Научная статья на тему 'Из истории возрождения логики в СССР в 1941-1946 гг. Часть II'

Из истории возрождения логики в СССР в 1941-1946 гг. Часть II Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
146
49
Поделиться
Ключевые слова
ЛОГИКА / СОВЕТСКАЯ ФИЛОСОФИЯ / ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ / СТАЛИНИЗМ / LOGIC / SOVIET PHILOSOPHY / INSTITUTE OF PHILOSOPHY / STALINISM

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Корсаков С.Н.

В статье на основе архивных документов рассказывается о начальном этапе возрождения преподавания и изучения логики в СССР в первой половине 1940-х гг. Рассматриваются: беседа Сталина с директором Института философии АН СССР П.Ф. Юдиным о создании учебника логики в 1941 г., ход и итоги обсуждения учебников логики В.Ф. Асмуса и Э.Я. Кольмана в Институте философии АН СССР в 1943 г., обсуждение вопроса о переиздании учебника логики Г.И. Челпанова в Институте философии АН СССР в 1943 г., работа Курсов для подготовки преподавателей логики в вузах и школах Минвуза СССР в 1946 г.

From the History of the Renaissance of Logic in the USSR in 1941-1946. Part II

In the article on the basis of archival documents describes the initial stage of the Renaissance of teaching and learning logic in the USSR in the first half of the 1940s. Considered: a conversation of Director of the Institute of Philosophy P.F. Yudin with Stalin about creating logic tutorial in 1941, the course and outcome of the discussion of logic textbooks by V.F. Asmus and E.J. Colman at the Institute of Philosophy of the Russian Academy of Sciences in 1943, the discussion on the re-release of logic tutorial by G.I. Chelpanov in the Institute of Philosophy of the Russian Academy of Sciences in 1943, job training Courses for teachers of logic in the universities and schools of higher education of the USSR in 1946.

Текст научной работы на тему «Из истории возрождения логики в СССР в 1941-1946 гг. Часть II»

Логические исследования 2016. Т. 22. № 1. С. 145-170 УДК 16

Logical Investigations 2016, vol. 22, no 1, pp. 145-170

История логики

History of Logic

С.Н. КОРСАКОВ

Из истории возрождения логики в СССР в 1941-1946 гг. Часть II1

Корсаков Сергей Николаевич

Сектор гуманитарных экспертиз и биоэтики, Институт философии РАН. 109240, Российская Федерация, Москва, ул. Гончарная, д. 12, стр. 1. E-mail: snkorsakov@yandex.ru

В статье на основе архивных документов рассказывается о начальном этапе возрождения преподавания и изучения логики в СССР в первой половине 1940-х гг. Рассматриваются: беседа Сталина с директором Института философии АН СССР П.Ф. Юдиным о создании учебника логики в 1941 г., ход и итоги обсуждения учебников логики В.Ф. Асмуса и Э.Я. Кольмана в Институте философии АН СССР в 1943 г., обсуждение вопроса о переиздании учебника логики Г.И. Челпанова в Институте философии АН СССР в 1943 г., работа Курсов для подготовки преподавателей логики в вузах и школах Минвуза СССР в 1946 г.

Ключевые слова: логика, советская философия, Институт философии, сталинизм

1. Начало международного сотрудничества в области логики

Первое международное сотрудничество в области логики началось с дружественной Болгарией. В «Вопросах философии» отметили выход в 1945 г. в Болгарии нового учебника логики [23].

12 июля 1945 г. президент Болгарской АН Д.Г. Михалчев на совместном заседании Института философии АН СССР и философской секции Всесоюзного общества культурных связей с заграницей выступил с докладом «Традиционная логика в новом освещении» [8].

Вначале Михалчев дал обзор трактовок предмета логики, выделив нормативистские и индуктивистские подходы к пониманию законов мышления. Далее он выдвинул тезис, что согласно традиционной логике мы сознаем не сам предмет, а его действие на нас. Как возможно

хПри поддержке РГНФ. Проект № 15-03-00244 «Институт философии РАН в период сталинизма».

© Корсаков С.Н.

воздействие на нас внешнего предмета? Впечатление, представление о предмете вовсе не обязательно должны относиться к психологическим явлениям. Толстой, который рисует муки роженицы, не переживает их. Содержанием впечатления выступает не переживание предмета, а сам предмет. Как и следовало ожидать, Михалчев подверг критике теорию отражения, разумеется, не называя имен ни Ленина, ни Т.Д. Павлова, который еще несколько лет назад работал на Волхонке, 14 и выпустил здесь первое издание своей «Теории отражения». Михалчев считал, что теория отражения не способна объяснить формирование психического образа.

Сформулировав свои исходные гносеологические посылки, Михал-чев перешел к подробному разбору трех известных форм и четырех законов мышления в свете этих посылок. Он давал сначала традиционную трактовку, затем подвергал ее критике и выдвигал собственную. В частности, он заявил, что закон непротиворечивости относится только к сфере выражения, но относить его к сфере мышления бессмысленно, так как само мышление по сути своей не может быть противоречивым. Логические законы относятся не к сфере мышления, а к сфере выражения. Мы же, подчиняясь стереотипам, смешиваем логику с грамматикой. Нетрадиционная логика должна изучать само мышление, не смешивая мышление и речь.

Михалчев подчеркивал мысль, что логика, логическое мышление возникает и существует в деятельности, в действиях человека по отношению к действительности. Единственное средство установить существование действительности — это действие, в результате которого реализуется причинное отношение между вещами. Эти причинные отношения должны лежать в основе логического мышления. После выступили советские коллеги. С.Л. Рубинштейн особо остановился на трактовке Михалчевым связи мышления и языка, сказав, что искусственно разграничить эти сферы невозможно. М.А. Дынник отметил, что как раз марксистское понимание теории отражения подчеркивает активный характер деятельности людей и роль ее в познании. М.П. Баскин сказал, что нельзя отрывать сам предмет от его действия на нас, поскольку действует на нас именно предмет.

Доклад академика Д.Г. Михалчева стал первым в Институте философии АН СССР крупным научным мероприятием по логике, имевшим международный характер.

2. Вопросы логики в советской периодике середины

1940-х годов

Как сказано, к 1944 г. вопрос об изучении и последующем преподавании логики встал в практическую плоскость. Преподаватели философии по всей стране с жадностью ожидали литературы для самостоятельной работы и ведения занятий. Но кроме брошюр Строговича «на правах рукописи» никаких учебников не было издано вообще. В собранном виде учебник Строговича вышел в 1946 г. — тоже раньше учебников В.Ф. Асмуса, С.Н. Виноградова, Э.Я. Кольмана, К.С. Бакрадзе, Н.И. Кондакова, Д.П. Горского, П.В. Таванца.

Период с 1944 по 1946 г. оказался самым «голодным» на литературу по логике: спрос максимальный, а наличие — тем более в провинции — минимальное. Ситуация осложнялась тем, что в 1944 г. в результате борьбы групп Митина и Александрова был закрыт единственный философский журнал «Под знаменем марксизма». В его последнем вышедшем номере за апрель-май 1944 г. была напечатана глава «Логические законы мышления» из подготовлявшегося В.Ф. Асмусом учебника логики [19].

Теперь философам ничего не оставалось, как использовать для публикаций страницы пропагандистских журналов. С другой стороны, сверху от Агитпропа ЦК шла установка на всемерную популяризацию логики, разъяснение ее значения массам. Поэтому историк логики не может пройти мимо самых разнообразных пропагандистских журналов 1944-1946 гг. Они дают представление о том, как для широкой аудитории аргументировалась необходимость изучения логики.

В 1944 г. В.Ф. Асмус напечатал статью «Для чего нужно изучать логику» в журнале Политуправления ВМФ «Агитатор». Статья подавалась как «ответ на вопрос лейтенанта С. Рыжева». Асмус писал о том, что знание логики способствует успешности устного выступления. Правила логического мышления — одни и те же для всех: требования определенности, последовательности и доказательности. Автор статьи призывал к постоянному самоконтролю за тем, чтобы речь каждого была логически обоснована и оформлена [17].

В газетных статьях и популярных брошюрах пропагандировал значение логики П.С. Попов [54, 56, 57].

Много сделал для популяризации логики П.Е Вышинский. Он печатал статьи, пропагандирующие логику, в целом ряде журналов [30, 31], включая такой «установочный» журнал, как «Партийная жизнь». Он призывал изучать логику для успешного ведения пропа-

гандистской работы, отмечая при этом, что читателю учебников логики следует быть осторожным и учитывать, что всякий автор — представитель того или иного направления в логике [29]. П.Е. Вышинский старался доступно объяснить далекому от логики читателю, как можно применять те или иные логические приемы [33]. Весьма интересна его научно-популярная статья в журнале «Октябрь», где он дал хорошо написанный очерк истории логики, очень полезный для впервые знакомящегося с логикой человека. Знание логики необходимо каждому культурному человеку, подчеркивал автор статьи [30].

Поскольку постановление правительства о преподавании логики 1946 г. вводило ее как обязательный предмет в средней школе [48], вопросы логики оказались насущными для педагогических журналов и газет. «Советская педагогика», например, неоднократно предоставляла авторам, пишущим по логике, свои страницы [35]. «В порядке обсуждения» выступил С.Н. Виноградов. Он со знанием дела рассказал об истории преподавания логики в российских гимназиях до революции. Чтобы вновь начать преподавать предмет, надо ясно осознавать его значение, писал Виноградов. Со ссылками на Гегеля и Ленина он обосновал правомерность преподавания формальной логики в средней школе, отметил важность соблюдения правил логического мышления для любой научной работы, остановился на воспитательном значении логики, которая учит обстоятельности и беспристрастности в суждениях [25]. В дальнейшем на страницах «Советской педагогики» несколько лет велась дискуссия о логических проблемах обучения [64, 38, 50, 44, 82, 69]. Своеобразным завершением дискуссии стала статья А.А. Чудова [84]. Статья содержала советы педагогам как строить учебный курс логики: суть дела не в запоминании правил, а в том, чтобы сформировать у учащихся вполне грамотное мышление. Существенным и принципиальным для понимания места и значения логики в то время был следующий вывод А.А. Чудова:

Всякая попытка свести логику к прикладной дисциплине, все равно, будет ли это сведение в духе английского эмпиризма или американского прагматизма, должна встретить у нас решительное противодействие. Логика есть и должна остаться философской дисциплиной, изучающей формы и законы правильного мышления [84, с. 103].

Отсутствие общесоюзных философских изданий привело к тому, что серьезные статьи по логике авторы печатали в специализированных малотиражных провинциальных изданиях типа «Известий» и «Ученых записок». Посвященные различным логическим учениям статьи

В.Ф. Асмуса, В.К. Чалояна появились в «Известиях» АН Армянской ССР [18, 83]. В «Докладах» и «Известиях» АН Азербайджанской ССР печатал статьи по логике А.О. Маковельский [46, 45], в «Сообщениях» АН Грузинской ССР и «Трудах» Института философии АН Грузинской ССР — Л.П. Гокиели. Статьи по логике начали появляться в «Ученых записках» провинциальных университетов и пединститутов. Здесь можно назвать работы П.В. Копнина (Томск), Г.А. Курсанова (Свердловск), А.О. Стернина (Воронеж), В.П. Тугаринова (Калинин).

Надо сказать, что во второй половине 1940-х гг. было два периодических продолжающихся издания, которые печатали философские статьи. Но сегодня об этих изданиях никто не помнит, а потому оказались позабытыми и статьи, там печатавшиеся. Во-первых, это орган Отделения истории и философии АН СССР журнал «Известия АН СССР. Серия истории и философии». Несколько меньше половины его публикаций приходилось на философские работы. Во-вторых, продолжающееся издание Института философии АН СССР «Философские записки». Оно играло роль «Ученых записок» Института. Выходили они нерегулярно, примерно один том в год. Конечно, широкий читатель зачастую не подозревал о существовании этих изданий. В «Известиях» были опубликованы статья П.С. Попова о логике Аристотеля [55], статья А.А. Чудова об умозаключении замещения [85] и цикл статей П.В. Таванца о его теории суждения [73, 75-78, 80, 81].

В I и III выпусках «Философских записок» были напечатаны статьи П.В. Таванца и В.Ф. Глаголева по теории умозаключений [74, 36], а VI выпуск был весь посвящен вопросам логики. Здесь наряду со статьями идеологического характера, в которых призывали развивать диалектическую логику, были помещены и несколько профессиональных статей: П.В. Таванца, П.С. Попова, В.Ф. Глаголева, Е.К. Войшвилло [72, 61, 37, 26].

«Вопросы философии» с первых номеров стали уделять внимание вопросам логики. Отдел логики в журнале вел П.В. Таванец [79].

3. Группа логики Института философии АН СССР

29 января 1946 г. Дирекция Института обратилась к начальнику Управления пропаганды и агитации Г.Ф. Александрову с просьбой принять ее в полном составе, чтобы обсудить необходимые решения по вопросам дальнейшей разработки и изучения логики [10, л. 13].

В феврале 1946 г. в Институте философии АН СССР была сформирована группа логики. Ее возглавил П.С. Попов, продолжавший заведовать кафедрой логики на философском факультете МГУ [3, 5]. Решение Дирекции Института о создании группы и назначении Попова состоялось 26 февраля 1946 г. [9, л. 2]. П.С. Попов был приглашен в Институт в июне 1945 г. для подготовки учебника логики. К маю 1946 г. он написал три главы учебника элементарной логики. Главы обсуждались несколько раз. Рукопись была признана удачной, но требующей доработки. Попов продолжал перерабатывать свой текст [10, л. 69-71; 14, л. 6]. Для участия в работе группы логики была привлечена С.А. Яновская, которая стала вести теоретический коллоквиум по символической логике [11, л. 10]. В апреле 1946 г. на должность старшего научного сотрудника был зачислен Асмус [12, л. 12]. С сентября 1946 г. младшим научным сотрудником группы стал А.А. Чудов [12, л. 9].

Группа занималась подготовкой и изданием книг по логике и подготовкой кадров логиков. В группе логики обсуждались тексты учебников Строговича, Асмуса [11, л. 10]. В 1946 г. под грифом Института был издан учебник Г.И. Челпанова. В 1947 г. вышли учебники В.Ф. Асмуса и С.Н. Виноградова. Редактировал все эти книги А.А. Чудов. В январе-феврале 1946 г. в ЦК ВКП(б) были внесены предложения об издании на русском языке книги А. Тарского «Введение в логику и методологию дедуктивных наук» и «Логика, или искусство мыслить» А. Арно и П. Николя [10, л. 10, 23]. В феврале 1946 г. в ЦК были направлены варианты программ курсов логики для вуза и для школы, составленные Асмусом и Поповым [13, л. 1-28].

Начались первые защиты кандидатских диссертаций по логике. 16 апреля 1946 г. А.А. Ерофеев защитил диссертацию «О символике в математике и логике» [40]. Оппонентами выступили М.Э. Омельянов-ский, С.А. Яновская, В.Н. Молодший. Вопросам логики была посвящена четвертая глава диссертации. Диссертант утверждал, что математическая логика в отличие от математики не является самостоятельной наукой и может быть использована не только математикой, но и другими науками, главным образом теми, в которых применяется аксиоматический метод. Он показал преимущества, которые дает применение логической символики в математике.

С.А. Яновская отметила нечеткость в определении диссертантом понятия «символ» в применении к математике и логике: в какой мере символ замещает, и в какой — выражает некое содержание. А.А. Чудов и С.Л. Рубинштейн порекомендовали диссертанту глуб-

же ознакомиться не только с логико-математической (Фреге), но и с собственно философской литературой (Моррис, Карнап) по этому вопросу [14, л. 97-114-об.].

9 июля 1946 г. А.А. Чудов защитил диссертацию «Учение о понятии в логике» [86]. Оппонентами выступили С.А. Яновская и М.А. Леонов [15, л. 1].

В 1946 г. в группе были сделаны следующие доклады: С.А. Яновская «Закон исключенного третьего», В.Ф. Асмус «О течениях в современной логике Франции», П.В. Таванец «О суждении в атрибутивной логике и логике отношений». На заседании ученого совета Института были сделаны доклады: П.Е. Вышинский «Вопросы логики в ранних работах товарища Сталина» [11, л. 25-26], С.А. Яновская «Лейбниц как основоположник математической логики» [15, л. 63-68-об.].

3 декабря 1946 г. Дирекция Института философии АН СССР рассмотрела итоги работы группы логики. К успехам было отнесено завершение подготовки к изданию учебников Асмуса и Виноградова. До сотрудников довели решение ЦК об увеличении числа аспирантов по логике в Институте до 20 человек. В свете новых постановлений, расширявших масштабы работы, возникла необходимость в структурной перестройке. Дирекция приняла следующее решение:

Необходимо создать сектор логики, в котором сконцентрировать всех советских логиков. Вопросы логики должны разрабатываться в Институте философии. Выявлять среди философов желающих переключиться на логику, поддерживать инициативу отдельных товарищей, желающих писать учебник по логике [12, л. 77—77-об.].

Мы не будем рассматривать дальнейшую историю группы логики, а затем сектора логики. 23 декабря 1947 г. Президиум АН СССР утвердил новую структуру Института философии АН СССР, куда вошел сектор логики, который возглавил А.А. Чудов [6, 4, 67]. Эта задача требовала бы уже профессионального логического разбора [16]. Приведем только воспоминания Б.В. Бирюкова о том, каким был сектор логики в 1948 г.:

Недолгое пребывание в аспирантуре академического института было столь наполнено событиями, что заслуживает специального освещения. Остановлюсь только на событиях, имеющих отношение к логике. Я познакомился с ранее неизвестным мне представлением силлогистики на основе «принципа замещения» — с подходом, который в своих докладах и публикациях развивал А.А. Чудов. Оценить подход Чудова было для

меня тогда затруднительно, так как я не был знаком ни с алгеброй логики (особенно в интерпретации Джевонса, где главным правилом вывода служил как раз упомянутый принцип), ни с трудами М.И. Каринского, который строил «логику отношений» как теорию умозаключений, тоже основанную на этом принципе.

Запомнились также доклады Петра Васильевича Таванца, которые он делал на заседаниях Ученого совета Института; докладчик рассказывал о разработанной им теории суждений и умозаключений. Таванец средств математической логики не привлекал. Максимум, на что распространялись его логические новации, была логика отношений, дискуссии вокруг которой только начинались. Рассматривая альтернативу «атрибутивная логика — логика отношений», Таванец высказывался в пользу первой, т.е. логики, признающей универсальной формой суждений их субъектно-предикатную структуру, противоположный же взгляд осуждал как «идеалистический» [20, с. 41].

4. Курсы для подготовки преподавателей логики в вузах и школах в 1946 г.

В июле 1946 г. Министерство высшего образования СССР организовало в г. Химки Курсы для подготовки преподавателей логики в вузах и школах. Среди лекторов Курсов были В.Ф. Асмус, П.С. Попов, С.Н. Виноградов [1].

На курсы прибыли 100 профессоров, доцентов и преподавателей из университетов и институтов страны. Курсы были рассчитаны на шесть недель. Читались лекции, проводились семинарские занятия. В семинаре по методике преподавания логики проводилось обсуждение новых программ по логике для высших и средних учебных заведений.

В учебном плане курсов наряду с общими лекциями по логике были предусмотрены спецкурсы по диалектическому материализму, по критике современных направлений в логике. Читать спецкурс по истории логики Минвуз СССР пригласил из Баку А.О. Маковельского. По окончании Курсов Минвуз СССР предложил ему написать учебник по истории логики. «История логики» А.О. Маковельского вышла в 1967 г.

16 июля на открытии курсов с большой речью выступил академик Г.Ф. Александров [7]. Это была типичная установочная речь идеологического руководителя того времени, опубликованный текст которой отличался от самой речи тем, что из него изымались рассказы о посещении выступавшим Сталина и о том, что Сталин сказал по поводу обсуждаемых здесь вопросов. Именно так, в устной форме, тогда доводились до общественности установки, которые потом внедрялись в жизнь.

Александров начал свое выступление с обоснования роли логики в науке, образовании и жизни. Логика занимает важное место в философском образовании каждого культурного человека. Она дисциплинирует мысль, приучает к последовательности рассуждений, предохраняет от ошибок. Значение изучения логики состоит в сознательном пользовании всей системой правил мышления. Надо сказать, что Александров имел право говорить о логике, потому что еще в МИФЛИ хорошо изучил Органон Аристотеля и затронул вопросы логики в своей книге об Аристотеле.

Находясь на пике острой борьбы с группой Митина — Юдина за главенство в советской философии, Александров воспользовался случаем, чтобы бросить камешек в этот «огород». Изучение и преподавание логики, сказал он, раньше было поставлено плохо. Логика как наука оказалась вне поля зрения философских работников. Это идет от старых ошибок товарищей, работающих в области философии, продолжал Александров, когда не в меру ретивые товарищи часто вообще считали всю прежнюю культуру несовременной и устаревшей. Среди философских работников были довольно широко распространены взгляды, согласно которым формальная логика не имеет какой бы то ни было ценности и какого-либо значения. Надо покончить с точкой зрения, которая не признает какой-либо ценности за формальной логикой, подчеркнул Александров.

Далее Александров перешел к изложению высказываний Сталина, полученных в ходе личной беседы. Товарищ Сталин, говорил Александров, неоднократно обращал внимание на необходимость знания законов и правил логики нашими кадрами.

В связи с этим, — продолжил Александров, — я хочу передать один разговор, который имел место недавно с товарищем Сталиным по поводу изучения логики. Работники Управления пропаганды и агитации были у товарища Сталина в связи с вопросами теоретической и идеологической работы. В конце беседы мы решили спросить у товарища Сталина — может быть нам в области изучения логики начать с того, чтобы опубликовать несколько статей о логике в журнале «Большевик»? Товарищ Сталин заинтересовался и начал расспрашивать о том, какие вообще имеют место суждения среди философов по вопросам логики. Я рассказал о спорах по вопросам логики, сказал, что некоторые вовсе отвергают необходимость изучения этой науки, считают ее тряпичным старьем, к которому стыдно обращаться, другие считают, что это — элемент диалектической логики, третьи — что логика — это вообще самостоятельная наука. Оказалось, что сам товарищ Сталин все читал, что написано по вопросам логики,

и начал критиковать. Товарищ Сталин критиковал взгляд, согласно которому некоторые желают как-то дополнить формальную логику диалектической или наоборот. Товарищ Сталин сказал, что из всех статей и выступлений по этому вопросу не поймешь, какую же логику изучают. Например, говорят о законе тождества. Люди пишут, что закон этот нужно изучать, но вслед за этим говорят, что закон этот недействительный, что его нельзя применять, что он не имеет значения, что он снят и опровергнут логикой диалектической. Спрашивается: зачем же нужно изучать закон, снятый и опровергнутый — закон тождества. Товарищ Сталин сказал, что нужно изучать формальную логику и еще раз повторил эту свою мысль. Что касается диалектики, то товарищ Сталин сказал: «Какая может быть диалектика до тех пор, пока не знают формальной логики?». Указания товарища Сталина совершенно очевидные и ясные — нужно изучать формальную логику [7, л. 10—11].

Затем Александров рассказал еще об одном высказывании Сталина, которое ярко характеризует уровень его мышления. Сталин сказал, что много есть еще людей, которые рассуждают по «крестьянской логике». Вот, например, в ночь на 22 июня 1941 г. была красная луна, и по «крестьянской логике» она принесла с собой войну. Так, своими словами и «терминами» знаток литературы по формальной логике излагал логическую ошибку «после этого, значит по причине этого». А знаток Органона сидел и записывал эти благоглупости в качестве высших истин, которые надо будет потом донести дословно до советской общественности.

В сентябре 1946 г. итоги работы курсов были подведены на совещании в Институте философии АН СССР [12, л. 46].

5. Первые кафедры логики в высших учебных заведениях

Б.В. Бирюков пишет, что кафедра логики на философском факультете МГУ была создана в августе 1943 г., и приводит соответствующий приказ об образовании кафедры и назначении и.о. заведующего П.С. Попова, ссылаясь на Архив МГУ [22, с. 12]. Опираясь на воспоминания современников, Б.В. Бирюков пишет, что логику в МГУ в это время преподавали А.Ф. Лосев, З.Я. Белецкий, П.С. Попов [22, с. 153-154]. Но из личного дела П.С. Попова, хранящегося в том же самом Архиве МГУ, следует, что он стал и.о. заведующего кафедрой логики в феврале 1945 г. [3]. Вопрос о времени и формах возникновения кафедры логики МГУ, видимо, нуждается в дополнительном изучении. Возможно,

здесь следует различать стадию решения об образовании той или иной структуры и стадию реального осуществления этого решения.

П.С. Попов читал курс логики еще в бытность свою преподавателем Нижегородского университета в 1919-1921 гг. В 1926 г. в сборнике «Пути реализма» им были опубликованы статьи по логике [59, 60]. В должности заведующего кафедрой логики философского факультета МГУ П.С. Попов был официально утвержден в октябре 1947 г. В 1947 г. он опубликовал в журнале «Вопросы философии» работу М.И. Ка-ринского, ставшую к тому времени библиографической редкостью [58]. Профессором кафедры логики стал В.Ф. Асмус. А.И. Уемов вспоминал, как еще до создания кафедры, в 1945 г. Асмус читал в МГУ публичную лекцию «Предмет и значение логики», где убедительно показывал необходимость логики для правильного мышления [28, с. 87].

В 1946-1947 учебном году кафедра развернула преподавание курса логики на гуманитарных факультетах в объеме 54 акад. часов, и в значительно большем объеме для студентов философского факультета. Пользовались на занятиях пока что учебником Челпанова. Правда, осваивать решение логических задач многим студентам было трудно. Читать спецкурс по математической логике была приглашена С.А. Яновская [65].

На кафедре кроме П.С. Попова и В.Ф. Асмуса работал в должности доцента С.Н. Виноградов. В 1946 г. он защитил здесь кандидатскую диссертацию «Основные проблемы формальной логики». Работа отличалась ясностью изложения. К ней были приложены упражнения и задачи, примеры для которых автор брал из русской классической литературы [71]. Б.В. Бирюков писал в воспоминаниях о том, как сдавал С.Н. Виноградову экзамен по логике. Виноградов принимал экзамен вдумчиво и взыскательно [21, с. 154].

В 1947 г. на кафедре прошла защита кандидатской диссертации П.С. Козьякова «О соотношении формальной и диалектической логики». Диссертант отметил ценность формальной логики не только для научного познания, но и для диалектического мышления [70].

В сентябре 1946 г. в Академии общественных наук при ЦК ВКП(б) была образована кафедра логики и психологии. Заведующим кафедрой был назначен психолог Б.М. Теплов. Заместителем заведующего по вопросам логики был назначен П.Е. Вышинский, который читал здесь курс логики с января 1946 г. [66]. П.Е. Вышинский был из тех партийных философов, кого партия «бросила» закрыть брешь в преподавании логики. Эти философы мало понимали в логике, но принесли поль-

зу пропагандой значимости логики среди советской общественности. В октябре 1946 г. П.Е. Вышинский выступил в Доме писателей с докладом «Значение изучения логики советскими писателями». По поручению кафедры П.Е. Вышинский подготовил в 1947 г. брошюру «О законах мышления», а в 1948 г. рекомендательную Программу по логике.

В своих статьях он активно выступал за «партийность» в разработке вопросов логики [32]. Особенно он настаивал на «идейности» в подборе иллюстративного материала, чтобы учить советских людей логическому мышлению на идеологически выверенных примерах. Досталось от него учебнику Асмуса — именно за перенасыщенность примерами из материала математики и естественных наук, которые сами по себе сложны и потому только затрудняют усвоение собственно логического материала. В другой статье П.Е. Вышинский писал, что логическая правильность не может не зависеть от содержания и должна обеспечивать истинность выводов [34].

В ноябре 1946 г. на кафедру логики и психологии АОН после многих лет пребывания вне философских структур был приглашен на должность старшего научного сотрудника А.С. Ахманов [2]. В апреле 1947 г. он перешел старшим преподавателем на кафедру логики философского факультета МГУ, откуда был уволен в августе 1952 г. С сентября 1949 г. А.С. Ахманов работал в Московском областном пединституте. 11 января 1951 г. он защитил здесь кандидатскую диссертацию «Логические учения Древней Греции классического периода».

Б.В. Бирюков приводит факты о том, что в ЛГУ логика стала преподаваться с сентября 1943 г. [21, с. 138]. В сентябре 1947 г. на философском факультете Ленинградского университета была сформирована кафедра логики. И.о. заведующего кафедрой стал старший преподаватель М.И. Кинкулькин. В августе 1949 г. после защиты кандидатской диссертации в АОН при ЦК ВКП(б) заведовать этой кафедрой был направлен И.Я. Чупахин [68]. На кафедре работали А.Т. Дмитриев, П.Н. Пипуныров, С.И. Поварнин, Н.П. Попов. Ленинградские логики использовали для публикации своих работ материалы Научных сессий ЛГУ по философской секции, философские выпуски «Ученых записок» ЛГУ и журнал «Вестник Ленинградского университета» [43, 51, 52]. На кафедре прошли первые защиты. В 1952 г. Н.П. Попов защитил кандидатскую диссертацию «Об определении понятий» [53].

6. Новое «закручивание гаек» в отношении логики

В 1947-1948 гг. в процессе возрождения логики количество перешло в качество. Началась регулярная защита диссертаций по логике [41, 39]. В 1947-1948 гг. стараниями С.А. Яновской и В.Ф. Асмуса были выпущены переводы зарубежных учебников по современной логике.

Не выходя существенно за хронологические рамки нашей статьи, обозначим пунктиром основные тенденции развития логики в СССР в последующие годы, имея в виду социально-политические аспекты этого развития.

Не успела логика восстановиться, как ее снова принялись обвинять в формализме, а вскоре дело дошло до споров о том, какая логика лучше — формальная или диалектическая.

Становление кафедры логики в МГУ было прервано приказом министра высшего образования СССР С.В. Кафтанова от 23 марта 1948 г. Приказ вышел по итогам министерской проверки работы кафедры логики МГУ. В приказе кафедра и персонально Попов, Асмус и Виноградов были обвинены в формализме. Б.В. Бирюков приводит документы о том, что аналогичной проверке 24 апреля 1948 г. подверглась кафедра логики ЛГУ. В принятом по результатам проверки документе говорилось, что «в работе кафедры логики были крупные недостатки, в основном совпадающие с недостатками, вскрытыми Министерством высшего образования в работе кафедры логики Московского государственного университета», т.е. «игнорировали имена представителей советской науки», «допускались идеалистические, формалистические ошибки» [22, с. 82].

В целях борьбы с формализмом в логике Министерством высшего образования СССР было решено созвать Всесоюзное совещание по логике. Совещание прошло 21-26 июня 1948 г. С тематическими докладами на совещании выступили Б.М. Кедров, П.Е. Вышинский, А.А. Чудов, П.В. Таванец.

В докладе начальника отдела преподавания общественных наук Минвуза СССР Н.С. Шевцова было сказано, что руководство кафедрой логики МГУ поставлено совершенно неудовлетворительно. Чиновник от философии обвинил Попова и Асмуса в объективистской подаче материала в курсе логики [87]. Зам. министра высшего образования СССР В.И. Светлов призвал участников совещания «всесторонне» обсудить учебник Асмуса. В родившемся совсем недавно в муках учебнике нашли аполитичность и безыдейность. Делегаты совещания обвинили Асмуса в том, что по учебнику Асмуса совершенно невозможно уста-

новить позицию автора, или хотя бы его точку зрения на какой-либо отдельный вопрос логики, что он нигде не выступил с критикой своего учебника, а также в том, что он пытался помешать обсуждению его формалистических ошибок на данном совещании, утверждая, что уже на 60 процентов обновил книгу и продолжает ее дорабатывать [63].

В.Ф. Асмус хоть и бывал часто «бит» идеологами, но так и не привык к ритуалам массовых обсуждений-осуждений сталинского времени. Поэтому повел себя на совещании «неправильно», провоцируя своей позицией новые проработки. Он не только не отказался от своих «ошибочных» установок, но даже пытался их отстаивать. Видимо, скрывая иронию, он заявил, что «мы еще очень далеки от понимания сущности формализма» [49]. Мол, вы сначала строго логически определите, что такое формализм, а потом уже делайте громогласные обвинения. Досталось на совещании и П.С. Попову. Его программа по логике была признана непригодной. Попов так и не смог ответить, что он делает для устранения «вредного отрыва» преподавания логики от задач социалистического строительства.

В 1949 г. на V Всесоюзном совещании заведующих кафедрами марксизма-ленинизма и философии высших учебных заведений вновь принялись прорабатывать В.Ф. Асмуса и С.Н. Виноградова за их учебники логики. В своем докладе министр высшего образования СССР С.В. Кафтанов заявил, что преподавание на кафедре логики Московского университета строится на материалах далекого прошлого, что в своих печатных работах члены кафедры профессор Асмус и доцент Виноградов избегают изучения живого мышления советских людей, не помогают учащимся овладевать законами правильного мышления на примерах из советской действительности [42]. На совещании было решено издать новую типовую программу по логике для вузов [47].

Участники совещания, и среди них М.С. Строгович, принялись дружно критиковать В.Ф. Асмуса за аполитичность и формализм. В.Ф. Асмус понимал теперь, что если он вовремя не «признает» допущенные «ошибки», то последствия могут быть плохими не только для него, но и для кафедры логики. Ему пришлось выступить и признать критику «справедливой». Он сказал, что занимается переработкой учебного курса логики с учетом высказанной критики. О своем учебнике Асмус сказал: «В книге не была раскрыта противоположность между материалистическим и идеалистическим пониманием предмета логики, не развернута острая, боевая критика реакционных идеалистических и

формалистических учений, распространяемых современными логиками капиталистических стран» [27, с. 368].

Но «соль» выступления была не в этих дежурных ритуальных фразах. Асмус закончил выступление, сказав, что в его учебнике мало примеров, показывающих, как классики марксизма-ленинизма выступают мастерами и корифеями в применении логики. Ведь не только для материалистической диалектики, но также и для логики, сказал Асмус, труды классиков марксизма-ленинизма «представляют неоценимый и притом единственно непререкаемо авторитетный для нас источник» [24, с. 49]. Если перевести эти слова с ритуально-бюрократического языка на общепонятный, автор учебника признал, что вместо примеров «из современной науки», как делал это он, положения учебника логики надо было иллюстрировать примерами из речей Сталина.

В результате на кафедре логики философского факультета МГУ было сменено руководство. Началась бесплодная борьба сторонников формальной и диалектической логики. На протяжении 1950 и 1951 гг. «Вопросы философии» вместо позитивной разработки логики из номера в номер печатали статьи о все той же проблеме соотношения формальной и диалектической логики.

7. Заключение

В статье рассмотрен начальный этап процесса возрождения логики: 1941-1946 гг. Последующее развитие логики в нашей стране не входит в задачи статьи. Оно нуждается в более широком и фундаментальном исследовании.

Мы рассказали о некоторых событиях из истории возрождения логики в нашей стране, опираясь на документы фонда Института философии АН СССР, Архива РАН за 1941-1946 гг. Это — только начало такой работы. У историков логики в этом отношении большие перспективы. Прежде всего, мы совершенно не касались специальных вопросов логики. Поэтому специалистам по логике было бы необходимо просмотреть те же самые архивные дела под соответствующим углом зрения. Далее открываются широкие перспективы поиска: в том же фонде за другие годы, начиная с 1947 г., в других фондах Архива РАН, например, в фонде Отделения истории и философии АН СССР, в фондах Управления пропаганды и агитации и Идеологического отдела ЦК ВКП(б) в Российском государственном архиве социально-политической истории, в Архиве МГУ. В Государственном архиве Российской Федерации долж-

ны храниться документы, связанные с реализаций постановления ЦК о преподавании логики в средней школе. Незаменимым пособием в работе будет библиографический указатель А.П. Примаковского [62]. Желаем историкам логики успехов!

Литература

[1] Александров Г.Ф. Об изучении логики // Учительская газета. 1946. 31 июля.

[2] Архив МГУ. Ф. 1. Оп. 34л. Д. 458.

[3] Архив МГУ. Ф. 1. Оп. 35л. Д. 2717.

[4] Архив МГУ. Ф. 1. Оп. 35л. Д. 3810.

[5] Архив РАН. Ф. 411. Оп. 37. Д. 1273.

[6] Архив РАН. Ф. 411. Оп. 39. Д. 1930.

[7] Архив РАН. Ф. 684. Оп. 2. Д. 96.

[8] Архив РАН. Ф. 1922. Оп. 1. Д. 171.

[9] Архив РАН. Ф. 1922. Оп. 1. Д. 188.

[10] Архив РАН. Ф. 1922. Оп. 1. Д. 189.

[11] Архив РАН. Ф. 1922. Оп. 1. Д. 195.

[12] Архив РАН. Ф. 1922. Оп. 1. Д. 196.

[13] Архив РАН. Ф. 1922. Оп. 1. Д. 204

[14] Архив РАН. Ф. 1922. Оп. 1. Д. 205.

[15] Архив РАН. Ф. 1922. Оп. 1. Д. 207.

[16] Архив РАН. Ф. 1922. Оп. 1. Д. 313.

[17] Асмус В.Ф. Для чего нужно изучать логику // Агитатор. 1944. № 17—18. С. 37-42.

[18] Асмус В.Ф. Логика отношений в работах Шарля Серрюса // Известия АН Армянской ССР. Серия: Общественные науки. 1947. № 8. С. 13-31

[19] Асмус В.Ф. Логические законы мышления // Под знаменем марксизма. 1944. № 4-5. С. 70-81.

[20] Бирюков Б.В. Борьба вокруг логики в Московском государственном университете в первое послесталинское десятилетие (1954-1965) // Логика и В.Е.К. М., 2003. С. 46-48.

[21] Бирюков Б.В. Трудные времена философии. М.: URSS, 2006. 248 с.

[22] Бирюков Б.В. Трудные времена философии. Ч. 1. М.: URSS, 2008. 248 с.

[23] Бонков А.И. Учебник логики для средней школы в Болгарии // Вопросы философии. 1947. № 2. С. 334-336.

[24] Краткий обзор прений на Всесоюзном совещании заведующих кафедрами марксизма-ленинизма и философии // Вестник высшей школы. 1949. № 8. С. 44-63

[25] Виноградов С.Н. Об изучении логики // Советская педагогика. 1943. № 8-9. С. 13-17.

[26] Войшвилло Е.К. Критика логики отношений как релятивистского направления в логике // Философские записки. Т. VI. М., 1953. С. 133-187.

[27] Осьмаков И.И. Всесоюзное совещание заведующих кафедрами марксизма-ленинизма и философии высших учебных заведений // Вопросы философии. 1949. № 1. С. 366-379.

[28] Вспоминая В.Ф. Асмуса.. .М.: Прогресс-Традиция, 2001. 296 с.

[29] Вышинский П.Е. К изучению логики // Партийная жизнь. 1946. № 2. С. 74-82.

[30] Вышинский П.Е. Как возникла и для чего необходима логика // Октябрь. 1948. № 1. С. 146-161.

[31] Вышинский П.Е. Об изучении логики // Советское студенчество. 1946. № 6-7. С. 7-8.

[32] Вышинский П.Е. Об одном из недостатков в преподавании логики // Вопросы философии. 1947. № 2. С. 369-372.

[33] Вышинский П.Е. Об умении анализировать и обобщать // Партийная жизнь. 1947. № 8. С. 37-45.

[34] Вышинский П.Е. Против формализма и аполитичности в преподавании логики // Вопросы философии. 1948. № 1. С. 344-348.

[35] Георгиев Ф.И. О преподавании элементов логики в старших классах средней школы // Советская педагогика. 1941. № 9. С. 34-41.

[36] Глаголев В.Ф. О видах индуктивных умозаключений // Философские записки. Т. III. М.-Л., 1950. С. 180-207.

[37] Глаголев В.Ф. Простейшие логические приемы установления причинной зависимости явлений // Философские записки. Т. VI. М., 1953. С. 94-132.

[38] Груздев П.Н. Понятия закона, принципа и правила в педагогике // Советская педагогика. 1946. № 4-5. С. 3-32.

[39] Диссертации, защищенные в Институте философии АН СССР (19391980 гг.). М., 1983. 120 с.

[40] Ерофеев А.А. О символике в математике и логике. Дисс.. .канд. филос. наук. М., 1946. 165 с.

[41] Кандидатские диссертации, защищенные в Академии общественных наук при ЦК КПСС: за 1947-1950 гг. М., 1951; за 1951-1955 гг. М., 1955; за 1955-1958 гг. М., 1959; за 1959-1965 гг. М., 1966.

[42] Кафтанов С.В. За дальнейшее улучшение преподавания марксистско-ленинской теории в высшей школе // Вестник высшей школы. 1949. № 8. С. 4-25.

[43] Кинкулькин М.И. Энгельс о формальной логике // Научная сессия ЛГУ 1945 г. Тезисы докладов по секции философских наук. Л., 1945. С. 16-20.

[44] Комаровский Б.Б. Об эволюции понятий закона, принципа и правила и их взаимосвязи в педагогике // Советская педагогика. 1947. № 6. С. 30-45.

[45] Маковельский А.О. Логика и наука // Известия АН Азербайджанской ССР. 1949. № 4. С. 167-170.

[46] Маковельский А.О. Модусы первой и третьей фигур категорического силлогизма // Доклады АН Азербайджанской ССР. 1946. Т. II. № 6. С. 268-270.

[47] Новая программа по логике // Вестник высшей школы. 1949. № 9. С. 45-46.

[48] О преподавании логики и психологии в средней школе // Культура и жизнь. 1946. 30 ноября.

[49] Осьмаков И.И. Всесоюзное совещание по логике // Вопросы философии. 1948. № 2. С. 376-377.

[50] Петров Н.А. Логические категории: закон, принцип и правило в педагогике // Советская педагогика. 1946. № 7. С. 32-49.

[51] Поварнин С.И. О законах мысли формальной логики и практике мышления // Научная сессия ЛГУ 1945 г. Тезисы докладов по секции философских наук. Л., 1945. С. 13-15.

[52] Поварнин С.И. О формальных законах мысли // Ученые записки ЛГУ. № 100. Серия философских наук. Вып. 1. Л., 1947. С. 237-241.

[53] Попов Н.П. Об определении понятий. Автореф. дис... канд. филос. наук. Л., 1952. 17 с.

[54] Попов П.С. Законы мышления // Черноморская коммуна. 1946. № 39.

[55] Попов П.С. Логика Аристотеля и логика формальная // Известия АН СССР. Серия истории и философии. 1945. № 5. С. 301-318.

[56] Попов П.С. Логика и ее значение. Одесса, 1947.

[57] Попов П.С. Логика и ее значение // Черноморская коммуна. 1946. № 38.

[58] Попов П.С. О курсе логики М.И. Каринского // Вопросы философии. 1947. № 2. С. 386-396.

[59] Попов П.С. О реальности категорий // Пути реализма. М., 1926. С. 99-132.

[60] Попов П.С. О функции суждения в познании // Пути реализма. М., 1926. С. 133-156.

[61] Попов П.С. Суждение и его строение // Философские записки. Т. VI. М., 1953. С. 71-93.

[62] Примаковский А.П. Библиография по логике. М., 1955. 96 с.

[63] Против формалистического направления в логике: Всесоюзное совещание по логике // Вестник высшей школы. 1948. № 8. С. 14-17.

[64] Рождественский Н.С. Элементы логики на уроках русского языка // Советская педагогика. 1943. № 11-12. С. 8-14.

[65] Рожин В.П. Опыт преподавания логики в Московском университете // Вестник высшей школы. 1947. № 9. С. 45-46.

[66] Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 17. Оп. 100. Д. 10131; регистрационный бланк члена ВКП(б) 0013635 (1936).

[67] Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 17. Оп. 100. Д. 145449; учетная карточка члена КПСС № 10468190 (1973).

[68] Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 17. Оп. 100. Д. 222805; учетная карточка члена КПСС № 00237766 (1973).

[69] Скаткин М.Н. К вопросу о законах, принципах и правилах в педагогике // Советская педагогика. 1947. № 8. С. 15-27.

[70] Скворцов А.П. О диссертации П.С. Козьякова на тему «О соотношении формальной и диалектической логики» // Вестник Московского университета. 1947. № 5. С. 137-140.

[71] Скворцов А.П. О диссертации С.Н. Виноградова на тему «Основные проблемы формальной логики» // Вестник Московского университета. 1946. № 3-4. С. 143-144.

[72] Таванец П.В. К вопросу о классификации суждений в истории логики // Философские записки. Т. VI. М., 1953. С. 38-70.

[73] Таванец П.В. К вопросу о различном понимании предмета логики // Известия АН СССР. Серия истории и философии. 1944. № 6. С. 276-286.

[74] Таванец П.В. Классификация умозаключений // Философские записки. Т. I. М.-Л., 1946. С. 84-117.

[75] Таванец П.В. Критика истолкования природы суждений логикой отношений // Известия АН СССР. Серия истории и философии. 1950. № 4. С. 360-372.

[76] Таванец П.В. О видах суждения // Известия АН СССР. Серия истории и философии. 1950. № 1. С. 69-84.

[77] Таванец П.В. О структуре суждения в атрибутивной логике и в логике отношений // Известия АН СССР. Серия истории и философии. 1946. № 6. С. 497-506.

[78] Таванец П.В. Об идеалистической критике аристотелевской теории суждения // Известия АН СССР. Серия истории и философии. 1947. № 4. С. 324-330.

[79] Таванец П.В. Против идеалистического истолкования природы суждения // Вопросы философии. 1948. № 1. С. 150-171.

[80] Таванец П.В. Суждение и предложение // Известия АН СССР. Серия истории и философии. 1951. № 2. С. 155-164.

[81] Таванец П.В. Условное суждение // Известия АН СССР. Серия истории и философии. 1952. № 2. С. 165-176.

[82] Тугаринов В.П. Беглые замечания по поводу важного вопроса // Советская педагогика. 1947. № 6. С. 45-47.

[83] Чалоян В.К. Древнеармянская интерпретация логики Аристотеля // Известия АН Армянской ССР. Серия: Общественные науки. 1946. № 4. С. 43-61.

[84] Чудов А.А. К вопросу о преподавании логики в средней школе // Советская педагогика. 1947. № 10. С. 100-104.

[85] Чудов А.А. Умозаключение замещения // Известия АН СССР. Серия истории и философии. 1948. № 3. С. 270-280.

[86] Чудов А.А. Учение о понятии в логике. Дисс... канд. филос. наук. М., 1946. 245 с.

[87] Шевцов Н.С. Задачи преподавания логики в вузах // Вестник высшей школы. 1948. № 8. С. 8-14.

S.N. KORSAKOY

From the History of the Renaissance of Logic in the USSR in 1941-1946. Part II

Korsakov Sergey Nikolaevich

Department of Humanitarian Expertise and Bioethics, Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences. 12/1 Goncharnaya St., Moscow, 109240, Russian Federation. E-mail: snkorsakov@yandex.ru

In the article on the basis of archival documents describes the initial stage of the Renaissance of teaching and learning logic in the USSR in the first half of the 1940s. Considered: a conversation of Director of the Institute of Philosophy P.F. Yudin with Stalin about creating logic tutorial in 1941, the course and outcome of the discussion of logic textbooks by V.F. Asmus and E.J. Colman at the Institute of Philosophy of the Russian Academy of Sciences in 1943, the discussion on the re-release of logic tutorial by G.I. Chelpanov in the Institute of Philosophy of the Russian Academy of Sciences in 1943, job training Courses for teachers of logic in the universities and schools of higher education of the USSR in 1946.

Keywords: logic, Soviet philosophy, Institute of Philosophy, Stalinism

References

[1] Aleksandrov, G.F. "Ob izuchenii logiki" [On the study of logic], Uchitelskaya gazeta, 1946, 31 iunya. (In Russian)

[2] Arhiv MGU [Archive of MGU]. F. 1. Op. 34^. D. 458. (In Russian)

[3] Arhiv MGU [Archive of MGU]. F. 1. Op. 35^. D. 2717. (In Russian) Arhiv MGU [Archive of MGU]. F. 1. Op. 35^. D. 3810. (In Russian)

[4]

[5]

[6] [7]

Arhiv RAN Arhiv RAN Arhiv RAN

Archiev of RAS]. F. 411. Op. 37. D. 1273. (In Russian) Archiev of RAS]. F. 411. Op. 39. D. 1930. (In Russian) Archiev of RAS]. F. 684. Op. 2. D. 96. (In Russian)

[8] Arhiv RAN [Archiev of RAS]. F. 1922. Op. 1. D. 171. (In Russian)

[9] Arhiv RAN [Archiev of RAS]. F. 1922. Op. 1. D. 188. (In Russian)

[10] Arhiv RAN [Archiev of RAS]. F. 1922. Op. 1. D. 189. (In Russian)

[11] Arhiv RAN [Archiev of RAS]. F. 1922. Op. 1. D. 195. (In Russian)

[12] Arhiv RAN [Archiev of RAS]. F. 1922. Op. 1. D. 196. (In Russian)

[13] Arhiv RAN [Archiev of RAS]. F. 1922. Op. 1. D. 204 (In Russian)

[14] Arhiv RAN [Archiev of RAS]. F. 1922. Op. 1. D. 205. (In Russian)

[15] Arhiv RAN [Archiev of RAS]. F. 1922. Op. 1. D. 207. (In Russian)

[16] Arhiv RAN [Archiev of RAS]. F. 1922. Op. 1. D. 313. (In Russian)

[17] Asmys, V.F. "Dlya chego nuzno izuchat logiku" [Why do I need to study logic], Agitator, 1944, no 17-18. pp. 37-42. (In Russian)

[18] Asmus, V.F. "Logika otnoshenij vrabotah Sharla Serrusa" [Logic relationship in the works of Charles Sarryusa], Isvestija AN Armyanskoj SSR. Serija: Obschestvennye nauki, 1947, no 8. pp. 13-31 (In Russian)

[19] Asmus, V.F. "Logicheskie zakony myshlenia" [The logical laws of thinking], Pod znamenem marksisma, 1944, no 4-5. pp. 70-81. (In Russian)

[20] Birukov, B.V. "Borba vokrug logiki v Moskovskom gosudarstvennom universitete v pervoe poslestalinskoe desyatiletie (1954 - 1965)" [The fight over the logic of the Moscow State University on the first post-Stalin decade (1954 - 1965)], Logika i V.E.K. М, 2003. (In Russian)

[21] Birukov, B.V. Trudnye vremena filosofii [Tough philosophy times]. Moscow, URSS Publ., 2006. 248 pp. (In Russian)

[22] Birukov, B.V. Trudnye vremena filosofii. Chast' 1 [Tough philosophy times. Part 1]. Moscow, URSS Publ., 2008. 248 pp. (In Russian)

[23] Bonkov, A.I. "Uchebnik logiki dlya srednej shkoly v Bolgarii" [Textbook logic high school in Bulgaria], Voprosy filosofii, 1947, no 2, pp. 334-336. (In Russian)

[24] "Kratkii obzor prenii na Vsesoyuznom soveshchanii zaveduyushchikh kafedrami marksizma-leninizma i filosofii" [Overview of the debate on the All-Union meeting of heads of departments of Marxism-Leninism and philosophy], Vestnik vysshej shkoly. 1949, no 8. pp. 44-63. (In Russian)

[25] Vinigradov, S.N. "Ob izuchenii logiki" [On the study of logic], Sovetskaya pedagogika, 1943, no 8-9, pp. 13-17. (In Russian)

[26] Vojshvillo, Е.К. "Kritika logiki oTnoshenij как relyativistskogo napravleniya v logike" [Criticism of the relativistic logic relations both directions in logic], Fillosofskie zapiski, Т. VI. M., 1953, pp. 133-187. (In Russian)

[27] Os'makov, I.I. "Vsesoyuznoe soveshchanie zaveduyushchikh kafedrami marksizma-leninizma i filosofii vysshikh uchebnykh zavedenii" [All-Union meeting of heads of departments of Marxism-Leninism and philosophy of higher education institutions], Voprosy filosofii. 1949. no 1. pp. 366-379. (In Russian)

[28] Vspominaya V.F. Asmusa... [Remembering V.F. Asmus]. Moscow: Progress-Tradition Publ., 2001. 296 pp. (In Russian)

[29] Vyshinskij, P.E. "K izucheniju logiki" [To the study of logic], Partijnaya jizn, 1946, no 2, pp. 74-82. (In Russian)

[30] Vyshinskij, P.E. "Как voznikla i dlya chego neobhodima logika" [How did you come and why should logic], OKmyabr, 1948, no 1, pp. 146-161. (In Russian)

[31] Vyshinskij, P.E. "Ob izucheniji logiki" [On the study of logic], Sovetskoe studenchestvo, 1946, no 6-7, pp. 7-8. (In Russian)

[32] Vyshinskij, P.E. "Ob odnom iz nedostatkov v prepodavanii logiki" [On one of the shortcomings in the teaching of logic], Voprosy filosofii, 1947, no 2, pp. 369-372. (In Russian)

[33] Vyshinskij, P.E. "Ob umenii analizirovat i obobschat" [On the ability to analyze and summarize], Partijnaya jizn, 1947, no 8, pp. 37-45. (In Russian)

[34] Vyshinskij, P.E. "Protiv formalizma i apolitichnosti v prepodavanii logiki" [Against Formalism and apolitical in teaching logic], Voprosy filosofii, 1948, no 1, pp. 344-348. (In Russian)

[35] Georgiev, F.I. "O prepodavanii elementov logoki v starshih klassah srednej shkoly" [On the teaching of logic elements in high school], Sovetskaya pedagogika, 1941, no 9, pp. 34-41. (In Russian)

[36] Glagolev, V.F. "O vidah induktivnyh umozakluchenij" [On the forms of inductive inference], Fillosofskie zapiski, T. III. M. - L., 1950, pp. 180-207. (In Russian)

[37] Glagolev, V.F. "Prosteishie logicheskie priemy ustanovleniya prichinnoj zavisimosti yavlenij" [Simple logical methods to establish causality of phenomena], Fillosofskie zapiski, T. VI. M., 1953. pp. 94-132. (In Russian)

[38] Gruzdev, P.N. "Ponyatiya zakona, prinzipa i pravila v pedagogike" [The concepts of law, principles and rules in pedagogy], Sovetskaya pedagogika, 1946, no 4-5, pp. 3-32. (In Russian)

[39] Dissertazii, zaschischennye v Institute filosofii AN SSSR (1939-1980 rr.) [Theses protected by the Institute of Philosophy of the USSR Academy of Sciences]. M., 1983. 120 pp. (In Russian)

[40] Erofeev, A.A. O simvolike v matematike i logike [On the symbolism in mathematics and logic]. Diss...Kand. filos. nauk. M., 1946. 165 pp. (In Russian)

[41] Kandidatskie dissertazii, zaschichennye v AKademii obschestvennyh nauk pri ZK KPSS [PhD thesis, defended in the Academy of Social Sciences under the CPSU Central Committee]: za 1947-1950 rr. M., 1951; za 1951-1955 rr. M., 1955; za 1955-1958 rr. M., 1959; za 1959-1965 rr. M., 1966; (In Russian)

[42] Kaftanov, S.V. "Za dalnejshee uluchshenie prepodavanija marksistsko-leninskoj teorii v vysshej shkole" [For further improvement of the teaching of Marxist-Leninist theory in higher education], Vestnik vysshej shkoly, 1949, no 8. pp. 4-25. (In Russian)

[43] Kinkulkin, M.I. "Engels o formalnoj logike" [Engels on formal logic], Nauchnaya sessia LSU 1945 г. Tezisu dokladov po sekzii filosofskih nauk. L., 1945. pp. 16-20. (In Russian)

[44] KoMarovskij, B.B. "Ob evoluzii ponyatiy zakona, prinzipa i pravila i ih vzaimosvij v pedagogike" [On the evolution of the concepts of law, principles and rules, and their relationship in pedagogy], Sovetskaya pedagogika, 1947, no 6, pp. 30-45.(In Russian)

[45] MaKovelskij, A.O. "Logika i nauka" [Logic and science], Mzvestiya AN Azerbajdjanskoj SSR. 1949, no 4, pp. 167-170. (In Russian)

[46] MaKovelskij, A.O. "Modusy pervoj I tretjej figur kategoricheskogo sillogizma" [MODUS first and third figures categorical syllogism], Doklady AN Azerbajdjanskoj SSR. 1946, T. II, no 6. pp. 268-270. (In Russian)

[47] "Novaya programma po logike" [The new program of logic], Vestnik vysshej shkoly, 1949, no 9, pp. 45-46. (In Russian)

[48] "O prepodavanii logiki i psihologii v srednei shkole" [On the teaching of logic and psychology in high school], Kultura i zizn, 1946. 30 noyabrya. (In Russian)

[49] Osmakov, I.I. "Vsesouznoe soveschanie po logike" [Union Conference on logic], Voprosy filosofii. 1948, no 2, pp. 376-377. (In Russian)

[50] Petrov, N.A. "Logicheskie kategorii: zakon, prinzip i pravilo v pedagogike" [Logical categories: the law, the principle and rule in pedagogy], Sovetskaya pedagogika, 1946, no 7, pp. 32-49. (In Russian)

[51] Povarnin, S.I. "O zakonah mysli formalnoi logiki i praktike myshlenia" [On the laws of formal logic thought and practice thinking], Nauchnaya sessia LSU 1945 г. Tezisu dokladov po sekzii filosofskih nauk. L., 1945. pp. 13-15. (In Russian)

[52] Povarnin, S.I. "O formal'nykh zakonakh mysli" [On the formal laws of thought], Uchenye zapiski LGU. no 100. Seriya filosofskikh nauk. Vol. 1. L., 1947, pp. 237-241. (In Russian)

[53] Popov, N.P. Ob opredelenii ponyatii [On the definition of concepts]. Avtoreferat... diss. kand. filos. nauk. L., 1952. 17 pp. (In Russian)

[54] Popov, P.S. "Zakony myshlenija" [Laws thinking], Chernomorskaja kommuna. 1946, no 39. (In Russian)

[55] Popov, P.S. "Logika Aristotelya i logika formalnaya" [Aristotle's logic and the logic of the formal], Izvestia AN SSSR. Seria istorii i filosofii, 1945, no 5. pp. 301-318. (In Russian)

[56] Popov, P.S. Logika i ee znachenie [Logic and its value]. Odessa, 1947. (In Russian)

[57] Popov, P.S. "Logika i ee znachenie" [Logic and its value], Chernomorskaja kommuna, 1946, no 38. (In Russian)

[58] Popov, P.S. "O Kurse logiki M.I. Karinskogo" [About the course of logic M.I. Karinskogo], Voprosy filosofii, 1947, no 2, pp. 386-396. (In Russian)

[59] Popov, P.S. "O realnosti kategorij" [The reality of the categories], Puti realisma, M., 1926, pp. 99-132. (In Russian)

[60] Popov, P.S. "O funkzii suzdeniya v poznanii" [About the judgments in the knowledge], Puti realisma, M., 1926, pp. 133-156. (In Russian)

[61] Popov, P.S. "Suzdenie i ego stroenie" [The judgment and its structure], Fillosofskie zapiski, T. VI. M., 1953, pp. 71-93. (In Russian)

[62] Primakovskij, A.P. Bibliografiya po logike [Bibliography on logic]. М., 1955. 96 pp. (In Russian)

[63] "Protiv formalisticheskogo napravleniya v logike: Vsesouznoe soveschanie po logike" [Against the formalistic trend in logic: All-Union Conference on logic], Vestnik vysshej shkoly, 1948, no 8, pp. 14-17. (In Russian)

[64] Pozdestvenskij, N.S. "Elementy logiki ns urokah russkogo yazyka" [Elements of logic at Russian lessons], Sovetskaya pedagogika, 1943, no 11-12, pp. 8-14 (In Russian)

[65] Rozin, V.P. "Opyt prepodavaniya logiki v Moskovskom universitete" [Experience of teaching logic at Moscow University], Vestnik vysshej shkoly, 1947, no 9, pp. 45-46. (In Russian)

[66] Rossijskij gosudarstvennyj arhiv sozialno-politicheskoj istorii [The Russian State Archive of Socio-Political History]. F. 17. Op. 100. D. 10131; registrazionnyj blank chlena VKP(b) 0013635 (1936). (In Russian)

[67] Rossijskij gosudarstvennyj arhiv sozialno-politicheskoj istorii [The Russian State Archive of Socio-Political History]. F. 17. Op. 100. D. 145449; uchetnaya kartochka chlena KPSS № 10468190 (1973). (In Russian)

[68] Rossijskij gosudarstvennyj arhiv sozialno-politicheskoj istorii [The Russian State Archive of Socio-Political History]. F. 17. Op. 100. D. 222805; uchetnaya kartochka chlena KPSS № 00237766 (1973). (In Russian)

[69] Skatkin, М.Н. "К voprosu о zakonah, prinzipah i pravilah v pedagogike" [On the question of law, principles and rules of pedagogy], Sovetskaya pedagogika, 1947, no 8, pp. 15-27. (In Russian)

[70] Skvorzov, A.P. "O dissertazii P.S. Kozyakova na temu "O sootnoshenii formalnoj i dialekticheskoj logiki"" [About P.S. Kozyakova dissertation on the topic "On the relation between formal and dialectical logic"], Vestnik Moskovskogo universiteta, 1947, no 5, pp. 137-140. (In Russian)

[71] Skvorzov, A.P. "O dissertazii S.N. Vinogradova na TeMu "Osnovnye problemy formalnoj logiki"" [About of S.N. Vinogradova dissertation on the topic "Main problems of formal logic"], Vestnik Moskovskogo universiteta, 1946, no 3-4, pp. 143-144. (In Russian)

[72] Tavanez, P.V. "К voprosu о Klassifikazii suzdenij v istorii logiki" [On the classification of judgments in the history of philosophical logic], Fillosofskie zapiski, T. VI. M., 1953, pp. 38-70. (In Russian)

[73] Tavanez, P.V. "К voprosu о razlichnom ponimanii predmeta logiki" [To a question on a different understanding of the subject matter of logic], Izvestia AN SSSR. Seria istorii i filosofii, 1944, no 6, pp. 276-286. (In Russian)

[74] Tavanez, P.V. "Klassifikaziya umozakluchenij" [Classification inference], Fillosofskie zapiski. T. I. M. - L., 1946. pp. 84-117. (In Russian)

[75] Tavanez, P.V. "Kritika istolkovaniya prirody suzdenij logikoj otnoshenij" [Criticism of the nature of judgments interpreting the logic of relations],

Izvestia AN SSSR. Seria istorii i filosofii, 1950, no 4, pp. 360-372. (In Russian)

[76] Tavanez, P.V. "О vidah suzdenij" [On the types of judgments], Izvestia AN SSSR. Seria istorii i filosofii, 1950, no 1, pp. 69-84. (In Russian)

[77] Tavanez, P.V. "О strukture suzdeniya v atributivnoj logike I v logike otnoshenij" [On the structure of the attribute of judgment in logic and the logic of relations], Izvestia AN SSSR. Seria istorii i filosofii, 1946, no 6, pp. 497-506. (In Russian)

[78] Tavanez, P.V. "Ob idealisticheskoj kritike aristotelevskoj teorii suzdeniya" [About idealistic criticized the Aristotelian theory of judgment], Izvestia AN SSSR. Seria istorii i filosofii, 1947, no 4, pp. 324-330. (In Russian)

[79] Tavanez, P.V. "Protiv idealisticheskogo istolkovaniya prirody suzdeniya" [Against idealist interpretation of the nature of judgments], Voprosy filosofii, 1948, no 1, pp. 150-171. (In Russian)

[80] Tavanez, P.V. "Suzdenie i predlojenie" [The judgment and sentenc], Izvestia AN SSSR. Seria istorii i filosofii, 1951, no 2, pp. 155-164. (In Russian)

[81] Tavanez, P.V. "Uslovnoe suzdenie" [Conditional proposition], Izvestia AN SSSR. Seria istorii i filosofii, 1952, no 2, pp. 165-176. (In Russian)

[82] Tugariniv, V.P. "Beglye zamechaniya po povodu vaznogo voprosa" [Runaway comments on the important issue], Sovetskaya pedagogika, 1947, no 6, pp. 45-47. (In Russian)

[83] Chaloyan, V.K. "Drevnearmyanskaya interpretaziya logiki Aristotelya" [Interpretation of ancient Aristotelian logic], ^vestiya AN Armyanskoj SSR. Seria: 06stchestvennye nauki, 1946, no 4, pp. 43-61. (In Russian)

[84] Chydov, A.A. "К voprosy o prepodavanii logiki v srednej shkole" [On the question of the logic of teaching in high school], Sovetskaya pedagogika, 1947, no 10, pp. 100-104. (In Russian)

[85] Chydov, A.A. "Umozakluchenie zamescheniya" [Inference replacement], Izvestia AN SSSR. Seria istorii i filosofii, 1948, no 3, pp. 270-280 (In Russian)

[86] Chydov, A.A. Uchenie o ponyatii v logike [The doctrine of the concept of logic]. Diss.. .Kand. filos. nauk. М., 1946. 245 p. (In Russian)

[87] Shevzov, N.S. "Zadachi prepodavaniya logiki v vuzah" [The objectives of teaching in universities logic], Vestnik vysshej shkoly, 1948, no 8, pp. 8-14. (In Russian)