Научная статья на тему 'Из истории протестантизма в Беларуси: раскол в церкви евангельских христиан-баптистов в 60-ые гг. Xx века'

Из истории протестантизма в Беларуси: раскол в церкви евангельских христиан-баптистов в 60-ые гг. Xx века Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
207
70
Поделиться
Ключевые слова
Религия / Протестантизм / Совет церквей евангельских христиан-баптистов (СЦЕХБ) / Всесоюзный совет евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ)

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Болтрушевич Н. Г.

Статья посвящена проблеме раскола в Союзе евангельских христиан-баптистов, который произошёл в начале 60-ых гг. XX века. В результате проделанной работы были определены и сформулированы основные факторы, обусловившие раскол. В статье также изучены особенности развития приверженцев СЦЕХБ в 60-80-ые гг., выделены некоторые тенденции раскольничества в Белоруссии.

The article concerns the problem of the dissension in the Union of Evangelical Christian-Baptist Churches that has happened in the early 60s of the XX century. The research done resulted in determination and formulation of the main factors that had caused the dissension. The article also deals with the peculiarities of the development of Council of Evangelical Christian-Baptist Churches (CECBC) within the 60s-80s as well as with some tendencies of the dissension in Belarus.

Текст научной работы на тему «Из истории протестантизма в Беларуси: раскол в церкви евангельских христиан-баптистов в 60-ые гг. Xx века»

© БОЛТРУШЕВИЧ Н.Г, 2004

ИЗ ИСТОРИИ ПРОТЕСТАНТИЗМА В БЕЛАРУСИ: РАСКОЛ В ЦЕРКВИ ЕВАНГЕЛЬСКИХ ХРИСТИАН-БАПТИСТОВ В 60-ые гг. XX ВЕКА

БОЛТРУШЕВИЧ Н.Г.

Витебский государственный медицинский университет, кафедра социально-гуманитарных наук

Резюме. Статья посвящена проблеме раскола в Союзе евангельских христиан-баптистов, который произошёл в начале 60-ых гг. XX века. В результате проделанной работы были определены и сформулированы основные факторы, обусловившие раскол. В статье также изучены особенности развития приверженцев СЦЕХБ в 60-80-ые гг., выделены некоторые тенденции раскольничества в Белоруссии.

Ключевые слова: религия, протестантизм, Совет церквей евангельских христиан-баптистов (СЦЕХБ), Всесоюзный совет евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ).

Abstract. The article concerns the problem of the dissension in the Union of Evangelical Christian-Baptist Churches that has happened in the early 60s of the XX century. The research done resulted in determination and formulation of the main factors that had caused the dissension. The article also deals with the peculiarities of the development of Council of Evangelical Christian-Baptist Churches (CECBC) within the 60s-80s as well as with some tendencies of the dissension in Belarus.

Отечественная историческая наука, как и общество в целом, за последнее десятилетие сделала огромный шаг вперёд в переосмыслении советского прошлого. После долгих десятилетий господства атеистической идеологии в современных условиях церковь заняла значительное место в жизни белорусского общества. В то же время на территорию Беларуси, как и на всё постсоветское пространство, стали проникать и активно развиваться так называемые деструктивные религиозные культы. В противодействие их негативному влиянию формирующаяся новая белорусская государственность должна выработать свою модель церковной политики. В этих отношениях должен учитываться тот факт, что сегодня религия и церковь стали важной составляющей как

Адрес для корреспонденции: 210023, г.Витебск, пр. Фрунзе, 27, Витебский государственный медицинский университет, кафедра социально-гуманитарных наук -Болтрушевич Н.Г.

образа жизни, так и образа мыслей многих людей. Помимо главной заботы о возрождении духовного и нравственного здоровья народа, существенно возросли социальные функции церкви: благотворительность, милосердие, просвещение, миротворчество [14, с. 56]. Общество не может с этим не считаться. Поэтому необходима долгосрочная и продуманная государственная политика в отношении религий и религиозных организаций. И этот процесс пойдет тем успешнее, чем полнее и объективнее будут учтены уроки прошлого, плюсы и минусы предшествующих моделей и практика их реализации.

Особенно большой интерес как в научных кругах, так и в обществе в целом вызывают проблемы конфессиональной политики советской власти. Начиная с октября 1917 г. религия в советском обществе рассматривалась как «опиум для народа», «как классово чуждое явление, доставшееся по наследству от

«проклятого прошлого», от мира, заслужившего, чтобы его разрушили до основания как «пережиток капитализма», внушающий альтернативные социализму духовные, нравственные, политические ценности и идеалы» [2, с. 22]. Такое отношение властей и предопределило положение всех религиозных направлений в советском государстве на всем протяжении его существования. Однако, несмотря на то, что, в общем, вся церковная политика советского государства оценивается лишь как «атеистический диктат», степень вмешательства во внутреннюю жизнь верующих и духовенства в разные периоды характеризуется по-разному. Так, одно дело, к примеру, церковная политика государства в годы Великой отечественной войны и первое десятилетие после и другое - в «оттепель» начала 60-ых гг. и в так называемый период «застоя» [12, с. 127].

Сегодня доступ к архивным материалам, плюрализм мнений позволяют не только критически проанализировать положение всех религий в советском обществе, но и всесторонне изучить и объяснить проблемы и противоречия, которые возникали в государственноцерковных взаимоотношениях.

Большой интерес историки и общественность проявляют к изучению положения протестантской конфессии в советском государстве в XX веке. Несмотря на это, сложными в понимании являются процессы, происходившие как во взаимоотношениях протестантской церкви с советским государством, так и внутри этой церкви в 40 - 80-ые гг. ХХ века. Множество споров в исторических кругах вызывает проблема раскола в Союзе евангельских христиан-баптистов в 60-ые гг. Долгое время эти события оставались закрытой темой. И даже в 90-ые гг. ХХ века эта проблема не получила должного внимания: встречаются лишь отрывочные сведения в контексте изучения истории протестантизма в советский период, отсутствуют монографии по проблеме. В своей статье считаем целесообразным обратиться к исследованию раскола в Союзе ЕХБ, сформулировать основные причины и особенности его протекания в Беларуси, определить некоторые тенденции развития Совета Церквей ЕХБ в 60-80-ые гг., так как эта проблема является одной из ключевых в исследовани-

ях, посвящённых деятельности протестантской церкви в Беларуси.

Раскол в Союзе ЕХБ произошёл в начале 1960 года. С учётом религиозной ситуации в советском государстве в этот период времени кризис и раскол в церкви был вполне закономерным и неизбежным событием. Но вот почему это произошло - на этот вопрос однозначно ответить трудно. Среди главных причин можно выделить следующие. Во-первых, кризису способствовало то, что на рубеже 50-60-ых гг. коммунистическая партия открыто взяла курс на «искоренение» религии и административно ограничивала деятельность церкви. Началась целенаправленная и всеобщая кампания, которая не могла не затронуть все направления протестантской конфессии. Это время характеризуется жесткой конфронтацией советских властей с протестантскими общинами, которые выступали за демократизацию религиозной жизни и против жесткого контроля государственных структур за их деятельностью. Именно эти факты позволяют нам согласиться с официальной точкой зрения самих верующих, которые утверждали: «:.. ВСЕХБ и старшие пресвитеры стали жертвой со стороны власть имущих, требовавших проводить линию на свёртывание церковной работы» [6, с.240].

Во-вторых, кризису и расколу религиозного объединения максимально содействовали усилившиеся кризисные явления в самой церкви ЕХБ. «... Духовное оживление, пережитое в церквах в сороковые годы, в ряде мест к середине пятидесятых годов заметно пошло на спад», - осторожно констатирует её руководство [10, с. 413]. Политическая ситуация сделала очевидным внутренние противоречия, которые существовали с первого дня создания ВСЕХБ и присоединения христиан веры евангельской (пятидесятников) к Союзу в августе 1945г. Сегодня мы с уверенностью можем утверждать, что объединение с самого начала носило вынужденный характер и осуществлялось на основе взаимных уступок, на которые лидеры всех направлений пошли осознанно, стремясь создать централизованную организацию, объединить разрозненные общины и легально действовать. Однако следует помнить, что в процессе объединения были заинтере-

сованы и сами власти: легализация деятельности пятидесятников позволяла более успешно контролировать и влиять на положение и сознание верующих, осуществлять атеистическую пропаганду.

И, в-третьих, - это недостаточная решимость руководства ВСЕХБ принципиально отстаивать конституционные права верующих, давние традиции собственной церкви и противостоять нажиму партийных органов. В этом смысле можно согласиться с мнением руководителя ВСЕХБ Лагвиненко В.Е., высказанное в 1988 г. корреспонденту «Московских новостей»: «Когда местные власти допускали административный произвол, руководство общин не всегда должным образом отстаивало права верующих. Негативную роль сыграли принятые в 1959 году нашим церковным руководством «Положение о Союзе евангельских христиан-баптистов» и «Инструктивное письмо старшим пресвитерам ВСЕХБ». Эти документы ограничивали каноническую и духовную жизнь церкви. Когда о них узнали верующие, тысячи людей оказались (!) вне нашего братства, - предпочтя нелегальное положение, стали уклоняться от регистрации общин. Ну, а это привело в ряде случаев к столкновению верующих с законом, на этой основе возник отделившийся от нас Совет церквей евангельских христиан-баптистов... Я думаю, что демократизация советского общества, укрепление его правовых основ будут способствовать нормализации в нашей церкви» [10, с. 413].

Таким образом, к 60-ым годам заметно возрастает недовольство верующих как внутренними разногласиями внутри Совета ЕХБ, так и противоречиями с государственными институтами, что и предопределяет раскол церкви. В то же время следует констатировать, что проявление определенного «раскольничества» наблюдалось ещё в середине 50-ых гг., когда против объединения выступила группа так называемых «чистых баптистов», которые требовали возрождения баптизма в его традиционной форме.

Непосредственным поводом к расколу стали принятые руководством Союза ЕХБ в 1959 г. новое «Положение о Союзе евангельских христиан-баптистов» и «Инструктивное письмо старшим пресвитерам ВСЕХБ». В этих

документах подчеркивалась необходимость привести «деятельность нашу в согласие с действующим законодательством нашего государства» [7, с. 285]. Так, в заключительной части «Инструктивного письма», например, говорилось: «В прошлом, при недостаточном учёте советского законодательства о культах, в некоторых наших общинах происходило нарушение его, бывали случаи крещения лиц моложе 18 лет, оказывалась материальная поддержка из средств общины, устраивались библейские и другие специального характера собрания, допускались декламации стихотворений, бывали экскурсии верующей молодёжи, создавались кассы взаимопомощи, устраивались собрания для проповедников и обучение регентов хора. Всё это необходимо теперь изжить в наших общинах, а деятельность нашу привести в согласие с действующим законодательством нашей страны» [10, с. 414]. А в «Положении» в свою очередь предусматривалось проведение молитвенных собраний не чаще 23 раз в неделю, выступление с проповедями разрешалось только пресвитерам, членам исполнительных органов. Запрещалось: привлекать на молитвы детей дошкольного и школьного возраста, крещение лиц моложе 18 лет [15, с. 21]. Таким образом, знакомство с новыми документами подчёркивает полное бесправие верующих и полную уверенность их в безнаказанности своего руководства, которые с легкостью пересматривали ключевые догматические установки, веками складывавшиеся традиции религиозного направления. Именно этим объясняется тот факт, что некоторые общины посчитали, что Совет «продался» властям, не стал на защиту верующих от преследований. Летом 1960 года из числа недовольных руководящим центром сформировалась группа, которая выступила с инициативой созыва Всесоюзного съезда евангельских христиан-баптистов. Общины, которые поддержали её, получили название «раскольников», или «инициативников» [7, с. 285]. В августе 1961 года «Инициативная группа» объявила, что приступает к практической подготовке нового съезда евангельских христиан-баптистов, рассматривая себя как ядро истинной церкви. В феврале 1962 года был создан Оргкомитет по созыву такого съезда. Постепенно стала

формироваться общесоюзная структура организации, был налажен систематический выпуск на гектографе журнала «Вестник спасения. Духовно-назидательный журнал евангельских христиан-баптистов». Тем же способом издавался информационный «Братский листок», а также множество разного рода посланий, листовок, коллективных писем, обращений в высшие партийные и международные органы, протоколы фальсифицированных судебных процессов, рассказы об издевательствах и унижениях, которым подвергались верующие и члены их семей [10, с. 415]. Руководители инициативной группы требовали «смещения ВСЕХБ», отказ от программы «отступничества» [15, с. 21]. Но главное, оргкомитет выступил против закона «О религиозных объединениях» от 8 марта 1929 г., объявил артикул 124 Конституции СССР о свободе совести «обманом народа» [7, с. 285]. В октябре 1963 г. приверженцы раскола направили в Совет Министров СССР коллективное заявление с просьбой: 1) получить разрешение на созыв и проведение съезда церкви ЕХБ под руководством оргкомитета; 2) дать соответствующие указания Совету по делам религиозных культов не препятствовать зарегистрированным общинам и группам ЕХБ проведению богослужений по всей территории СССР [4. Оп.2. Д.14с. Лист 21]. Такая позиция верующих предопределила ответную реакцию со стороны государства: началась жёсткая и бескомпромиссная борьба властей с раскольниками. 15 мая 1961г. Президиум Верховного Совета БССР принял указ «Об усилении борьбы с лицами, которые уклоняются от общественно полезной работы и ведут паразитический образ жизни». В соответствии с ним предусматривались меры судебной ответственности к этой категории граждан. В тот же день в принятом постановлении Президиума Верховного Совета БССР о порядке применения первого артикула указа отмечалось, что под его действие «подпадают личности, которые уклонялись от общественно полезной работы и вели антиобщественный, паразитический образ жизни, в том числе и лица, которые занимались проституцией, скупали вещи у иностранцев с целью перепродажи, а также те, кто возглавлял нелегальные религиозные секты» [7,

с. 286]. Как ни парадоксально, но по новому законодательству лучшие работники, коими преимущественно являлись протестанты, были приравнены к тунеядцам только за то, что являлись верующими. Ими «становились» не только руководители, но и рядовые члены общин и религиозных групп.

Своего апогея разногласия между баптистами достигли в 1964 - 1965 гг. На Всесоюзном съезде церковных служителей евангельских христиан-баптистов - инициативников в 1965г. оргкомитет был переименован в «Совет церквей евангельских христиан-баптистов» (СЦЕХБ), принят Статут и опубликован Устав новой организации. Согласно ему в качестве основных евангельских принципов были выдвинуты следующие положения: 1) Библия является единственным, вполне достаточным и абсолютным авторитетным руководством для церкви; 2) основным призванием церкви и её главной задачей является проповедь Евангелия или свидетельства о Христе; 3) независимость (автономия) местной церкви; 4) крещение по вере; 5) духовное возрождение членов церкви; 6) отделение церкви от государства; 7) всеобщее священство верующих членов церкви. [8, с.32].

На территории Беларуси раскол и создание инициативной группы возглавили Г.К. Крючков и А.Ф. Прокофьев. Первоначально раскольники потребовали от ВСЕХБ созыва внеочередного съезда, а затем, после отказа, обратились к правительственным органам с просьбой разрешить созыв съезда ЕХБ, так как посчитали, что «ВСЕХБ подчинился человеческим постановлениям, в церковь попал сатана, который развращает её и требует всё новых и новых отступничеств от Заветов Христа» [1, с.69]. Наибольших размеров раскол получил в Брестской и Гомельской областях. В 1965 году после организационных мероприятий в БССР начали действовать 26 общин приверженцев СЦЕХБ, в которых насчитывалось 1278 чел. На Брестскую область приходилось 6 организаций с количеством 461 верующий, на Минскую - соответственно 7 и 350, на Гомельскую - 2 и 177, Могилёвскую -2 и 130. На Гродненщине была одна община, в которую входило 30 человек [7, с. 288]. При изучении архивов было обнаружено, что и в

Витебской области таких организаций насчитывалось 8, с количеством верующих 130 [3. Оп. 1. Д. 1. Лист 1].

Следующим шагом властей, направленным на приостановление деятельности раскольников, стало принятие Указа Президиума Верховного Совета БССР от 1 апреля 1966г. «Об административной и уголовной ответственности за нарушение законодательства о культах». Тем самым усилилось преследование приверженцев СЦЕХБ, начались массовые административные и уголовные наказания. 2021 ноября 1969г. в г. Бресте состоялся судебный процесс по делу руководителя раскольников Брестского района Хивуком А. А., который уже в 1948г. был осуждён на 25 лет за антиобщественную работу. Являясь активным деятелем СЦЕХБ, он распространял нелегальную литературу и призывал своих единоверцев не признавать законодательство о культах, проводил работу с детьми по обучению их религии. За это он был осуждён на 5 лет лишения свободы [11. Д.16. Лист 255-256]. В 1968г. на территории Гомельской области в контакте с аппаратом Уполномоченного, местными органами власти довольно широко применялся к нарушителям правопорядка (пресечение незаконной деятельности сторонников СЦЕХБ) Указ Президиума Верховного Совета БССР от

1 апреля 1966г. По этому Указу во время одного из рейдов было привлечено к административной ответственности 12 человек, из них 10 подвергнуты денежным штрафам, а 2 предупреждены. Однако, изучая этот вопрос на местах, обнаружилось, что отход верующих от СЦЕХБ происходил медленно и в незначитель-

ном количестве. Так, согласно данным Упол -номоченного по делам религиозных культов по Гомельской области при СМ СССР за последнее время по области из 150 чел. окончательно порвало с ним 8 чел., а цифра в 150 верующих значительно занижена. Только в Добруш-ском районе в Утьевской раскольнической общине насчитывалось до 100 человек [11. Д.13. Лист 125-126]. Таким образом, главной формой воздействия на приверженцев СЦЕХБ оставалось на протяжении всего советского периода административное и уголовное наказание. Так, если в 1967 г. в республике к административной ответственности за нарушение законодательства о культах было привлечено 76 верующих, то в 1970 г. - 166, в 1981 г. - 83, в 1982 г. - 112 [11. Д.63, 23, 68 . Лист 249, 130, 91]. Однако в архивных материалах встречаются единичные примеры так называемой «безнаказанности» в отношении к «раскольниками», когда суд не признал вину верующего.

И тем не менее преследования, показательные судебные процессы - все эти методы борьбы с раскольниками не сломили дух верующих. Основным показателем «неэффективности» борьбы с приверженцами СЦЕХБ являлись данные количества их общин и верующих. В качестве примера мы предлагаем сравнительную таблицу данных о количестве незарегистрированных общин по областям БССР в 1965-1984 гг.

Анализируя данные таблицы, мы пришли к следующим выводам: 1) с 1965 по 1984 гг. количество незарегистрированных общин, приверженцев СЦЕХБ имеет стабильную динамику роста. Наибольшее количество общин

Таблица 1

Количество незарегистрированных общин по областям БССР в 1965-84 гг.

1965 1966 1968 1970 1971 1973 1975 1976 1977 1979 1980 1982 1984

Область Кол- Кол- Кол- Кол- Кол- Кол- Кол- Кол- Кол- Кол- Кол- Кол- Кол-

во во во во во во во во во во во во во

групп групп групп групп групп групп групп групп групп групп групп групп групп

Брестская 6 4 4 4 4 4 7 7 7 7 9 8 8

Витебская 8 8 6 6 6 5 5 3 3 3 3 4 3

Гомельская 2 7 5 5 5 6 6 4 4 4 4 5 5

Гроднен- ская 1 4 4 4 4 4 4 4 4 3 3 3 2

Минская 7 - 4 4 4 4 6 6 6 6 6 6 6

Могилёв- ская 2 6 3 3 3 3 3 3 3 3 3 3 3

Всего: 26 29 26 26 26 26 31 27 27 26 28 29 27

- 31 - было в 1975 году. Это объясняется тем, что в 70-ые гг. непосредственный контроль государства над деятельностью церкви ослабел, особенно с началом периода разрядки между Востоком и Западом (в середине 70-ых гг.). К тому же в 1975 году в антицерковное законодательство о культах 1929 г. был внесён ряд поправок смягчающего характера [7, с. 288]; 2) среди областей БССР Брестская область находилась на первом месте по количеству приверженцев СЦЕХБ.

Дополнительный анализ количества верующих в незарегистрированных общинах СЦЕХБ также свидетельствует об определённом росте и сохранении стабильности в рядах общих: в 1965году в незарегистрированных общинах СЦЕХБ насчитывалось 1278 верующих, в 1971 г. - 1015, 1976 г. - 1620, 1977 г. - 1597, 1984 г. - 1318.

Таким образом, изучив состояние и основные процессы, которые определяли развитие СЦЕХБ с момента его появления и до 1985 г., можно сделать следующие выводы и обозначить ряд особенностей его протекания в Беларуси:

1. Идея построения безрелигиозного общества, доминировавшая в советском обществе, обозначила церковную политику конца 50 - нач.60-ых гг. и в значительной мере вызвала кризисную ситуацию во ВСЕХБ. Вмешательство и контроль государства во все конфессиональные институты сыграли решающую роль в том, что кризис в церкви закончился расколом во ВСЕХБ, а «раскольники» выбрали в данных обстоятельствах курс на изоляцию и обособление от действительности. Свою главную цель Совет церквей ЕХБ видел в спасении евангельско - баптистской церкви путём противопоставления своих идейных ценностей «мирским идеалам» [9, с. 165166].

2. Кризисная ситуация, сложившаяся в церкви евангельских христиан-баптистов в 60ые гг., была также результатом противоречий, накопленных и в самом Всесоюзном совете ЕХБ. Вот почему раскол в некоторой степени можно рассматривать как толчок к пересмотру ряда ключевых и основополагающих моментов в догматических основах церкви евангельских христиан-баптистов. Реформирова-

ние церкви выразилось, в первую очередь, в оживлении проповеднической деятельности, в стремлении путём «духовного воспитания» поднять религиозную активность, приостановить «текучесть» баптистских кадров, стабилизировать количество членов в общинах и, главное, «омолодить состав церковных служителей», что явилось главной задачей 40 Всесоюзного съезда ЕХБ (1969 г.). Однако эти, на наш взгляд, положительные обновленческие тенденции внутри ВСЕХБ, в основном сводились, в первую очередь, к преодолению кризиса, предпринимались запоздалые попытки к объединению. В частности, в послании, принятом на Всесоюзном съезде ЕХБ 15 июня 1966 г., говорилось: «Приняв на съезде 1963 г. новый устав, мы тем самым всему нашему братству показали, что умеем сознавать свои ошибки и недостатки и всегда готовы к их исправлению. В этом заключается истинное покаяние» [13, с. 352]. Однако, несмотря на ряд мер, предпринятых ВСЕХБ, руководители Совета церквей продолжали занимать по отношению к нему непримиримую позицию, которую можно охарактеризовать формулой «всё или ничего» [13, с. 353].

3. Непримиримая позиция СЦЕХБ по отношению к властям предопределила жёсткую конфронтацию с ними и репрессии. Многие отсидели несколько сроков только за то, что выступали за независимость церкви и отказывались от регистрации, видя в ней прямой диктат. Так, отказываясь от регистрации, пресвитер общины сторонников СЦЕХБ в д.Лапуты Докшицкого района Витебской области Гаврилович В. К. сказал: « Мы живем по божьим законам, а законодательство о культах противоречит этим законам, поэтому его не признаем. Наша заслуга состоит в том, что мы возродили дух церкви, не стали бояться преследований и гонений... Вы хотите оторвать нас от Совета церквей, но мы не будем изменять ему» [5, с. 30]. Вот почему на протяжении всего советского периода сторонники СЦЕХБ не шли на регистрацию и не признавали советского законодательства о культах.

4. В развитии Совета церквей ЕХБ ярко проявилась специфика существования религиозных общин «раскольников» - это вынужденная замкнутость религиозной корпорации и

приобретение руководством Совета авторитарного характера. Среди основных причин такого положения можно назвать: нелегальное существовании общин СЦЕХБ, боязнь постоянного преследования, а также противостояние легально действующему ВСЕХБ, который стремился переманить часть паствы.

5. Главным достижением руководства СЦЕХБ, самих верующих стало сохранение и даже увеличение количества своих приверженцев, о чём свидетельствует анализ количественных показателей. А это доказывает, что конфессиональная политика, проводимая советским государством, не принесла желаемых результатов и была обречена.

6. Со второй половины 70-ых гг. под влиянием изменившейся ситуации некоторые общины пересмотрели свои позиции и начали регистрироваться автономно, т. е. без заявления о принадлежности к тому или иному Союзу ЕХБ. В 80-ых гг. такая форма легализации приняла широкое распространение. Что касается приверженцев СЦЕХБ, то первые данные о количестве зарегистрированных общин появились в 1984 г.: в Брестской области

2 общины с количеством верующих 935 и в Гродненской, соответственно 1 - 20 [11. Д. 77. Лист 194].

Литература

1. Верашчапна А.У, Гурко А.В. Псторыя канфесш на Беларуа у 2-ой п. 20 ст. Мн.,1999.

2. Гараджа В.И. Переосмысление.// На пути к свободе совести ( Сб-к статей / Сост. и общ. ред. Фурмана Д.Е. и о. Марка. М., 1989.

3. Государственный архив Витебской области. Фонд 1439.

4. Государственный архив Витебской области. Фонд 4029.

5. Залесский А.М. Проявление религиозного экстремизма среди сектантов Белоруссии// Проблемы преодоления религиозного экстремизма / сб-к статей. -М., 1982.

6. История евангельских христиан-баптистов в СССР. М., 1989.

7. Канфеси на Беларуа ( к. 18-20 ст.) / В.В. Грыгор’е-ва, УМ. Завальнюк, У1. Навщш, А.М. Фшатава. Мн., 1998.

8. Клибанов А.И., Митрохин Л.Н. Кризисные явления в современном баптизме. М., 1967.

9. Лялина Г.С. Баптизм: иллюзии и реальность. М., 1977.

10. Митрохин Л.Н. Баптизм: история и современность (философско-социологический очерк). Спб., 1997.

11. Национальный архив РБ. Фонд 136. Опись 1.

12. Одинцов М.И. Государство и церковь в России: XX век. М., 1994.

13. Руденко А. А. Евангельские христиане-баптисты и перестройка в СССР.// На пути к свободе совести (Сб-к статей / Сост. и общ. ред. Фурмана Д.Е. и о. Марка. М., 1989.

14. Христианство в Беларуси: история и современность / Т.П. Короткая, А.И. Осипов, В. А. Теплова. Мн., 2000.

15. Яшин П.П. Кризис современного баптизма (О сущности « нового» раскола ЕХБ). Харьков, 1969.

Поступила 10.05.2004 г. Принята в печать 25.06.2004 г.