Научная статья на тему 'Итоги Парижской конференции ООН по климату 2015 года'

Итоги Парижской конференции ООН по климату 2015 года Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
897
150
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Современная Европа
Scopus
ВАК
ESCI
Область наук
Ключевые слова
ИЗМЕНЕНИЕ КЛИМАТА / ПАРИЖСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ / КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ / АДАПТАЦИЯ / СОКРАЩЕНИЕ ВЫБРОСОВ / ПАРНИКОВЫЕ ГАЗЫ / СОЗДАНИЕ ПОТЕНЦИАЛА / ТРАНСФЕР ТЕХНОЛОГИЙ / ФИНАНСОВАЯ ПОМОЩЬ

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Рогинко Сергей Анатольевич

В статье анализируются итоги Парижской конференции ООН по климату, прошедшей в декабре 2015 года и ставшей значительной вехой на пути создания формата глобальных усилий в области проблемы изменения климата. Автор эксперт российской делегации на Парижской конференции делится своим видением основных компонентов новой конструкции, заложенной в принятом на конференции Парижском соглашении. Рассмотрены новые моменты, которые соглашение вносит в климатический миропорядок, его геополитические аспекты и потенциальные выгоды и риски для ведущих глобальных игроков, включая Россию.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Итоги Парижской конференции ООН по климату 2015 года»

ЕВРОПЕЙСКИЙ ПРОЦЕСС: СТРАНЫ И РЕГИОНЫ

УДК 339.982 Сергей РОГИНКО

ИТОГИ ПАРИЖСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ООН ПО КЛИМАТУ 2015 ГОДА

Аннотация. В статье анализируются итоги Парижской конференции ООН по климату, прошедшей в декабре 2015 года и ставшей значительной вехой на пути создания формата глобальных усилий в области проблемы изменения климата. Автор - эксперт российской делегации на Парижской конференции - делится своим видением основных компонентов новой конструкции, заложенной в принятом на конференции Парижском соглашении. Рассмотрены новые моменты, которые соглашение вносит в климатический миропорядок, его геополитические аспекты и потенциальные выгоды и риски для ведущих глобальных игроков, включая Россию.

Ключевые слова: изменение климата, Парижское соглашение, Киотский протокол, адаптация, сокращение выбросов, парниковые газы, создание потенциала, трансфер технологий, финансовая помощь.

Парижская конференция ООН по климату (21-я Конференция сторон рамочной Конвенции ООН об изменении климата (РКИК ООН) и 11-е совещание сторон Ки-отского протокола) завершилась 12 декабря 2015 г. Её работа, по общему мнению, завершилась успехом, и этот успех был отчасти предопределён. Повтора такого громкого провала, который произошёл в 2009 г. на аналогичной конференции в Копенгагене, мировое сообщество просто не могло допустить. Именно поэтому на Парижскую конференцию были стянуты все лидеры ведущих мировых держав, подтвердившие свою приверженность глобальным усилиям в области климата и задавшие изначально позитивный тон переговорам. В самих переговорах (что беспрецедентно в истории) принял активнейшее участие Генеральный Секретарь ООН Пан Ги Мун, приложивший немало сил к достижению финальной договорённости на завершающей стадии. Стоит сказать и об амбициях Франции, изначально позиционировавшей Париж как то место, где будет достигнут прорыв по теме глобального климата после шести лет пробуксовок. Усилия, предпринятые для этого и президентом Франсуа Олландом, и министром иностранных дел Лораном Фабиусом, занимавшим пост председателя конференции, заслуженно были названы выдающимися. Сыграло роль и то, что стартовые условия парижских переговоров были

© Рогинко Сергей Анатольевич - кандидат экономических наук, руководитель Центра экологии и развития, ФГБУН Институт Европы РАН. Адрес: 125009, Россия, Москва, Моховая ул., 11-3. E-mail: roginko@bk.ru DOL http://dxdoi.org/10.15211/soveurope320164252

лучше копенгагенских: на них отсутствовал главный тормоз, которым в 2009 г. был конфликт интересов США и Китая. Эти страны сумели урегулировать свои противоречия в конце 2014 г., что и было констатировано на очередной (Лимской) Конференции РКИК ООН. В итоге в Париже юридически обязывающее Соглашение по климату, рассчитанное на период после 2020 г. (после окончания действия Киот-ского протокола) было подписано. Задача по выработке "протокола или иного правового инструмента или согласованного документа, имеющего юридическую силу в рамках РКИК ООН, применимого ко всем сторонам", поставленная в 2011 г. на 17 Конференции сторон РКИК ООН в Дурбане, выполнена.

Основная миссия соглашения - послать чёткий сигнал мировому сообществу, включая всех ведущих акторов - государства, региональные объединения, регионы, города, муниципалитеты, корпорации, финансовые институты, гражданское общество - катализирующий усилия в области изменения климата, дающий импульс для повышения амбиций в этой области.

Обязательства сторон

Смысл Парижского соглашения с точки зрения обязательств стран прежде всего заложен в принципе добровольности вклада каждой страны в решение глобальной проблемы климата. Эти вклады - т.н. индикативные национально определяемые вклады (Nationally Determined Contributions-NDC) - были накануне конференции опубликованы 156 странами и охватывают 95% глобальных выбросов. При этом вопрос о том, что является вкладом, для развитых и развивающихся стран решается по-разному. Если для развитых стран вкладом являются абсолютные количественные сокращения выбросов, то развивающимся странам в этом вопросе дана свобода выбора. Под вкладом могут пониматься любые относительные сокращения при общем росте: снижение удельных выбросов на единицу ВВП, на душу населения и по сравнению со сценариями т.н. "обычного бизнеса" (business as usual). Кроме того, для развивающихся стран предусмотрено включение в NDC такой темы, как адаптация, включая политики, мероприятия и меры. Тем самым фактически создается система "двух треков", содержательно разных, но формально объединенной общей конструкцией.

В этом отношении, если сравнивать Парижское соглашение с Киотским протоколом, то в отношении развивающихся стран режим принят несколько более жёсткий, а в отношении развитых стран - более мягкий. Режим соглашения - некое гибридное сочетание подходов "сверху вниз" и "снизу вверх"; Если национальные NDC разрабатываются и представляются "снизу вверх", то механизм соблюдения и принципы транспарентности в отчётности действуют "сверху вниз".

Однако не стоит забывать, что со временем эта мягкая конструкция, с добровольными обязательствами, принимаемыми "снизу вверх", может трансформироваться в жёсткую структуру, диктующую странам их обязательства "сверху вниз". Возможность эта заложена в т.н. принцип климатической справедливости, который не удалось изгнать из текста соглашения, несмотря на усилия ряда стран (формулировка "важность некоторой концепции "климатической справедливости" при действиях в области изменения климата) [FCCC/CP/2015/L.9 : 20]. Несмотря на кавычки, в которые поставлен этот термин, само появление его является угрозой национальному суверенитету всех стран, включая Россию, поскольку по своей природе "климатическая справедливость" рассчитана именно на то, чтобы стать основным

принципом принудительного глобального распределения квот на выбросы, взамен национальных приоритетов и возможностей.

Важным моментом Соглашения является также учёт "различных национальных обстоятельств" при выполнении обязательств по климату, что основано на компромиссе между Китаем и США по учёту этих обстоятельств, достигнутому в 2014 году.

Второй основой Парижского соглашения является принцип постоянного "повышения амбиций". Для этого предусмотрены пятилетние циклы разработки, представления и реализации NDC. Каждый такой "пятилетний план", представляемый страной, должен по своему содержанию быть амбициознее предыдущего с точки зрения поставленных задач и предусмотренных мер. Для их оценки предусматривается т.н. global stocktake - глобальная инвентаризация предпринимаемых усилий как на уровне отдельных стран, так и на уровне всего мирового сообщества, с целью определения соответствия этих мер траектории, необходимой для решения обшей задачи, обозначенной в Парижском соглашении: сдерживании повышения глобальной температуры в пределах "значительно ниже 2 градусов" по сравнению с доиндустриальным периодом [FCCC/CP/2015/L.9: 21]. Подобная инвентаризация предусматривается также один раз в пять лет, начиная с 2023 г. Для отслеживания прогресса в этом вопросе соглашением предусматривается система отчётности, построенная на транспарентности, являющаяся также юридически обязательной для стран, так же как и необходимость разрабатывать, представлять и выполнять свои NDC.

Странам, уже представившим свои NDC к Парижской конференции, не требуется дополнительная разработка подобных документов; для тех стран, временной горизонт NDC которых рассчитан до 2025 или 2030 г., предусмотрено представление обновленной версии NDC к 2020 г., и в дальнейшем - каждые пять лет. NDC должны быть представлены заблаговременно - за 9-12 месяцев до соответствующей Конференции сторон РКИК (Совещания сторон соглашения), рассматривающей данный вопрос. Предусматривается выработка регламентирующих документов по NDC и принятие их на первой Конференции Сторон РКИК (КС РКИК), служащей Совещанием сторон соглашения. В частности, предполагается учёт следующих принципов:

(а) отчётность по всем антропогенным эмиссиям и стокам в соответствии с методологиями МГЭИК (межправительственной группы экспертов по изменению климата), принятыми КС РКИК ООН;

(б) обеспечение методологической последовательности, включая базовые линии, между представленными NDC и их выполнением;

(в) стороны будут стремиться включать в свои NDC все категории антропогенных эмиссий и стоков и не исключать ни один из однажды уже включенных;

(г) в случае исключения той или иной категории антропогенных эмиссий и стоков стороны должны предоставлять объяснения того, почему это сделано.

Эти регламентирующие документы по NDC будут обязательной нормой, начиная со второго пакета представляемых документов. Сами NDC, представленные странами, будут размещаться в специально разрабатываемом открытом реестре, работа по которому поручена Секретариату РКИК и должна быть завершена к 2-й половине 2016 года.

Кроме того, сторонам предложено представить в Секретариат РКИК в 2020 г. свои долгосрочные (до середины XXI века) стратегии в области парниковых газов.

Создание потенциала

Для облегчения выполнения этих задач странами (прежде всего развивающимися) Соглашением предусмотрено, в частности, формирование Парижского комитета по созданию потенциала, а также механизма по митигации (сокращению выбросов парниковых газов) и устойчивому развитию. Парижский Комитет по созданию потенциала должен обеспечить создание потенциала в области митигации и адаптации, реализовывать задачи обучения, тренинга, информирования общественности (детальная разработка полномочий и модальностей работы этого Комитета поручена 8В1 (Вспомогательный орган РКПК по Соблюдению). По данной проблематике принят план действий на 2016-2020 гг., который, в частности, предполагает следующие виды деятельности:

(а) оценку возможности увеличения синергии и избежания дублирования в работе органов Конвенции и вне её, ведущих работу в области создания потенциала;

(б) определение разрывов и потребностей, а также способов соответствующих действий;

(в) продвижение и распространение инструментов и методологий создания потенциала;

(г) стимулирование глобального, регионального, национального и субнационального сотрудничества;

(д) определение и сбор лучших практик, опыта и уроков работы по созданию потенциала органами конвенции;

(е) изучение возможностей создания и поддержки потенциала усилиями развитых стран;

(ж) определение возможностей усиления потенциала на национальном, региональном и субнациональном уровнях;

(з) стимулирование диалога, сотрудничества и координации между различными процессами и инициативами в рамках конвенции путём обмена информации.

Информация обо всей этой работе будет размещаться на специальном вебсайте, создание которого поручено Секретариату РКИК. Парижский комитет по созданию потенциала будет строить свою работу, тематически фокусируясь на том или ином аспекте потенциала каждый год (тема года). Ежегодные сессии комитета будут организоваться 8В1; на них комитетом будут представляться ежегодные отчёты о проделанной работе.

Адаптация

Необычно большое внимание в документах конференции уделено вопросам адаптации, которая по значимости стала практически вровень с задачами митигации. Впервые в климатических документах сформулирована глобальная цель в области адаптации, понимаемая как "укрепление потенциала адаптации, усиление устойчивости и снижение уязвимости к изменению климата, ввиду вклада в устойчивое развитие и обеспечение адаптационного ответа в контексте температурной цели" |ТССС/СР/2015/Ь.9: 24]. Несмотря на невнятность формулировок, это значительный шаг вперед, к тому же дополненный целой серией обязательных для сторон требований. В частности, предполагается, что каждая сторона будет вести планирование в области адаптации и предпринимать соответствующие действия по интенсификации соответствующих планов, политик и вкладов, в т.ч.:

(а) выполнение адаптационных действий и усилий;

(б) формулирование и выполнение национальных планов по адаптации;

(в) оценка влияния изменения климата и уязвимости, с целью выработки национальных приоритетных действий, принимая во внимание уязвимые народы, местности и экосистемы;

(г) мониторинг и оценка выполнения планов по адаптации, программ и действий;

(д)формирование устойчивости социоэкономических и экологических систем на основе диверсификации и устойчивого управления природными ресурсами.

Каждая Сторона должна будет регулярно представлять свои национальные сообщения по адаптации, включая свои приоритеты, планы и действия по их выполнению.

Финансовая помощь

Одним из центральных вопросов парижских переговоров стала помощь развитых стран развивающимся. Бюджет в 100 млрд долларов ежегодной помощи развивающимся странам был обещан ещё в 2009 г. Бараком Обамой в Копенгагене. Этот объём предполагалось собрать к 2020 г., и развитые страны, намеревавшиеся это сделать, подразумевали, что "в зачёт" пойдут и частные инвестиции в промышленные, энергетические и иные проекты, приводящие к сокращению выбросов в странах-реципиентах. Эти проектные сокращения могли бы быть засчитаны развивающимся странам как результат; и тем не менее номер не прошёл. "Группа 77+Китай" ввела в проект соглашения пункты о том, что помощь должна быть только государственная, прямая, грантовая и не дублировать другие официальные каналы помощи развитию (т.н. Official Development Aid). Она должна формироваться на базе запросов стран-реципиентов, быть предметом строгой международной отчётности и периодической оценки на предмет адекватности предъявляемым запросам. В итоге очень сложных переговоров было решено перенести срок мобилизации 100 млрд долларов ежегодной помощи не к 2020, а к 2025 г., после которого стороны должны будут договориться о новой коллективной цели. Последнее было интерпретировано многими как попытка развитых стран переложить в перспективе финансовую нагрузку такого рода на некоторые состоятельные развивающиеся страны (например, Китай). Что, в свою очередь, противоречит положению Соглашения о том, что предоставление помощи является обязательным для развитых стран; всеми остальными она предоставляется на добровольной основе.

Права человека

Новинкой для климатических соглашений стало включение в преамбулу такой темы, как права человека. Учитывая использование этой темы западными странами для давления на остальной мир (включая Россию), появление ее в документе под эгидой РКИК ООН, в мандате которой права человечества никак не значатся, само по себе небезопасно. Правда, далее в тексте соглашения эта тема не "операциона-лизирована", но за развитием данного вопроса необходимо тщательно следить, чтобы оно не завело в климатическую тему проблемы, не имеющие к ней отношения. Столь же странно в тексте преамбулы выглядят ссылки на "половое равенство и усиление роли женщин" (gender equality, empowerment of women) в качестве необходимых предпосылок для действий в области климата [FCCC/CP/2015/L.9: 20]. Соглашение в итоге превратилось в набор пожеланий различных групп влияния, и

дальнейшее сползание в сторону их пожеланий может привести к существенной деградации всех мер и документов, принимаемых под эгидой РКИК ООН. Единственной победой здравого смысла явилось исключение из текста ссылки на "права народов, находящихся под оккупацией' (имевшейся в первоначальном проекте текста соглашения).

Вопросы энергетики

Стратегически опасным аспектом соглашения является отсутствие баланса в понимании возможностей покрытия энергетических потребностей человечества, преувеличение роли возобновляемых источников энергии (ВИЭ). В частности, в преамбуле решения в качестве единственного пути обеспечения общего доступа к устойчивой энергии в развивающихся странах, особенно в Африке, признаётся развитие возобновляемой энергетики. Такое игнорирование традиционной энергетики, формирующей базу энергопотребления в мире, было продемонстрировано на заключительной сессии конференции, на которой один из выступающих объявил о "начале конца эры углеводородного топлива". Дальнейшее развитие подобного дискурса нежелательно для стран-экспортёров углеводородов, включая Россию; на будущее целесообразно отслеживать такой дискурс и, по возможности, влиять на формулировки. В качестве площадки для защиты своих интересов можно использовать положение преамбулы соглашения, признающее, что стороны могут терпеть ущерб не только от изменений климата, но и от ответных мер |ТССС/СР/2015/Ь.9: 20]. Это положение, инициатором которого стала Саудовская Аравия, перспективно в плане компенсации за падение доходов от нефти вследствие внедрения ВИЭ.

Рыночные механизмы

Немалая интрига стояла за вопросами нового формата углеродного рынка в рамках соглашения. Съехавшиеся на конференцию мировые "торговцы воздухом" нетерпеливо ожидали ответа на вопрос: будет ли новый рынок или нет? Позицию самых опытных из них представляла Международная ассоциация торговли эмиссией (1ЕТА), продвигавшая идею единого глобального рынка с едиными правилами для всех. Обсуждалась идея т.н. "совместной митигации", при которой между странами торгуются единицы абсолютного сокращения выбросов, с передачей национальных сокращений от одной страны другой. По сути, создается перспектива механизма, аналогичного ст. 17 Киотского протокола, предусматривающей торговлю национальными лимитами между странами, находящимися в режиме абсолютных сокращений выбросов. В итоге в соглашении предусмотрена "международная пере дачи результатов митигации" на добровольной основе. Подобный формат создаёт перспективы торговли между развитыми странами, в то время как развивающиеся страны выступили за свои схемы участия. Их интересы обсуждались в форматах проектных механизмов, схожих с т.н. проектами чистого развития (ст. 12 Киотского протокола), предусматривающими платежи развивающимся странам в рамках проектов сокращения выбросов. Тем не менее детального подхода к подобному механизму конференция так и не предложила: разработка вопроса перенесена в рабочие органы РКИК ООН (конкретно - 8В8ТА (Вспомогательный Орган РКИК по научно-техническому содействию). В соглашении и решении конференции фигурируют только общие принципы, на основании которых будет строиться новый механизм:

(а) добровольность участия каждой стороны;

(б) реальные, измеряемые и долгосрочные результаты с точки зрения сокращения выбросов;

(в) сокращения выбросов, дополнительные к тем, которые были бы достигнуты при ином сценарии;

(г) верификация и сертификация сокращений выбросов силами уполномоченных организаций (designated operational entities);

(д) использование опыта и уроков применения существующих механизмов в рамках РКИК ООН и её инструментов.

Важным моментом является положение о том, что новый механизм должен обеспечивать общее снижение глобальных выбросов. Под "инструментами РКИК ООН", упомянутыми выше, в тексте завуалированно подразумевается Киотский протокол, и принципы, изложенные в решении, напоминают ст. 6 и 12 КП (проекты совместного осуществления и проекты чистого развития). Принятие правил, модальностей и процедур нового механизма предполагается на первой Конференции сторон РКИК, служащей Совещанием сторон соглашения. На ней же намечено принятие решений по деталям организационной структуры, призванной курировать новый механизм (её создание решено соглашением).

Не удалось изгнать из текста соглашения пункт о т.н. share of the proceeds (доли с операций), которую участникам новой системы торговли придётся платить в адрес наиболее уязвимых (читай - бедных) стран. Это положение - наследство ст. 12 Киотского протокола - проектов чистого развития, в рамках которых проводились такие платежи. Теперь этот абсурдный пункт будет распространяться на всю новую систему торговли.

Трансфер технологий

Немало дискуссий на конференции вызвала тема трансфера технологий, на расширении доступа к которым настаивал Китай, поддерживаемый "Группой 77" (развивающиеся страны). Основной пункт преткновения - вопрос о правах на интеллектуальную собственность - в текст соглашения не вошёл, однако развивающимся странам удалось сохранить связку между технологическим трансфером и соответствующим финансированием (что вызывало возражения ЕС, США и Японии). В итоге основные принципы действий в данной области сводятся к следующему:

(а) проведению и обновлению оценок потребности в технологиях, а также усилению результативности этой работы, включая планы действий в области технологии и проектные идеи, реализуемые в коммерческих проектах, годных для банковского финансирования;

(б) предоставлению усиленной финансовой и технической поддержки выполнению результатов оценок потребности в технологиях;

(в) оценке технологий, готовых к трансферу;

(г) укреплению среды для развития и трансфера экологически чистых технологий и преодоления соответствующих барьеров.

Не прошло и предложение развивающихся стран о создании отдельного технологического механизма в рамках соглашения; было решено использовать уже действующие в рамках РКИК ООН механизмы, включая Исполнительный комитет по технологиям и Центр и Сеть климатических технологий (Technology Executive Committee and the Climate Technology Centre and Network), на которые возложена ответственность за данную тематику.

Вопросы соблюдения соглашения

Вопросы соблюдения Парижского соглашения - предмет особого внимания. Соглашением предусмотрен механизм соблюдения, в основе которого - комитет, составленный из экспертов. Его работа будет определяться процедурами и модальностями, которые будут приняты на первой Конференции сторон РКИК, служащей Совещанием сторон Парижского соглашения. Несмотря на заявленный ненаказую-щий способ действия, основанный на учёте национальных обстоятельств сторон, такой формат не гарантирует беспристрастных оценок и создает нишу для произвольных, предвзятых толкований национальных усилий. Чтобы избежать этого, целесообразно участие в данном комитете представителя России или как минимум одного-двух союзных или лояльных к ней стран.

Процедурные вопросы

Процедура вступления соглашения в силу предусматривает, что депозитарием соглашения является Генеральный Секретарь ООН; соглашение остаётся открытым для подписания с 22 апреля 2016 г. до 16 апреля 2017 г. При этом 22 апреля 2016 г. предполагается проведение в Нью-Йорке церемонии высокого уровня по подписанию соглашения. Само соглашение вступает в силу после подписания его странами, ответственными не менее чем за 55% глобальных выбросов (аналогичный порядок был принят для Киотского протокола). Признаётся, что до вступления соглашения в силу стороны могут опираться на его положения на временной основе.

С принятием Парижского соглашения истекают полномочия Дурбанской специальной рабочей группы по усиленным действиям (Ad Hoc Working Group on the Durban Platform for Enhanced Action); взамен её создаётся специальная рабочая группа по Парижскому соглашению (Ad Hoc Working Group on the Paris Agreement), в задачу которой входит подготовка соглашения к вступлению в силу и подготовка первой сессии Конференции сторон РКИК, служащей Совещанием сторон Парижского соглашения. Работа специальной рабочей группы по Парижскому соглашению начинается в 2016 г., её сессии будут синхронизированы с сессиями вспомогательных органов РКИК ООН.

Соглашением признано, что все действующие структуры конвенции (секретариат и вспомогательные органы) будут также соответствующими органами по данному соглашению. Конференции сторон РКИК ООН будут служить также Совещанием сторон Парижского соглашения.

* * *

Если посмотреть на процесс глобальных переговоров по климату с точки зрения геополитической, то последние лет 15 своеобразной доминантой здесь было противостояние США и Китая. Собственно говоря, первым сигналом стал выход США из Киотского протокола в 2001 г., который Штаты мотивировали тем, что без участия Китая и Индии в режиме абсолютных сокращений выбросов не видят для себя смысла участвовать в этой конструкции. С тех пор США не оставляли попыток вовлечь Китай в ту или иную политическую схему, ограничивающую его национальные выбросы. Китай же, официально объявив себя развивающейся страной, принял на себя выигрышную роль главного борца за право всех развивающихся стран на неограниченные выбросы парниковых газов. Штатам, официально поддерживаю-

щим гипотезу антропогенного потепления, а следовательно, и исторической ответственности за него развитых стран, нечего было противопоставить китайской логике (единственным спасением в этой ситуации был бы отказ от антропогенной версии потепления, но на него США в итоге не пошли, ограничившись бессодержательной перебранкой с Китаем, прорвавшейся в канун Копенгагенской конференции и в ходе её). Дальнейшие действия США в сущности сводились к поискам приемлемой схемы выхода из режима конфронтации без потери лица. Растянув свои маневры на целых пять лет, Штаты в ноябре 2014 г. заключили с Китаем Соглашение о сотрудничестве в области климата, признающее право Китая на неограниченный рост выбросов и обязанность Америки по их абсолютному сокращению. Эта капитуляция, как обычно, выданная Штатами за свой колоссальный успех, сняла последнее стратегическое препятствие на пути к новому глобальному аккорду. Парижское соглашение, по сути, стало легитимацией этого провала США и первой серьёзной победы Китая в форматах глобального мироустройства, в полном соответствии с установками съездов КПК, поставивших перед китайской дипломатией задачу доминирования в этих форматах.

Поэтому созданная в Париже система "двух треков", содержательно разных, но формально объединённых общей конструкцией, является проекцией американо-китайского соглашения, признающего равноценность таких разных вкладов, как абсолютные сокращения и снижение карбоноемкости ВВП при их фактическом росте. Доводы здравого смысла о неравноценности и даже несопоставимости таких разных типов вкладов для удобства переговорного процесса были отложены в сторону; очевидная угроза того, что этот момент со временем станет предметом острых разногласий, не была принята во внимание. Тем самым развивающимся странам был дан карт-бланш на неограниченное увеличение выбросов. А если учесть, что на развивающиеся страны уже сейчас приходится основная часть выбросов в мире, и их доля постоянно растёт, ситуация на 15-20 лет вперед прогнозируется без труда. Общие выбросы в мире будут расти, и усилия развитых стран по сокращению их у себя не смогут компенсировать их рост в странах развивающихся.

И это, в свою очередь, ставит под сомнение основную заявленную цель соглашения: стабилизацию глобальной температуры к 2100 г. в пределах не выше 2 градусов Цельсия по отношению к доиндустриальному периоду (XVIII в.). Собственно говоря, сама эта цель изначально вызывала вопросы: а почему, собственно, в пределах двух градусов всё будет нормально, а за ними - начнутся бедствия и катастрофы? Особенно если учесть, что с доицдустриальных времен температура уже повысилась на 0,86 градуса, и речь цдёт уже об одном градусе с небольшим. Картинки и страшилки, разработанные под заказ компьютерными модельерами, не убеждают, а исторический опыт человечества свидетельствует о том, что подобные "ужасные" повышения температуры человечество проходило сравнительно недавно (со времен Древнего Рима пройдено как минимум несколько циклов похолодания, в ходе которого, например, замерзала Темза, и потепления, в ходе которого в Шотландии выращивали виноград).

Появление в соглашении абсолютной температурной цели - признак тревожный, свидетельствующий о потере человечеством адекватного понимания своего места на планете и своих возможностей. Регулировать глобальную температуру, динамика которой определяется прежде всего природными циклами, - это задача не по силам homo sapiens. Антропогенный вклад в потепление не настолько велик, чтобы, изменяя его, можно было бы серьёзно влиять на температуру на планете.

Впрочем, и сами переговорщики на конференции не верили в осуществимость 2-градусной цели: об этом говорят сводные анализы представленных странами N00. Совокупные выбросы стран к 2030 г., заявленные в этих документах, составят не менее 60 млрд тонн СО2-эквивалента. А глобальный уровень выбросов, необходимый (согласно разработанным моделям, корректность которых еще предстоит оценить) для сохранения 2-градусного порога, составляет 40 млрд т. При такой динамике те же модели предсказывают повышение температуры на планете к 2100 г. на 2,7 - 3,5 градуса по сравнению с доиндустриальным периодом. Что, безусловно, не удастся проверить большинству ныне живущих - в этом удобство прогнозирования на 85 лет вперед.

Что касается нашей страны, то, несмотря на как бы нейтральный характер Соглашения и принцип принятия обязательств "снизу вверх", его нельзя назвать абсолютно безопасным документом. Как уже упоминалось, потенциальные риски для России содержатся и в принципе постоянного повышения "амбициозности" обязательств, и процедуре оценки выполнения "независимыми" экспертами (их объективность во всех областях - от прав человека и до спортивных результатов - слишком хорошо известна). Взрывоопасная ситуация заложена и в принципе "климатической справедливости", который в соглашении никак не истолкован, но его интерпретация развивающимся странами - главными его инициаторами хорошо известна. Речь идет о равном доступе каждого живущего на Земле человека к атмосферному кислороду и равном праве всех людей на выбросы парниковых газов. Отсюда рукой подать до равного права на территорию и до соответствующих территориальных претензий под личиной "справедливости". Особенно учитывая возросшую роль в климатических переговорах такого традиционного сторонника "географической справедливости", как Китай. При таком подходе России нельзя расслабляться - ей может быть отведена роль первой мишени. Поэтому особое внимание нашей страной должно быть уделено ходу "доведения" соглашения до стадии рабочих документов на уровне вспомогательных органов РКИК и рабочих органов соглашения, с тем чтобы не допустить развития потенциальных угроз до реальных.

Такая задача вполне по силам российской дипломатии, которой удалось на Парижской конференции добиться снятия немалого количества неприемлемых для России пунктов. В частности, значительные риски для нашей экономики несла заложенная в проекте соглашения идея углеродного налога, которым в обязательном порядке предполагалось обложить выбросы во всех странах мира. Причём по замыслу инициаторов (следы которых ведут к Всемирному банку) ставки этого налога по всему миру должны быть одинаковы - возможно, для создания унифицированных стимулов к декарбонизации. То, что один и тот же размер налога может по-разному влиять на экономику различных стран, отраслей и производств, почему-то никто учесть не догадался. Любые попытки примерить такую нагрузку на экономику России, с её кризисным состоянием и дышащим на ладан реальным сектором, приводят к неутешительным выводам. При нынешних выбросах в 2,8 млрд т и ставке налога в 15 долл. за тонну (предлагаемую некоторыми сторонниками этой идеи) речь идёт об изъятии из бюджета страны 42 млрд долл. (3,6 трлн руб.) ежегодно. Где в бюджете возьмется такой объём, непонятно, как непонятно, на что эти средства пойдут. По мнению развивающихся стран, традиционно поддерживающих идею новой глобальной дани в свою пользу, вопрос об адресате не стоит: конечно, это они. Нужно ли это России в её непростой экономической ситуации - вопрос, вряд ли требующий долгого обсуждения. К счастью, в текст соглашения эта цдея не прошла.

В целом, несмотря на рекордное участие высших руководителей мировых держав, Парижская конференция вряд ли может претендовать на роль исторического события. И тем не менее, не стоит говорить, что "гора родила мышь". Парижское соглашение фиксирует серьёзные перемены в формате мировых усилий в области изменения климата. Новая картина, новое видение - это окончательный отказ от попыток ввести ограничения выбросов для всех, без которых, по мнению ряда экспертов, невозможно говорить о каком -то влиянии на температуру планеты. Поэтому само соглашение можно рассматривать как попытку сохранить хорошую мину при плохой игре. Отказавшись от единых рамок полигики, Соглашение определяет каждой группе стран свой путь и свою траекторию. Развитым - снижать выбросы, развивающимся - наращивать. Прикрыть этот разброд фиговым листком декларируемой цели ограничения глобальной температуры вряд ли удастся: слишком велики и очевидны расхождения между целью и средствами. Не случайно поэтому в тексте соглашения, как ни в одном другом документе ООН по климату, уделяется внимание адаптации, которая стала направлением не менее актуальным, чем собственно снижение и ограничение выбросов. Что, безусловно, является признаком здравого смысла. В отличие от нереального "замаха" на снижение температуры путём сокращения эмиссии, адаптация - абсолютно необходимая мера в условиях идущего потепления. Рамки же Соглашения позволяют в перспективе, не отказываясь от привычного устрашающего климатического дискурса (а вдруг ещё пригодится?), снизить уровень реальных затрат на проблематику и создать условия постепенного отхода от темы или переключения задач на что-либо более адекватное - ту же адаптацию, например. Поэтому, нося отчётливо промежуточный характер, Парижское соглашение в целом обеспечивает ведущим глобальным игрокам свободу рук, дающую в будущем возможность корректировать форматы и конструкции глобальных усилий в очень широких пределах, что, очевидно и требуется в нынешний период общей политической нестабильности в мире.

Список литературы

United Nations Framework Convention on Climate Change. Conference of the Parties. Twenty-first session. Paris, 30 November to 11 December 2015 Document FCCC/CP/2015/L.9

References

United Nations Framework Convention on Climate Change. Conference of the Parties. Twenty-first session. Paris, 30 November to 11 December 2015 Document FCCC/CP/2015/L.9

Results of the UN Paris Climate Conference 2015

Author. Roginko S.A Ph.D., Head of the Center for Environment & Development Studies, Institute of Europe, Russian Academy of Sciences. Address: 11-3, Mokhovaya st., Moscow, Russia, 125009. E-mail: roginko@bk.ru

Abstract. The article analizes the results of the Paris UN Climate Conference, that took place in December 2015 and became an important step in creating the format of global Climate Change efforts. The author, who participated in this Conference as an official Russian delegation expert, shares his vision of the key components of the new construction, created by the Paris Agreement, adopted by the Conference. Analysis is focused on the new features, brought by the Agreement to the climate world order, its geopolitical aspects and potential benefits and risks for the leading global players including Russia.

Keywords: Climate Change, Paris Agreement, Kyoto Protocol, Adaptation, Mitigation, Greenhouse Gases, Capacity Building, Technology Transfer, Financial Aid.

DOI: http://dxdoi.org/10.15211/soveurope320164252

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.