очевидно, такие декларации составляются где-нибудь в штабах: армий, корпусов в тыловых учреждениях, и не доводятся о них до сведения солдат в окопах»35. Автор письма заявил о том, что заветным желанием солдат из окопов является прочный мир. Далее в этом же номере было опубликовано еще несколько резолюций, содержащих различные требования к Совету и Временному правительству в духе Манифеста.

Несмотря на попытки интернационалистской части редакции хотя бы как-то ослабить впечатление от потока соглашательских публикаций на страницах «Известий», ведущая роль в руководстве редакцией в те дни принадлежала не им. После реорганизации управления Петроградским Советом и создания Бюро Исполкома редакция «Известий» состояла из двух частей — четырех редакторов, являвшихся членами Бюро: И. П. Гольденберга, В. С. Войтинского, Ф. И. Дана и Ю. М. Стеклова и четырех редакторов: Б. В. Авилова, В. Д. Бонч-Бруевича, Г. В. Циперо-вича, И. В. Чернышева, работавших в газете до реорганизации редак-

ции36. Среди редакторов членов Бюро преобладали сторонники соглашательского большинства Совета, колеблющимся интернационалистом был один Стеклов, среди назначенных редакторов сторонником соглашателей был только Чернышев. Однако ведущую роль в редакции в эти дни играл В. С. Войтинский. Его перу принадлежат «Воззвание Исполнительного комитета Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. Ко всем гражданам»37, оно публиковалось дважды, передовая статья «События 21 апреля»38. В последствие, вспоминая о событиях тех дней, он ставил в заслугу Советам осуществление запрета на рабочие и солдатские демонстрации. Войтинский настолько гордился своей статьей в «Известиях» от

23 апреля, что позднее цитировал ее в своих воспоминаниях39.

Наряду с разъяснительными статьями в газете публиковались правительственные оправдания под видом разъяснений «неправильно понятой» Ноты, но не умаляющих, как и было предусмотрено Церетели, достоинства власти. Вместе с ними была помещена резолюция общего собрания Совета Рабочих и Солдатских депутатов 21 апреля, весьма сдержанно комментирующая содержание этого документа и выразившая полное удовлетворение действиями правительства после 18 апреля40.

Параллельно с примирительными статьями и материалами газета продолжала публиковать резолюции, показывающие непопулярность Временного правительства и шаткость его положения. Рабочие и служащие акционерного общества «Динамо» потребовали удалить из правительства Милюкова и Гучкова, «как первых отступников от требований народа», а в случае отказа — ликвидировать все правительство41.

В последующих номерах газеты тема «Нота Милюкова» искусно трансформируется, главный упор в публикациях делается не на внешнеполитический курс Милюкова, а на восхваление выдержанности рабочих и гарнизона Петрограда, не поддавшихся на провокации и подчинившихся приказам Петроградского Совета42.

В это же время руководство Совета делает еще одну необоснованную уступку Временному правительству, в «Известиях» начинается усиленная пропаганда «Займа Свободы». Обещание поддержать «Заём Свободы» руководство Советов использовало как средство давления на правительство, затягивающее отправку Ноты Милюкова союзникам. В результате получилось, что правительство опубликовало документ, содержание которого было прямо противоположным ожиданиям лидеров революционной демократии и вызвало апрельский кризис в стране,

а Временное правительство получило активную поддержку Займа, имевшего немного сторонников в российском обществе. В конце апреля 1917 г. в «Известиях» корреспонденции внешнеполитического характера отходят на второй план.

Проблемы войны и мира вызывали огромный интерес российского общества в период первого состава Временного правительства. Противоречивое отношение к ним в различных кругах Петроградского Совета привело к непоследовательному выявлению его внешнеполитического курса на страницах «Известий». Несмотря на преобладание интернационалистов в составе редакции в марте-начале апреля 1917 г. руководству Исполкома удалось усилить свое влияние в редакции и контролировать линию издания в этом вопросе. Однако полностью решить вопрос контроля над редакций в конце апреля правому большинству Исполкома не удалось, в газете публиковались корреспонденции, идущие в разрез с руководящими статьями и показывающие истинное отношение масс и части членов редакции к правительству и политике П. Н. Милюкова.

1 Известия. 1917. 15 марта.

2 Там же.

3 Войтинский В. С. 1917-й. Год побед и поражений. Benson, 1990. С. 27.

4 СухановН. Н. Записки о революции: В 3 т. Т. 1. Кн. 1-2. М., 1991. С. 268-169.

5 Там же. С. 271.

6 Там же. С. 271-273.

7 Там же. С. 299.

8 Там же. С. 307.

9 Там же.

10 Известия. 1917. 29 марта.

11 Там же.

12 ГАРФ. Ф. 1244. Оп. 2. Д. 25. Л. 46.

13 Известия. 1917. 29 марта.

14 Войтинский В. С. 1917-й. Год побед и поражений. С. 45.

15 Известия. 1917. 31 марта.

16 Там же. 5 апреля.

17 Там же. 6 апреля.

18 Там же. 1 апреля

19 Известия. 1917. 8 апреля.

20 Там же. 9 апреля.

21 Церетели И. Г. Кризис власти. Воспоминания лидера меньшевиков, депутата II Государственной Думы 1917-1918. М., 2007. С. 16.

22 Там же. С. 17.

23 Керенский А. Ф. Русская революция 1917. М., 2005. С. 128.

24 Известия. 1917. 14 апреля.

25 Войтинский В. С. 1917-й. Год побед и поражений. С. 102.

26 Известия. 1917. 15 апреля.

27 Чернов В. М. Великая русская революция. Воспоминания председателя Учредительного Собрания. 1905-1920. М., 2007. С. 191.

28 Церетели И. Г. Кризис власти. С. 19.

29 Там же. С. 39.

30 СухановН. Н. Записки о революции. Т. 2. Кн. 3. С. 105.

31 Войтинский В. С. 1917-й. Год побед и поражений. С. 101.

32 Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 г. Протоколы, стенограммы и отчеты, резолюции, постановления общих собраний, собраний секций, заседаний Исполнительного комитета и фракций 27 февраля - 25 октября 1917 года: В 4 т. Т. 2. Л., 1991. С. 180.

33 Известия. 1917. 21 апреля.

34 Суханов Н. Н. Записки о революции. Т. 2. Кн. 3. С. 102.

35 Известия. 1917. 21 апреля.

36 Фёдоров М. В. «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов» в 1917 г. — издательский проект // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Серия 2. История. Вып. 2. 2009. С. 174.

37 ГАРФ. Ф. 1244. Оп. 2. Д. 25. Л. 191.

38 Там же. Л. 189.

39 Войтинский В. С. 1917-й. Год побед и поражений. С. 86.

40 Известия. 1917. 22 апреля.

41 Там же.

42 Там же. 23 апреля.

Информация о статье:

УДК 94(47).084.3

Автор: Фёдоров Михаил Владимирович, кандидат исторических наук, доцент кафедры Новейшей истории России Санкт-Петербургского государственного университета, Санкт-Петербург, Россия, mixail195@mail.ru Название: Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов» о выходе России из империалистической войны в марте-апреле 1917 г.

Аннотация: Статья посвящена малоизученной проблеме использования периодической печати для формирования общественного мнения по вопросу о выходе России из империалистической войны весной 1917 г. В статье проанализированы публикации «Известий Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», ориентированные в первую очередь на революционные массы Петрограда, оказывающие значительное влияние на политический курс Петроградского Совета. Прослеживается борьба между оборонцами и интернационалистами в редакции «Известий» и Совете по вопросам войны и мира на протяжении марта-апреля

1917 г Выясняется, какой смысл вкладывался различными политическими силами в понятия «демократический мир», «революционная война». Усиление позиций оборонцев в Петроградском Совете к концу марта после возвращения лидеров социалистических партий в Петроград. Рассматривается вопрос о попытках спасения Временного правительства, предпринятых Петроградским Советом после публикации «Ноты Милюкова».

Ключевые слова: газета, редакция, мир без аннексий и контрибуций

Information about the article:

Author: Mikhail V. Fyodorov — Ph. D. in History, Associate Professor, Saint-Petersburg State University, Saint-Petersburg, Russia, mixail195@mail.ru

Title: “News of the Petrograd Soviet of Workers’ and Soldiers’ Deputies” on the issue of Russia’s withdrawal from the imperialist war in the spring of 1917

Summary: This paper, using little-known issue of the periodical press to shape public opinion on the issue of Russia’s withdrawal from the imperialist war in the spring of 1917 in the publication of the article the “News of the Petrograd Soviet of Workers’ and Soldiers’ Deputies”, focused primarily on the revolutionary masses of Petrograd, which significantly impact on the political course of the Petrograd Soviet. There is evidence of a struggle between defenders and internationalists in edition of “News” and the Council on matters of war and peace during the March-April 1917. It is considered what meaning the various political forces put in the concept of “democratic peace”, “revolutionary war”. Strengthening the position of the Petrograd Soviet defenders the end of March after returning leaders of socialist parties in Petrograd. The question of trying to rescue the Provisional Government Petrograd Soviet taken after the publication of “Notes Miliukov”

Keywords: newspaper, editorial, peace without annexations and indemnities.

References:

1. Voitinskii V. S. 1917-i. Godpobed iporazhenii. Benson, 1990.

2. Sukhanov N. N. Zapiski o revoliutcii: V 3 t. Moscow, 1991.

3. Tcereteli I. G. Krizis vlasti. Vospominaniia lidera menshevikov, deputata II Gosudarstvennoi Dumy 1917-1918. Moscow, 2007.

4. Kerenskii A. F. Russkaia revoliutciia 1917. Moscow, 2005.

5. Chernov V. M. Velikaia russkaia revoliutciia. Vospominaniia predsedatelia Uchreditelnogo Sobraniia. 1905-1920. Moscow, 2007.

6. Petrogradskii sovet rabochikh i soldatskikh deputatov v 1917 g. Protokoly, stenogrammy i otchety, rezoliutcii, postanovleniia obshchikh sobranii, sobranii sektcii, zasedanii Ispolnitelnogo komiteta i fraktcii 27 fevralia - 25 oktiabria 1917 goda: V 4 t. Vol. 2. Leningrad, 1991.

7. Fedorov M. V. «Izvestiia Petrogradskogo Soveta rabochikh i soldatskikh deputatov» v 1917 g. — izdatelskii proekt, in Vestnik Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriia 2. Istoriia. Iss. 2. 2009.