Научная статья на тему 'Изучение представлений о жизни и смерти в старшем школьном возрасте'

Изучение представлений о жизни и смерти в старшем школьном возрасте Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
244
38
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Изучение представлений о жизни и смерти в старшем школьном возрасте»

© 2008 г. С.А. Абдулгалимова

ИЗУЧЕНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ЖИЗНИ И СМЕРТИ В СТАРШЕМ ШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ

В современной психологии общепризнано, что человек как целостная система с разноуровневой иерархической организацией психических функций, процессов, свойств личности включает в себя и определенную систему отношений к многообразию окружающего мира, которая не является постоянной для разных возрастных периодов жизни человека и на протяжении всей жизни находится в состоянии непрерывного динамического изменения [1]. Её можно рассматривать и как систему ценностей и жизненных смыслов, так как, по мнению А.Н. Леонтьева, проблема смысла - это последнее аналитическое понятие, венчающее общее учение о психике, так же как понятие личности венчает всю систему психологии [2].

Важнейшей методологической предпосылкой изучения смысла является положение Л.С. Выготского о принципе единства аффективных и интеллектуальных процессов, образующих динамические смысловые системы как единицы исследования личности [3]. Кроме того, основополагающими для данного исследования являются идеи о том, что смысловой анализ человеческого поведения представляет собой путь развития духовной жизни человека, а личностный смысл выступает психологическим механизмом регуляции поведения [2].

Большинство современных наук о человеке обращались к проблеме смысла жизни на всем протяжении своего существования.

В отечественной психологии эта тема изучалась как одна из основных категорий психологии, как центральная направленность личности, жизненная стратегия, установка, как эмоция - смысловая позиция - переживание, смысловая регуляция деятельности или произвольная мотивация, как потребности личности в парадигме относительной эмансипированности от «внешнего» и «внутреннего».

В зарубежных психологических исследованиях смысла жизни доминировали подходы, основанные на психоаналитической и гуманистической парадигмах. Смысл рассматривался как процесс адаптации человека к воздействию внешних и внутренних факторов в системе формирования универсальных ценностей и внутренней тенденции «стремления к смыслу». Он изучался в контексте достижения человеком состояния равновесия путем стремления к счастью через процесс самоактуализации, свободный выбор собственных жизненных установок.

В социальной психологии проблема смысла исследуется с позиций смысловой направленности личности как продукта бессознательного целеполагания, интеграции личности через самосознание, достижения общности личности и группы, ценностных ориентаций, социальной установки, социального представления, высших ценностей.

Для многих исследователей является очевидным тот факт, что жизнь всегда мыслится в соотношении со сво-

им результатом - смертью, а осознание своей смертности побуждает размышлять о смысле жизни. Можно выделить как минимум три не «пересекающиеся» плоскости, в которых необходимо рассматривать совокупность этих вопросов:

1. Первая плоскость - биологическая, ибо состояния жизни, смерти и бессмертия являют по сути дела различные стороны одного феномена.

2. Второй пласт проблемы «жизнь - смерть - бессмертие» связан с уяснением специфики человеческой жизни и ее отличия от жизни всего живого. Уж более тридцати веков мудрецы, пророки и философы разных стран и народов пытаются найти этот водораздел.

3. Третье измерение этой проблемы связано с идеей обретения бессмертия, которая рано или поздно становится в центр внимания человека, особенно если он достиг зрелого возраста.

Но сколько бы не было написано научных работ, в конце концов происходит осознание собственной смерти, которое всегда глубоко личностно и сугубо индивидуально. Страх смерти естественен для человека. Он знаком практически каждому. Каждый человек проделывает немалую внутреннюю работу, чтобы научиться жить с этим страхом и защищаться от него. Этот страх проявляется с момента ощущения себя человеческой личностью - «у зверей и ангелов тревоги нет». Это знание - тяжелая, подчас невыносимая ноша.

Страх смерти имеет сложную структуру, но ряд авторов, например, С. Рязанцев [4], считают, что основными его причинами являются:

1) ужас перед неизвестным и неопределённым;

2) сомнения насчёт своего бессмертия;

3) нежелание расставаться со всем, что было дорого сердцу, и с теми, кого искренне любили или к кому были сильно привязаны;

4) отождествление себя со своим физическим телом и ужас перед возможностью потерять его.

Основные механизмы формирования страха смерти неотъемлемы от образа жизни обычного человека. Можно выделить ряд таких важнейших механизмов, лежащих в основе современной культуры, и назвать важнейшие источники страха смерти современного человека: неподлинное, лишенное экзистенциального смысла бытие; одиночество; не осмысленный и не интегрированный опыт общения со смертью; нарцис-сическое стремлением к превосходству; обсессивная потребность в контроле [5].

Столкновение с опытом смерти становится тем толчком, который влияет на жизнь до смерти, перестраивает взгляды человека на жизнь. Опыт близкой смерти, непосредственного ощущения близости границы нашел многообразное преломление в литературе и кино в сюжетах о том, как меняет жизнь человека осознание того, что ему отмерено совсем немного.

Другое понимание смысла смерти зависит прежде

всего от того, как мы воспринимаем жизнь до смерти. Если отношение к своей жизни не носит индивидуализированное™, то человек воспринимает смерть как нечто абсолютно фатальное и старается в максимальной степени уйти от мыслей о ней. Понимание не помогает, а мешает чувствовать себя сравнительно комфортно.

Но человек отличается от всех прочих живых существ тем, что у него есть выбор: подчиняться природным или замещающим их социальным процессам либо идти своим одиноким путем нахождения собственной идентичности, построения своего индивидуального отношения к жизни и смерти - путем развития индивидуальности.

Нами было проведено исследование отношения к жизни и смерти в старшем школьном возрасте. В нем приняли участие 437 школьников. Нас интересовало отношение к жизни у старшеклассников разных полов: в выборку вошло 93 юноши и 144 девушки. Также нас интересовал этнокультуральный аспект отношения к жизни и смерти, поэтому в выборку вошли представители русской и дагестанской этнических групп, всего 237 русских и 237 дагестанцев. Был составлен опросник, в котором представлены основные изучаемые нами параметры в соответствии с основным гипотезами исследования. Он включал в себя 10 вопросов, 2 из которых были базовые, остальные - дополнительные.

Пранализировав собранный материал, мы пришли к следующим выводам.

Отношение к жизни в старшем школьном возрасте имеет свои специфические особенности. Так, ассоциативный ряд понятия «жизнь» составил 16 типичных ассоциативных категорий, которые мы сгруппировали в три основных (не равных по объему) смысловых блока:

1) жизнь как физическое явление (биологическое явление; деятельность; время; цель; процесс; путь; испытание; предмет);

2) жизнь как личностные переживания и отношения (эмоциональные понимание жизни; религиозная трактовка; аксиологическая трактовка жизни; оценочное определение жизни);

3) жизнь как социальное явление (свобода; возможность; социальная роль; близкие).

Отношение к смерти представило собой дихотомическую шкалу: рациональное и иррациональное понимание жизни в юношеском возрасте. Анализ ответов на вопрос представлений о смерти позволил выделить 8 типичных ассоциативных категорий, которые мы сгруппировали в 2 основных блока. Все ответы можно разделить также на два блока:

1) рациональное понимание смерти (конец; биологическое явление; неизбежность; неизвестность; эмоциональные переживания; оценочное определение);

2) иррациональное понимание смерти (потусторонняя жизнь; переход души).

Таким образом, мы выявили, что ассоциативный ряд при трактовке жизни несколько шире. При анализе понятия «жизнь» мы выделили 16 ассоциативных категорий, а при анализе понятия «смерть» - всего 8, что свидетельствует о том, что ответы респондентов чаще были

схожими. В отличие от характеристик жизни в характеристике смерти мы выделили иррациональную составляющую.

Не смогли описать свое понимание смерти почти в два раза больше старшеклассников, чем при определении жизни. Это связано и с тем, что ассоциативный ряд в этом случае несколько шире, чем при понимании смерти.

Дагестанские старшеклассники склонны к религиозно--социальным трактовкам жизни и смерти, в то время как русские дают более индивидуализированные ответы, чаще трактуя жизнь в качестве биологического явления, определенных эмоциональных переживаний и целей.

Дагестанские школьники часто затруднялись при формулировании определений жизни и смерти, для них характерна менее развитая способность к рефлексии.

Так же, как и при описании жизни, в представлениях о смерти большинство школьников склонно давать физиологическую трактовку. Однако смерть значительное число респондентов охарактеризовало как конец всего, хотя трактовок жизни как начала практически не встречалось. В представлениях старшеклассников жизнь чаще выступает как динамичное явление.

Половые различия в понимании исследуемой темы связаны с более формальным, биологическим пониманием жизни старшеклассниками и эмоционально-целевым - старшеклассницами. В понимании смерти старшеклассницами также больше выражен эмоциональный акцент. Они чаще, чем юноши, склонны задумываться о смерти, чаще испытывают страх смерти. У старшеклассников реже, чем у старшеклассниц, возникают суицидальные мысли.

Ответы юношей и девушек отличаются: определения понятия «жизнь» у девушек более социально направлены; юноши чаще дают религиозную трактовку жизни.

Математический, статистический и корреляционный анализ показал, что эти различия достоверны. Отношения к жизни и смерти имеют свою специфическую особенность, связанную с тем, что особую значимость проблемы смысла жизни вообще и своего существования, в частности, приобретают в юношеском возрасте. Так, И.С. Кон отмечает, что в раннем юношеском возрасте отказ от детской мечты о личном бессмертии и принятие неизбежности смерти заставляет человека всерьез задуматься о смысле жизни, о том, как лучше прожить отпущенный ему огромный срок [6]. Поэтому у старших школьников на первое место выходит ценностно ориен-тационная деятельность сознания, поиск смысла жизни. Это связано с формированием у них [7], с одной стороны, обобщенного представления о мире в целом, а с другой - обобщенного представления о себе самом, что приводит к возникновению потребности свести это в единую смысловую систему и тем самым найти смысл своего существования.

Подростковый возраст, во время которого смысловая сфера формирующейся личности находится в стадии становления, наиболее уязвим. Отсутствие стойких смысложизненных парадигм приводит к недостаточному осмыслению ценности жизни (экзистенциальный вакуум) и пренебрежении ею. В последние годы стали

заметны проблемы психологического неблагополучия молодого поколения, одной из которых, может быть, самой важной выступает явное снижение ценности собственной жизни. Об этом свидетельствует увеличение количества детских и подростковых самоубийств, стремительно развивающаяся наркотизация и алкоголизация молодежи, повышение интереса к экстремальным формам проведения досуга, предпочтение виртуального мира реальному [8].

Современный молодой человек взрослеет в такой ситуации, когда его сознание с детства просто «бомбардируется» темой смерти. Смерть присутствует в его жизни повсеместно. Фильмы, книги, телепередачи изобилуют демонстрацией изощренных убийств и мучительных смертей. Тексты современной рок- и рэп-музыки также насыщены тематикой смерти и разрушения. Более всего переживания по поводу смертности актуализируются, естественно, новыми социальными реалиями: современные взрослеющие дети живут в ситуации беззащитности перед угрозой терроризма. Оказывает свое влияние на эти представления и такой демографический фактор, как «старение» населения. Смертность в стране превышает рождаемость, и потому молодым чаще приходится жить в окружении старых людей, для которых тема смерти естественна и актуальна.

Отношение к смерти как в теоретическом, так и в эмпирическом плане довольно-таки широко исследовано в западной психологической науке. Начиная с 70-х гг. прошлого века получено огромное количество разнообразного по методологическим основаниям эмпирического материала о возрастных, социально-психологических и личностных особенностях страха смерти. При этом надо заметить, что в возрастной психологии мимолетно изучается развитие представления о смерти у детей, причем особое внимание уделяется индивидуальным защитным механизмам, направленным на избавление от тревоги, связанной со смертью. В связи с этим возникает парадигма психопатологии, основанная на этих отрицающих смерть защитах. В экзистенциальной психологии оформляется теория и разрабатываются практические приложения терапевтического подхода, построенного на сознавании смерти [9].

Следует отметить, что формирование смысложиз-ненных парадигм находится в тесной связи с социумом и господствующей культурообразующей традицией. В нашей работе подобными культурообразующими традициями являются три: христианство (православие), ислам и атеизм, который в условиях современного общества надо рассматривать чаще не как принципиальные атеистические убеждения, а скорее как отсутствие сформированных религиозных убеждений.

Христианское понимание смысла жизни и смерти исходит из ветхозаветного положения: «День смерти лучше дня рождения» и новозаветной заповеди Христа

«... я имею ключи от ада и смерти». Целью жизни человека является обожение, движение к жизни вечной. Без осознания этого земная жизнь превращается в сон, пустую и праздную мечту, мыльный пузырь.

Другая мировая религия - ислам - исходит из факта сотворенности человека волей всемогущего Аллаха, который прежде всего милосерден. По исламу человек был создан для поклонения. Во-первых, ему должны были поклониться ангелы и джинны, во-вторых, сам человек должен вверить себя Творцу и поклоняться Ему. Смысл жизни есть в поклонении.

Безрелигиозных людей и атеистов часто упрекают за то, что для них земная жизнь - это все, а смерть - непреодолимая трагедия, которая, в сущности, делает жизнь бессмысленной. Для верующего тут все ясно, а для неверующего возникает альтернатива трех возможных путей решения этой проблемы.

Первый - это принять мысль, которая подтверждается наукой и просто здравым рассудком, что в мире невозможно полное уничтожение даже элементарной частицы, и действуют законы сохранения.

Второй - обретение бессмертия в делах человеческих, в плодах материального и духовного производства, которые входят в копилку человечества.

Третий путь к бессмертию, как правило, выбирают люди, масштаб деятельности которых не выходит за рамки их дома и ближайшего окружения. Бессмертие для них - не в вечной памяти облагодетельствованного человечества, а в повседневных делах и заботах.

Литература

1. АнаньевБ.Г. Человек как предмет познания. Л., 1968.

2. Леонтьев А.Н. Философия психологии: из научного наследия / Под ред. А.А. Леонтьева, Д.А. Леонтьева. М., 1994.

3. Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. Т. 2. М., 1982.

4. Рязанцев С. Танатология - наука о смерти. М., 1991.

5. Холмогорова А.Б. Страх смерти: культуральные источники и способы // Московский психотерапевт. журн. 2003. № 2.

6. Кон И.С. В поисках себя. Личность и её самосознание. М., 1984.

7. Божович Л.И. Проблема развития мотивационной сферы ребенка // Изучение мотивации поведения детей и подростков. М., 1972.

8. Гаврилова Т.А. Страх смерти в подростковом и юношеском возрасте // Вопросы психологии. 2004. № 6. С. 63-71.

9. Шнейдер Л. Смерть как ритуальное, профессиональное и материальное (окончание) // Развитие личности. 2003. № 1. С. 78-95.

Дагестанский государственный педагогический университет 13 сентября 2007г

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.